Форум » Излучинск » Железнодорожная станция "Излучинск-2" » Ответить

Железнодорожная станция "Излучинск-2"

Romero: Несмотря на такое название, мало кто знает, существует ли где-то поблизости "Излучинск" или хотя бы "Излучинск-1". И ещё меньше - почему единственную станцию, соединяющую городок с миром назвали именно так. "Излучинск-2" когда-то был узловой станцией, транзитной на длинном однопутном отростке большой железной дороги. Редкие пассажирские поезда делают на ней короткую остановку, выгружая почту, корреспонденцию, а иногда даже пассажиров, после чего устремляются дальше и, как поговаривают, выходят к БАМу. Перед платформой располагается небольшое одноэтажное здание вокзала с заколоченными окнами - билеты продают раз в неделю, да и то с рук. За станцией начинается путевое развитие, куда раньше отправляли товарные поезда - на разгрузку. Военный гарнизон расформировали, сортировочная зона обезлюдела, но на путях до сих пор стоят ржавые вагоны, локомотивы, а в ангарах кое-где можно встретить военную технику. Местные избегают даже упоминаний об этом месте, суеверно называя его не иначе, как "кладбищем поездов". [more][/more]

Ответов - 73, стр: 1 2 3 4 All

Romero: Кое-как взобравшись на платформу, Кандид судорожно вздохнул и огляделся. Светофоры показывали разрешающий сигнал, значит поезд ещё не прошёл. Сказав, что не отправится его встречать, вампир не соврал Наркому - поезд, как таковой, и люди в нём его интересовал мало. Важнее было то, что он вёз в себе. А точнее, за собой. Как-то раз, задержавшись до утра во время блуждания по зданию вокзала, Кандид невольно встретил прибытие поезда. Внутри сразу возникло восхитительно сладкое чувство. Чувство чужих ощущений, как вата, налипших на пышущий жаром состав. Да, люди по всему пути следования провожали его взглядами, что-то решали для себя, восхищались, завидовали пассажирам - и всё это, как к магниту, притягивалось бесшумными вагонами. И Кандид снимал эти ощущения, мысли с гофрированных боков, будто сливки с молока. Всё это хоть на немного, но облегчало давящую жажду. Невструев ещё раз в предвкушении посмотрел по сторонам, после чего ушёл в глухой угол платформы, где, под заснеженными и свисающими почти до земли ветвями деревьев его невозможно было заметить и с десяти шагов.

Шидо: Подъехавший поезд качнулся, остановившись около платформы, и Шидо сонно кивнула, посильнее закутавшись в куртку. Через пару десятков секунд, когда стало ясно, что движения дальше не предвидится и место назначения достигнуто, девушка сердито пробурчала что-то неразборчивое, подхватила сумку, едва не забыв приткнувшуюся в углу винтовку, и почти кубарем выкатилась на платформу. Холодный воздух мгновенно отрезвил и прогнал сон, и Шидо наконец смогла осмотреть пустую станцию. Не заметив ничего выдающегося, а только убедившись в том, что место - беспробудная глушь, девушка закурила, поправив воротник куртки, и стала ждать.

hapkom: Они опаздывали. Через заснеженные деревья пробился гул поезда, который поехал дальше, а это значило, что кто-то уже высадился. Нарком очень хорошо чувствовал чужое присутствие, причём незнакомое, но безопасное. Расстояние не мешало - помехи практически отсутствовали. Если не считать помехами снег, через который они пробирались. Небо потихоньку светлело над головой - это был ещё не рассвет, но было ясно, что ночь уже окончательно сдалась, напоминая о себе только висящим низко над горизонтом полумесяцем. Тропинка - а точнее просто небольшое углубление в ровном слое снега, вела их дальше. Нарком тщательно следил и за своей температурой, и за состоянием ученицы - в этот час ветер утих и вся природа замерла, скованная морозом. Не смотря на выпавший снег, который должен был хоть чуточку повысить показания термометров, потепления не ожидалось. Телепат сделал ещё один шаг, стараясь расчистить дорогу для идущей позади него ученицы. - Не устала? - спросил он, не оборачиваясь, хотя прекрасно знал и ответ Нели, и её текущее состояние.

Nelinella: - Я в порядке, - ответила Нелл. И правда, девушка ничуть не запыхалась и шла ровно - армейская подготовка давала о себе знать. - Кто-то приехал... Чужой. Мы сильно опаздываем? Краешек скупого зимнего солнца едва показался над верхушками деревьев, когда, после оередного поворота тропинки, перед ними открылась железнодорожная станция, на платформе которой стояла и курила девушка, одетая в куртку явно не по сезону. Похоже, приезжая никуда не торопилась, но Нелл ощущала ее раздражение и нетерпение, как у ребенка, который не дождался желанного подарка на день рождения, но надеется, что еще не все. - Она? - кивнула Нелинелла на незнакомку. - Я просто чувствую... кого-то еще.

hapkom: Нарком остановился и молча кивнул. - Нет, мы как раз вовремя, - опоздать в его понимании значило потерять вновьприбывшую. Но, она стояла тут, слишком требовательная к этому миру и посему не заметившая два тёмных пятна, за которыми тянулся след взрыхлённого снега. Телепат посмотрел на небо, посмотрел на край солнца, на лес. Да, кто-то ещё пришёл. И телепат слишком хорошо понимал, кто это. А секунду спустя почувствовал, зачем сюда пришёл вампир. Красная аура просветлела, словно кто-то добавил в кучу горящего мусора пару качественных поленьев. - Это Кандид, - улыбнулся он, поясняя ученице, - Пришёл ради поезда и сидящих в нём людей, а точнее - их эмоций. Знаешь... - он задумался, поглядев вновь на незнакомку, - Может ты сама её встретишь? Я верю, ты справишься. Только узнай у неё, кто она, откуда и что здесь будет делать. А потом передай кому-нибудь из наших, они её определят. Так что просто проводи её. И просканируй - хотел добавить он, но решил, что Нелл сама разберётся. - А мне надо будет с ним кое-что обсудить, - перед глазами на миг всплыла та самая стена пылающей уверенности, склеенная из зарождающегося отчаяния. Он пошёл параллельно путям, чтобы незнакомка не обращала на него внимания. Не оглядываясь, он прошептал: - Никак не можем спокойно посидеть без посторонних. Для телепатов одиночество - всегда роскошь. Выдохнув облачко пара, он со скрипом продолжил восстанавливать тропинку, приближаясь к красноватой ауре и краем глаза следя за рассветом.

Nelinella: "Последнее слово всегда должно остаться за ним..." - подумала Нелл, покачала головой и, поправив шапку, двинулась к незнакомке, осторожно сканируя ее. Увиденное не произвело особого ввпечатления - в Коалиции ученица телепата видела и не таких существ. Разве что... Озлобленность, недоверие, все черезчур, будто напоказ. Но и этого добра в КМ в последнее время было хоть отбавляй... Да, интересно, кто она такая и что тут делает. Сигнал? Может быть. Снег смешно поскрипывал под ногами - Неля так и не смогла привыкнуть к этому звуку. Осторожно приблизившись к новоприбывшей, полька еще раз поправила шапку и шарф, кашлянула, чтобы привлечь к себе внимание и сказала как можно более приветливо тоном профессионального экскурсовода: - Добро пожаловать в Излучинск! Могу я чем-то вам помочь?

Romero: На этот раз поезд привёз на себе совсем немного, но и этого хватило, чтобы ввести вампира в состояние блаженства, граничащего с невменяемостью. Как последний наркоман, Кандид просто стоял и смотрел единственным глазом в светлеющее небо, не замечая ни ушедшего состава, ни одиноко стоящую на перроне девушку. Ни даже подошедшую к ней... из транса вывело очень знакомое поле. Невструев медленно повернул голову в их сторону. Всё верно - там, почти на другой стороне, стояла ученица Наркома. Нелл, кажется... А лишние свидетели были вампиру совершенно ни к чему. А если придёт и сам капитан, то надо будет расплачиваться за керосин. А нечем. Оглянувшись по сторонам, Кандид бесшумно перемахнул через ограждение и, приземлившись на мягкий снег, побрёл прочь от станции. В лес. Домой.

Ольга: Ольга сползла со своей законной верхней полки и, закинув на плечо тяжеленную даже для неё сумку и из чистого мазохизма не желая воспользоваться телекинезом, грузно выползла на перрон. Голые руки и прикрытую одной только майкой грудь обдало текучим холодом - тонким зимним ветром. Ольга расправилась, огляделась: холод отрезвлял после сна. Мигом наметив потенциальных собеседников - попутчицу Шидо и ещё одну, красивую и миловидную, но не знакомую ей - из-за редкого, стоит полагать, - пребывания в штабе КМ, Ольга направилась к ним. - Доброй ночи тем, кого я не видела. Как я понимаю, конечная?.. Голос Ольги, низковатый, с шершавой хрипотцой, сразу после сна звучал ещё гаже.

Nelinella: Обернувшись на голос и прикрыв глаза от ветра, Нелл увидела не по погоде одетую девушку, которая была ей смутно знакома. Мягко просканировав и ее, полька безошибочно определила:"Свой". - Доброе утро, - отозвалась Нелл. - Вообще-то здесь далеко не конечная остановка, но... Все зависит от вашей цели... Ольга. Затем, понизив голос, она спросила, незаметно кивнув в сторону второй девушки, которая по-прежнему молча курила, не обращая внимания ни на Нелинеллу, ни на надвигающуюся непогоду: - Простите... А она случайно не с вами?

Шидо: Шидо наконец докурила и, сделав поворот на каблуках, развернулась к новопришедшим. - Значит тут есть еще кто-то, помимо неких странных субъектов.. - девушка чуть наклонила голову набок в приветственном жесте. - Вы встречающая?-высунувшийся из-под края платья кончик хвоста указал на Нелл. - Извините, я редко реагирую на что-либо, когда курю. Затем Шидо еще раз осмотрелась, по-кошачьи щуря глаза,и едва слышно вздохнула, увидев две новых дорожки следов на снегу.

Ольга: - Случайно мы попутчицы. Со мной, не со мной - не скажу... сложновато будет с идентификацией. Она потянула Нелл грубую татуированную руку с короткими ногтями, сцапала прелестную кисть собеседницы и слегка стиснула: - Будем знакомы. Моё имя, я вижу, Вы знаете. Как Вас зовут, позволено ли узнать?..

Nelinella: - Я Нелл. Нелинелла Данте, - представилась Нелл, слегка поклонившись, и, обернувшись к Шидо, ответила осторожно: - Смотря кого надо встретить. Мы вроде бы с вами незнакомы, но я не исключаю, что встречаю и вас тоже. Все зависит от вашей цели... Подняв голову к небу, Нелл поежилась и добавила, еще раз оглядев прибывших: - Сейчас начнется метель. Поэтому... разрешите вас проводить. Вас обеих. Просканировав девушек еще раз - все-таки она была недостаточно опытна в деле идентификации, как выразилась Ольга - Нелл пришла к выводу, что хвостатую попутчицу Ольги тоже следует проводить в военный городок. Вряд ли подобное существо прибыло в гости к родственникам в поселке... - За мной, - коротко скомандовала ученица и, круто развернувшись через левое плечо, потопала по тропинке, ведущей к гарнизону. Легкий ветерок, который кружил снежинки над платформой, грозил с минуты на минуту обернуться настоящим бураном, но полька не сомневалась, что капитан найдет дорогу. А сейчас следовало позаботиться об унтере и... новичке?

Шидо: -Да, кажется мне именно сюда.. - Шидо покружилась вокруг своей оси, полюбовалась получившимися следами на снегу и пару раз сжала руку в кулак. "Пожалуй и правда надо идти, кажется скоро они вообще никогда разгибаться не будут." - подумала девушка, глядя на замерзшие пальцы с покрасневшими костяшками. Курсант чуть подкинула на плече сползающую сумку и двинулась следом за Нелл, тихо мурлыкая какую-то загробную мелодию.

Ольга: - Jawohl! - Грубовато ответила Ольга, взваливая сумку за плечи (что было на редкость неудобно), и направилась вслед за инструктором. Небо наливалось валкой тяжестью, ощущаемой почти физически. Кружились восхитительно лёгкие снежинки. Скоро должна была пойти настоящая метель, из тех, какие Ольга весьма любила ещё с дества - густая, белая метель, каких уже давно не бывало на её родине. От тяжести сумки ныли мышцы спины и рук, холодом окатывало тело, и Ольга в кои-то веки почувствовала смутную весёлость.

Magdalina: В то самое время, в аккурат в ту неуловимую совершенно секунду, когда одна из дам представлялась другой, али, что могло бы случиться вполне и что Лина видеть явственно не могла, другим, из поезда мягко и чуток неловко соскользнула с подножки на платформу ещё одна бывшая пассажирка, и, жадно вдыхая раскрытыми, напомаженными губками весьма прохладный нынче воздух, шагнула в упоительный пааллелограм тени, на мгновение сливаясь с таковой. Вот, вестимо, почему её не заметили поначалу… Магдалина закинула нелегкую сумку за плечо, перехватываяручку некоего прдолговатого предмета в другую. Тонкие пальчики незванной гостьи расправляли изрядно поношенные, но всё ещё со следами былой роскоши, перчаточки, служившие весьма сомнительной защитой в такой немилосердный ветер. Словно в опаске за то, чтобы никто ненароком не вздумал полагать, будто поезд привез нынешним же вечером лишь двоих пассажиров к месту назначения, Мио, по возможности стараясь не по обыкновению своему как можно громче топтать ножками проходимый ею грунт, вероятно, просто осозала, насколько смертельно осипла, иначе, скажите на милость: отчего же ей просто не воззвать силй изменивших хозйке голосовых связок удаляющиеся фигуры к себе? Но с её всё ещё раскрытых уст срывались лишь облака пушистого пара заместо нужных окликов. Увесистая кошелка в руках, да ещё и треклятый, заиндевевший во мгновение ока футляр не давали ни возужности, ни секунды отдыха. Но Линочка старалась изо всех сил своих замерзших в меховых сапожках (с заплатками кое-где, потрепанных, но всё той же незабвенной Парижской модели) ног двигаться быстрее. - По..постойте… люди вы али не люди… - наполовину прошипела, наполовну жалостливо мяукнула довольно громко, может, вовсе не от холода, а, скорее, от отчаянья охрипшим голосом Магда, перебирая мысками сапожек по тропинке.

Баретт О'Конел: Парень потер небольшой синяк на виске. Подарок от уже успевшего уехать поезда. Не стоило Баретту дремать в тамбуре, но поспать в самолете он не смог по некоторым причинам. Но теперь он был у своей цели, в самом сердце бывшего СССР и нынешней Российской федерации. Излучинск показался наемнику еще хуже, чем о нем ему рассказывали. По крайней мере, такое впечатление сложилось у ирландца, когда он увидел вокзал с заколоченными окнами. Так вот она какая из себя, эта сибирь. Подняв меховой воротник своего пальто повыше, Баретт накинул свой походный портфель на плечи и огляделся. В начинающейся метели стекла его бутафорских очков запотели, и наемнику пришлось их снять, чтобы увидеть девушку пытающуюся докричаться до кого-то в исчезающем предрассветном мраке. Не долго думая над перспективами Баретт подошел к девушке и произнес на слегка ломаном русском: -Вы пропустили своих встречавших?

Magdalina: Однако, полно; кто мог расслышать её робкий, изначально без надежды на малейшую удачу призыв, да ещё в тот самый момент, когда первые порывы ветра уже больно хлестали по лихорадочно алеющим скулам, вопиюще безнаказаннейшим образом почти что сбивали с ног? Разве что из безнадежной наивности, право же: Лина уж слишком притомилась ехать в душном, до потолка, до самых стен и пола накуренном купе поезда, где завитки едкого, ненавистного ей всячески и нетерпимого ею с рождения табачного дыма въедались рваными облачками белого, никотинового яда в волосы, казалось панически, что даже пропитывали кожу, непременно и гадко мешались с тем причудливым и чудесным запахом шоколада, исходившим от неё, да со слабым ароматом персика, нашедшим себе место за самыми прикрытыми меховой шляпкой ушками, мерзнувшими теперь на таком ветру… - Ни…никого.. Зачем-то растерянно прохрипела девушка, тяжело перехватывая кошелку и, словно бы взвешивая свои возможности, да сопоставляя непосредственно их массу с массой всех оставшихся в её распоряжении сил, пристально, однако, не переставая упрямо перебирать каблучками по снегу, поглядела на футляр в руках. «Ну уж нет. Её, её я брошу в последнюю очередь.» Мио на долю секунды замерла в воздухе, едва успевши схватить шляпку за поля той рукой, в которой и был злосчастный, драгоценный футляр, вцепившись в меха дрожащими пальцами; налетел рой белоснежных пчел –поднялся ещё более сильный ветер. «Вернее, нет. Я бессовестная лгунья… не брошу никогда»- с тоской усмехнулась m-lle Magdalene, и тут её замерзающие ушки уловили чей-то... голос? Лина поспешно обернулась. "Pardon..?" - An, monsieur, vous etez a l'heure, a propos...! - девушка, будто очнувшись ото сна, направилась к своему неожиданному спасителю, вернее, нежданному-негаданному, продолжая на ходу (благо, он уже стоял в шести-восьми шагах) - Parlez-vous francais? Non? Et bien, a cette occasion je vais parler russe,- томно защебетала осипшим на сей раз от непрекрытой радости голоском Лина, сбившись таки уже на русский, останавливаясь подле незнакомца, - А Вы..? Et Vous.? Ах, пардон, всё же, я так рада, и Вы здесь так кстати..!

Баретт О'Конел: Половину из сказанного девушкой Баретт не услышал из-за завывающей метели. Половину не понял в виду не знания языка. В итоге наемник немого опешил. Он не ожидал, что в этом Богом забытом городе кто-то будет говорить не на русском языке. Конечно же, Баретт знал о коренных народах западносибирской равнины, но девушка, стоящая перед ним со странным футляром в руках явно не являлась представителем данных народов. Что это был за язык? Эсперанто? Вздор. Похож на французский. Что здесь делает француженка? -Простите, я не узнал, что вы сказали. Скажите громче. - Повысив голос, произнес Баретт, прикрывая лицо от колючего снега. Конечно "печать тлеющего огня" грела его тело внутри одежды, но лицо было подвержено всем прелестям российской зимы. - Вы пропустили... Повторный вопрос Баретта был унесен безжалостным ветром куда-то ввысь, к светлеющему небу.

Magdalina: - Q... - но невежественный, совсем не имеющий ни малейшего представления об этике порыв ветра подхватил так и не произнесенные ею les paroles, унося таковые куда-то далеко в сибирскую глушь, чужую, незнакомую. M-lle Magdalene зябко поежилась в своей шубке, поминутно переступая с ножки на ножку, с мыска на мысок, пощелкивая пяточками друг о дружку, дабы хоть как-то согреться просто так, в этом безумном и бессмысленном подобии танца, беззащитно стоя на одном месте перед весьма сомнительным, даже неразличимым как следует и в свете удивительно яркого фонаря мужчиной (в том, что перед ней некто мужского пола, m-lle не сомневалась ни коим образом, даже наоборот - была крайне в этом уверена, почти с болезненной надеждой). Однако не расслышав теперяче в свою очередь, что же всё-таки желал до неё донести своим, судя по интонации, вопросом молодой человек, Лина наугад ответила первое, что пришло ей в голову как раз в тот миг, когда очередные хлопья больно задели её вздернутый носик и заставили уголки губ растянуться в принужденной скупой улыбке. - Oui-oui, да, именно так, monsier..! - приподнимаясь для пущего эффекта на цыпочки, крикнула как можно громче и отчетливее по мере возможности девушка, окончательно, должно быть, и безвозвратно, не приведи Небо, срывая голос, натянувшийся скрипичной стрункой, лопнувшей во мгновение ока от лютого мороза и жалобно звякнувшей на прощание последней чистой нотой. Магда с трудом глубоко вздохнула, пытаясь спрятать нос среди меха шарфа. Перехватив футляр в ту же руку с кошелкой, Лина прижала ладонь к горлу и зажмурилась. Горло нещадно саднило. - Что Вы здесь... кто Вы? - m-lle пристально посмотрела ему в глаза, правильнее сказать, туда, где они должны бы были находиться по её разумению, отыскивая малейший намек на то, что заставило бы её довериться случайному, первому, кстати сказать, встречному.

Баретт О'Конел: Эта метель начинает меня раздражать. Но пещаные бури в Сахаре хуже. Песок не способен растаять. От холодного ветра мышцы лица Баретта онемели. В висках начинало колоть, а затылок стал наливаться свинцовой тяжестью. Наемник знал, что если у него начнется мигрень, то ничем хорошим это не закончиться. Однако применять заклинания через несколько минут после высадки с поезда. Нет уж! Он был не в родной Ирландии и не мог позволить себе подобную роскошь. Но что делать? Метель усиливается, а единственный спутник, возможно, говорит на неизвестном языке. Ирландец улыбнулся. Именно ради таких щекотливых моментов он жил. Ради этого стоило притворяла обычным преподавателем в Гелоуэйском университете. Девушка дала на его вопрос утвердительный ответ. Баретт смог это расслышать. С небольшим огорчением он осознал, что она знает русский. Это было и хорошо и плохо одновременно. -Мое имя Баретт. Я предо... преп... Я турист. - Закричал ирландец. В этот раз его голос оказался сильнее ветра. - А кто вы? Вы знаете направление в город? После криков Баретт испытывал ощущение ледяной корки во рту и на языке.



полная версия страницы