Форум » Излучинск » Железнодорожная станция "Излучинск-2" » Ответить

Железнодорожная станция "Излучинск-2"

Romero: Несмотря на такое название, мало кто знает, существует ли где-то поблизости "Излучинск" или хотя бы "Излучинск-1". И ещё меньше - почему единственную станцию, соединяющую городок с миром назвали именно так. "Излучинск-2" когда-то был узловой станцией, транзитной на длинном однопутном отростке большой железной дороги. Редкие пассажирские поезда делают на ней короткую остановку, выгружая почту, корреспонденцию, а иногда даже пассажиров, после чего устремляются дальше и, как поговаривают, выходят к БАМу. Перед платформой располагается небольшое одноэтажное здание вокзала с заколоченными окнами - билеты продают раз в неделю, да и то с рук. За станцией начинается путевое развитие, куда раньше отправляли товарные поезда - на разгрузку. Военный гарнизон расформировали, сортировочная зона обезлюдела, но на путях до сих пор стоят ржавые вагоны, локомотивы, а в ангарах кое-где можно встретить военную технику. Местные избегают даже упоминаний об этом месте, суеверно называя его не иначе, как "кладбищем поездов". [more][/more]

Ответов - 73, стр: 1 2 3 4 All

Magdalina: Ах, как m-lle теперь сожалела о невозможности такого крохотного, казалось бы, чуда (вероятно, принятия звероформы), но непременно спасшего бы её и от неловкости перед незнакомцем, и от разъярившейся не на шутку метели, то беспощадно охватывающей волнами ледяного ветра, то услужливо и заботливо посыпавшей с ног до пят покусывающими алевшую кожу скул зубчиками, в кои коварно обратились некогда безобидно парящие по воздуху пушистые пчелы. Magdalene неподдельно дрожала, чувствуя, что вот, ещё самая малость, ещё немного, и этот смертельный холод её проглотит живьем. И без того он пощипывал её изящный носик, царапая щёки уж упомянутыми снежинками. - Приятно познакомиться… - успела только прокричать Мио навстречу вьюге и сызнова порыв ветра едва ли не сбивает леди с ног, из чистой лишь случайности удерживающую равновесие с футляром и сумкой наперевес, - Monsier, je m`… моё имя Magdalene. Но можете звать меня Магдалина..! – и вновь порывы воздуха врываются в её слова, не позволяя закончить слово, и с её заиндевевших губ слетает лишь «Магда…» И только одной ныне навязчивой мыслью разума колотится немного быстрее обычного её сердце: «Ах, как опрометчиво, моя дорогая Лина, доверяться первому встречному!» Зубки Магды стучали друг о друга, звякая битым стеклом, но, благо что, никто, вероятно, не сумел бы различить этого звука сейчас, в эту треклятую пургу. Взгляд её за неимением иного объекта, замер на собственном её же шарфе. Снежинка, невзначай спорхнувшая на робко выбивающуюся из общего ряда цветную шерстинку, заставила Магду очнуться. Она слегка поморщилась, усиленно отводя взор вверх, на лицо собеседника и не без помощи очередного глотка воздуха всё же приходя в себя окончательно. - Прошу Вас, пожалуйста, помогите…! – как бы ни было Лине не по себе, она сдержано, вежливо улыбнулась собеседнику и требовательно, на вытянутой руке, протянула ему свою сумку, тем самым спокойно предлагая тому понести за даму нелегкую ношу, чисто случайно легшую тяжким бременем на хрупкие женские плечи, - Мы попытаемся найти дорогу до места…назначения! – уклончиво добавила m-lle, вновь умудряясь не только кричать, перекрывая своим звенящим искренним неудовольствием голоском завывания ветра, но и в довершение ко всему одаривать собеседника всё новой и новой кокетливой улыбкой. То ли она боялась того, что её помада на губах замерзнет и она не сумеет произнести ни слова, то ли старалась ободрить хоть кого-то из них двоих. - Нужно двигаться вперед..! Идёмте, vite-vite, – вновь ненарочито сбиваясь на французский, мурлыкала девушка скорее самой себе, юноше же жестами отчаянно вуалирующей руки указывая куда-то в неопределенном направлении и для полного доказательства собственной правоты шагами непопранной уверенности устремляясь в ту сторону, где некоторое время назад скрылась группа предыдущих посетителей станции.

Баретт О'Конел: Начало положено. Баретт взял сумку из рук девушки. Дополнительная ноша не была для него в тягость, ведь в его собственном портфеле было не так много вещей. Повесив сумку на плечо, наемник пошел следом за девушкой. Ему оставалось уповать на то, что она знает дорогу. В противном случае... Он даже не хотел думать об этом. Сразу начинала болеть голова. К тому же волосы ирландца уже покрылись тоненькой ледяной коркой, и его это раздражало. Сейчас он хотел выпить большую кружку черного кофе.

Romero: Поезд давно скрылся из виду, рельсы покрылись слоем снега, даже немногочисленные пассажиры, идущие с первых или последних вагонов длинного двадцативагонного состава разошлись кто куда. Станция снова опустела. Сквозь живую кружащуюся сплошную пелену бурана наметилось какое-то движение. Со временем, из размазанной чёрной кляксы оформилась человеческая фигура. Ею оказался мужчина, одетый явно не по погоде: снег запорошил плечи чёрного плаща, облепил лаковые сапоги по самую щиколотку, ложился на длинные чёрные волосы, ничем не прикрытые и треплющиеся на неистовом ветру. Мужчина шёл по самому краю платформы, и удивительно было, как он ещё только не свалился на пути - ведь в такую метель сложно разглядеть даже землю под ногами. Но припозднившийся пассажир брёл сквозь непогоду вполне уверенно, держа руки в карманах и глядя вдаль. По нему нельзя было сказать, что, на самом деле, эту станцию и эти пути он видит впервые. Наконец, он углядел перед собой удаляющуюся парочку. Рассудив, что они могут послужить ему прекрасными проводниками до города, мужчина вдруг перешёл на совершенно бесшумную поступь - исчез даже стук от сапог. Быстро нагнав двоих, но всё же сохранив расстояние шагов в десять, он увязался следом, не торопясь заявить о своём присутствии.

Magdalina: - Vite-vite, прошу, быстрее, мсье, ведь... Девушка умпрямо стиснула зубки, терпеливо снося ещё одно стремительное дуновение ветра и уже молча, за неимением должной громкости голоса, направилась вперед, пряча озябший на морозе и стыдливо покрасневший носик в шерсти шарфа. А метель только лишь разыгрывалась в начале подлинного концерта: повторяла первые гаммы, старательно выводя порывами воздуха сквозь нагие стволы деревьев безупречные арпеджио, на все октавы полностью белоснежной клавиатуры инструмента ветров завывая и аккомпанируя себе хлопьями запорошившего тропинки снега, минорными аккордами трезвучий поскривывавшим под ногами уже успевших притомиться путников. И вот, наконец: к счастью, или (что вероятнее) к горю самих путешественников, буря достигает своей чудовищной кульминации, разражаясь увертюрой к зимней опере Холодной Сибири. Перед глазами Magdalene будто бы медленно и печально опускался белоснежный занавес из тысячи крошечных перьев, мелькающий неприятными сверкающими каменьями и мешающий сосредоточиться на тысяче приносимых и уносимых запахов вокруг барышни. Старательно выуживая из клубков ориентиров нужный, необходимый и пахнущий чем-то тёплым и примечательным, Лина даже слегка приостановилась, удовлетворенно зажмуриваясь. Этот глоток надежды длился всего-то ничего, но она слегка отстала от своего спутника и поспешно нагоняла его теперь. - Туда! Monsier, нам туда! - отчаянно и радостно одновременно закричала m-lle, воторженно указывая куда-то во тьму сквозь покровы занавеса, где горели слабые огни.

MadneSS: -Неудивительно, - Возмущенная мысль вспыхнула в голове у капрала и затихла также стремительно, как и появилась. До этого сознание было погружено в некий транс, анализируя и изучая информацию, выводимую на экран ноутбука. Периодически приходилось скучно наблюдать за столбами электросвязи, проносившиеся за окном, так как иногда связь со спутником прерывалась. Эдвард удостоверился в силе аномальных зон примерно шесть раз, пока он ехал в практически неизвестном ему направлении. Когда звуковой сигнал возвестил о восстановлении связи, убийца в очередной раз удостоверился, где теперь находится штаб Коалиции Максов. -Неудивительно, что никто мне не сообщил... В вагоне никого не было, если не считать людей, которые собрались в тамбуре: следующая остановка через пятнадцать минут. Похоже, что именно она, станция "Излучинск-2", нужна была ассасину. Хотя данные говорили, что штаб расположен в городе Излучинск. Но, так как такой станции или станции номер 1 не было, логично было бы сойти здесь. Захлопнув ноутбук, предварительно закрыв все соединения и активные окна, Эд поднялся и достал свою сумку. Убрав ноутбук в специальный отсек, он перекинул сумку через плечо и отправился к выходу, только в другой конец вагона. Уж слишком вызывающе он был одет: На лице была маска, защищающая от холода. Поверх она была обвязана тканью, маскировочного цвета, на глазах тонированные защитные очки. В основном одежда капрала не изменилась, но она стала камуфляжной, расцветка "Урбан-Зимний". Появились несколько застежек на руках и ногах, для плотного прилегания одежды к телу. Плащ исчез, точнее, покоился в сумке, вместе с остальной амуницией. Выйдя в тамбур, Эдвард огляделся и заметил какого-то старика, который спокойно курил и смотрел через окно дверей. Заметив алхимика, он затянулся и медленно выпустил дым. - И кого только не заносит сюда… - тихо произнес он и затушил сигарету о стекло двери, оставив маленькое темное пятно на и без того грязном стекле. Через восемнадцать минут, состав остановился, и двери томно разъехались в стороны. В помещение тамбура мгновенно хлынул поток холодного воздуха и снега. Старик прикрыл лицо рукой и медленно вышел наружу. Медленно, но уверенно, он шел вперед, пока метель не скрыла его из виду. Выйдя, Эдвард огляделся, но практически ничего не увидел. Только редкие силуэты мелькали где-то в метели. Вдохнув холодный воздух, убийца двинулся вперед, в надежде найти нужный ему ориентир, чтобы дойти до штаба.

Romero: Этот мир, этот город, эта метель были просто пропитаны разного рода электроволнами: поездная радиосвязь, вяло шумевшая, тянувшаяся вслед за ушедшим составом, с десяток коротковолновых радиостанций, что передавала чудом уцелевшая среди кладбища поездов вышка ретранслятора, наконец неизвестная башня, каждую минуту посылающая в эфир один и тот же сигнал - собраться, придти, вернуться. Но куда?.. С минуту назад ко всему этому невидимому буйству добавился еле заметный фон. Весьма характерный, совсем недавно ставший возможным. Фон считывающей головки магнитного диска. Возникший посреди этой глуши, ранним утром, он заставил обернуться. Одна из мелькавших перед Эдвардом теней остановилась, приняв более осмысленные черты. Короткое движение - и в ней зажглись два красных огонька глаз, хорошо различимых даже сквозь снежную бурю. Видение было недолгим, и через секунду силуэт исчез, будто бы его не было вовсе. Метель усилилась, полностью скрыв и оставшиеся силуэты идущей далеко впереди парочки. Капрал остался наедине со стихией. Вокруг лишь завывал ветер, да сыпал нескончаемый снег, заметая следы и норовя полностью засыпать город. И сквозь буран у самого уха Алхимика раздался на удивление чёткий голос. - Ты ведь... знаешь, как пройти к Штабу? - спросил он. Голос этот, с железными нотками, звонкий, к концу фразы смягчился, стал почти человеческим. Как будто его владелец разучился говорить, но тренировался, вспоминая, как это делается. А может, он был просто простуженным - походи-ка в мороз да метель в одном пальто, пусть и закрытом на все пуговицы!

Баретт О'Конел: Сквозь занавес метели, который напомнил Баретту о любимой тюли мамы, наемник увидел огни и тут же услышал голос замерзшей девушки. Она активно указывала на появившиеся огни и призывала парня направиться к ним. Крякнув от мороза и перехватив поудобней свою ношу, молодой маг поспешил за девушкой. Через несколько томительных и ужасно холодных минут они стояли возле здания, размеры которого в метели было не определить. -Думаю, это место поможет нам переждать бурю. - Сказал наемник, открывая дверь. >>>Штаб

MadneSS: Сделав несколько шагов вперед, Капрал застыл на месте, внимательно всматриваясь в красное свечение глаз странного силуэта, появившегося, как казалось, ниоткуда. Безусловно, в такую метель и в такой глуши можно начать верить во всё, что только раньше считал абсурдом. Не привык Эдвард к таким условиям, но укомплектован для них он был отлично. Хотя чувство холода неуклонно нарастало с каждой минутой. - Возможно... - медленно разворачиваясь на голос, немногословно ответил Эд. - Возможно, но я не справочное бюро, а ты явно не похож на человека, которому я готов помочь за пустые слова, - быстро продолжил он и сложил руки на груди. Убийца внимательно осмотрел существо, стоявшее перед ним. Каких либо выводов он не стал делать. Сейчас перед ним просто существо, которое поинтересовалось конфиденциальной информацией. Посмотрим, что ещё оно сможет рассказать или спросить.

Romero: Красные огоньки вспыхнули ещё ярче. Только свет от них был холодным. Наверное, даже холоднее воздуха в это морозное утро. Из снежной пелены к Эдварду протянулась ладонь, затянутая в кожаную перчатку, и схватила его за грудки. - А ведь я тебя знаю, - проговорило "существо", притянув алхимика к себе. Бледное, немного вытянутое лицо, обрамлённое длинными волосами, запорошенными снегом. Красные глаза, горящие, будто светофоры на железной дороге. Незнакомец ухмыльнулся, обнажив явно не человеческие клыки. Такая встреча посреди забытого всеми городка. Оставалось понять, узнал ли алхимик его. - Ладно, молодцом, - проговорила бывшая тень, отпуская капрала. - Не дрейфь. Однако, в следующий раз поменьше дерзости. Город такой - могут и на пёрышко посадить. Он вгляделся в бурю. Шедшая впереди парочка совсем пропала из виду. Значит, оставался только один вариант. - Всё же, я вынужден повторить свой вопрос.

MadneSS: Заметив некое "агрессивное" поведение, Эдвард насторожился, но уже был притянут рукой. - А ты ведь не человек, - с чувством полного безразличия, как будто ничего и не происходит, ответил капрал, всё ещё держа руки на груди. С такого расстояния, сквозь защитные очки со встроенный визуальным фильтром, убийца смог хорошенько разглядеть незнакомца. Визуальный фильтр - это ещё не все, что могли эти очки. Раздался звук встроенной камеры, который просто невозможно было расслышать: гул метели немедленно глушил звуки в себе, порой было трудно понять, как Эд может что-то слышать. То, что не человек мог его отчетливо слышать, он не сомневался. - Не в первой, - поправив одежду, сказал Алхимик и посмотрел в ту сторону, куда вглядывалось существо. - Если данные верны, то знаю. Перекинув сумку на другое плечо, он уверенно зашагал вперед. - Нам туда, я думаю зданий с колоннами здесь не так много. ---> Примерное место нахождения Штаб-квартиры a.k.a. Штаб-квартира.

Romero: - Открыл Америку!.. - усмехнулся не человек. - Люди сейчас дома сидят, радио слушают. Одни нелюди шляются. Видимо, всё-таки не узнал. Впрочем, не было даже уверенности, встречался ли алхимик с ним до этого или видел впервые в жизни. Но это можно было выяснить попозже, хотя бы на свету. Как скверно, когда из-за мелких деталей может пойти наперекосяк что-то помасштабнее. Масштабнее... Штаб. Да, первоочередной задачей было добраться до Штаба - присутствовала святая уверенность, что любое место дислокации КМ непременно называлось бы "Штабом". Штабом армии, но без армии и без врага. Смешно. - Зданий с колоннами здесь, как минимум, два, - всплыло вдруг из памяти. - Сомневаюсь, что в таком городе нет театра. Нарпросвет, знаешь ли... Под сапогами снова заскрипел снег. Метель, кажется, усилилась. Да так, что, попади сюда кто, не сказал бы, будто вокруг есть дома, железная дорога, лес... Только утро, тьма перед рассветом и снег. Снег и тьма. ---> Штаб-квартира

Nailbuster: Уже наступил полдень, когда Нэйл и Джек достигли станции. Столь долгий путь объяснялся просто - за их спинами болтались два походных рюкзака в половину человеческого роста каждый, набитых под завязку всякой полезной и, наоборот, совершенно ненужной всячиной. На поиски этой всячины ушли три часа, а на то, чтобы запихнуть всё в рюкзаки - ещё полтора. - Надеюсь, мы ничего не забыли, - ворчал вождь КМ, поправляя резавшие плечи ремни. - Если придётся возвращаться за чем-то жизненно важным в этой вашей Шотландии, я вам голову вырву. С корнем.

Z: -Ладно! - беззаботно сказал Джек, в левом ухе которого играл не менее беззаботный испанский ска-панк. Правым ухом он просто не слушал. Зачем внимать какому-то там малознакомому и в принципе не нужному толстому очкарику, когда его уже ждала историческая родина? Не говоря уже о том немаловажном факте, что Нэйл всю дорогу без умолку трещал о предстоящем маршруте, трудном и тернистом пути к светлому будущему, непременном и неизменном захвате мира пресловутым КМом... Словом, гнал полнейшую околесицу. А Джек устал уже тащиться от самых Казарм вместе со всем скарбом. Да и проголодался весьма, так как с утра ничего толком и не поел. Он когда-нибудь замолчит? На будущее - никогда не мечтать стать королём Шотландии, а то будет вот как щас. -А теперь, майн фюрер, давайте проверим расписание! - сказал Z, с явным облегчением поставив баулы с тьмой бесполезного по сути своей мусора. Размял плечи, подошел к зданию вокзала, по виду явно ровеснику Ермака Тимофеевича. Три примуса, ну зачем ему три примуса в по... Постойте. Стоп-стоп-стоп! Джек остановился как вкопанный. И с лица его мигом испарились радость и веселье, с невероятной скоростью преобразуясь во вполне себе такое черное отчаянье. А всё потому что на когда-то, видимо, очень красивом, а теперь явно нуждавшемся в капитальном ремонте здании вокзала поверх намалёванного маркером расписания висело обьявление, гласившее, что "все поезда задержаны на неоперделенный срок вследствие неисправности железнодорожного моста". Эту сухую канцелярщину переводило на человеческий язык крупная, размашистым почерком и на скорую руку написанная пометка снизу листа - "БЛ%%Ь, МОСТ ВЗОРВАЛИ!!!". Ютить твою мать! Джек обернулся вокруг собственной оси с выражением лица Горацио, повстречавшего тень отца Гамлета. У него начали отниматься ноги. И вдобавок пересохло горло. Он на автомате раскрыл рот и задал фюреру вопрос, ответ на который, в общем-то и сам знал. -А где тут... автобусы... ходят?.. А то мост... Взорвали... Я - труп. Покойник. Даже мобильник с собой не взял. Я сдохну тут от холода, как собака, а мой труп будут глодать эти... Рены... И Невструевы...

Nailbuster: Здесь-то фюреру и полагалось бы воздеть руки к ясному излучинскому небу да воскликнуть зычным голосом "Я предвидел это!", но буквально на полпути он передумал и, раздражённо махнув уже воздетыми руками, скинул рюкзак и плюхнулся на ближайшую скамейку. - Значит, взорвали, - хмыкнул он и покачал головой. - А эти твари умнее, чем я думал. Деваться было теперь некуда. Вообще. Бежать из города можно было только лесом, с иллюзорным шансом выйти в конце концов на какое-нибудь глухое шоссе. Но зимой... Об этом не могло быть и речи. Пересекать пешком зимнюю тайгу было делом либо для безумцев, либо для отчаянных смельчаков. Ни тем, ни другим Нэйл не являлся. Это-то он и объяснил вкратце Зеду, после чего продолжил: - Значит, мы здесь заперты, ничего уж тут не попишешь, - выудив из рюкзака банку консервов, фюрер вскрыл её ножом и принялся неспешно поедать холодненькую говядину. Всё равно теперь, раз поход в Шотландию отменяется, запасы можно было не беречь. - И вместе с нами заперты наши враги. Хотя у них есть кое-какое преимущество - Рен, да и Кандид тоже, могут летать, и следовательно, покинуть город в любой момент. Значит, мы можем вынудить их бежать, верно? Он посмотрел на Джека, но тот не ответил. Конечно, ведь фюрер и сам понимал, как глупо это звучит - заставить бежать вампира и демона, имея в наличии чуть больше чем ничего. А то, что старлей Невструев - больше не каэмовец, Нэйл принял для себя как свершившийся факт. Хоть и питал кое-какую надежду на то, что всё ещё можно исправить по-хорошему. - Преимущество есть и у нас, - продолжил он, отправляя в рот очередной ломтик мяса. - Мы знаем город, а они - нет. Во всяком случае, если допустить, что наш убийца танков ещё не перешёл на их сторону... - про Мику, неизвестно сколько времени прожившую в Излучинске, фюрер вновь умолчал. - Нам следует сменить дислокацию и подыскать себе новый штаб, чтобы держать в нём оборону. Во всяком случае, нам с вами, Джек. Хочется вам или нет, но мы с вами теперь в одной лодке, - он невесело усмехнулся. - Рен, конечно, может найти нас по ауре, но ему потребуется некоторое время, чтобы прочесать весь город от начала до конца. А мы тем временем подготовимся к его визиту. Он проникновенно взглянул Зеду в глаза. - А теперь скажите, пожалуйста - как далеко простираются ваши военно-конструкторские познания?

Z: Эти твари? Какие? С кем мы вообще сейчас воевать будем?! Умеренно черное отчаянье на лице Джека прямо-таки на глазах превращалось в Чернейшее Из Чернейших. Какие твари? Какой Заяц? Какая блоха? Кто-нибудь обьяснит, что вообще происходит? -Черти свинячьи. - В сердцах произнёс Джеки, после чего сел прямо на покрытую снегом платформу - умирать от простуды-и-гриппа гораздо спокойнее, чем от (рук, лап, когтей, щупалец, огня, меча, ракет, пуль, напалма, лазерных лучей, нужное_подчеркнуть) неведомого противника. Его теория строения вселенной, согласно которой он уже через полчаса должен был ехать в поезде в сторону цивилизации и, впоследствии, дома, рушилась буквально за секунды. Обстоятельства требовали четкого плана действий. Построение четкого плана действий требовало хотя бы примерного знания текущих обстятельств. Не было ни того ни другого. Z вдруг прекрасно понял, что ощущали ребята, стоявшие на вершине Дунсинанского холма, наблюдая медленное и печальное продвижения к ним леса. Отчаянье. Абсолютная безысходность. Совершенно четкое понимание, что следующим рассветом уже не полюбуешься. И именно в такие моменты хочется только им и любоваться - зная, что это в последний раз. Доусон прослезился. -Познания? Предлагаете волчьи ямы? Против исчадий ада, с которыми вы когда-то там поссорились? Кто нам противостоит-то?! И почему?! - Джек не сдержался. Он вообще не имел отношения к разногласиям между членами и бывшими членами Коалиции - он просто хотел домой. Джек посмотрел на ясное полуденное небо - рассвета уже не было, до заката он, по его мнению, едва ли доживёт, а полуденное солнце, не скрытое тучами - не самый худший из обьектов для финального в жизни созерцания.

Nailbuster: Вздохнув, Нэйл медленно и терпеливо объяснил Зеду всё. Точнее, всё что смог. И про то, что ещё пару месяцев назад отгремела по всей КаэМушке "гражданская война", после которой многие бойцы смотрят друг на дружку исключительно по диагонали, сиречь косо. И про Рена, полудемона со сложным характером и с некоторых пор ужасно пацифистскими наклонностями, коему вздумалось внезапно выступить на стороне Великого Бобра и жалких людишек. И про Кандида Полуэктовича, с которым отношения и раньше были непонятными, а нынче, без поддерживающей фюрера силы в лице Эзергиля с Кармиллой, кажется, вообще стали никакими. Про Мику Нэйл решил молчать, как партизан. Почему, он и сам не понимал толком. Но явно не из-за недооценки её способностей, это уж точно. - Против них-то мы и будем воевать, дражайший мой соратник, - фюрер открыл другую банку, на сей раз с солёными огурцами. Достав из-за пазухи табельную фляжку - всё, что напоминало ему теперь о далёком Энске, ведь ультрамаузер остался лежать где-то под обломками Штаба - он отхлебнул излучинской самогонки и, крякнув, занюхал рукавом шубы. - Но сперва давайте огонёк разведём. Надо бы чего-нибудь пожарить.

Z: -Да заткнись ты! - в сердцах воскликнул Джек, обращаясь к собственному карману, от которого тянулись провода к его голове и всё ещё воспроизводили жизнерадостную песню группы Ска-Пи про легализацию конопли. Возможно из-за этого, но скорее всего из-за того, что в оном кармане была рука, выключившая плеер - не до него сейчас. Сняв и свернув наушники, Джек задумался о смысле Жизни, Вселенной и Всего Такого. Мысли сводились к тому, что Нэйл прав. Насколько бы великим, глубоким и всепоглощающим ни было черное отчаяние Джека. Как бы оно не усугубилось после полученных сведений о противнике. Как бы не было страшно, банально страшно за свою жизнь. Обед всё равно должен быть по расписанию. Тем более - фюрер приказал. А если фюрер что-то приказал - надо делать, любой ценой. Особенно если это приказ о начале приема пищи. -Да, давайте пожрём уже что-нибудь, а потом уже будем думать. Джек со вздохом встал, медленно и печально подошел рыться в баулах. Достал один из примусов, раскумарил его и поставил на платформу. Затем достал старый армейский котелок совкового образца, почесал репу, решил, что снег в Сибири гораздо более экологически чист, зачерпнул его котелком и поставил на огонь. Произведя подобные манипуляции, Джек закурил, как давно хотел. Стойте. Я понимаю, что эта мысль у меня весьма часта, но СТОП. -Майн фюрер... - Упавшим голосом произнёс Джек, сев перед примусом на корточки и пуская не слишком ароматный дым прямо перед собой. - А вот если Мэш встретит Невструева и тот её убьёт или завербует... Мы же вдвоём остались? От всей Коалиции? И второй вопрос - а где радиорубка? И кто ей вообще-то управляет, если не вы лично? Я видел по дороге вышку, но она как-то далековато от штаба.

Nailbuster: Нэйл пожал плечами, задумчиво вскрывая армейским ножом очередную консервную банку с чем-то мясным. Вскрыв таким же образом несколько жестянок с овощами, он поставил их рядом с примусом, доверяя Доусону самому заняться стряпнёй. Сколько себя помнил вождь КМ, готовка никогда не входила в список его талантов, в отличие от поглощения приготовленного. - Вышка-то?.. Вышкой никто не управляет, - он нанизал на нож огурец и меланхолично, будто череп бедного Йорика, повертел у себя перед носом, прежде чем отправить в рот. - Когда мы приехали сюда, радиостанция уже работала. И на ней было записано послание, что привело сюда и вас, Джек. Кто записал его и зачем, мы не знаем. Город обыскивать было некогда, да и большой он - многие дома заброшены, а в них может жить кто угодно, - фюрер зябко поёжился, вспоминая чернобыльские руины. Да, им всем несказанно повезло, что каменные джунгли Излучинска оказались... более необитаемыми. - А в Мэш я верю, - бросил он между делом. В Мэш он и вправду верил - её преданность делу КМ была для него чем-то самим собой разумеющимся, поэтому Нэйлу даже не хотелось утруждать себя разговорами об этом. Отправив в рот ещё один огурец, он продолжил: - Но мы говорили о вышке... Знаете, я сам бьюсь над этой загадкой уже несколько месяцев. Возможно, разгадав её, мы разгадаем и тайну города. У каждого города должны быть тайны, а этот просто создан для них. Вы чувствуете это, коллега? - он посмотрел на Зеда поверх очков. - Не можете же не чувствовать.

Z: -Что-то я так и думал. Давайте не пойдём на вышку, это - дурацкое место. Не то чтобы Джек "так и думал", просто был в преотвратнейшем настроении и в любой ситуации придумывал самый худший вариант развития. И принимал его на веру. А приняв на веру то, что можно было -А если там ловушка? Если вы тут несколько месяцев, в течении которых к вам со стороны пришел один я - КМ тут не ждали. Высказав таким образом Умную Мыслю, Джек принялся готовить непойми что из консервных банок, просто-напросто вывалив в котелок всё и сразу. Дело в том, что Джек тоже не умел готовить. Даже яичницу. Так, стоп, там же снег не растаял. Сделав последнюю затяжку, Джек далеко не в первый раз за сегодняшний день вздохнул, заглянул в котелок смерти, ничего вкусного там не обнаружил. Ну не умеет он готовить.

Nailbuster: Фюрер со скорбным вздохом наблюдал, как Доусон опустошает в котелок банки с тушёнкой и консервированными грибами. При большом желании из этого можно было сотворить какой-никакой супец, а желания у Нэйла было хоть отбавляй. Дружелюбным, но снисходительным кивком и такой же улыбкой он дал Джеку понять, что берёт инициативу на себя. Подбавив в примусе огоньку, чтоб снег таял быстрее, могущественный и грозный вождь КМ склонился над котелком и принялся ловко шинковать морковь. - Нас тут как раз ждали, - задумчиво промурлыкал он, наблюдая, как аккуратные рыжие ломтики падают в медленно закипающую воду. - Именно нас, а не кого-то со стороны. То, что пришли вы, что вы вообще услышали этот сигнал - скорее счастливая случайность, не более. Тому, кто включил передачу, нужны именно мы, во всяком случае, пока. Он вновь задумался об этом, хотя ещё в самом начале решил не забивать себе голову подобными пустяками. Кто бы ни стоял за пресловутым сигналом, он бы рано или поздно дал о себе знать. Так что любые поиски, расследования были бы лишним шагом навстречу неизбежному. "По крайней мере ясно, что это не Рен и не Кандид. Им было бы всё равно, где мне вредить. Может быть, сигнал посылала та настырная девчонка?.. Глупоти какие. Непохоже, чтобы она была рада нашему приезду." - задумавшись, Нэйл едва не отхватил себе кусок пальца. В будущий суп капнула капелька крови. - "Что ждать от тебя, Излучинск. Зачем ты позвал нас? Что ты такое?.." Он вновь углубился в себя, рассматривая кровоточащий палец, и, казалось, перестал замечать что-либо вокруг. - Надо ждать, - наконец сказал он решительно, и непонятно было, относилось сказанное к супу или же к ним самим.



полная версия страницы