Форум » Излучинск » Железнодорожная станция "Излучинск-2" » Ответить

Железнодорожная станция "Излучинск-2"

Romero: Несмотря на такое название, мало кто знает, существует ли где-то поблизости "Излучинск" или хотя бы "Излучинск-1". И ещё меньше - почему единственную станцию, соединяющую городок с миром назвали именно так. "Излучинск-2" когда-то был узловой станцией, транзитной на длинном однопутном отростке большой железной дороги. Редкие пассажирские поезда делают на ней короткую остановку, выгружая почту, корреспонденцию, а иногда даже пассажиров, после чего устремляются дальше и, как поговаривают, выходят к БАМу. Перед платформой располагается небольшое одноэтажное здание вокзала с заколоченными окнами - билеты продают раз в неделю, да и то с рук. За станцией начинается путевое развитие, куда раньше отправляли товарные поезда - на разгрузку. Военный гарнизон расформировали, сортировочная зона обезлюдела, но на путях до сих пор стоят ржавые вагоны, локомотивы, а в ангарах кое-где можно встретить военную технику. Местные избегают даже упоминаний об этом месте, суеверно называя его не иначе, как "кладбищем поездов". [more][/more]

Ответов - 73, стр: 1 2 3 4 All

Romero: Услышав вдалеке знакомые слова, Невструев смог, наконец, отвлечься от созерцания упрямо и вопреки любому здравому смыслу стоящего на рельсах вагона. Кто знает, по каким закоулкам мира мотало оборотня немецкого, кажется, рода всё это время, но если он успел посетить Москву или Ленинград, то откуда набрался местных словечек? Вспомнив о столице, вампир невольно вздохнул. Туда он не возвращался уже очень много лет, но образы ночного города, его крыш и шпилей высоток до сих пор вставали перед глазами во время редкого беспокойного сна. Да разве что по радио недавно передавали о повторном открытии гостиницы "Москва". Прожив в ней несколько дней в далёких пятидесятых, Кандид даже не знал, что её снесли - кому и зачем это понадобилось... Он благодарно принял у путника пайки, один отдал Неле, а свой просто положил рядом, будто собираясь приступить позже. Вряд ли внутри была медицинская кровь, а за так объедать оборотня он не намеревался. Надо было ещё как-то сообщить, что в этой самой глуши он застрял надолго. - Не заносило меня... - проговорил вампир, потерев ладони. - Родился я тут, вырос. Поезда водил, а душа-то к родным краям тянулась. На магистраль перевёлся даже... А вот, едва уволили - сразу сюда... Давно это было. Так и живу. Племяшка вот, навестить старика приехала. Знаешь, откуда? С Нижневартовска самого. Да только смотри, как получается, Иван Иваныч. Поезда-то уж два дня как не ходят. Чую, что-то там случилось дальше. Где мост. Кто его знает... Ты сам-то как сюда добрался? Ищешь кого или направили? Вряд ли оборотень загорелся желанием посетить Сибирь да ещё и посреди зимы. Значит, тоже прибыл по зову, невесть кем отправленному. А значит - сбивать его с пути не было смысла.

Undine: Дядя вещал, а Неля задумчиво вертела в руках сухпай, выданный добрым самаритянином и вспоминала, когда она в последний раз ела. Нет, не тело девушки, а сама Жанна. Вкус пищи входил в число слишком уж далёких воспоминаний, к тому же, это была всего лишь фикция, строчка в коде. Возродившись, она была на порядок выше людей, и обычный голод вместе с множеством других чувств её уже не интересовал. Тело привычным жестом открыло коробку и начало себя кормить. Бесвкусная по своей сути галета оказалась Жанне очень даже вкусосодержащей. Ну ладно, подумала она, проще относиться ко всему этому, как к небольшому исследованию вселения в тела. Хотя пионерка искренне надеялась, что это вселение будет последним в её долгой информационной жизни. С такими мыслями она задумчиво пожевала галету и, опомнившись, продолжила рассказ вампира: - Я в этом городе выросла, а сейчас вот вернуться решила, пока учёба не началась. Правда, тогда, лет десять назад, город был живым, а сейчас тут и пятидесяти человек не наберётся. Все уехали, и семья наша в том числе, - сказала она чуть-чуть виноватым голосом, будто считала, что именно её отъезд стал причиной разрухи в Излучинске. А сейчас нужно было поиграть в наивную дурочку с неоконченным высшим. - Ой, а если поезда не ходят, - спохватилась она, - То как же вы, Иван Иванович, сюда добрались?

Кровавый парниша: На улице уже стемнело, наступала ночь, сонливость которая начала было обволакивать оборотня после еды куда-то улетучилась. Спать теперь совершенно не хотелось, скорее всего виной тому были всяческие добавки в армейском сухпайке, впрочем, оборотень был за это даже благодарен неизвестным военным химикам. Доев последнюю галету из набора и дослушав Нестора оборотень подкинул в огонь еще пару дощечек. История Лютова и его племянницы оборотня не впечатлила, довольно обычная для провинции история, надо полагать. Однако то, что Нестор был местным жителем да еще и работал на железной дороге было очень хорошо, он мог поведать немало интересного. -Дрезину арендовал, на ней и доехал. А так, можно сказать что прибыл я в ваши края по заданию собственного любопытства, хобби у меня такое профессиональное - собирать истории всякие, сказания, фольклор в общем. А где их сейчас найдешь? Только в такой вот глуши, подальше от тлетворного влияния цивилизации. Вы вот, Нестор Карпович, на "железке" долго проработали, наверное тоже немало баек знаете, случаев там интересных, про поезда-призраки, заброшенные станции, пути в никуда, я бы с удовольствием послушал.

Romero: Нестор поднял на Волкова взгляд, полный того неописуемо глубокого чувства, с каким, верно, Ульянов мог смотреть на монархию, Александр Попов на мобильные телефоны, а Алексей Душкин на "Новые Черёмушки". Волкову стоило бы повернуть голову и выглянуть наружу, где стояла одна такая байка, но Невструев прекрасно понимал, что вагон - всего лишь порождение его мозга. Вампир не чувствовал его, не слышал да и не мог с уверенностью сказать, что видел пока тот не зажёг все свои тусклые фары и лампы в салоне, ничего даже не освещавшие вокруг. Кроме очертившегося следом второго вагона. - Путей в никуда на дороге и так хватает, - повёл плечами Ромеро. - Сбрасывающие стрелки да остряки называются. А так... Везде в общем-то достаточно своих станций-призраков и белых машинистов. Да, бывало и у нас. Бывало, целые бригады с рейса снимались из-за этого. Представь, Иван Иваныч, сидишь ты за управлением и видишь, как вдали в габарите прожектор появляется. Ну, лобовой, как на восьмидесятом "Владимирленине". А дорога однопутная. И блокировка везде как надо. А прожектор приближается. Диспетчер не отвечает. И едет на тебя этот гроб на колёсах, даже тормозить не думает. И знаешь, что? Глаза-то от страху не закроешь. Врезается он в тебя со свистом, а ты щупаешь руки-то, кабину - цела! И нет ни впереди ничего - одна только колея свободная - ни в зеркале ничего не отражается позади. Глядишь на напарничка молодого - а на нём волосу тёмного не осталось! Кандид передохнул и откашлялся, ещё раз глянув на полтора вагона за окном. Напарник тот, кажется, оклемался быстро, даже до первого ранга дослужился. - Но это всё так... Сложно черезчур, да только нашим понятно. Ты вот что, Иван Иваныч, зря на цивилизацию не надо роптать. Где люди, там и истории, и байки. Знаешь, сколько среди городских ходит? Ого-го! А уж где большие города... метро всякое - на нём тоже своих легенд хватает. Большинство враки, конечно, откровенные. Но есть и нормальные. А у нас дело маленькое. Тут вот поговаривать стали, будто в Излучинске мало того, что старик какой-то объявился, ночью из лесу выходит, так орава какая-то собралась в брошенной части города. Горожан даже мёртвых находили. Без крови совсем! Не хулиганы - не. Их толком и не видел никто, не встречал, да в Доме офицеров нашем бывшем всю ночь свет горит. Повсюду, будто нечистые праздники свои празднуют. Боятся все. Так что ты вблизи поспрашивай... Кажется, дед Невструев перестарался, играя дурачка перед оборотнем. Хорошо хоть говорил чётко, а не шамкать начал... Однако, того, так или иначе, надо было направить на цель, ведь Кандид прекрасно понимал, что это такое - приехать в малознакомый город и впасть в отчаянье от того, что совершенно не знаешь, что делать дальше.

Undine: Скучала Неля, скучала Надя, а более всех скучала Жанна, которая сама долгое время являлась байкой для целого поколения моряков, и поэтому не видела в мистических легендах ничего полезного и хоть как-то интересного. Наверное, стоило рассказать свою легенду про призраков, которые по ночам летают вокруг вышки, но до такой сентиментальности Жанна, к счастью, ещё не докатилась, не смотря на наличие сентиментального тела. - Люди пропадают. Я вот к Настеньке заходила, в детстве дружили, так говорят она однажды в лес ушла и не вернулась потом. Страшно, дядя... Знаешь вот человека, а его на следующий день бац, и нету. Пропал совсем. Даже если волки загрызли, и то страшно. А тут волки есть? - спросила она, будто услышав где-то далеко странный вой. Наде было неуютно ночевать в одном лесу с волками, а вот Жанна насторожилась по другому поводу. Конечно, старый мог от балды намекнуть приезжему на то, что в городе есть коалиционеры. Но до этого вампир рассуждал весьма здраво. Тогда зачем ему давать такую наводку незнамомоу человеку? На то могло быть несколько объяснений. Во-первых, Кандид хотел просто избавиться от лишнего свидетеля, прекрасно зная, что его бывшие коллеги могут без труда отвинтить голову этому любителю народного творчества, хотя бы потому, что тот любит потрясти своим обрезом на первого встречного. Во-вторых, это могла бы быть вербовка, но тогда было непонятно, зачем это нужно вампиру, который постарался максимально отдалиться от тонких политических игр, которые особенно убого смотрелись на фоне полусгнившего на снегу городка. Нет, что угодно кроме агитации. Вполне вероятно, что Кандид знал этого человека, и поэтому не хотел оставаться узнаным (хотя на это полагаться было нельзя - у вампира была масса причин сохранять свой лик в тайне, также как и у Жанны), но хотел таким образом намкнуть этому Ваньке, что в городе немцы. Кстати, это могло бы быть попыткой запугивания, но вампир не мог быть столь наивным, думая, что человек с ружьём не уверен в своей всесильности, тем более если он сам приехал на дрезине. Значит, поймал сигнал, который они выключили пару дней назад, чтобы использовать всю силу вышки. Однако, утверждать этого Жанна не могла. Единственное, что ей оставалось - продолжать ломать комедию, чувствовать, как из окна веет холодом, а от костра - теплом, ковыряться в сухпайке и ждать, пока дядюшка найдёт время поговорить с ней тет-а-тет.

Кровавый парниша: Услышанное заставило оборотня задуматься. Толпа неизвестных -это скорее всего бывшие коллеги, больше в принципе некому, старичок-лесовичок вероятно тоже кто-то из бывших. Обескровленные трупы, тоже интересно, значит кто-то из вампирчиков проголодался, а консервы кончились. На мысль о консервах желудок оборотня отозвался недовольным урчанием, конечно, галеты утоляли голод но их вкусовые качества были далеки от идеала, деликатесов оборотень с собой не взял, зато прихватил пачку рафинада и чай. -Сейчас кипяточек организуем. Оборотень открыл рюкзак и достал оттуда небольшой котелок, закинув на плечо карабин он с котелком направился к проему окна. Оказавшись на улице он огляделся, вокруг было тихо, темно и холодно. Оборотень направился за железнодорожные пути к лесу. Набрав снега в котелок он еще раз огляделся, вокруг по прежнему не было ни души. Оборотень скрылся от парочки не только чтобы набрать снега, главной причиной было его нежелание демонстрировать некоторые вещи первым встречным. Китайский пуховик замечательно скрывал снаряжение оборотня от любопытных глаз. Он расстегнул китайский пуховик, под ним оказалась куртка зимнего камуфляжа с разгрузкой в которой помещалась аптечка, нож, парочка гранат, и запасные магазины к карабину и пистолету который покоился в кобуре на поясе. Достав аптечку оборотень открыл её обнажив ровные ряды шприц-тюбиков, выбрав один он вколол его в шею. Пульс участился, голова прояснилась, тело было готово к действиям. Действие боевого стимулятора рассчитано на 6 часов, конечно, оборотень не собирался в ближайшее время на кого-нибудь нападать, но вот подстраховаться не мешало, особенно зная что поблизости бродят бывшие товарищи. Застегнув пуховик и подобрав котелок наполненный чистым снегом оборотень пошел обратно к станции. Подгоняемый химией мозг подкинул оборотню еще немного пищи для размышлений касательно его новых знакомых. А именно ощущение какой-то иррациональности сейчас приобрело законченную форму мысли. Почему вообще эти двое сидят с ним, незнакомым вооруженным человеком от которого всего можно ожидать, в заброшенной станции, если как они сказали, они тут живут, значит у них должен быть тут дом или квартира или еще что, и почему это они шляются вечером по городу в котором орудуют неизвестные сатанисты, находят обескровленные трупы и вообще, вместо того что сидеть себе в своем жилье и не высовываться. Слишком много появилось вопросов на которые оборотень хотел получить ответы.

Romero: Единственный предоставившийся шанс проверить вагоны на натуральность с треском провалился - они исчезли, как только оборотень вылез наружу. Ничто не помешало ему пройти по путям и углубиться в высокие сугробы. На рельсах ничего не было. Невструев даже не думал протестовать против его идеи принести воды. Наоборот, про себя порадовался, что их с новоявленной племянницей Нестора оставили наедине. Поднявшись с пола, он потянулся неосторожно, за что и поплатился ещё сильнее расплывшимся кровавым пятном на рубахе. Но этим всё, кажется, и ограничилось. Кровь не капала на холодную землю крупными вязкими каплями - и то ладно. Запахнув ватник, Кандид осторожно подошёл к окну и проследил путь Волкова. Тот зачем-то остановился за путями. Расстегнул куртку, что-то достал... Вампирского зрения, да ещё и ночью хватило бы, чтобы рассмотреть на таком расстоянии, но Ромеро пришлось изрядно поднапрячься, вглядываясь в тёмный силуэт. Со вздохом огорчения, он признал, что на самом деле очень ослаб. Однако, медлить было некогда. Назвавшись Нестором, он наплёл такой чуши КП, что тот, даже восемь раз контуженный, заподозрил бы неладное. А в мыслительных способностях этого оборотня Кандид никогда не сомневался. Если раскусил - даже лучше. Вампир дал достаточно прозрачную подсказку, в каком направлении действовать. А сейчас надо было уходить. Оглядевшись, Невструев заметил дверь, зачем-то оклеенную теми же обоями, что и стены, и потому не выделявшуюся в темноте. Глупо было бы предполагать, что комната имела одно только окно. Ручка со скрипом опустилась, но открываться дверь не стала. Толкнув её посильнее, вампир, кажется, обрушил что-то с той стороны. Не медля ни секунды, он схватил самозванку за руку и нырнул в проход, перескочив через упавший-таки железный шкаф. Убедившись, что банку с Наркомом не оставили, он захлопнул дверь, поставил эту железяку на место и, снова вцепившись в Нелину ладонь, с не присущей старику прытью, мягкими шагами побежал по коридору вокзала. Пусть оборотень подумает, что дядя с племянницей вынырнули в окно. В противоположном конце вокзала оказалось такое же помещеньице, как и то, где КП развёл огонь. Разве что, двери в нём не было вообще, окно было всё ещё заколочено, а на полу валялись обломки мебели. Нужно было как-то выбраться наружу. Кандид приник единственным глазом к щели в досках, но, тихо взвыл. Весь обзор перегораживал упрямо вставший на пути метросостав, разросшийся уже до восьми вагонов. Отпрянув от окна, Невструев взял юную телепатку за плечи и поставил её на своё место. Получилось, вроде бы, не очень грубо. - Следи... Скажешь, когда он войдёт в своё окно... - ничего не объясняя, ровным голосом попросил он. Действительно, не мог же вампир сказать, что видит то, чего нет. Даже по вампирским меркам это было плохо. Чтобы не сеять подозрений, Невструев принялся обходить комнату, ковыряя кончиком сапога рухлядь, словно надеясь что-то найти.

Undine: Неля так и замерла с открытым ртом, не успев задать вопрос о том, что же им делать дальше. Вампир проворно встал, не жалея своего распадавшегося тела и подошёл к окну. Девушка тут же вскочила на ноги, прихватив с собой банку и машинально засунув парочку пакетов из сухпайка в карманы. Кандид высматривал незнакомца, а Жанна подошла поближе, но выглядывать не стала, вспомнив о том, что теперь её скрытность упала ниже голенища. Зато было время подумать - молчаливое поведение говорило за Невструева. Либо у него обострился приступ интроверсии, и он стал бояться обычного путника с пищалкой, предпочтя попросту уйти от него, а не запугивать видом своего яркого, как огонёк на радиовышке, глаза и остротой клыков. Либо же, подумала она, уже на пути в другую комнату, он действительно знал этого странника, и решил скрыться, пока конспирация, которую они втроём пытались изобразить, не порушилась. Перепрыгнув через шкаф, она оглядела обшарпанные стены вокзала, но потом переключилась на пол под ногами - осколки стекла могли выдать их, а случайный гвоздь, торчащий из доски и вовсе поранить это драгоценное тело. Оказавшись в соседней комнате, девушка опять собралась обратиться к вампиру, на этот раз похвалив его любовь к замкнутым пространствам. Но, старик тут же приставил её к окну, чтобы следить за Волковым. Вампир, по логике, действовал искренне и в общих интересах - для ловушки этот цирк был слишком уж нелепым и лишним. А значит Кандиду нужно было доверять. Посмотрев в щель, она поняла, что пятна в темноте не скажут ей ничего. Она же обычный человек, зачем нужна такая рокировка? Хотя, обычный ли? Нелл считалась телепатом, а значит могла чувствовать всякого рода "ауры". Ну а Жанна в свою очередь просто сказала: - Хорошо, слежу, - и улыбнулась. Софья, видимая только сестре, поднялась чуть повыше и стала внимательно наблюдать за человеком с котелком. Когда тот остановился около окна, она молча вернулась к Жанне и, кивнув ей, улетела обратно. - Он внутри, - тихо произнесла девушка, не удосужившись даже обернуться к вампиру, - Я могу и дальше следить за ним, - добавила она, - Что дальше?

Кровавый парниша: Внутри помещения оборотня ждал сюрприз, его новых знакомых и след простыл. Черт, сбежали, хотя как они могли уйти, через окно -исключено, вылезающих я бы заметил, да и на снегу остались бы следы. Значит из помещения есть другой выход, или это мои глюки, или эта парочка местные призраки, или еще какая нечисть. Да, вариантов много, ну и черт с ними. Оборотень скинул пуховик на землю возле рюкзака, нашел несколько весьма крепких досок и соорудил подвеску под котелок. Он поставил котелок над огнем и, ожидая пока снег растает и закипит, обошел помещение в поисках выхода. Контур двери оборотень обнаружил довольно быстро. Она скрывалась под обоями и была практически невидима, даже сейчас обнаружить её столь быстро помогло то, что обои по контуру двери порвались при открытии. Оборотень подергал за ручку, дверь не хотела открываться, хотя и чуть сдвинулась. Ну конечно, забаррикадировали путь отступления, может даже растяжку поставили, так что ну нафиг, подумал оборотень и вернулся к костру. Хорошо хоть рюкзак не взяли, хотя там все равно особо важного ничего не было, кроме шмоток и еды. Усевшись на пуховик в позу лотоса и положив карабин рядом, оборотень отрыл в рюкзаке большую чашку, коробку с рафинадом и пачку чая. Он решил не преследовать беглецов, информацию он от них получил, единственно смущало то, что они могли вернуться и притащить подкрепление, или навести кого-нибудь заинтересованного. Хотя, кому он собственно нужен кроме бывших коллег? Усмехнувшись оборотень снял котелок с закипевший водой с огня, намотав на руку тряпку, чтоб не обжечься, он аккуратно наполнил чашку кипятком, положил туда чайный пакетик, кинул пару кусков сахара, чай и сахар убрал в рюкзак -пригодятся ещё. Достав из кармана рюкзака ложку он размешал сахар в чашке и устремив взгляд на улицу сделал первый глоток. Снаружи падал снежок, а внутри здания вокзала оборотень наслаждался минутами покоя отхлёбывая горячий чай и слушая треск поленьев пожираемых огнем.

Romero: Стало быть, самозванка переняла и способности Нели, раз утверждала, что может следить за Волковым и дальше, даже после того, как он зашёл в своё убежище, явно не просматриваемое с этой точки. Наверное, так было даже лучше в создавшейся ситуации. Вампир благодарно кивнул и вслушался в звуки старого вокзала. Ничего не грохотало, значит КП предпочёл остаться на месте. Закончив мнимый обыск помещения, Невструев прислонился спиной к холодной стене и, запустив ладонь под телогрейку, ощупал перебинтованные раны. На пальцах осталась густая кровь. Вампир вздохнул и посмотрел на телепатку. Что-то подсказывало, будто новой для неё информацией Ромеро не обладал. - Это оборотень, - протянул Кандид тихо. - Бывший коалиционер, более того - подчинённый капитана, - он слабо махнул рукой в сторону банки. - Хотя, какой там подчинённый... попробуй, подчини его. Сподвижник, соратник, скорее... Ближайший. Насколько я слышал, они вдвоём с Наркомом и создали СС при коалиции. Но ты, наверное, это уже подчерпнула из мозга Нели, - вампир стих, уставившись в пол. - Или подчерпнул... Надо же, я даже не знаю, как к тебе обращаться. На полупарализованном лице отразились какие-то еле уловимые тени сентиментальности и участия, переживания за то, что будет с юной телепаткой и её наставником. И с лейтенантом. Быстро вернув взгляду былой холод, Невструев застегнул ватник и выглянул в коридор. Оборотень, кажется, не собирался покидать занятую им позицию в ближайшее время. - Пойдём к выходу... - проговорил вампир, увлекая за собой девушку. - Обойдём вокзал с этой стороны и уйдём в перелесок между основными путями и веткой к складам. Он ещё раз убедился, что опасности нет и вышел наружу, тихо направившись к холлу, поломанным рядам скамеечек ожидания, к скрипящим на слабом ветру дверям вокзала.

Undine: Нелл внимательно смотрела на вампира, скрестив руки на груди, и слушала его рассказ. Значит, она не ошиблась, тот незнакомец оказался ещё одним коалиционером. Вопреки мнению Невструева, она ничего не знала об этом индивиде, и, более того, не считала нужным знать. Но пусть вампир думает о ней всё, что угодно, так даже лучше. Вновьприбывший сидел на своём месте и не проявлял никакой активности, сообщила ей сестра. - Он потерял всякий интерес к нам. Если не попадёмся на глаза, то он не станет нас преследовать и представлять хоть какую-то опасность. И ценность, добавила она про себя, послушно следуя за Кандидом обратно в холл. Девушка помогла ему открыть дверь, постаравшись не издавать лишнего шума, не больше, чем само здание, которое таким образом жаловалось на своё одиночество. Ночной мороз тут же прижался к согревшимся щекам ученицы, ледяной свежий воздух проник в лёгкие. Быстрыми шагами она пошла именно туда, куда ей сказал вампир. Конечно, можно было воздержаться от лишних реплик, но тем не менее, на секунду она замерла, а потом еле слышно сказала: - Меня зовут Жанна, - и пошла вперёд, к безопасной черноте перелеска.

Romero: Вампир шёл чуть позади, всё оглядываясь по сторонам да на пути. На спину девушки он старался не смотреть. Жанна... Разумеется, это имя ему ни о чём не говорило и уж точно не приблизило к ответу, кто вообще такая была эта бестелесная Жанна, сидящая в голове юной телепатки. И что стало с самой телепаткой: жива ли она, в каком состоянии находится. Однако, намереваясь решать проблемы по мере их поступления, Кандид сосредоточился на дороге. Догнав телепатку, он зашагал рядом, стараясь находиться между ней и видневшимся в окне силуэтом оборотня - а вдруг тот надумает стрелять? Мнимый состав вряд ли защищал от пуль. Он просто стоял на путях, тускло мерцая красными габаритными огнями. Наверное, понял, что моста впереди нет, и ехать ему некуда. Хотя, для Невструева всё ещё оставалось загадкой, как он смог доехать до Излучинска, не имея под башмаками даже контактного рельса. Сообразив, что начал думать о поезде, как о существующем, Ромеро глухо и сдавленно вздохнул. Ещё до этого он полностью отверг версию об очередном поезде-призраке, ведь никогда здесь не было сильного эмоционального фона, необходимого для появления таких вот видений. И неоткуда было ему появиться сразу после того, как Невструев потерял чувствительность. Перелесок кончился также быстро, как и начался, и теперь Ромеро с Нелей шли по путевому отклонению, упиравшемуся в тёмный тупик. Но Ромеро прекрасно знал, что на свету этот тупик представлял собой стальные ворота с массивной объёмной красной звездой по центру. За воротами этими начиналась территория военных складов, объединённых с путями отстоя и в силу своей закрытости получивших в народе название кладбища поездов.

Кровавый парниша: Оборотень уже допил чай, а тишина окрестностей станции так и осталось не потревоженной. Рассчитывать на то, что недавние гости наведут на временное пристанище оборотня всяких интересных личностей вплоть до ментов или бандитов тоже не приходилось. Конечно был шанс отличный от нуля что сюда кто-нибудь заявится, но оборотень не слишком в это верил. Однако, кровь в жилах кипела и бурлила от стимуляторов, да и горячий чай не способствовал успокоению. Где-то на задворках подсознания оборотня пробудился и рвался на поиски приключений внутренний хищник, старательно до этого сдерживаемый силой воли. Прикинув все за и против, все да и нет, оборотень все таки решил дать волю желаниям и прошвырнуться по ночному городу. Он затушил костер, упаковал вещички в рюкзак и вылез в окно держа карабин в руках. ------->разрушенный штаб



полная версия страницы