Форум » Излучинск » Лес » Ответить

Лес

Romero: Непроходимая, особенно в зимнее время, тайга, окружающая городок. Высокие ели, сосны и почти полное отсутствие кустов и подлеска. Летом тут и там снуют белки, поют птицы, однако зимой всё замирает, и изредка можно встретить лишь одинокого лося. [more][/more]

Ответов - 94, стр: 1 2 3 4 5 All

SleepWalker: Одетая по последней таежной моде Лунатик двигалась сквозь лес, почти не оставляя следов на снегу. Еще сравнительно недавно она точно так же шла сквозь метель к Упячке - и вот опять... Закрыв глаза и для верности обмотав голову шарфом, лейтенант во сне искала дорогу, ориентируясь на едва заметные следы знакомой ауры, слушая то, что говорят деревья и шепчут пролетающие мимо снежинки... Они видели. Они знали. Они не соврут. Чем дальше в лес, тем легче становилось чувствовать путь, тем яснее перед закрытыми глазами вырисовывалась цель. Если Лунатик сделала все правильно - а в этом сноходец почти не сомневалась - то скоро... Девушка очнулась почти на крыльце занесенной снегом избушки. Размотав шарф и поморгав глазами, она поняла, что не ошиблась и пришла именно в то место, где ее видеть не хотели... Глубоко вдохнув и выдохнув, Лунатик прислушалась к себе и улыбнулась. Все верно, это не место и не время для страха, боли, отчаяния или гнева. Еще один глубокий вдох... Выдох... До земли поклонившись лесу, который помог ей добраться целой и невредимой, Лунатик преодолела две ступеньки и, стянув варежку, постучала в дверь.

Romero: Ещё на подходе к дому, Кандид вяло улавливал чьё-то присутствие, но думал, уйдут - всё же, в таких лесах попадались и туристы. Хоть и всего один раз. Однако, чем ближе он был к своей избушке, тем чётче понимал, что эти туристы просто так не уйдут. Потому что пришли тоже не просто так. Восходящее солнце ещё не могло пробиться сквозь густые ветви деревьев. Сбавив темп и снова переходя на бесшумную походку, Невструев подбирался к одинокому силуэту на крыльце, даже не подозревая, кого занесло в столь ранний час. Но вот, глаз выхватил из темноты рыжие волосы, и всю решимость как рукой сняло. Кто привёл? Капитан? Нет, вампир доверял ему, как самому себе. Значит... пришла сама? Покачав головой, Кандид сделал ещё шаг вперёд. Под сапогом захрустел снег, обозначая присутствие ещё одного местного обитателя. Всё же, когда-нибудь этот разговор должен был состояться. - Здесь никого нет, - как можно более мягко, хоть и с хрипотцой протянул Кандид. - Ни одной живой души. Он поправил повязку и стряхнул снег с плеч, посетовав на откровенно запущенный внешний вид. Нехорошо получилось...

SleepWalker: Услышав его голос, Лунатик почувствовала, что у нее почти привычно подогнулись колени. Не время для слабости, напомнила она себе. Не время для стыда. Обернувшись, она прислонилась спиной к двери и, улыбнувшись, произнесла как можно спокойнее и мягче: - Доброе утро, Кандид Полуэктович. Что теперь? Сказать, что мимо проходила, да, думаю, загляну? Бред... Попроситься зайти? Рано... А, ну тогда сразу... Лунатик подняла голову к солнцу, чуть сощурила глаза, снова перевела взгляд на Кандида и долго-долго смотрела на него, почему-то вспомнив старую песню про железнодорожника и поезд на небо... Не время для жалости. - Давно не виделись... - стараясь говорить по-прежнему спокойно, Лунатик стянула с плеч рюзак и поставила его на крыльцо поближе к Кандиду. - А я вам тут... Сгущенки принесла. И шоколад, - и, собравшись с духом, выпалила: - Разрешите зайти?

Romero: Весьма странный предлог для посещения не удивил вампира. Тот лишь слегка улыбнулся, так, чтобы не обнажить клыки, и согласно кивнул: - Давненько... Что поделать... Неужели она не боялась его, после того, как увидела, на что способно неконтролируемое чудовище? Даже сам Кандид прекрасно понял, что больше не владеет собой полностью, и очередная такая вспышка могла произойти в любой момент. Оттого и избрал для себя путь отшельничества. Впрочем, сейчас, кажется, всё было в норме. Если лейтенант не принесёт с собой слишком уж сильные переживания. За спиной девушки раздался еле слышный железный лязг, как будто кто-то изнутри отодвинул дверной засов. Кандид подхватил рюкзак, поднялся на крыльцо и, едва не коснувшись Лунатика, толкнул дверь. Внутри было тепло, хоть и темнее, чем на улице - единственное окно было зашторено, а снаружи и вовсе наполовину занесено снегом. - Заходите, раз уж здесь...

Ботаник: Метель только усилилась, пока Ботаник и Гуро были в штабе, по этому не удивительно, что при выходе из него Гуро не долго смогла держаться за руку Максимилиана и в конечном счёте куда-то «улетела». Он заметил это не сразу, лишь когда сделал пару десятков шагов, которые ему дались проще, чем до них. Бывший фюрер огляделся и только сейчас заметил пропажу. Чёрт возьми, куда она подевалась? пролетело у него в голове, а вокруг были пустые заснеженные улицы. Ботаник долго оглядывался и побрёл обратно, благо с ориентированием на местности у него было хорошо. Найти место «разъединения» оказалось довольно просто, но вот куда ушла Гуро проследить было почти невозможно. Возвращаться к этому штабу бессмысленно, поскольку там что-то произошло... Ботаник вспомнил, что когда он отделялся, раздались ужасные звуки, похожие на слом здания. - Гуро как раз из того самого «робкого десятка», туда её точно бы не потянуло. - Вслух рассуждал Максимилиан, пока искал в какую из маленьких улочек на этом перекрёстке она могла улететь. Не придя ни к какому выводу он пошёл налево, но эта улочка его вывела из центра городка, а потом в поле. Чертыхнувшись, он вернулся к злосчастному перекрёстку и пошёл другой дорогой. Впереди послышался в начале механический звук моторов, а за ним появилась и машина, его издававший, хотя скорее это был танк, или что-то подобное. Ботаник спрятался в одном из заброшенных зданий и чудом смог спастись в нём от выстрелов, которые разрушали соседние постройки. Когда махина проехала мимо, бывший фюрер высунул свой нос и, дождавшись того, что взрывы «отъедут» подальше, продолжил свой путь по уже разрушенной улице. Гуро стояла как вкопанная в самом начале этой улочки. Когда Ботаник подошёл к ней, она не стала ничего ему говорить, он молча снова схватил её в охапку и пошёл дальше, противостоя метели. Погода медленно успокаивалось, однако от этого легче не стало. Все ориентиры обратно были разрушены танком и Максимлиан принял решение добраться до леса, а от туда уже искать их домик, который был на окраине городка. Особо не протестуя, Гуро пошла вместе с ним. Когда они дошли до опушки леса и остановились, метель окончательно сошла на нет и нужда двигаться обнявшись и противостоять погоде отпала. Ботаник спустил со своего лица шарф и закурил.

PumpkinzKing: Джон мирно спал, в частично засыпанный снегом берлоге, отобранной у её законного обитателя ещё весной и пытался набраться сил перед грядущей ночью. Сегодня он отправится на обход своей территории, а потом, возможно наведается на окраину города и поохотится... Хорошо, что мертвецы не чувствуют холода, иначе бы жизнь вампира была бы куда более сложной - пришлось бы строить себе более серьёзное жильё... Сон Джона был прерван грохотом выстрелов и рёвом моторов где-то неподалёку. Глаза вампира распахнулись, и он несколько секунд лежал неподвижно, ловя ушами каждый звук. Нет... Ну, это уже слишком! Пойду посмотрю, кто там, а дальше по обстоятельствам. мысленно проворчал Джон, осторожно выкапываясь из берлоги. С каждым сантиметром, приближавшем его к поверхности, вампиру становилось хуже, всё же он был ночным созданием и солнечный свет, был ему неприятен, причиняя некоторый дискомфорт и портя настроение, которое и без того было далеко не радужным. Внезапно Король Тыкв остановился и, тихонько выругавшись, полез обратно, чтобы вытащить из дальнего угла берлоги шапку и куртку, в которые тут же облачился. Особенно тщательно он проверил, не торчат ли из-под шапки уши, которые бы сразу вызвали подозрения и вопросы, которых он обычно старался избегать. Убедившись, что он выглядит нормально, Джон выкопался из берлоги и осторожно огляделся, высунув из неё голову. Неподалёку стояло два человека... Они были на его территории... Впрочем, надо сперва разобраться, кто они такие, перед тем, как перегрызть их глотки. Джон не был глуп, он понимал, что если это какие-нибудь важные шишки, то их будут искать... Вампир продолжил наблюдать за неожиданными гостями, размышляя при этом, куда делся источник грохота, который его разбудил.

Guro: Когда из гаражей выехала громоздкая машина, отдаленно напоминающая танк, Гуро даже не успела отойти от дверей, поэтому ее чуть не задело. Женщина поблагодарила небеса за невнимательность сумасшедшего "танкиста". Правый глаз нервно задергался. Она еще немного постояла, успокаиваясь и пытаясь доказать себе, что голова все еще не снесена, а тело не валяется где-то в снегу. Гуро уже чуть ли не падала в обморок от невозможности реальности и отсутствия каких-либо планов действий, которыми обычно занимался ее куда более собранный сожитель. Спустя некоторой время появился Ботаник, будто почувствовал, что его вспоминают, без церемонии объяснений сгреб ее в охапку и потащил в неизвестном направлении. И сказать то нечего. Потерялась. Поэтому только гордо вздернутая голова показывала, что ничего страшного не произошло, никто не виноват, да и вообще ничего не было, а они все еще идут куда шли. Дойдя до опушки и почувствовав запах курева, Гуро не выдержала и поморщилась. "Меееерзко же...", - протянула она, думая, как же изящнее вынуть торчащую изо рта Ботаника смешную палочку, губящую не только легкие, но и, что непозволительно, зубы. Благо, что теперь женщина крепко стояла на своих двух и привычно рассчитала все возможности побега, хотя в этом и не было никакого смысла, просто привычка. Прищурившись, Гуро немного попрыгала на месте, ибо холод никто не отменял. Она даже немного позавидовала своему спутнику, который отважился спустить теплый шарф.

Ботаник: Максимилиан оглянулся вокруг и прикидывал у себя в голове, куда им стоит пойти, чтобы быстрее добраться до своего убежища. Их дом стоял на самой окраине городка и лес, который в целом окружал Излучинск, там подходил вплотную. Дым, поднимавшийся из города, окончательно его дезориентировал, и Ботаник принял решение пойти наобум. Всё равно обход всего города займёт не больше нескольких часов, однако что делать с Гуро? Он с некой грустью взглянул на свою замёрзшую спутницу и выкинул докуренный бычок в сторону. - С тобой ничего не случилось, пока я тебя не нашёл? - скорее для галочки спросил бывший фюрер. Оставаться на месте нельзя, она окоченеет... Что это было? Хотя у Ботаника был не лучший слух и ему постоянно кажется, что он что-то слышит, но а этот раз он был уверен в том, что это не его паранойя, а кто-то находится в лесу и, возможно, следит за ними. Он ещё немного постоял на месте, а потом медленно начал шагать, стараясь не входить в лес, а держаться его окраины, что было довольно затруднительно из-за глубоких сугробов. Он еле-еле переставлял ноги, чтобы за ним оставалась канавка в снегу, по которой могла пройти его спутница. - Пошли дальше, скоро можно будет согреться у нас дома, или ещё где-нибудь, если тебе совсем невмоготу будет.

Guro: Гуро прокрутила в голове события в гаражах, шок, "знакомство" с бешеным карликом и, в конце концов, поняла, что ничего особенного не произошло. Поэтому когда она подняла голову, ей оставалось только плестись вслед за Ботаником. - Ну, пошли... И я нормально себя чувствую. Правда! Не надо за меня так беспокоиться, не маленькая. - женщина кое-как скрестила руки на груди и скорчила жуткую рожицу, хотя и знала, что этот шедевр мимического искусства увидит только удаляющаяся спина ее спутника. Гуро старалась как можно быстрее перебирать ногами, чтобы не сильно обременять Ботаника. - Нэ, нэ, куда дальше? Мы так и будем ходить возле леса? - наверно, из-за топографического кретинизма маршрут казался странным. Гуро пнула ногой снег, но такого же действия как пинок чего-то твердого и живого это, увы, не дало.

Ботаник: Ботаник на время остановился и ещё раз взглянул на город, который лежал у них теперь по левую руку. Не смотря на то, что метель уончилась, снег продолжал ещё идти, а серое небо начало темнеть ещё больше. Он ещё раз прислушался к лесу. - Смотри. Если я ничего не путаю, те руины, что горят ярче - это место возле того странного здания, куда ты меня привела, скорее всего та махина направилась именно туда, больше по крайней мере я людей в городе не знаю, которым мог бы понадобиться танк. Мы могли бы дойти до нашего домика и через город, от того места, где я тебя нашёл, но это заняло бы больше времени, нежели мы идём сейчас. Наш домик где-то впереди, наверно в минутах 10-15 отсюда.- Скорее для того чтобы отвлечь своё внимание, или внимание Гуро, сказал Максимилиан, показывая руками в сторону объектов, которые он называл. Мысли о том, что в лесу кто-то должен быть, весьма логичны, но лишней осторожности не бывает. По примерным прикидкам Ботаника, до их домика было никак не меньше получаса, однако за те часы, что они в нём отсуствовали, он наверняка снова обледенел и похож на все остальные дома по соседству.

Пахом: В это время к логову Короля Тыкв медленно, но верно со стороны глубокого леса приближался овеянный махорочным дымом старик. Вполне себе типичный усатый и бородатый деда в шапке-ушанке, тулупе, валенках, при берданке и лайка Елисейка тоже с ним. Пахом уже давно бродил по лесу в поисках чуда-юда, что жрало животину живьём. По крайней мере, так подсказывало чутьё, навыки следопыта и элементарный здравый смысл самому Пахому - лапы и когти, судя по отпечаткам, были весьма здоровенными. Да и тот немаловажный факт, что на месте "преступления" оставалось (и это зимой-то!) подозрительно мало кровавых пятен, а из останков - только голые скелеты несчастных представителей животного мира. Даже медведь был один раз! Проведя собственное "расследование", Калистратович начал понимать, где таинственная зверюга живёт. И, как только выдался "погожий" (сиречь ветер дул в лицо и зверюга, соответственно, уловить запахов не могла) денёк, лесник со своей верно служившей ему лет уже этак десять лайкой пошел в обход. В обход, но всё равно прямиком в логово.

PumpkinzKing: Джон следил за двумя людьми, пытаясь разобраться, что же всё-таки происходит. Они явно имели какое-то отношение к тому, что творилось в городе, но эта новость абсолютно не интересовала вампира. Пусть хоть все там, в Излучинске, глотки себе поперегрызают, это ничуть не беспокоило Джона. Конечно, если людей не останется, то будет немного скучно, но зато никто не будет ходить в его лес. К тому же, видимо люди собирались уходить, что вполне удовлетворяло нечисть. Конечно, в ближайшие ночи он их накажет... Очень сильно накажет. Они будут кричать от ужаса всю свою недолгую жизнь, но... Но потом. Прийдя к такому решению, вампир принюхался, запоминая запах Ботаника и Гуро, чтобы позже найти их. Надо их "проводить" до границ, чтобы удостовериться, что они точно ушли. подумал вампир и, сняв шапку, задумчиво поскрёб затылок. Задумавшись о том, как бы половчее проследить за непрошенными гостями, он автоматически положил шапку в карман куртки. Уши, которые больше не придавливаша шапка, видимо были весьма рады такому повороту событий и начали активно ловить каждый звук в лесу. Где-то сзади звучали чьи-то шаги, пока что ещё далеко, но... Судя по звуку, кто-то шёл через лес, определённо приближались к логову вампира.

Пахом: И в конце концов они приблизились. Пахом Калистратович Можайский собственной персоной. А с ним - его Елисейка, страшный зверь, способный один на один загрызть средних размеров медведя исключительно из-за богатого жизненного опыта. Похоже, близко уже чудище лесное-то... Погоди-ка, да вот же оно! В том, что этот "человек" и является пресловутым чудом-юдом, говорило множество фактов. Многочисленные кости у его берлоги и внешний вид самого лесного чудища даже издалека (Одну одежду не то что лесник - порядочный бомж из Излучинска носить не станет! А самое главное - весьма нечеловеческие уши. Такие не то что в Излучинске - в Восточном Бирюлёво лет десять назад из моды вышли.) говорил всем окружающим, что тут живёт бука, бяка и вообще леший. Пахом напрягся. Леший! Елисейка же напротив, сразу расположилась к загадочному лешему. Причины столь внезапной симпатии она не обьяснила бы, даже если бы вдруг выучилась разговаривать. Тем не менее, она радостно, будто увидела родную маму, залаяла и, словно ледокол пробиваясь сквозь довольно толстый слой снега, побежала сторону ушастого. -Елисейка, фу! Фу, кому говорят! Пахом, поняв, что ТЕПЕРЬ уже красться поздно, снял двустволку с плеча.

Guro: Гуро кивала головой в такт всех объяснений Ботаника и немного покачивалась, когда он особо широко размахивал руками. Иногда даже поддакивала. Причем из этих пояснений она поняла только то, что доберутся они до дома не скоро и теряться больше в этой глуши, по угнетающей заброшенности напоминающей болото, больше не стоит, так как в силу топографического кретинизма женщина еще долго не сможет ориентироваться на местности. Гуро уже собиралась сказать, что готова идти дальше, но услышала некий невразумительный звук с непонятным источником. " - Ботаник...", - снова загундосила она: "Здесь же ничего нет, правда? А то это... От снега, наверно. В таких жутких местах вечно что-то мерещится.". Гуро сначала наморщила нос, а потом рассмеялась, глядя на белый снег, который вряд ли мог скрывать каких-то жуткий монстров. Монстры по домам сидят, им холодно. И вообще такая пошлятина бывает только в кино.

Ботаник: Ботаник развернулся в ту сторону, откуда они пришли. Звук был не от ветра, не от эха и не от снега, это определённо было животное и скорее всего это был лай. Хотя нынешний Максимилиан видел животных только в зоопарке, но вроде как он читал, что лают как волки, так и лисицы. Возможно это была и просто собака. Хотя не известно, что было бы хуже: зверь, который почует неладное в высоком не живом человеке и, возможно отступит, или лесничий с собакой, который мало чем сможет отличить бывшего фюрера от живого хомосапиенса, по крайней мере без вскрытия. - Это был животный лай.- Только и сказал Ботаник, после чего он сделал несколько шагов спиною вперёд, поскольку надо было обдумать, как дальше двигаться, чтобы целым и невредимым добраться до домика. Тактика выживает сильнейший явно отпадает, но Гуро и не справится с «прокладыванием» пути через сугроб. По этому он пока шёл спиной вперёд, иногда оглядываясь, чтобы не сильно углубляться в лес, а идти по самой опушке. - Прибавить шаг так не удасться, но если я скажу: "Беги"ты так и сделаешь. Следи за тем, что бы большая часть деревьев была не выше тебя ростом, тогда ты будешь бежать ровно по опушке и там где-то домик наш да будет, если совсем страшно, то беги в город, его найти проще, ты всё поняла?

Guro: - Ага. Конечно, поняла. Уже вижу со стороны даму бальзаковского возраста, бегущую как девочка "в домик". Не смеши, это чушь. - Гуро скривила кислую мину и пнула снег, но теперь так, чтобы он попал в Ботаника. - Не хочу никуда бежать. И к чему это ты? Боишься какой-то животинки? - она фыркнула и приподняла воротник куртки. Конечно, уже было известно как можно безопасно свалить. Особенно в город, где находился тепленький страшненький штаб с совсем нестрашными ребятками. И если все-таки какая-нибудь шерстистая дрянь приползет, то женщина не преминет воспользоваться навыками. Хотя оставлять Ботаника ей больше не хотелось. Гуро опустила голову и пошла дальше. Так же медленно, еле перебирая ногами. - Ладно, пойдем... Быстрее.

PumpkinzKing: Джон резко обернулся. Вот уж кого он не ожидал увидеть около своего логова, так это пожилого деда с берданкой на плече, которого сопровождала собака. Вампир уже настолько отвык от пожилых людей(они очень быстро выдыхались, когда он охотился на представителей рода человеческого), так что от удивления его глаза полезли на лоб. Джон был так сильно удивлён, что уже открыл было рот, для вполне законного вопроса "Ты что тут делаешь?", только сильно искажённого местной табуированной лексикой, когда раздался лай собаки. В голове вампира что-то щёлкнуло и он, с треском захлопнув пасть, воззрился теперь уже на собаку, которая явно была рада видеть в чём-то родную и возможно даже душу. "Душа" впрочем тоже была рада. Вновь посмотрев на деда, Джон увидел, что тот снимает с плеча своё грозное оружие. - Дед, ты чего? - вырвалось у нечисти. Впрочем, вампир тут же понял "чего" - шапку он не одел, так что его метка зверя была прекрасно видна. Так, надо что-то сделать... Ненавижу, когда в меня стреляют, тем более из таких штуквин пронеслось в голове у вампира. Пока эта чрезвычайно своевременная и невероятно свежая мысль формировалась у него в мозгу, он услышал, что те двое, за которыми он собственно и собирался проследить, о чём-то переговариваются. Прозвучало слово "беги". Это было нехорошо, но... Джон всегда мог их найти по запаху, так что сейчас следовало отделаться от старика, который появился тут очень несвоевременно. В этот момент собака, Елисейка, как её назвал дед, как раз добралась через снежную целину до вампира. Он обнял её и стал чесать за ухом, при этом счастливо улыбаясь - собака была красивая и ухоженная. И очень дружелюбная. Наверное очень много значила для лесника, кем старикан скорее всего и являлся.

Пахом: Ой, а и правда, чего-йто я? Поглядев на реакцию Елисейки, которую и к людям-то подпускать было опасно, Пахом Калистратович засомневался, что перед ним именно чудище. Чудища так себя по отношению к охотничьим собакам не ведут, да и лайки, по мнению лесника, тоже не мечтают, чтобы их гладила первая попавшаяся чертовщина. Следствие? Чертовщина - не простая. А совершенно особая. И отношения тоже требовала особого. Он же ко мне со всей душой, а я в ево берданкой тыкаю. Пахом Калистратович почесал затылок, от чего шапка-ушанка сьехала на лоб и прикрыла его седые брови. -Да ты никак леший? Именно это предположение наиболее хорошо и правильно вписывалось в куцую картину мира, всю жизнь обретавшуюся в голове у лесника. По этому случаю он убрал берданку за плечо (что можно берданкой сделать лешему?), поправил ушанку на голове и начал с опаской приближаться на расстояние, при котором общение можно было поддерживать, не срывая голос.

PumpkinzKing: Леший... М-да... У старикана маразм. подумал Джон. Больше всего ему хотелось прибить лесника, но это будет слишком шумно. Те двое и так уже наслушалиь восторженного лая собаки и окриков старика, так что дополнять картину криками и шумом, пусть и недолгим, будет неразумно - они попытаются скрыться, так как испугаются. А долго шариться по городу Джон не любил - там всё загажено дымом и очень шумно. Надо его уболтать... Блин, о чём обычно говорят люди сейчас? Даже нет, о чём говорят лешие? Так... Вампир собрался с духом и приготовился нести околесицу. - Да, мужик, леший я. А что это ты по моему лесу с ружьём ходишь? Никак на охоту? Так здесь мало кого встретишь, надо глубже идти. - произнося эти слова, Джон мысленно кривился от отвращения к себе и скрипел зубами от злобы. Сам советует человеку, где дичь искать! В своих собственных владениях! Успокаивало только одно - раз уж он проснулся от дикого грохота, то всё зверьё и подавно ушло куда-нибудь подальше, значит и деду не достанется, если пойдёт дальше в леса. Увидев, что лесник убрал ружьё, Джон позволил себе прибавить к своей тираде лукавый Ленинский прищур, конечно, в меру своих убогих актёрских способностей и весьма отдалённого представления о том, как этот самый Ленин и его прищур выглядят. По крайней мере это смотрелось доброжелательно.

Пахом: Гляди-ка, и правда леший! В голове у Пахома крутилась вся разрозненная и отрывочная информация о леших, что он мог вообще подчерпнуть за долгие годы своей жизни. Он неотрывно следил за Королём Тыкв, который указывал ему на водящуюся "воонтамвона" дичь. Как будто он и сам не знал, где тут кто водится. Елисейка, тем не менее, продолжала ласкаться к ушастому и отлипать не собиралась, по крайней мере не в эти сутки. А ведь не трогает меня, хоть я и человек. Видит, знать, душу родную, лесную. Приняв данное умозаключение как единственно верное, свою дальнейшую дипломатическую политику он начал строить именно из этого. Но уважения к нечисти он не потерял - на то она и нечисть, чтобы её не обижать лишний раз. Но на расстояние вытянутой руки Пахом Калистратович всё-таки подошел. -А ты, значится, лес от людей охраняешь? Дык я тем же занимаюсь! Пахом меня звать, лесник я тутошний. Меня тут все знают! Сказав это, он протянул руку, чтобы пожать её "лешему". Тот факт, что "леший" был занят лайкой, его совершенно не смущал - не до того.



полная версия страницы