Форум » Излучинск » Казармы. Комната 318 » Ответить

Казармы. Комната 318

Mr. 9/06: За немного обшарпанной дверью комнаты 318 находится небольшое помещение, дальний правый угол которого был выбран спальным местом на две персоны - Тобиаса и Наву. На полу возле кровати стоит стопка книг, на которую опирается пара вакидзаси, на стене висит потрет Фрейда, нарисованный вампиршей. Далее по стене стол, на котором лежат две "Анаконды", и два стула, на спинки которых небрежно наброшена одежда. У противоположной стены нашли своё место ещё один стол, немного большего размера, хранящий на себе ещё одну стопку книг и настольную лампу, и наскоро сбитый из разношерстных досок шкафв котором хранится несколько образцов огнестрельного оружия, привезённые Тобиасом "на всякий случай". Также на стенах прибито несколько полок, преимущественно пустых, занятых всяким хламом или служащих для цепляния вешалок с одеждой. Под окном, прямо напротив входа, стоит тумбочка, в которой хранятся всякие нужные по хозяйству вещи. Над окном висит занавеска из плотного материала, которая, будучи опущенной в дневное время суток, не пропускает в комнату свет.

Ответов - 37, стр: 1 2 All

Nava: Здание наводило на мысли о старом прогорклом спагетти, из которого уже не получится другого монстра кроме как чего-то родственного зомби и совсем не летающего. Слово, ни о готике, ни о вулкане пива нельзя было думать в этом здании - по крайней мере, у Навы не получалось. Казармы угнетали и подавляли. Потолок только поддерживал общий настрой - пятна плесени явно были тайными письменами, которые, без сомнения, состояли целиком из цитат откровения Иоанна Богослова. С другой стороны, во время Геены обещали хотя бы тепло, что уже радовало. С третей стороны, до прибытия сюда было еще холоднее, так что грех было жаловаться. Вампирша улыбнулась. Грехи и Иоанн Богослов наводили на совершенно определенные ассоциации. Поплотнее закутавшись в колючее старое одеяло, девушка обратилась к теоретически находящемуся неподалеку Тобиасу: - Там еще осталась мне еда? Или опять спать ложиться на голодный желудок?

Mr. 9/06: Тобиас заворочался на своей половине искусственно полученной - методом сдвигания - двуспальной кровати. Он никак не мог поверить, что они всё-таки притащились в эту чёртову тундру, в этот не менее чёртов барак, который настолько безудержно напоминали ему молодость, что он прибил на дверь табличку "318". И всё потому, что труба зовёт. Зато теперь можно было пропить все деньги, которые он накопил на постройку личного домика где-нибудь в тихом и отдалённом месте, где никакие нежелательные гуманоиды не потревожат его, как оказалось, не очень-то спокойную пенсию, на которую ему положено было ещё в 38, как военному врачу и убиватору, прошедшему тысячи горячих точек, запятых и прочих смайликов мировых революций, гражданских войн и мафиозных разборок. Холмс приподнялся на локте и начал искать взглядом часы, которые, вообще говоря, должны были быть на руке, раз назывались наручными, но в силу некоторых обстоятельств могли оказаться напольными, настенными, натумбочными, наснежными и даже общетундрового пользования. Не найдя их и убедившись, что за окном темно, как впрочем и почти всегда, он не смог вспомнить, чтобы у Навы были часы, и посему авторитетно заявил: - Знаешь, сейчас уже очень поздно. Ты растолстеешь, если будешь есть перед сном. И я вообще-то не понимаю, почему тебе не спится. Ты бы вон, как медведи, лапу в рот и баиньки, я бы тебя будил, когда надо. И еда, и сон, и всё такое. - он опять откинулся на подушку, - Ладно, иди сюда. Только не убей меня. И в кому мне бы тоже не хотелось. И вообще, там вон где-то телепаты живут недалеко. Ты можешь и их, ради разнообразия, иногда есть. Будешь предметы двигать взглядом. Тапки например. Или часы мои внутренним взором по окрестностям искать.

Nava: - Ты что, дурак? Я не буду есть телепатов, я и так телепат и все это умею. А есть перед сном надо, иначе я в один прекрасный вечер не смогу проснуться, а потом провалюсь в торпор, а потом меня разбудят, и я буду бешеная, и всех убью - оно тебе надо? Убежденная своей пламенной речью, вампирша решительно перелезла через лежащего рядом и не менее решительно направилась к окошку, за которым на ржавом и потрепанном суровыми погодными условиями гвозде висел пакет. Пакетов с кровью в пакете не оказалось. Путешествие было коротким, но неприятным - несколько шагов по холодному линолеуму босыми ногами и сквозняк заставили Наву ускорить свои действия и поскорее вернутся в кровать. Разочарованная суровой действительностью, девушка вернулась на кровать и укуталась в колючую ткань. В конец концов, и одеяло, и Тобиас были колючими и теплыми, но одеяло по крайней мере не хотелось укусить. Перспектива выковыривания ниток из зубов отнюдь не вдохновляла. - Ладно, завтра еще проснусь, а там и посмотрим.

Mr. 9/06: Девятый вздохнул, поднялся с кровати и, вздрагивая от внезапно накатившей прохлады, опустил занавеску, закрепив её у нихней части оконной рамы. Он всё-таки надеялся, что мир за оставшиеся до рассвета несколько часов не рухнет, и солнце встанет, что может очень плохо сказаться на его сожительнице. Вернувшись на нагретое место, он придвинулся по-ближе к вампирше, лежавшей к нему спиной, и обнял её, прижавшись лицом к волосам. - Кончились бладпаки? - тихо спросил Тобиас, после чего громко чихнул из-за щекотавших нос волос Навы, - Связывай их в хвост что ли. Если я умру от недостатка кислорода, то тебе всё-таки придётся есть телепатов.

Nava: Собрать волосы в хвост означало лишить свою шею надёжной и мягкой теплоизоляции. Но окроплять свои и без того повидавшие виды большим количеством чужой ДНК было делом не благим. Кровать негодующе скрипнула, когда вампирша села на ней. Собирать волосы в хвост лёжа не представлялось возможным, да и к тому же в процессе вполне можно было нечаянно ударить локтем лежащий рядом источник тепла. Резинок и прочих парикмахерских излишеств неподалёку не было, а лезть куда-то было холодно, и Нава попросту завязала волосы в узел. - Кончились. Надо было больше с собой брать... ума не приложу, где их здесь раздобыть.

Mr. 9/06: Приподнявшееся вместе с вампиршей одеяло заставило Тобиаса вздрогнуть от холода. Он открыл глаза и с трудом различил в темноте силуэт девушки, собирающей волосы в узел. Когда она закончила и легла на своё всё ещё тёплое место, Девятый приподнялся на локте и стал вглядываться в лицо Навы, в то же время рукой он забрался под свитер и начал пальцами водить по её животу, который казался особенно холодным в этом согретом маленьком мире, заключённом под жёсткой тканью пледа. - Ничего, сможешь местных поедать. С тутошними вампирами уж как-нибудь разберёмся, если они тут вообще есть. Тем более, если Кандид всё-таки придёт. Он бы наверное смог тебе подсказать, где тут что и как. - рука, держащая голову, начала затекать, но желание смотреть на девушку пусть даже и в темноте было сильнее. - А ты бы хотела вернуться обратно в Амстердам? Неплохо ведь жили. Больница, правда, скучная, но платили хорошо. - Он всё-таки опустился на подушку, совсем рядом с лицом вампирши, почти касаясь её носом - Квартиру бы нашли, благо с этими твоими гипнотическими штучками можно опять задаром жить. За окном загудел ледяной таёжный ветер и Тоби невольно подумал, что прямо сейчас его не то что обратно в Голландию не заставишь ехать, но даже ноги с кровати спустить.

Nava: Лежать на собственном тугом узле волос было неудобно. Нава поборола искушение вцепиться в шею фактически нависающего над нею Тобиаса, и перевернулась на другой бок. - Ну не знаю, здесь по крайней мере меньше амбициозных мужчин... и женщин... хотя, я там, конечно, разъелась на таких харчах. В самом деле, удивительно, что не растолстела. Вампирша уже несколько лет была мертвой и дышать не дышала, так, разве что для разговоров или воплей вдыхала, но в жизни и не-жизни каждого существа бывают моменты, когда это существо горестно вздыхает. Нава горестно вздохнула. Есть хотелось. Живот, секунду назад истязаемый чужими пальцами, заурчал. - Приучилась хорошо есть... черт знает, как теперь отвыкать.

Mr. 9/06: В принципе, Тобиас уже привык к таким вздохам. Он знал, что это значит и чем это чревато. В свою очередь издав не менее горестный вздох, он расстегнул верхние пуговицы на рубашке, в которой спал, и размял затёкшую шею, огласив тихую, тёмную комнату громким хрустом. - Ладно, не мучайся. Мне не жалко, иначе зачем эти чёртовы органы её вырабатывают, очищают, насыщают и прочее? - он лёг на спину и повернул голову в сторону стола, зацепившись взглядом за очень слабо поблёскивающую в темноте лампу. - Ну дальше ты знаешь, что делать. Всё равно мы тут задницы просиживаем, кросс мне не бежать, да и не смог бы я. Кусай. Только нееежно.

Nava: Нава не шевельнулась, целиком и полностью проигнорировав такое щедрое предложение. С Тобиаса сталось бы нацарапать на себе ручкой "Help yourself". Вот уж действительно, помоги себе сам. Не то чтобы есть не хотелось, наоборот, очень даже. Но состояние было далеко не критичным, а раз так, лучше оставить доктора про запас. Кроме того, а вдруг он станет меньше греть, если из него кровь выпить? С другой стороны, самой вампирше станет хорошо... хотя и на очень недолгое время. Нет, определённо стоило не спешить. В конце концов, какого черта потомок сиятельного Малкава должен вот так не лету хватать чужие подачки? Нет уж, когда унтеру захочется есть, она будет есть сама. Сколько хочет, а не сколько может. И не думать о том, когда надо остановится и что надо оставить на потом. Лучше уж голодать, чем вот так, по кусочку. Девушка устало прикрыла глаза. Плесень на стене внезапно стала раздражать, равно как и тусклое освещение. Одеяло неприятно кололо кожу даже сквозь одежду. Здешний быт отнюдь не способствовал обретению спокойствия и душевного равновесия.

Mr. 9/06: Тобиас полежал ещё немного в том же положении, ожидая хоть какой-то реакции, но так ничего и не дождавшись, вздохнул, застегнул рубашку и натянул одеяло по-выше. Возникшее молчание начинало действовать ему на нервы, хотя он даже не понимал, почему Нава не захотела есть, несмотря на то, что десять минут назад об этом своём желании прямо заявила. "Обиделась? Заснула? Передумала?" - проносились в голове догадки. Невесёлые рассуждения пробудили в нём какое-то непонятное раздражение и желание покурить. Он очень не любил не понимать сути происходящего, а переспрашивать ещё раз не хотелось, да и смысла особого не было, поэтому, нацепив тапки и нашарив на столе пачку сигарет и зажигалку, он начал в темноте искать костыль, без которого дальнейшее продвижение было не очень-то возможным, но поиски никак не приносили результата. В темноте комнаты, куда из-за занавески не попадал даже скудный лунный свет, он не мог и собственную вытянутую руку различить, не то что палку, которая вполне могла упасть за кровать или тумбочку.

Nava: Освободившееся на кровати место тут же было монополизировано полноправной ныне владелицей одеял и простыней, в которые она, владелица, и укуталась. Укрепившись таким образом в тепле и спокойствии, вампирша стала задумчиво созерцать окружающий её мир. Мир был тусклым и, благодаря Тобиасу, суетливым, хотя теперь ещё и более холодным. Возня напарника раздражала и мешала думать о вечном. Секунду понаблюдав за мужчиной, Нава сообразила, что он ищет свою трость, об которую девушка уже сегодня успела споткнутся и, как следствие, упала, больно ударив колено и металлический каркас кровати. С этим безнадёжным процессом требовалось что-то делать. Унтер проворно подползла к другому краю кровати и, свесившись, вытянула из-под импровизированного лежбища злополучную палку, которую молча протянула доктору.

Mr. 9/06: После нескольких минут поиска Тоби наконец-то догадался включить настольную лампу, которая тут же осветила неярким жёлтым светом неказистый интерьер и выхватила из темноты фигуру свесившейся с кровати вампирши, закутанной в несколько одеялок. Взяв у неё трость и тихо сказав "Спасибо", Девятый поковылял к выходу, громко стукая костылём по полу. Прикрыв за собой дверь, он захромал по коридору к выходу, возле которого он организовал себе импровизированное место для курения, притащив туда два старых ведра, одно из которых, будучи поставленным вверх дном, служило ему стулом, а второе - пепельницей. Мысль о курении в комнате он сразу же прогнал, потому что окна не открывались из соображений теплоизоляции, и дыму просто некуда было деваться. От двери невыносимо тянуло холодом по ногам, на которые он забыл надеть тёплые шерстяные носки, оставшиеся сушиться на батарее, поэтому, прикончив от силы треть сигареты, он направился обратно. Когда Тоби вернулся в комнату, ему показалось, что Нава уже задремала, укутавшись во всё, во что можно было укутаться, поэтому он выключил лампу и постарался как можно тише примоститься рядом и прикрыть краем одеяла хотя бы коченеющие ноги.

Nava: Для чутко дремавшей вампирши "как можно тише" в исполнении Тобиаса означало не только разбудить Наву, но и перебудить всех спавших на данный момент слушателей радио малкавиан мэднесс нэтворк. Разбуженная Нава поморщилась, выслушивая ругательства на разных языках. Впрочем, некоторые были весьма занимательными, особенно английская ругань с итальянским акцентом. Еще более радующей была сама идея звуковой конспирации доктора. Кровать под весом тихо прилегшего мужчины прогнулась так, что закутанная в кокон одеял и от того цилиндрическая сверх меры Нава просто скатилась под бок Тобиасу. Действительно, если бы последний так не скрипел кроватью, вампирша ни за что не заметила бы его присутствие. Тем не менее, возвращение источника тепла обрадовало унтера, и она даже забрала этот источник к себе поближе, под одеяло. По крайней мере, попыталась забрать, что было не так уж и просто, ведь сначала надо было самой выбраться из тканевого плена, но после непродолжительной, хотя и ожесточенно борьбы цель была достигнута - вампирша обняла теплого, хоть и остывшего, доктора.

Mr. 9/06: Девятому сразу стало значительно теплее и уютнее, так как теперь он чувствовал боком упругую грудь вампирши. Он, наверное, даже мог бы сказать, что ему стало весьма хорошо, но произносить это вслух смысла не было. Вместо этого он просунул свою руку Наве под спину и притянул за талию ещё ближе, так чтобы её голова лежала у него на плече, после чего свободной рукой укрыл её одеялом чуть ли не по самый нос и подоткнул край одеяла под унтера, чтобы не дуло от стены. В результате получился весьма качественный свёрток, в котором очень быстро перестал чувствоваться наружный холод. - А можешь чуточку отживеть? А то от одного меня под одеялом нескоро тепло станет, - Тобиас искоса посмотрел туда, где его плечо ощущало присутствие Навы. - И вообще, выглядеть живой - это полезно. Если войдёт в привычку, то никто не будет шёпотом спрашивать у меня в магазине "А почему эта девушка не дышит?"

Nava: Факт нарушения конспирации окрасил румянцем щеки и сделал малиновыми уши унтера. Даже когда у неё была зашит рот, она и то не так часто давала кому-либо повод заподозрить себя в нечеловеческой природе. Да и как можно подозревать в этом юное создание с копной рыжих солнечных волос? Ну, не считая моментов когда голодная Нава носилась по улицам за очередной неудачливой жертвой-клиентом, мимо чьего горла она умудрилась промахнуться в первые несколько минут знакомства. Чего и говорить, Прорицание и фиолетовые фары-глазищи только усиливали подозрение. Тем не менее, малкавиан не помнила, чтобы она в таком состоянии бегала по магазинам - так, пробегала мимо парочки круглосуточных супермаркетов, но внутрь-то не забегала, так что кто-то на этой кровати её обманывал - либо доктор, либо память. Так как с памятью ничего нельзя было сделать, девушка обратила свой гнев на Тобиаса - ощутимо укусила за плечо, на котором лежала, и слизнула выступившую кровь. И сразу потеплела.

Mr. 9/06: Девятый даже вздрогнул, когда ощутил укус и последовавшее за ним касание языком. Его это не капли не расстроило, тем более, что это не самое страшное, что могла сделать вампирша с его и без того покалеченным организмом, и Тобиас решил, что пришло время удивиться и Наве. Он запустил всё ещё ледяные после курения на морозе пальцы ей под свитер и провёл ими по коже вдоль позвоночника, в надежде, что это заставит унтера понять, что не одна она в этой кровати способна на внезапные трюки. А добравшись до резинки тёплых пижамных штанов, он оттянул её и отпустил, добившись характерного щелчка. Чего от вапирши ожидать теперь, он понятия не имел.

Nava: Внезапные трюки произвели только один эффект - и явно не тот, на который были рассчитаны. Наве второй или третий раз за эту ночь стало стыдно. Почему этот старый, старше её едва ли не в три раза, уже почти дед, должен мерзнуть, а она, молодая и к тому же вампирка, должна греться об него просто потому, что ей лень что-то самой делать? В конце концов, этот инвалид уже не раз спасал и её не-жизнь в особо солнечные дни, и остатки её рассудка в особо голодные ночи. Могла ли унтер что-либо сделать в благодарность? По всей видимости, нет, ведь вампиры не особо созданы для созидания. Ну, то есть был, конечно, вариант, но о нем девушка старалась не думать. С другой стороны, её не раз навещала мысль сделать Тобиаса вампиром. Подумаешь, хромой будет, зато пулевое ранение ему ничего не сделает. Но вот кто тогда будет днем следить за малкавианским бездыханным трупом? Или, может быть, для гарантий сделать доктора гулем? Этот вариант был едва ли не соблазнительнее предыдущего, но Нава не спешила с решением, ведь напарник был вкусным и без малкавианской крови. Вдруг что-то испортится? Вряд ли стоило нарушать рецептуру, раз сухпаек, источник тепла и хранитель тела был и без того достаточно лоялен. Девушка извернулась и сцапала чужие холодные руки, которые секунду спустя прижала к своему теплому еще животу и для верности сверху накрыла своими руками. Хорошо было бы еще и растереть, но ткань свитера и под одеяльная теснота несколько мешали этому процессу.

Mr. 9/06: Девятый в который раз за ночь удивился поведению вампирши, но приятно удивился. Убедившись, что это не внеочередная подлянка, а действительно этакий жест доброй воли, Тобиас решил не портить ситуацию какими-нибудь неприятными действиями и, подождав, пока пальцы, укрытые неожиданно заботливой девушкой, отогреются, стал гладить её по животу, одновременно пытаясь не нарушать теплоизоляцию одеяла и плотнее прижиматься к унтеру, дабы ей было как можно теплее. Амплитуда поглаживаний постепенно увеличивалась, но свитер сильно ограничивал возможности по доставлению Наве приятных ощущений, поэтому Тобиас не торопился и делал всё возможное на доступной ему части.

Nava: Вампирша устало вздохнула. Постепенно холод уходил из-под одеяла, но одеяло продолжало неприятно покалывать даже сквозь плотную одежду, а чужие шевелящиеся конечности только растягивали ткань и таким образом усугубляли процесс покалывания. - Как жаль, что тебя нельзя укусить чтобы ты лишний раз не шевелился, а ведь в Амстердаме это была такая чудесная альтернатива сексу! Меня кормили и мне же еще за это доплачивали, - с улыбкой пробормотала Нава. Ей уже надоело держать чужие руки и тем более фиксировать их, и унтер избрала более радикальный метод фиксации - обняла рядом лежащего доктора так, что у того просто не оставалось пространства для каких-либо манипуляций с её животом.

Mr. 9/06: Тобиас подождал, пока вампирша снова уляжется, и переместил руки с живота на спину, но больше движений никаких не делал, следуя совету. Под одеялом воцарилось спокойствие, доктор почти согрелся. - Ну вообще, со мной ради разнообразия можно и говорить. Я как бы иногда внемлю мольбам и могу не мешать тебе спать своими робкими домоганиями. - он ненадолго задумался - а про твои похождения я тебе уже не раз говорил - кто на что учился. И от воспитания зависит, да. Я, вот, от своей больницы по всяким молоденьким поликлиникам не бегал. И каждый день, кроме выходных и отпусков, выполнял свой врачебный долг. - Девятый грустно вздохнул, - но вообще я по тебе скучал, когда приходилось одному засыпать. Ну ты хотя бы из машины не бегала, когда я спал. Ну, пока сюда добирались. Далеко бы ты на солнышке не убежала.



полная версия страницы