Форум » Излучинск » Лес » Ответить

Лес

Romero: Непроходимая, особенно в зимнее время, тайга, окружающая городок. Высокие ели, сосны и почти полное отсутствие кустов и подлеска. Летом тут и там снуют белки, поют птицы, однако зимой всё замирает, и изредка можно встретить лишь одинокого лося. [more][/more]

Ответов - 94, стр: 1 2 3 4 5 All

SleepWalker: Одетая по последней таежной моде Лунатик двигалась сквозь лес, почти не оставляя следов на снегу. Еще сравнительно недавно она точно так же шла сквозь метель к Упячке - и вот опять... Закрыв глаза и для верности обмотав голову шарфом, лейтенант во сне искала дорогу, ориентируясь на едва заметные следы знакомой ауры, слушая то, что говорят деревья и шепчут пролетающие мимо снежинки... Они видели. Они знали. Они не соврут. Чем дальше в лес, тем легче становилось чувствовать путь, тем яснее перед закрытыми глазами вырисовывалась цель. Если Лунатик сделала все правильно - а в этом сноходец почти не сомневалась - то скоро... Девушка очнулась почти на крыльце занесенной снегом избушки. Размотав шарф и поморгав глазами, она поняла, что не ошиблась и пришла именно в то место, где ее видеть не хотели... Глубоко вдохнув и выдохнув, Лунатик прислушалась к себе и улыбнулась. Все верно, это не место и не время для страха, боли, отчаяния или гнева. Еще один глубокий вдох... Выдох... До земли поклонившись лесу, который помог ей добраться целой и невредимой, Лунатик преодолела две ступеньки и, стянув варежку, постучала в дверь.

Romero: Ещё на подходе к дому, Кандид вяло улавливал чьё-то присутствие, но думал, уйдут - всё же, в таких лесах попадались и туристы. Хоть и всего один раз. Однако, чем ближе он был к своей избушке, тем чётче понимал, что эти туристы просто так не уйдут. Потому что пришли тоже не просто так. Восходящее солнце ещё не могло пробиться сквозь густые ветви деревьев. Сбавив темп и снова переходя на бесшумную походку, Невструев подбирался к одинокому силуэту на крыльце, даже не подозревая, кого занесло в столь ранний час. Но вот, глаз выхватил из темноты рыжие волосы, и всю решимость как рукой сняло. Кто привёл? Капитан? Нет, вампир доверял ему, как самому себе. Значит... пришла сама? Покачав головой, Кандид сделал ещё шаг вперёд. Под сапогом захрустел снег, обозначая присутствие ещё одного местного обитателя. Всё же, когда-нибудь этот разговор должен был состояться. - Здесь никого нет, - как можно более мягко, хоть и с хрипотцой протянул Кандид. - Ни одной живой души. Он поправил повязку и стряхнул снег с плеч, посетовав на откровенно запущенный внешний вид. Нехорошо получилось...

SleepWalker: Услышав его голос, Лунатик почувствовала, что у нее почти привычно подогнулись колени. Не время для слабости, напомнила она себе. Не время для стыда. Обернувшись, она прислонилась спиной к двери и, улыбнувшись, произнесла как можно спокойнее и мягче: - Доброе утро, Кандид Полуэктович. Что теперь? Сказать, что мимо проходила, да, думаю, загляну? Бред... Попроситься зайти? Рано... А, ну тогда сразу... Лунатик подняла голову к солнцу, чуть сощурила глаза, снова перевела взгляд на Кандида и долго-долго смотрела на него, почему-то вспомнив старую песню про железнодорожника и поезд на небо... Не время для жалости. - Давно не виделись... - стараясь говорить по-прежнему спокойно, Лунатик стянула с плеч рюзак и поставила его на крыльцо поближе к Кандиду. - А я вам тут... Сгущенки принесла. И шоколад, - и, собравшись с духом, выпалила: - Разрешите зайти?

Romero: Весьма странный предлог для посещения не удивил вампира. Тот лишь слегка улыбнулся, так, чтобы не обнажить клыки, и согласно кивнул: - Давненько... Что поделать... Неужели она не боялась его, после того, как увидела, на что способно неконтролируемое чудовище? Даже сам Кандид прекрасно понял, что больше не владеет собой полностью, и очередная такая вспышка могла произойти в любой момент. Оттого и избрал для себя путь отшельничества. Впрочем, сейчас, кажется, всё было в норме. Если лейтенант не принесёт с собой слишком уж сильные переживания. За спиной девушки раздался еле слышный железный лязг, как будто кто-то изнутри отодвинул дверной засов. Кандид подхватил рюкзак, поднялся на крыльцо и, едва не коснувшись Лунатика, толкнул дверь. Внутри было тепло, хоть и темнее, чем на улице - единственное окно было зашторено, а снаружи и вовсе наполовину занесено снегом. - Заходите, раз уж здесь...

Ботаник: Метель только усилилась, пока Ботаник и Гуро были в штабе, по этому не удивительно, что при выходе из него Гуро не долго смогла держаться за руку Максимилиана и в конечном счёте куда-то «улетела». Он заметил это не сразу, лишь когда сделал пару десятков шагов, которые ему дались проще, чем до них. Бывший фюрер огляделся и только сейчас заметил пропажу. Чёрт возьми, куда она подевалась? пролетело у него в голове, а вокруг были пустые заснеженные улицы. Ботаник долго оглядывался и побрёл обратно, благо с ориентированием на местности у него было хорошо. Найти место «разъединения» оказалось довольно просто, но вот куда ушла Гуро проследить было почти невозможно. Возвращаться к этому штабу бессмысленно, поскольку там что-то произошло... Ботаник вспомнил, что когда он отделялся, раздались ужасные звуки, похожие на слом здания. - Гуро как раз из того самого «робкого десятка», туда её точно бы не потянуло. - Вслух рассуждал Максимилиан, пока искал в какую из маленьких улочек на этом перекрёстке она могла улететь. Не придя ни к какому выводу он пошёл налево, но эта улочка его вывела из центра городка, а потом в поле. Чертыхнувшись, он вернулся к злосчастному перекрёстку и пошёл другой дорогой. Впереди послышался в начале механический звук моторов, а за ним появилась и машина, его издававший, хотя скорее это был танк, или что-то подобное. Ботаник спрятался в одном из заброшенных зданий и чудом смог спастись в нём от выстрелов, которые разрушали соседние постройки. Когда махина проехала мимо, бывший фюрер высунул свой нос и, дождавшись того, что взрывы «отъедут» подальше, продолжил свой путь по уже разрушенной улице. Гуро стояла как вкопанная в самом начале этой улочки. Когда Ботаник подошёл к ней, она не стала ничего ему говорить, он молча снова схватил её в охапку и пошёл дальше, противостоя метели. Погода медленно успокаивалось, однако от этого легче не стало. Все ориентиры обратно были разрушены танком и Максимлиан принял решение добраться до леса, а от туда уже искать их домик, который был на окраине городка. Особо не протестуя, Гуро пошла вместе с ним. Когда они дошли до опушки леса и остановились, метель окончательно сошла на нет и нужда двигаться обнявшись и противостоять погоде отпала. Ботаник спустил со своего лица шарф и закурил.

PumpkinzKing: Джон мирно спал, в частично засыпанный снегом берлоге, отобранной у её законного обитателя ещё весной и пытался набраться сил перед грядущей ночью. Сегодня он отправится на обход своей территории, а потом, возможно наведается на окраину города и поохотится... Хорошо, что мертвецы не чувствуют холода, иначе бы жизнь вампира была бы куда более сложной - пришлось бы строить себе более серьёзное жильё... Сон Джона был прерван грохотом выстрелов и рёвом моторов где-то неподалёку. Глаза вампира распахнулись, и он несколько секунд лежал неподвижно, ловя ушами каждый звук. Нет... Ну, это уже слишком! Пойду посмотрю, кто там, а дальше по обстоятельствам. мысленно проворчал Джон, осторожно выкапываясь из берлоги. С каждым сантиметром, приближавшем его к поверхности, вампиру становилось хуже, всё же он был ночным созданием и солнечный свет, был ему неприятен, причиняя некоторый дискомфорт и портя настроение, которое и без того было далеко не радужным. Внезапно Король Тыкв остановился и, тихонько выругавшись, полез обратно, чтобы вытащить из дальнего угла берлоги шапку и куртку, в которые тут же облачился. Особенно тщательно он проверил, не торчат ли из-под шапки уши, которые бы сразу вызвали подозрения и вопросы, которых он обычно старался избегать. Убедившись, что он выглядит нормально, Джон выкопался из берлоги и осторожно огляделся, высунув из неё голову. Неподалёку стояло два человека... Они были на его территории... Впрочем, надо сперва разобраться, кто они такие, перед тем, как перегрызть их глотки. Джон не был глуп, он понимал, что если это какие-нибудь важные шишки, то их будут искать... Вампир продолжил наблюдать за неожиданными гостями, размышляя при этом, куда делся источник грохота, который его разбудил.

Guro: Когда из гаражей выехала громоздкая машина, отдаленно напоминающая танк, Гуро даже не успела отойти от дверей, поэтому ее чуть не задело. Женщина поблагодарила небеса за невнимательность сумасшедшего "танкиста". Правый глаз нервно задергался. Она еще немного постояла, успокаиваясь и пытаясь доказать себе, что голова все еще не снесена, а тело не валяется где-то в снегу. Гуро уже чуть ли не падала в обморок от невозможности реальности и отсутствия каких-либо планов действий, которыми обычно занимался ее куда более собранный сожитель. Спустя некоторой время появился Ботаник, будто почувствовал, что его вспоминают, без церемонии объяснений сгреб ее в охапку и потащил в неизвестном направлении. И сказать то нечего. Потерялась. Поэтому только гордо вздернутая голова показывала, что ничего страшного не произошло, никто не виноват, да и вообще ничего не было, а они все еще идут куда шли. Дойдя до опушки и почувствовав запах курева, Гуро не выдержала и поморщилась. "Меееерзко же...", - протянула она, думая, как же изящнее вынуть торчащую изо рта Ботаника смешную палочку, губящую не только легкие, но и, что непозволительно, зубы. Благо, что теперь женщина крепко стояла на своих двух и привычно рассчитала все возможности побега, хотя в этом и не было никакого смысла, просто привычка. Прищурившись, Гуро немного попрыгала на месте, ибо холод никто не отменял. Она даже немного позавидовала своему спутнику, который отважился спустить теплый шарф.

Ботаник: Максимилиан оглянулся вокруг и прикидывал у себя в голове, куда им стоит пойти, чтобы быстрее добраться до своего убежища. Их дом стоял на самой окраине городка и лес, который в целом окружал Излучинск, там подходил вплотную. Дым, поднимавшийся из города, окончательно его дезориентировал, и Ботаник принял решение пойти наобум. Всё равно обход всего города займёт не больше нескольких часов, однако что делать с Гуро? Он с некой грустью взглянул на свою замёрзшую спутницу и выкинул докуренный бычок в сторону. - С тобой ничего не случилось, пока я тебя не нашёл? - скорее для галочки спросил бывший фюрер. Оставаться на месте нельзя, она окоченеет... Что это было? Хотя у Ботаника был не лучший слух и ему постоянно кажется, что он что-то слышит, но а этот раз он был уверен в том, что это не его паранойя, а кто-то находится в лесу и, возможно, следит за ними. Он ещё немного постоял на месте, а потом медленно начал шагать, стараясь не входить в лес, а держаться его окраины, что было довольно затруднительно из-за глубоких сугробов. Он еле-еле переставлял ноги, чтобы за ним оставалась канавка в снегу, по которой могла пройти его спутница. - Пошли дальше, скоро можно будет согреться у нас дома, или ещё где-нибудь, если тебе совсем невмоготу будет.

Guro: Гуро прокрутила в голове события в гаражах, шок, "знакомство" с бешеным карликом и, в конце концов, поняла, что ничего особенного не произошло. Поэтому когда она подняла голову, ей оставалось только плестись вслед за Ботаником. - Ну, пошли... И я нормально себя чувствую. Правда! Не надо за меня так беспокоиться, не маленькая. - женщина кое-как скрестила руки на груди и скорчила жуткую рожицу, хотя и знала, что этот шедевр мимического искусства увидит только удаляющаяся спина ее спутника. Гуро старалась как можно быстрее перебирать ногами, чтобы не сильно обременять Ботаника. - Нэ, нэ, куда дальше? Мы так и будем ходить возле леса? - наверно, из-за топографического кретинизма маршрут казался странным. Гуро пнула ногой снег, но такого же действия как пинок чего-то твердого и живого это, увы, не дало.

Ботаник: Ботаник на время остановился и ещё раз взглянул на город, который лежал у них теперь по левую руку. Не смотря на то, что метель уончилась, снег продолжал ещё идти, а серое небо начало темнеть ещё больше. Он ещё раз прислушался к лесу. - Смотри. Если я ничего не путаю, те руины, что горят ярче - это место возле того странного здания, куда ты меня привела, скорее всего та махина направилась именно туда, больше по крайней мере я людей в городе не знаю, которым мог бы понадобиться танк. Мы могли бы дойти до нашего домика и через город, от того места, где я тебя нашёл, но это заняло бы больше времени, нежели мы идём сейчас. Наш домик где-то впереди, наверно в минутах 10-15 отсюда.- Скорее для того чтобы отвлечь своё внимание, или внимание Гуро, сказал Максимилиан, показывая руками в сторону объектов, которые он называл. Мысли о том, что в лесу кто-то должен быть, весьма логичны, но лишней осторожности не бывает. По примерным прикидкам Ботаника, до их домика было никак не меньше получаса, однако за те часы, что они в нём отсуствовали, он наверняка снова обледенел и похож на все остальные дома по соседству.

Пахом: В это время к логову Короля Тыкв медленно, но верно со стороны глубокого леса приближался овеянный махорочным дымом старик. Вполне себе типичный усатый и бородатый деда в шапке-ушанке, тулупе, валенках, при берданке и лайка Елисейка тоже с ним. Пахом уже давно бродил по лесу в поисках чуда-юда, что жрало животину живьём. По крайней мере, так подсказывало чутьё, навыки следопыта и элементарный здравый смысл самому Пахому - лапы и когти, судя по отпечаткам, были весьма здоровенными. Да и тот немаловажный факт, что на месте "преступления" оставалось (и это зимой-то!) подозрительно мало кровавых пятен, а из останков - только голые скелеты несчастных представителей животного мира. Даже медведь был один раз! Проведя собственное "расследование", Калистратович начал понимать, где таинственная зверюга живёт. И, как только выдался "погожий" (сиречь ветер дул в лицо и зверюга, соответственно, уловить запахов не могла) денёк, лесник со своей верно служившей ему лет уже этак десять лайкой пошел в обход. В обход, но всё равно прямиком в логово.

PumpkinzKing: Джон следил за двумя людьми, пытаясь разобраться, что же всё-таки происходит. Они явно имели какое-то отношение к тому, что творилось в городе, но эта новость абсолютно не интересовала вампира. Пусть хоть все там, в Излучинске, глотки себе поперегрызают, это ничуть не беспокоило Джона. Конечно, если людей не останется, то будет немного скучно, но зато никто не будет ходить в его лес. К тому же, видимо люди собирались уходить, что вполне удовлетворяло нечисть. Конечно, в ближайшие ночи он их накажет... Очень сильно накажет. Они будут кричать от ужаса всю свою недолгую жизнь, но... Но потом. Прийдя к такому решению, вампир принюхался, запоминая запах Ботаника и Гуро, чтобы позже найти их. Надо их "проводить" до границ, чтобы удостовериться, что они точно ушли. подумал вампир и, сняв шапку, задумчиво поскрёб затылок. Задумавшись о том, как бы половчее проследить за непрошенными гостями, он автоматически положил шапку в карман куртки. Уши, которые больше не придавливаша шапка, видимо были весьма рады такому повороту событий и начали активно ловить каждый звук в лесу. Где-то сзади звучали чьи-то шаги, пока что ещё далеко, но... Судя по звуку, кто-то шёл через лес, определённо приближались к логову вампира.

Пахом: И в конце концов они приблизились. Пахом Калистратович Можайский собственной персоной. А с ним - его Елисейка, страшный зверь, способный один на один загрызть средних размеров медведя исключительно из-за богатого жизненного опыта. Похоже, близко уже чудище лесное-то... Погоди-ка, да вот же оно! В том, что этот "человек" и является пресловутым чудом-юдом, говорило множество фактов. Многочисленные кости у его берлоги и внешний вид самого лесного чудища даже издалека (Одну одежду не то что лесник - порядочный бомж из Излучинска носить не станет! А самое главное - весьма нечеловеческие уши. Такие не то что в Излучинске - в Восточном Бирюлёво лет десять назад из моды вышли.) говорил всем окружающим, что тут живёт бука, бяка и вообще леший. Пахом напрягся. Леший! Елисейка же напротив, сразу расположилась к загадочному лешему. Причины столь внезапной симпатии она не обьяснила бы, даже если бы вдруг выучилась разговаривать. Тем не менее, она радостно, будто увидела родную маму, залаяла и, словно ледокол пробиваясь сквозь довольно толстый слой снега, побежала сторону ушастого. -Елисейка, фу! Фу, кому говорят! Пахом, поняв, что ТЕПЕРЬ уже красться поздно, снял двустволку с плеча.

Guro: Гуро кивала головой в такт всех объяснений Ботаника и немного покачивалась, когда он особо широко размахивал руками. Иногда даже поддакивала. Причем из этих пояснений она поняла только то, что доберутся они до дома не скоро и теряться больше в этой глуши, по угнетающей заброшенности напоминающей болото, больше не стоит, так как в силу топографического кретинизма женщина еще долго не сможет ориентироваться на местности. Гуро уже собиралась сказать, что готова идти дальше, но услышала некий невразумительный звук с непонятным источником. " - Ботаник...", - снова загундосила она: "Здесь же ничего нет, правда? А то это... От снега, наверно. В таких жутких местах вечно что-то мерещится.". Гуро сначала наморщила нос, а потом рассмеялась, глядя на белый снег, который вряд ли мог скрывать каких-то жуткий монстров. Монстры по домам сидят, им холодно. И вообще такая пошлятина бывает только в кино.

Ботаник: Ботаник развернулся в ту сторону, откуда они пришли. Звук был не от ветра, не от эха и не от снега, это определённо было животное и скорее всего это был лай. Хотя нынешний Максимилиан видел животных только в зоопарке, но вроде как он читал, что лают как волки, так и лисицы. Возможно это была и просто собака. Хотя не известно, что было бы хуже: зверь, который почует неладное в высоком не живом человеке и, возможно отступит, или лесничий с собакой, который мало чем сможет отличить бывшего фюрера от живого хомосапиенса, по крайней мере без вскрытия. - Это был животный лай.- Только и сказал Ботаник, после чего он сделал несколько шагов спиною вперёд, поскольку надо было обдумать, как дальше двигаться, чтобы целым и невредимым добраться до домика. Тактика выживает сильнейший явно отпадает, но Гуро и не справится с «прокладыванием» пути через сугроб. По этому он пока шёл спиной вперёд, иногда оглядываясь, чтобы не сильно углубляться в лес, а идти по самой опушке. - Прибавить шаг так не удасться, но если я скажу: "Беги"ты так и сделаешь. Следи за тем, что бы большая часть деревьев была не выше тебя ростом, тогда ты будешь бежать ровно по опушке и там где-то домик наш да будет, если совсем страшно, то беги в город, его найти проще, ты всё поняла?

Guro: - Ага. Конечно, поняла. Уже вижу со стороны даму бальзаковского возраста, бегущую как девочка "в домик". Не смеши, это чушь. - Гуро скривила кислую мину и пнула снег, но теперь так, чтобы он попал в Ботаника. - Не хочу никуда бежать. И к чему это ты? Боишься какой-то животинки? - она фыркнула и приподняла воротник куртки. Конечно, уже было известно как можно безопасно свалить. Особенно в город, где находился тепленький страшненький штаб с совсем нестрашными ребятками. И если все-таки какая-нибудь шерстистая дрянь приползет, то женщина не преминет воспользоваться навыками. Хотя оставлять Ботаника ей больше не хотелось. Гуро опустила голову и пошла дальше. Так же медленно, еле перебирая ногами. - Ладно, пойдем... Быстрее.

PumpkinzKing: Джон резко обернулся. Вот уж кого он не ожидал увидеть около своего логова, так это пожилого деда с берданкой на плече, которого сопровождала собака. Вампир уже настолько отвык от пожилых людей(они очень быстро выдыхались, когда он охотился на представителей рода человеческого), так что от удивления его глаза полезли на лоб. Джон был так сильно удивлён, что уже открыл было рот, для вполне законного вопроса "Ты что тут делаешь?", только сильно искажённого местной табуированной лексикой, когда раздался лай собаки. В голове вампира что-то щёлкнуло и он, с треском захлопнув пасть, воззрился теперь уже на собаку, которая явно была рада видеть в чём-то родную и возможно даже душу. "Душа" впрочем тоже была рада. Вновь посмотрев на деда, Джон увидел, что тот снимает с плеча своё грозное оружие. - Дед, ты чего? - вырвалось у нечисти. Впрочем, вампир тут же понял "чего" - шапку он не одел, так что его метка зверя была прекрасно видна. Так, надо что-то сделать... Ненавижу, когда в меня стреляют, тем более из таких штуквин пронеслось в голове у вампира. Пока эта чрезвычайно своевременная и невероятно свежая мысль формировалась у него в мозгу, он услышал, что те двое, за которыми он собственно и собирался проследить, о чём-то переговариваются. Прозвучало слово "беги". Это было нехорошо, но... Джон всегда мог их найти по запаху, так что сейчас следовало отделаться от старика, который появился тут очень несвоевременно. В этот момент собака, Елисейка, как её назвал дед, как раз добралась через снежную целину до вампира. Он обнял её и стал чесать за ухом, при этом счастливо улыбаясь - собака была красивая и ухоженная. И очень дружелюбная. Наверное очень много значила для лесника, кем старикан скорее всего и являлся.

Пахом: Ой, а и правда, чего-йто я? Поглядев на реакцию Елисейки, которую и к людям-то подпускать было опасно, Пахом Калистратович засомневался, что перед ним именно чудище. Чудища так себя по отношению к охотничьим собакам не ведут, да и лайки, по мнению лесника, тоже не мечтают, чтобы их гладила первая попавшаяся чертовщина. Следствие? Чертовщина - не простая. А совершенно особая. И отношения тоже требовала особого. Он же ко мне со всей душой, а я в ево берданкой тыкаю. Пахом Калистратович почесал затылок, от чего шапка-ушанка сьехала на лоб и прикрыла его седые брови. -Да ты никак леший? Именно это предположение наиболее хорошо и правильно вписывалось в куцую картину мира, всю жизнь обретавшуюся в голове у лесника. По этому случаю он убрал берданку за плечо (что можно берданкой сделать лешему?), поправил ушанку на голове и начал с опаской приближаться на расстояние, при котором общение можно было поддерживать, не срывая голос.

PumpkinzKing: Леший... М-да... У старикана маразм. подумал Джон. Больше всего ему хотелось прибить лесника, но это будет слишком шумно. Те двое и так уже наслушалиь восторженного лая собаки и окриков старика, так что дополнять картину криками и шумом, пусть и недолгим, будет неразумно - они попытаются скрыться, так как испугаются. А долго шариться по городу Джон не любил - там всё загажено дымом и очень шумно. Надо его уболтать... Блин, о чём обычно говорят люди сейчас? Даже нет, о чём говорят лешие? Так... Вампир собрался с духом и приготовился нести околесицу. - Да, мужик, леший я. А что это ты по моему лесу с ружьём ходишь? Никак на охоту? Так здесь мало кого встретишь, надо глубже идти. - произнося эти слова, Джон мысленно кривился от отвращения к себе и скрипел зубами от злобы. Сам советует человеку, где дичь искать! В своих собственных владениях! Успокаивало только одно - раз уж он проснулся от дикого грохота, то всё зверьё и подавно ушло куда-нибудь подальше, значит и деду не достанется, если пойдёт дальше в леса. Увидев, что лесник убрал ружьё, Джон позволил себе прибавить к своей тираде лукавый Ленинский прищур, конечно, в меру своих убогих актёрских способностей и весьма отдалённого представления о том, как этот самый Ленин и его прищур выглядят. По крайней мере это смотрелось доброжелательно.

Пахом: Гляди-ка, и правда леший! В голове у Пахома крутилась вся разрозненная и отрывочная информация о леших, что он мог вообще подчерпнуть за долгие годы своей жизни. Он неотрывно следил за Королём Тыкв, который указывал ему на водящуюся "воонтамвона" дичь. Как будто он и сам не знал, где тут кто водится. Елисейка, тем не менее, продолжала ласкаться к ушастому и отлипать не собиралась, по крайней мере не в эти сутки. А ведь не трогает меня, хоть я и человек. Видит, знать, душу родную, лесную. Приняв данное умозаключение как единственно верное, свою дальнейшую дипломатическую политику он начал строить именно из этого. Но уважения к нечисти он не потерял - на то она и нечисть, чтобы её не обижать лишний раз. Но на расстояние вытянутой руки Пахом Калистратович всё-таки подошел. -А ты, значится, лес от людей охраняешь? Дык я тем же занимаюсь! Пахом меня звать, лесник я тутошний. Меня тут все знают! Сказав это, он протянул руку, чтобы пожать её "лешему". Тот факт, что "леший" был занят лайкой, его совершенно не смущал - не до того.

PumpkinzKing: Лесник... Отлично, теперь и тут завелись люди... с неудовольствием отметил про себя Джон, наблюдая, как старец приближается к нему. Вампир вполне смог бы сейчас вскочить и разорвать горло деду, который как раз изволил представиться и сообщить, что охраняет лес от людей. Ну да, человек охраняющий лес от людей... Шерсть на загривке, невидимая под одеждой встала дыбом от такой странной идеи. Тем не менее, вампир решил всё же пожать Пахому руку. В его голове созревал план, как прибить двух, а в данном случае даже трёх зайцев одним махом. - Ну, будем знакомы, Пахом. А я леший. Просто леший. - Джон улыбнулся. - Лес от людей охраняешь, говоришь? А что там за люди шастают тогда? - спросил вампир, кивнув в ту сторону, откуда раздавались голоса. - Ходят тут, шумят... Какую-то машину пригнали... Она сейчас уехала, но грохоту на весь лес было. Зверей перепугала всех, опять же... Вампир пошевелил ушами, прислушиваясь. Вроде бы эти двое ещё оставались на месте и это хорошо. - Нехорошие люди видать, не нравятся они мне. Как услышали лай, так сразу уходить стали... - недовольно произнёс Король Тыкв. - Надо с ними сделать что-нибудь, да зима сейчас. Лес спит, не напугать мне их как следует.

Пахом: -Ты не серчай уж на меня, тяжко мне одному-то за всем лесом смотреть. Пахом решил всё-таки не упоминать лешему, что охотился он именно на него. И вообще в подобного рода разговорах следовало соблюдать крайнюю степень осторожности - каждую секунду тебя может просто-напросто сожрать собеседник. И это ОЧЕНЬ плохо и вообще пагубно влияет на здоровье. Дык чойто я сразу-то не догадался, старый! -Ты этава, пойдём их вместе пугать! А я тебя потом мясом свежим накормлю, у меня тут капканов-то много! В том, что леший ел исключительно живое мясо, сомневаться не приходилось - достаточно было посмотреть на останки различного рода животных, украшавшие окрестности его берлоги. Но Пахом Калистратович тут же засомневался - про капканы он, возможно, сказал зря...

PumpkinzKing: Услышав от какого-то человека, который не мог считаться жителем леса вообще, предложение накормить вампира мясом, да ещё и заявление о расставленных на территории Джона капканах, последний резко помрачнел. Первоначальное желание стравить друг с другом жалких людей испарилось - теперь он хотел только уничтожения пришельцев. Сейчас же. На месте разорвать этого старика на части, а потом проследовать за той парочкой. Внутри вампира вскипела ярость, требовавшая быстрых действий... Но, действий "с огоньком" и выдумкой. На мгновение немёртвый задумался, но тут же в его голову пришла идея. Собака... Близкий друг этого... лесника... Он не решится напасть на неё, не сумеет убить её, по крайней мере некоторое время. Достаточное, чтобы она перегрызла его дряблую глотку, или чтобы вампир успел вскочить и самолично свернуть эту цеплячью шею. Заставить умолкнуть этого человека, который возомнил, что сможет следить за лесом и решил, что знает его! Джон поймал взгляд Елисейки и сосредоточился. Тебе надо напасть на этого человека, на лесника. Сейчас же... Постарайся убить его, перегрызть горло. Он - зло и должен быть убит... Собака моргнула, показывая, что поняла его, после чего вампир исподлобья посмотрел на старика и ухмыльнулся, показывая роскошные клыки. Уши немёртвого прижались к голове, показывая его раздражение.

Пахом: Джон не учел одного - отношения Елисейки к Пахому. Нет, ну вроде как зло. Но убивать всё равно неохота. Хозяин как-никак, щенком подобрал. Но зло. Зло. Порычать надо. -Рррррррр! - Воскликнула впервые в своей жизни лайка в сторону родного Пахома. И тут же офигела от собственной наглости. Но рычать не перестала. -Ты чегой-то? А ну, фу! - Пахом был удивлён не меньше и всё по той же причине. Да и страшновато стало - знать, разозлился на него леший, натравить решил собственную собаку. Ведь и Калистратыч тоже не помнил, чтобы она на него хотя бы раз рыкнула. А дальше начался форменный трындец. Елисейка решила хоть как-то оживить ситуацию и избавиться от моральных метаний. И набросилась на Пахома. В глотку она ему, конечно, не вцепилась. Медведю бы вцепилась, но не человеку, у которого несколько раз при встрече с тем же медведем случалась осечка. Отбиваться от зверей Пахом умел. Но ладонь она ему прокусила насквозь (Даже кровь брызнула на снег, для верности), прежде чем Пахом зажал её у себя между ног, присел сверху и взял здоровой рукой за шкирку. За один этот трюк его взяли бы в милицию кинологом с руками и ногами. Вот только вторая рука тоже была здорова. Пахом даже боли не почувствовал. И знать не знал, что Елисейка прокусила руку Иосифу. -Ты чтож это делаешь, дурная? Ух, я тебя, мешок с костями!

PumpkinzKing: Осечка вышла... Давно не практиковался... пронеслось в голове Джона, когда он увидел, что собака ему не подчинилась... Вернее не до конца... Впрочем, эти мысли тут же были смыты запахом свежей крови, которая прочертила на снегу багровую пунктирную линию... Да что там, изголодавшийся и невыспавшийся Король Тыкв при виде крови вообще перестал мыслить хоть как-нибудь связно - все мысли были смыты пробудившимся внутренним Зверем, который хотел только одного - покарать чужака. Это желание вполне соответствовало пожеланиям самого Джона, так что он с радостью позволил монстру внутри себя взять ситуацию под контроль, тем более, что такие момент доставляли ему истинное удовольствие. Оскалившись, вампир прыгнул на лесника, с явным намерением перегрызть ему глотку, откусить конечности и развесить тушку Пахома по частям на всех близлежащих деревьях. Издав какой-то полукрик-полурёв, немёртвый врезался в старика, пытаясь схватить его за руки и обездвижить. - Грррррррааааааа!!!!!!!!

Пахом: -Ах титьедрёный хряп! Когда в тебя на полном ходу врезаются восемьдесят кило живого веса, соображать довольно трудно. Быстро соображать - вдвойне трудно. А когда тебя сшибают на спину с довольно неустойчивого положения (в данном случае - сидя на корточках над внезапно взбесившейся лайкой) - ещё труднее. К счастью своему несказанному, Пахом уже к моменту начала эпической схватки успел тридцать три и три десятых раза подумать, как в случае чего отбиваться от нечисти. И даже придумать. Они ж все света боятся! Догадка мелькнула не просто так - в качестве обоснования была целая прорва русского национального фольклора, согласно которому нечисть появлялась ТОЛЬКО и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ночью. А поскольку как раз наступила ночь.. В общем, понятно. Осталось только сшибить навалившегося лешего и чем-нибудь посветить. -Ыгх-ыгх-угх! Елисейка же, почуяв долгожданную свободу от лютой и бешеной Силы Харизмы Короля Тыкв, а через пару секунд - и от навалившегося веса хозяина, обрадовалась несказанно. Зато очень сильно не обрадовалась, когда ещё через полсекунды поняла причину столь внезапного обретения свободы. На хозяина напали! Напало какое-то страшное... существо? Не человек, не зверь, но больше и страшнее. Нападать на него очень не хотелось. Даже меньше, чем бедному маленькому хоббиту с золотой безделушкой - переть в Мордор. -Елисейка, ФАС! Но да, лайке было страшно представить, что ЭТО могло сотворить с хозяином. Надо помочь? Разумеется. Ценой жизни? Не впервой! Елисейка быстро забежала вбок и хорошенечко так протаранила навалившегося на бедного старика Джона.

PumpkinzKing: Зверь, сидевший сейчас у пульта управления машиной для убийства, под названием Джон Смит, тоько положил свою мохнатую лапу на рычаги управления челюстями, когда обнаружил, что они с Джоном завалились на бок, правая сторона тела болит от резкого удара, а Пахом пропал из поля зрения. Немёртвый перекатился, вскочил на ноги, и замер, широко расставив руки, пытаясь понять, что или кто оторвало его от законной жертвы. Но, это была только одна из причин - вторая состояла в том, что вампир пытался восстановить дыхание и взять боль под контроль, что было довоьно сложно с учётом того, что у руля его разума стоял первобытный зверь. - Хррррррррргрррр!!! Джон оскалился, когда обнаружил, что ему помешала собака. Лёгкая добыча. Закуска перед основным блюдом. Вампир сделал шаг, затем ещё один и сморщился от боли - вся правая сторона тела болела, видимо удар был слишком сильным. Сейчас было бы разумнее скрыться и отлежаться, но для этого стоило успокоится. Огромным усилием воли немёртвый взял себя в руки, затолкав внутреннего зверя в какой-то дальний уголок сознания, откуда тот оскорблённо подвывал, явно намекая на то, что будет метить все углы и творить прочие безобразия в отместку за прерванную охоту. - Л-л-ладно старик... Живи сегодня. Но потом я тебя найду и прикончу, как всех, кто покушается на мою территорию. Может быть тебя будут сопровождать эти чёртовы немцы, которые постоянно бродят неподалёку. Джон развернулся, собираясь обернуться волком и уйти в чащу, где у него была ещё одна лёжка.

Пахом: Елисейка была очень, очень сильно напугана происходящим. Нето добрый нето злой, то ли друг то ли враг то ли неведомая тварь. Что он такое, этот ушастый нечеловек? В любом случае, надо было найти хоть какое-то спокойное место. Оно быстро обнаружилось в ногах любимого хозяина Пахома Калистратовича, к которому Елисейка подошла с виноватым взглядом, прихрамывая, поскуливая, поджав хвост. по другому извиниться за своё поведение собака не могла. Пахом, целый и невредимый, широким жестом снял двустволку и направил в антропоморфное нечто. Он уже догадывался, что лешие так себя не ведут. Но истинную суть нечисти распознать не мог никак - недостаточный уровень образования и знаний касательно окружающего мира давал о себе знать. Но после упоминания немцев лесник как-то передумал стрелять. Какие немцы? Немцы... Отголосок давней войны. Немцев Пахом ненавидел больше всего и всех на свете, гораздо больше особистов и прочей шушеры - ведь именно они порушили его жизнь, в конечном итоге. -Стоять! Какие-такие немцы? Фашисты небось? - спросил лесник, держа Джона на мушке, а палец - на спусковом крючке. - Дёрнешься и ты не леший.

PumpkinzKing: Джон замер, потом очень медленно повернул голову, взглянув на лесника. - Ты мне... угрожаешь? - пропел вампир, чьи губы расплылись в полуулыбке полуоскале, а глаза вспыхнули красным. Впрочем, взглянув на ружьё, он взял себя в руки, приняв серьёзный вид и повернувшись всем телом. - Опусти ружьё, человек. Этим меня не убить, а пока ты будешь перезаряжать свою пукалку, я тебя порву на части. Стараясь не выдать своего волнения, нечистый отвёл взгляд от грозного оружия и взглянул Пахому в глаза. - Немцы, фашисты... одна фигня. Пришли сюда, собирают силы... Ходят по лесу... По моей территории ходят! - последние слова Джона были произнесены низким, рычащим голосом. Он нервно сжимал и разжимал кулаки. - По моей территории! Я ни с кем не делюсь добычей! Вампира трясло от вновь вспыхнувшей ярости. - Убъёшь одного, придут два. Уничтожишь двух, придут трое. Откуда они сползаются?! В их предыдущем логове почти все погибли, откуда они берутся!? - забыв про лесника, Джон начал нервно расхаживать взад-вперёд, бормоча себе под нос и рыча. Проблема прибывающих войск КМа мучила его уже очень давно.

Пахом: -Дык они мне всю жизнь испортили, фрицы блядские! Где они? Пошли им кузькину мать покажем! Ууух, я им... Они же... Ытьтвоюжмать-то! Пахом Калистратович был взбешен фактом присутствия фашистов в родном городе. Откуда? Победили же! Зря головы клали? Зря столько хороших людей положили? Лесник отвёл берданку и продолжил ругань. -Да они ж Кольку с Васькой в сорок втором! Ну, я им... Сто раз пожалеют у меня, что на свет родились! Пахом Калистратович сделал шаг в сторону чудища. Чудище, конечно, страшное, но Пахому было не до того - впереди маячило дело всей его жизни. Уничтожить поганых фрицев, наводнивших, по словам лешего, Излучинск. -Послушай.. В самом деле, зачем нам друг с другом-то воевать? Пошли лучше фрицам покажем, а?

PumpkinzKing: Джон продолжал расхаживать из стороны в сторону, не замечая реакции старика на его слова. Злость на КМ, которые наводнили городок, на людей, которые шастают по лесам, на ту неизвестную сволочь, которая прогрохотала неизвестно на чём неподалёку от жилища вампира и разбудила его... Вся эта ненависть захлестнула немёртвого, который и так уже сегодня был сотрясаем этим чувством последнее время, вследствие чего глаза Джона приобрели жёлтый цвет, а зрачки стали узкими и вытянутыми - проявилась ещё одна метка зверя. Проявление зверя на теле вампира было довольно болезненным, так что он даже упал на колени, громко матерясь на русском и английском попеременно, прикрыв лицо руками, но боль исчезла так же неожиданно, как и появилась. Вампир осторожно отнял руки от лица и посмотрел на Пахома, который как раз вещал о чём-то вроде "Леший и человек - братья навек". - Покажем фрицам? - Джон усмехнулся и встал. - Всмысле мы с тобой? Старик, что ты можешь? Стрелять из этой пукалки и натравливать собаку? Так прости, этого маловато для уничтожения... "фрицев"... Вампир скривился. - Чтобы уничтожить таких, как они - нужно обладать силой, ловкостью, выносливостью... И стрелять в сердце или голову, да и то не всегда помогает. Короче говоря, они та же нечисть, только сильнее. Довольно большая часть из них состоит из тех, кто родился ещё до второй мировой, если не раньше. Я сам не уверен, что могу победить их, даже выцепляя по одиночке, а что можешь ты?

Пахом: -Я? Я могу выстрелить белке в глаз, не повредив шкуры! Своей меткостью Пахом всегда гордился. Он действительно вполне мог вздёрнуть берданку и выстрелить сейчас лешему в голову так, что оная голова окажется отдельно от тела на околоземной орбите. Но на взгляд лесника, вопрос вообще был поставлен неверно. В корне. "Мочь" и "Хотеть" - разные вещи, а у Пахома Калистратовича было явно на тысячу девятьсот сорок одну причину больше. Он действительно готов был пойти в бой, даже если он окажется последним - в конечном итоге, несли бы не немцы, его бы тут вообще не было. -Да я... Да они... Плевать я хотел, кто они такие! Я им их нечистую силу в их же поганые глотки запихаю! Пахом был в ярости. Он напоминал демона, или, по крайней мере, полудемона в человеческом обличьи. Рвал и метал. Его бешеная ярость срочно требовала выхода. Как же так - в Излучинске фрицы? -Показывай мне, где они!

PumpkinzKing: До седин дожил, а ума не набрался... И правда что ли, сдать ему примерное местонахождение хотя бы парочки коалиционеров? Джон уже много раз видел подобных горячих юношей(по сравнению с вампиром, старик и впрямь был юношей). Они кипели энергией и решительностью, но на деле их зачастую ожидал провал. И ещё, вампиру решительно не нравилось смотреть, как дедок потрясает руками и брызгает слюной. Он очень напоминал Никиту Сергеевича, когда тот грозил Америке своей ядерной туфлей, которой убедительно стучал по трибуне и обещал показать им самую страшную в мире женщину - кузькину мать. Только если Хрущёв всё же был зол, то у Пахома в голосе проскальзывали истеричные нотки. - Показать их? Ладно, покажу, не жалко. Это будет последнее, что ты увидишь в своей уже недолгой жизни. Вампир не лукавил и не издевался. Будь у старого пердуна хоть свора собак и автомат, вместо этой псины и берданки - вряд ли он осилит хотя бы одного коалиционера... Впрочем, это его мало интересовало, за исключением того, что он сможет не сильно напрягаясь прибить одного из противников, пока тот будет увлечённо разбирать Пахома на запчасти.

Nailbuster: Снег поскрипывал под ногами фюрера, изо всех сил пытавшегося не замёрзнуть на проклятом морозе. Таинственная вышка была укрыта от его глаз за стеной заснеженных деревьев, и разобрать, кто открыл наконец входную дверь и вышел из домика наружу, было нельзя. Нэйл только слышал шум - существо было явно двуногим и направлялось явно сюда. Подавив тревогу - вдруг это окажутся действительно серьёзные ребята, не чета той неулыбчивой малютке? - он обратился в ожидание. И вот наконец из чащи показалась... "Оп-паньки!" Все страхи Нэйла прошли, едва он увидел ефрейтора Родаши. Но тревога всё же осталась. - Что вы там делали? - прошипел Нэйл вполголоса, решив не тратить время на приветствия. Тем временем к ним продрался из кустов Доусон. Мельком взглянув на него, фюрер развёл руками: - Джек, это Родаши. Родаши, это Джек. Знакомьтесь, товарищи по несчастью. А теперь, - он вновь обратился к девушке, - рассказывайте немедленно, где вы пропадали и каким ветром вас сюда занесло. К слову сказать, я очень рад вас видеть, но это всё потом.

Пахом: Пахом Калистратович Можайский, лесник и бывший партизан, и правда был готов разорвать всё и всех, кто носил хотя бы немецкие часы. Ненависть к немцам была у него на уровне "деушка служил в СС, а у внука Мерседес!". Он нахмурился ещё больше, достал и раскурил трубку. -Чего стоишь тогда, леший? У нас враг один! А толку от меня больше, чем ты дуооогхаааааааааа!!... На этот момент весь планировавшийся пафос и дальнейшее причинение умышленного вреда КМу были нагло прерваны внезапно и сильно заболевшей печенью алкоголика-Иосифа. Да что же... Он же не бил сюда, ютить твою! -Ууууф, нехорошо старому. Я пойду, пожалуй, прилягу. Завтра приду, ладно? Степень фамильярности общения с особо опасной нечистью в данный момент ушло на второй-третий-десятый план. Дикая, совершенно невозможная боль пронзила печень бедного Пахома. Всё остальное не имело значения. Лечь и поспать следовало незамедлительно. А ведь для этого надо было ещё и дойти до избы. -Пойдём, Елисейка. Завтра трудный день.

Родаши: Все более крепчающий к вечеру мороз вновь приступил к изгнанию тепла из тела девушки. Родаши застучала зубами, внушая себе, что это от холода, а не от неожиданно объявившегося и явно рассерженного фюрера. - Здрасьте... - без особого энтузиазма приветствовала она то ли Джека, то ли майора. - Но вас же тоже каким-то ветром сюда занесло... - с мрачным лицом застегивая пальто плотнее, Родаши медленно двинулась вперед, опасаясь превратиться в замороженную ветром скульптуру. - Прошу прошение за столь долгое отсутствие перед вашим взором, но вас никак не отыскать было. - Оправдалась вор. - И вообще, если собрались допрашивать, то хоть не посреди леса? В каком тут направлении казармы? А там, уж поверьте, я выскажусь! - зловеще прошептала Рода.

Z: Представшая перед Джеком женщина не вызвала у него никаких эмоций - он для них и так подустал уже. Он всё с нетерпением ждал продолжения прихода. Эй, глюк! Девочка! Как тебя там? -Очень приятно. А теперь пойдёмте отсюда, тут дурацкое место. Диспозиция была ясна. Перед Джеком стоял не его командир и его соратник, но просто два человека, которые пытались выжить. Именно поэтому он смог позволить себе эту фразу, произнесенную весьма мрачным голосом. -Где казармы-то? И да, нам там не вломят опять?

Nailbuster: - Кто вломит-то, простите? Фройляйн Мэш? - фыркнул Нэйл, разворачиваясь на каблуках и направляясь туда, где по его предположениям должны были находиться и казармы, и остальной Излучинск. Возвращение к цивилизации виделось ему отличной идеей - в лесу, и без того студёном, становилось ещё прохладней, а ночевать в сугробе ни у фюрера, ни у кого из его спутников не было жажды. Увязая в сугробах по колено, он всем своим видом показывал - следуйте за мной или не следуйте, а от этой треклятой вышки лучше убраться как можно скорее. Несмотря на все её странности, Нэйл чувствовал спинным мозгом и не менее чутким седалищным нервом, что что-то в этом месте не так. "Ладно хоть нашли ещё одну... затерянную в снегах..." - подумал он, поглядывая через плечо на Родаши. - Идти нам до города часа полтора-два, - обратился он к ней. - Так что вполне можем скоротать время за обменом новостями. Вы уже были в штабе, я полагаю? Видели наш новый ультрамодный капитальный ремонт?

Нечто: ----> Заброшенная улица Запах фюррера становился всё отчётливей и Нечто ускорил шаг, вскоре снег стал глубоким и ему пришлось принять форму волка. Пробежав галопом около километра, он остановился и принюхался, Нейл был совсем рядом. Он потрусил не много восточнее и минут через десять увидел рейхсподонка кряхтящего и переваливающегося в снегу словно медведь. Приняв свой естественный вид и закурив, он вышел на встречу: - Хайльствую, герр! - он отсалютировал и посмотрел на всю честную компанию сопровождающую фюрера - что загораете?

Kylie: Вслед за Нечто Кайли снова свернула на лесную тропу. Вернее, некое подобие тропы. Достаточно быстро снег стал просто непроходимым для человека... Нечто, человеком безусловно не являвшийся, решил проблему быстро и просто. К сожалению, человекообразным океанологам подобные фокусы были не под силу. Поэтому Кайли лишь пару раз моргнула - и белый хвост, мелькнув среди стволов, исчез из виду. Еще некоторое время девушка пыталась идти по свежим следам, глубоко проваливаясь в снег. Потом они как-то внезапно пропали из поля зрения. По крайней мере, она старалась именно так оправдать то, что вдруг оказалась посреди тайги одна и по уши в снегу...Очень, очень долго Кайли не хотела произносить в своем сознании сакраментальное слово "заблудилась".

PumpkinzKing: Джон медленно проводил взглядом уползавшего Пахома. Очень хотелось прибить его, но как-то незаметно, за всеми этими разговорами, короткими стычками и прочим и прочим сгустился вечер, а потом и ночь. Невыспавшийся вампир, негромко матерясь и пиная кости залез в свою берлогу и ещё долго ворочался, изнывая от жалости, что следил и базарил, вместо того, чтобы быстро перегрызть всем троим глотки и уснуть опять. Вскоре Джон отрубился и дрых до следующего утра. Вампир был голоден, зол на весь мир и к тому же был засыпан снегом. Мрачно подумав о том, что режим придётся восстанавливать довольно долго, немёртвый начал стряхивать с себя снежную пыль и прислушиваться к тому, что творилось вокруг. В первые секунды Джон не поверил своим ушам. Опять... Нет, ну опять.... ДА ЭТИ СВОЛОЧИ ВООБЩЕ ОХРЕНЕЛИ!!!! - вспыхнуло у вампира в мозгу. Далее шли менее приличные эпитеты, но так как он уже давно не ругался, а учитывая его возраст и богатый жизненный опыт, их было проще передать картинками, которые нельзя передать при нынешнем развитии технологий и магии, так что наслаждался ими только вампир, в то время, как выползал из берлоги и изумлённо таращился на неожиданное собрание КМа прямо у его берлоги. Они его не замечали, что было довольно хорошо. Взгляд Джона остановился на человеке в длинном плаще с красной нашивкой на рукаве. Вампир сосредоточился и опять выпустил своего зверя из дальнего угла сознания, чтобы с его силой расквитаться с гнусными нарушителями территории. Джон прыгнул, готовясь одним ударом снести череп этому жалкому человеку!!!

Nailbuster: Kylie Вдруг, совершенно внезапно для девушки, её нога стукнулась обо что-то твёрдое и, судя по всему, металлическое. Снежное одеяло в этом месте было чуть тоньше, чем везде - очевидно, потому, что густые еловые ветви образовывали здесь своеобразную беседку - и сквозь него виднелись очертания железной двери. Большая железная дверь в земле, и возле массивной ручки призывно моргала тусклая зелёная лампочка. Остальные НРИ: Подождём немного постов Z и Родаши.

Нечто: PumpkinzKing Чувство опасности заставило сердце колотиться в бешеном темпе, что-то приближалось и оно явно было дурно настроено. Он резко развернулся и увидел человека в странной одежде, который летел с устрашающей гримасой прямо на фюрера. Страшно знакомый запах ударил в нос и Нечто понял, что перед ним самый обыкновенный вампир, ну возможно обыкновенный. Нечтус метнулся к Нейлу и перехватил нападающего, он схватил его за руки и перекувырнувшись швырнул того в ближайшую сосну, от удара того засыпала снегом, ветками и шишками. - знаете, герр, нам пора убираться отсюда! - крикнул Нечто и принял образ твари, параллельно становясь в стойку, чтобы отразить следующую атаку.

PumpkinzKing: Нечто Резкая смена направления движения ненадолго смутила вампира, но он успел перегруппироваться в воздухе, так что ствола сосны сперва коснулись ноги нечистого. Это было похоже на приземление, после прыжка с большой высоты, только в горизонтальной плоскости. Дерево задрожало и загудело от нагрузки, но выдержало, как и ноги Джона, эффектное приземление которого было слегка подпорчено свалившейся на него снежной массой. Вампир вскочил на ноги и из его глотки вырвался мощный рёв, от которого с деревьев вокруг посыпался снег. Зверь контролировал движения вампира и там, где не хватало реакции самого Джона, была к услугам реакция чудища, обитавшего где-то там, в тёмных глубинах разума любой нечисти. Вампир вскочил на ноги и мощно оттолкнувшись от земли прыгнул на Нечто, со всей силы врезал ему в челюсть, с правой. Противник, который как-то неуловимо изменился, отправился в полёт, куда-то в сторону остальной группы пришельцев.

Нечто: PumpkinzKing Нечтус перегруппировался и сделав несколько сальт, оттолкнулся от плечей Нейла и приземлился за группой. Нечто понял, что перед ним не обычный противник, а довольно древнее и судя по рыку, слегка сумасшедшее существо. Плана пока не было, противника надо было изучить, а потом придумать тактику, которая решит исход боя. Ефрейтор метнулся в сторону вампира, мощный удар ногой отбросил противника назад и в его сторону понеслись смертоносные лезвия, из-за большой скорости их перемещения можно было видеть лишь серую размытую полосу.

Родаши: Nailbuster - Считаете, не кому нападать, майор? К месту вы штаб вспомнили... Вы где все это время прохлаждались? Простите за тон, но я приезжала в этот городишко не ради беготни от мертвецов и вампиров! Вы ж сами были на вышке? Не потрудитесь объяснить младшему составу, что за планы у вас?! Родаши прикрыла лицо рукой, пытаясь справиться с растущим раздражением. Похоже вся полнота мрачной завесы, которая теперь преследовала вора не была в полной мере известна фюреру. А значит избавится от всего этого предстоит не так скоро, как ей хотелось. Глубоко вздохнув, Рода повернулась к двум сослуживцам. - Не думаю, что для вас будет безопасным блуждать по лесу в темноте. Впрочем, и мне тоже... Мало ли еще тут тварей шастает... Поэтому прошу вас поторопиться и... Резкое появление пред ними Нечто стоило Родаши нескольких седых волос. - Загораем?! Ты откуда, задери тебя тьма?!... Вот черт! Нападение неизвестного сбило вора с толку, но Нечто успел отразить удар. Оттащив едва ли не за воротники Нейла и Джека в сторону от сражения двух нелюдей, Рода постаралась оценить шансы старого знакомого против напавшего. За то короткое сражение удары обоих были молниеносны и точны, они оба практически были на равных. С радостью отметив, что Нечто вновь пошел в атаку, вор не оборачиваясь крикнула майору: - Если дальше ничего не измениться, все может приобрести нехорошую сторону для нас! - По-звериному прищурившись, девушка достала свой нож, пожалев, что его брат исчез вместе с ирландским магом. Прикидывая, нужна ли помощь Нечто, вор со зловещим азартом в голосе спросила: - Приказы будут?

Nailbuster: - Что касается каких-либо объяснений, - буркнул Нэйл, по-прежнему не оборачиваясь, - я мало что могу рассказать вам нового. Я был прав - мы оказались здесь по милости хозяев этой странной вышки, но единственное живое существо на ней не было расположено к беседе об этом. Вам ведь она тоже ничего не сказала, да? - он притормозил и, оглянувшись на девушку-тень, позволил себе криво усмехнуться. - Почему-то я не удивлён. Вопрос о планах вновь поверг фюрера в размышления. Нахмурившись, он продолжил упрямо шагать вперёд и с ответом пока решил повременить. Планы?.. Конечно, можно было остаться в городе и продолжать гоняться за призраками, пока не кончится еда и казармы не отправятся в огонь вслед за штабом. Отчего-то Нэйл не сомневался, что не сеголня-завтра так оно и будет. Причин оставаться в Излучинске с каждым днём, а теперь и часом оставалось всё меньше и меньше, а причин бежать из него без оглядки - всё больше. И тут перед взором Нэйла предстал тот, кого он меньше всего ожидал здесь увидеть! - Нечто!? - секунду фюрер стоял, опешив и не зная, что ответить на весёлое приветствие друга. За него, впрочем, это отлично сделала Родаши, поэтому Нэйл лишь улыбнулся, дав понять, что тоже рад появлению экс-завхоза, но все расспросы подождут до тёплых квартир. И вместе с тем его гложил маленьький и мерзкий червячок сомнения. Почему Нечто появился именно сейчас?.. Дальше всё развивалось стремительно. На них напали! Нэйл отшатнулся назад, машинально протягивая руку к кобуре и запоздало вспоминая, что всесокрушающее оружие его осталось под руинами штаба. "Да будь оно всё трижлы тридцать раз..." - додумать он не успел, ибо Нечто, приземлившись вождю на плечи, сбил его с ног. Припав на одно колено, Нэйл увидел, что Родаши обнажила нож. Какова эта тёмная во всех отношениях личность в бою, он не знал. Поэтому ни останавливать её, ни давать приказ рваться в бой не спешил. - Будьте осторожны, - только и сказал он, напряжённо наблюдая за схваткой Нечто и незнакомца.

Z: Когда из ниоткуда появился(лась, лось, нужное подчеркнуть) Нечто, Джек начал думать о молнеиносном дезертирстве с последующим пешим переходом хоть куда-нибудь. Всё лучше, чем умереть от лапы весьма кровожадного по виду существа - говорящего волка. Го... Говорящий? -You guys see it, right? От волнения Джек перешел на английский язык. "Ребята", тем не менее, видели его. И, более того, знали. Волк был другом. И даже старым добрым боевым товарищем. Но никак не "капитаном", о котором упоминал майор, ведь волка, несмотря на радость, связанную с его приходом, тут явно не ждали. Но когда из лесу вышло ещё одно Нечто, да ещё и с диким криком набросилось на фюрера, по дороге превращаясь в шерстистое Нечто. А первое Нечто превратилось в Нечтовое Нечто и начало битву со вторым Нечто не на жизнь, а на смерть. А Родаши зяла его вдобавок за шкирку. Тогда у Джека закончились слова даже на родном языке. -Ааааыыыыыааааабля! - сказал Джек, после чего встал и начал усиленно думать - бежать сейчас или подождать конца битвы

Kylie: Воззрившись на столь неожиданное на фоне окружающего пейзажа зрелище, Кайли остановилась. "Дверь. Железная. В земле! Елки-палки..." Усевшись на корточки, девушка принялась разгребать снег. Вскоре она смогла увидеть металлическую конструкцию целиком. Достаточно большая, чтобы пробраться человеку, достаоочно крепкая, чтобы защитить в случае опасности. Еще раз подумав о перспективах замерзнуть одной в тайге, Кайли решительно потянула за ручку...

Nailbuster: Kylie Дверь оказалась тяжёлой, но не слишком - девушка смогла поднять её, приложив кое-какие усилия. Под пятисантиметровым слоем неизвестного металла оказалась труба, ведущая вертикально вниз, с приваренными к стене ступеньками-скобками. Внизу, в десяти метрах под землёй, тускло брезжил желтоватый свет и, самое главное, оттуда веяло долгожданным теплом. Что-то тревожно запищало внутри двери, и цвет лампочки сменился с зелёного на красный. Конструкция будто поторапливала Кайли, призывая либо спуститься, либо закрыть люк поскорее. Остальные НРИ: Все ждём Нечто (с) и гангрела.

PumpkinzKing: Нечто Джон согнулся пополам, упал на спину и перекатился назад, от мощного пинка, что спасло его от ударов шипами, просвистевших над его головой. Впрочем, один из шипов оставил на его щеке царапину, что совершенно не понравилось вампиру. Взрыкнув, Джон рванулся вперёд, сильно ударив своего противника головой в живот, и резко выпрямляясь, так что, перед тем, как зубастая тварь с шипами торчащими из рук отлетела, она некоторое время как будто была поднята "на рога". От удара головой в глазах у Джона на пару мгновений потемнело, но вскоре взгляд его прояснился. Этот противник был очень силён, а остальные стояли поодаль, наблюдая за дракой. От них следовало избавиться. Джон поднял голову кверху и издал очередной рёв, одновременно обращая свой разум к живности, обитающей в лесу. Крупной живности. Джон обращался к медведям, волкам и одичавшим собакам, призывая их к себе с одной целью - чтобы они покарали врагов. В окрестностях оказались всего пара медведей и пять волков с двумя собаками, но этого должно было хватить. Над лесом раздался ответный рёв и вой, отвечающий на призыв немёртвого.

Нечто: PumpkinzKing У Нечты от удара полетели искры из глаз, он грохнулся в сугроб. Дыхание было окончательно сбито, но его спасло то, что противник отвлёкся на вой, и как впоследствии выяснилось на призыв лесного зверья. В отдалении послышался ответный вой и рыки медведей. Нечте это совсем не понравилось. Пролежав секунды 15 и частично восстановив дыхание он поднялся: "- так-с прикинем. Он призвал лесных тварей. Зачем? Правильно, чтобы напасть на Нейла и компанию. Почему не на меня? Да потому что я его самого интересую, как противник - Нечто принюхался. враги были уже близко и тут его осенило, он вспомнил, что после битвы со зверьём, он сунул пистолет за пазуху"- он вытащил "беретту" и кинул Нейлу - герр, ловит! там правда полмагазина, но это поможет хоть как-то отбиться в случае чего. Ах да, чуть не забыл в вашу сторону движутся гости, будьте аккуратны! - он снова повернулся к противнику - " так ситуация: Имеется один Нечто обладающий сверхспособностями, имеется один вампир, возможно довольно опытный, слабые места пока не обнаружены, итог: надо найти слабую точку или слепую зону и бить туда." - Нечто внимательно следил за действиями противника, и высчитав момент сбил его с ног подсечкой и совершив ложное движение, исчез иэ поля зрения противника. Этому приёму он научился ещё во Вьетнами, его научил один майор в отставке. " Глаза видят вверх, вниз, вправо и лево ( если не поворачивать голову) всё под углом 180 градусов - говорил старый вояка - и поэтому всегда есть возможность скрыться из поле зрения противника, но нельзя медлить. надо сразу наносить удар и желательно смертельный!" Нечто появился за противником и вонзил ему клинок на уровне солнечного сплетения. Да он знал что это не смертельно, он знал, что его клинки это не серебро. Поэтому он резко вынул лезвие и переместился в сторону Нейла, после чего встал снова в стойку, ожидая нападения.

Пахом: Пахом Калистратович Можайский проснулся довольно поздно и особо не торопился. Заварить засушенные с лета травки, хорошенько позавтракать, покурить, прислушаться к бурлениям и шевелениям в его (Иосифа?) организме. Бурления и шевеления были вроде как даже в пределах нормы. Это соответствовало надеждам Пахома, который как раз хотел ближе к вечеру отправиться к логову "лешего". Он сомневался, что перед ним вчера был настоящий леший, но в том, что это была нечисть, ни капельки - успел ощутить силу и мощь. Сегодня должна была состояться вторая встреча. Она-то и должна была всё решить - сожрёт ли чудище Пахома или будет с ним заодно воевать с немцами. Ох, не разозлить бы его... Пахом облачился в телогрейку, ватники и ушанку. Взял с собой трубку и берданку. Открыл дверь, отцепил Елисейку от будки. -Пойдём, Елисейка. Узнаешь, как старик Пахом фрицев стрелял, когда молодой да зелёный был. Так и пошли они в сторону логова. Но по дороге Пахом услышал вдалеке смутно знакомый вой. Так не выло никакое из известных ему существ, обитавших в данной местности. Никак чудо-юдо? В ответ раздался самый стройный из всех хоров на свете - многоголосое голодное "ууууу" изо всех концов леса. Самое интересное, что к этому вокализу присоединилась и верная лайка лесника. И с ходу рванула в ту сторону, откуда раздался рёв чудоюдища. -Стой же! Ых, ютитьтвоюжпоголове! Пахому ничего не оставалось, кроме как следовать за ней. Быстро.

Kylie: Из открывшегося проема в лицо уже порядком окоченевшей Кайли потянул на удивление теплый сквозняк. Тихий, но все же достаточно резкий в тишине леса писк устройства внутри двери заставил девушку вздрогнуть. От неожиданности она чуть не отпустила с трудом удерживаемую дверь (между прочим, рискуя отдавить себе ступни). На раздумья, опять же, оставалось минимум времени, поэтому Кайли, поправив съехавшую сумку, бодро полезла вниз по скобам. Скрежет металла над головой и резкий щелчок известил ее о том, что назад ей выбраться будет гораздо тяжелее...

Nailbuster: Kylie НРИ: Теперь тебе туда. Остальные Заслышав, что к противнику приближается подкрепление, Нэйл дёрнул готовую к бою воровку за рукав: - Пожалуй, нашему дорогому Нечто будет лучше, если мы отвлечём других супостатов на себя, - к тому времени, как он закончил фразу, ноги уже несли его в чащу - в направлении, противоположном тому, откуда слышались вой и рычание. Фюрер рассчитывал вырваться из кольца врагов, пока оно не сомкнулось окончательно. На бегу он поймал оружие Нечто и крикнул ему: - Отвлекай его сколько сможешь! А вы, - он быстро взглянул на Родаши, - держитесь поближе к нам с Джеком и прикрывайте нашу спину. Авось оторвёмся! Выстрел "беретты" уложил первого волка. Остальные, на долю секунды замерев в нерешительности, снова ринулись в атаку. Злобно хмыкнув, Нэйл прибавил ходу. Этих патронов явно не хватит, чтобы перестрелять всё зверьё вокруг, а с медведями такая игрушка и вовсе бесполезна. Главным теперь было добежать до города. Если, конечно, предположить, что они неслись в верном направлении.

Родаши: Посмотрев на манипуляции Нечто с оружием, Родаши тихо выругалась собственной забывчивости. Балисонг, конечно любимое оружие, но про собственный пистолет забывать никто не просил... Вой звериной стаи отозвался неприятными мурашками по всему телу девушки, но вместе с тем вызвали волну адреналина, загоревшуюся фиолетовыми искрами в глазах. - Вы, главное, не останавливайтесь, а я буду рядом! - Крикнула в ответ Родаши майору. Поменяв нож на пистолет, Рода подмигнула фюреру и Джеку, быстро исчезнув с их глаз в тень. Наступившая и ставшая вездесущей темнота была хорошей маскировкой для вора и позволяла появиться в любом месте от приближающегося врага. Хорошей, но не стопроцентной. Животные не могли видеть ее, но их обоняние по прежнему оставалось великолепным. Поэтому приходилось постоянно перемещаться, лишь бы не угодить в пасть особо рьяным волкам и не подпускать их близко к соратникам. Первый выстрел вора прозвучал эхом на выстрел майора, убив ближайшего к ним зверя. Девушка не была уверена, что это сработает и на медведях, поэтому старалась держаться от них подальше. Запах и капли крови на одежде вызвали у Родаши чувство отвращения. Не к волкам, а к твари, вызвавшей их как бездушных слуг и подставляющей под пули. - Нечто! Эта тварь хоть разговаривать умеет? Что ему вообще надо, кроме как скормить нас своим питомцам?! - тяжело дыша, крикнула Рода из темноты.

PumpkinzKing: Джон дёрнулся, пытаясь проследить за действиями Нечто, но противник оказался шустрее и сумел вонзить один из шипов в грудь вампиру. Боль была сильная и отнюдь не ослабла, когда шип был вынут. Удар, который сам по себе был довольно сильным, выбил из лёгких Джона воздух, который вырвался наружу с лёгким хлюпаньем. Шип же не причинил хоть сколько-нибудь серьёзных повреждений, хотя теперь из дико болящей дыры вытекала кровь последней жертвы вампира. Впрочем, Джону было не до того, чтобы сокрушаться из-за давнего обеда. Боль немного отрезвила немёртвого, он понял, что с данным противником стоит вести себя аккуратно, а то и погибнуть можно. Впрочем, эта возможность была слишком маловероятна. Джон посмотрел на новое отверстие в своём теле, усилием воли прогнал чувство боли, которое ему мешало двигаться легко и стремительно, да и вообще отвлекало от битвы, а затем вновь посмотрел на противника. Да, силён, что и говорить... А уж как уродлив! - не преминул отметить про себя вампир, на мгновение выглянувший посмотреть на происходящее из глубин разума, сейчас всецело принадлежащего зверю. Глаза, ещё сутки назад сохранявшие человечность, горели ярко-жёлтым пламенем, явно не предвещая ничего хорошего всему окружающему. Вампир быстро присел, а потом и вообще, опустился на все четыре конечности, напоминая сейчас то ли ящерицу, то ли почти любого персонажа из японских фильмов ужасов, а потом рванулся вперёд на огромной скорости. Над головой Джона сверкнули шипы противника, который продолжал улыбаться прямо как волк, который поставил себе капкан вместо зубов в одном из старых уже мультфильмов этой страны. А через тысячную долю секунды, вампир врезался в ноги Нечто, отчего тот снова рухнул на землю. Резко обернувшись, немёртвый с удовлетворением обнаружил, что его противник, пытаясь спасти своё лицо от повреждений, вытянул вперёд руки и шипы вошли глубоко в промёрзшую землю. Джон издал глухое рычание, шерсть на его загривке топорщилась, хотя этого и не было видно из-за одежды. Вампир готовился вновь прыгнуть и перекусить этой твари шею. Тем временем на поляне показались призванные вампиром животные. Зазвучали выстрелы и два волка издали громкий визг, когда пули вгрызлись в их тела, но остальные животные уже начинали сжимать кольцо вокруг нарушителей.

Z: -Мы все умрём! У Джека были веские основания полагать, что эта его сентенция весьма правдива - из лесу надвигались бесконечные и весьма злые волки. Краем глаза он успел заметить, что Родаши также принадлежит к икс-менам и вполне себе ходит через тени, як по бульвару. Но это не отменяло наличие большого и злобного Нечта, которое не завли Нечтом и отсутствие всяких и всяческих сверхспособностей у самого Джека. Надо было в Массачусетсе оставаться, приглашали же меня, мудака, в лабораторию... Попал бы под хитрое излучение, был бы сейчас Невероятным Халком и дал бы по ноге тут всем и каждому, тьфу... Плюс ко всему у Джека не было огнестрельного оружия. Было вчера, да, но куда подевалось - останется тайной до скончания веков. Стыд, о Джек Доусон, и срам, столько курить по утрам. А из холодного оружия были только никуда не подевавшиеся и довольно тяжелые баулы. Фюрер хорошо устроился, спихнув на Джека большую часть хабара, но сейчас Нэйл вполне рисковал потерять светлую голову и золотые руки Z, который просто-напросто не успевал за остальными. Твою жеж мать! На Джека сзади нёсся волк. Эту нехитрую истину он установил, поправляя сумку, висевшую у него на левом плече и на секунду обернувшись. -Фу! Твою мать, спасите!! Убейте эту тушу! В этот момент волк прыгнул. Не дожидаясь реакции боевых камрадов, Джек крутанулся вокруг себя, позволив центробежной силе и весу баулов сделать всё за него. Волка, явно не ожидавшего такого поворота событий отбросило на пару метров. Но за ним уже появился второй. И злобно рычал, даже слишком злобно для санитара леса. Всё по учебнику - загнать и сьесть она хотели именно отствашего. Сам Джек после сокрушительного удара ништяками по волку упал в снег. Устал потомок горцев. -По-Мо-Ги-Те! Солнце, прощай. Хотя какое Солнце? Сосновые ветки, прощайте! Так-то лучше.

Нечто: Нечто изо всех сил дёрнулся, один шип освободился. Тучи сгущались, противнику явно было по барабану, что в его груди сияет дыра. Надо было контратакавать, пока противник ликует. Но как? Мысль пришла внезапно. Раза два дёрнувшись ему всё же удалось сдвинуть шип на несколько сантиметров вверх. Потом он обратил лезвие в кисть. Лезвие было шире кисти, поэтому руку удалось освободить. Он посмотрел на вампира, который явно хотел повеселиться. Воспользоваться слепым пятном было невозможной т.к. мешало дерево. Идти в лоб тоже не в кайф. Он размотал цепь, которая всегда была на обмотана вокруг торса. План был готов. Размахнувшись он ударил по земле. От удара снег поднялся в воздух, ухудшая видимость. Одним движением обмотав цепь обратно, Нечто перевоплотился в волка и понёсся на вампира. Когда до вампира осталось пара метров он вновь принял образ твари и прыгнул, оба клинка вошли в грудь: - Спокойны ночи - оскалился Нечто и резким движением поднял противника над землёй. НРИ: Судя по твоему посту, Заяц, по крайне мере ты ушёл не далеко. Но да не в одном посту не написано, что вы убежали метров на восемьсот!

Пахом: В это самое время Елисейка добежала, наконец, до того места и тех людей, на которых ей указывал призыв. Приказ был ей ясен - по возможности загрызть воон-того толстяка насмерть. Поэтому лайка, не обращая внимания на эпическую схватку её друга и какой-то эпической дряни. Вместо этого она пробежала ещё немного и преградила путь фюреру лично. Со злобным рыком. Прекрасно понимая, что в руке у двух из этих людей находятся вовсе не сахарные косточки и даже не газета, любимая собака лесника была готова прыгнуть в любую секунду. Одним из любимых развлечений Пахома было обучение Елисейке всяким премудростям, необходимым собакам в условиях войны с немцами. Но даже в галлюциногенном бреду лесник не мог себе представить, что Елисейка усвоила, как уворачиваться от пуль. -Гррр.... Ррав-ав-авав! В это же самое время старик, порядком подуставший от погони и с целью предотвращения уменьшения точности предположительно предстоявшей стрельбы сбавивший темп где-то на середине погони, только-только увидел смутный силуэт Джона, находившегося в подвешенном состоянии на клинках Нечты. Увиденное озадачило старика. Джон обладал недюжинной силой и скоростью, но тварь всё же побеждала. Не врал леший, тут и правда водятся страшные звери... Пахому вспомнились загадочные эксперементы, которые ставили над ним в юности. Увидев Нечто, лесник вдруг подумал, что его самого хотели превратить в это. Или во что-то похуже. Ненависть, казалось, затухшая в нём за более чем полвека, вспыхнула с новой силой, но он подавил в себе это чувство. Если предположение Пахома было верно, тогда впоне возможно, что перед ним стоял кто-то из его бывших товарищей, только попавший к более удачливым "ученым". Сейчас же предстояло убить эту тварь, уничтожить призрак старой войны. Бывший партизан был готов на это. К этому он бессознательно готовился всю жизнь. Это уже не охота. Это - война, это - последняя битва Великой Отечественной. Ещё до того, как Нечто его заметил, Пахом вскинул берданку и выстрелил из одного ствола прямо в голову твари. Видимость была плохой, но лесник сражался в условиях и похуже - Быстро опадавший снег всё-таки не был пороховым дымом вперемешку с туманом образца 1942 года. Спустя секунду прозвучал второй выстрел, на упреждение - вдруг это существо каким-то образом заметило его и увернулось. Например, отрастило глаза на затылке, почему нет.

PumpkinzKing: Когда противник всё же вытащил свои шипы из земли, Джон как раз собирался прыгать. Так что внезапно взметнувшийся снег, который запорошил ему глаза, изрядно шокировал вампира. Конечно, зрение быстро вернулось к нему, но момент был упущен. Удивление Джона ещё больше возросло, когда он увидел, как его соперник обратился в волка. Он что, из нашего клана!? изумлённо подумал вампир. Дальше думать совершенно не получалось, так как Нечто опять превратился в отвратительную тварь и сходу вонзил шипы в грудь немёртвого и поднял его над землёй. Хотелось закричать, так как боль была невыносима, но воздух в лёгких внезапно кончился. Сознание упорно пыталось покинуть Джона, но тот усилием воли вновь сумел отогнать боль. Рана всё равно была не смертельна - главные для вампира органы были не задеты. Неожиданно Король тыкв почувствовал знакомый запах - тут за каким-то чёртом оказался Пахом. Его не было видно, так как стоял он за спиной у сражающихся, но запах явно чувствовался. Присутствие бодрого деда подтвердилось тем, что внезапно раздался грохот выстрела, а потом ещё одного - видимо старик достал свою берданку. Увидев в том, что противник отвлёкся, свой шанс, Джон, уже порядком сползший вниз по шипам, широко развёл руки, отчего они с противником наверное напоминали балетную пару, а потом резко, изо всех сил, ударил по локтям Нечто, именно там, где шипы переходили в относительно человеческие руки. Раздалось хлюпанье и громкий треск. В одном из локтей сустав превратился в костяное крошево, в другом же кость была просто выбита. из суставной сумки. Джон соскользнул с резко опустившихся шипов, издавая победное сипение, так как воздуха на рык просто не было. Потом он сделал пару шагов назад, ожидая действий противника.

Нечто: Сзади грянули выстрелы, Нечто машинально пригнулся и это спасло его голову от радрабления дробью, но не спасло его противника, на него буквально посыпался град из дроби, второй же выстрел все же зацепил нелюдя и раздробил Нечте без того полуживой локоть. Правая рука болталась плетью и при всём желании Нечтус не смог бы ей пошевелить. Зато левая уже отчасти регенерировалась и в правилась на положеное ей место. Он отбежал на расстояние метров пять и распутал левой рукой цепь. Теперь против него было два врага, а это очень сильно усложняло ситуацию, к тому же стреляющего можно было определить по слабому запаху. Нечтус не знал что делать, не знал какой шаг предпринять следующим, он решил выждать, а там видно будет.

Nailbuster: Заслышав позади крики о помощи, Нэйл обернулся и понял, что дело дрянь - гениальный танкостроитель готов был пасть жертвой хищников и собственной... жадности, что-ли?.. - Брось баулы, Джек! - крикнул он, бросаясь к товарищу и на бегу стараясь прицелиться одному из зверей в голову. Перспектива остаться без Зеда удручала фюрера, конечно, меньше, чем собственная смерть от зубов и когтей, но... как было не воспользоваться шансом и не попытаться подкосить немного ряды косматых врагов. Тем более что сзади была Родаши, а Нэйл не сомневался, что она сможет прикрыть его спину. Первого волка он снял метким выстрелом на бегу, а второго хорошенько пнул в морду тяжёлым ботинком. Зверь на секунду замешался и отскочил, и этой секунды фюреру хватило, чтобы отправить его в волчий рай вслед за первым. Схватив Доусона за шиворот, рывком поднял его на ноги. - Бежим, чёрт с ними, с вещами! - рявкнул он, вновь пускаясь в бег. Воровке, возможно, тоже стоило помочь, но как сделать это с разряженным теперь пистолетом?..

Родаши: Раздери их тьма! Почему они еле тащатся? Похоже, мне светит погибнуть молодой и талантливой, прикрывая спины двух нерасторопных мужчин! Родаши выстрелила в откуда-то взявшуюся собаку, преследующую майора, но промахнулась, лишь прострелив той ухо. Чертыхнувшись, прицелилась и пустила пулю в скалящегося на нее саму волка и быстро поспешила к соратникам… - Что у вас тут? Я же вам сказала просто бежать вперед! - Прорычала Рода, появившись рядом с Джеком и Нейлом. С обоими похоже все в порядке, хотя от лишнего багажа действительно стоит избавиться, пока его содержимое не разлетелось кусочками вместе с хозяином. Вор повернулась в сторону битвы Нечто и неизвестной твари. Они втроем успели оторваться от двух нелюдей – различить в темноте ход драки было практически невозможно. Однако Родаши была уверена, что услышала выстрел третьего ружья. Ни у Нечто ни у его соперника огнестрельного оружия на момент выстрела не было, а значит к ним присоединился кто-то третий? Но в кого он тогда стрелял? Ситуация складывалась все более опасная и замкнутая. Родаши по-настоящему начала нервничать. Она практически не ела весь день, и мороз все крепчал – долго в таком состоянии бегать от зверья она не сможет. И судя по всему, у майора кончились патроны, у Джека вообще не было оружия, а у нее самой хоть и осталось еще полтора магазина, но из одного пистолета всех сразу не перебить. И животные, учуяв свежую кровь, казалось вот-вот кинутся на них всем скопом. Вор быстро осмотрелась. Тактика их дальнейших действий так и не изменилась – оставалось лишь бежать. - Джек, майор, бегите вон к тем двум соснам – Рода указала направление, где круг врагов еще не сомкнулся. - И просто на всякий случай – есть там что-нибудь горючее? – кивнув на громоздкие вещи, быстро спросила девушка у Джека.

Z: -В боковом кармане верхней сумки жидкость для розжига. - столь же быстро ответил вновь стоявший на ногах скейтер. Волшебное второе дыхание пришло к нему очень быстро, когда он начал понимать, что всё ещё жив и даже имеет шансы остаться таковым в течение всего вечера. Ну, или ближайших минут пяти, хотя бы. Также этому поспособствовал тот факт, что на Джеке не было больше вещей. Они были весьма нужными и полезными, но умирать с голоду, как думал себе Z, можно целый месяц. А за целый месяц может произойти много всего. Например, восстанет из мёртвых Адольф Гитлер, чем черт не шутит. Конечно, там была, собственно, его доска и куча одежды, но жизнь всё-таки немного подороже. А нахера ей ГСМ? Пить, что ли, собралась? Нет, ну не пить, конечно. Спросив себя ещё раз, Джек начал понимать, что волки, собаки, медведи и брочие белки-стрелки не очень-то жаждут общения с представителями породы лысых обезьянок, каждый из которых будет держать в руке Алый Цветок. Как учит одна известная история, его боятся даже тигры, а они-то понимают, чего надо бояться, а чего - не стоит. Сам величайший из танковых конструкторов побежал вслед за Нэйлом. Без ручной клади в двадцать кэгэ это было просто удивительно легко. Нэйл, а куда подевалась ТВОЯ ручная кладь? Я же не всё на себе нёс. От выстрела лайка увернулась, заметив движение руки Родаши в свою сторону. Затем она побежала за фюрером, в свою очередь, побежавшим за Джеком. Выглядело это нелепо - не хватало только полисмена в большом шлеме и со свистком, бегущего за собакой. Увидев, что жиртресту да и вообще всем как-то не до неё, Елисейка решила притормозить и подождать. Ей был знаком человеческий вариант стайного инстинкта, благодаря которому девушка и толстяк бежали спасать мелкого. Спрятавшись за сугробом, она ждала, пока желание спастись не погонит людей прочь из сжимающегося кольца отвратительных с точки зрения Елисейки лесных тварей - волков. Тем не менее сейчас волки были ей не противны - они были её лучшими друзьями, боевыми товарищами, понимавшими её намерения лучше, кем кто бы то ни было. На сей раз Елисейка преградила путь не только Нэйлу, но и Джеку. Тот факт, что ей отстрелили любимое ухо, лайку только разозлил - внушение, сооруженное Котолём Тыкв, всё ещё действовало, а опыт с ухом служил лишь доказательством, что не надо медлить, как в прошлый раз. Зарычав, она набросилась на бегущего прямо на неё фюрера с целью отгрызть ему хоть что-нибудь. Желательно, голову. Или сначала хотя бы повалить.

Nailbuster: НРИ: Да бросил я её ещё в начале бегства. Нападением новой твари фюрер был обескуражен, если не больше. Победа была так близка, а теперь с пустым пистолетом ему придётся отбиваться от ещё одного... Постойте-ка, пронеслось в его мозгу в то время, как животное опрокинуло его наземь и, оскалившись, лязгнуло челюстями у самой глотки. Постойте-ка, это же... собака! "Собака, а никакой не волк!" - почему-то Нэйлу сейчас было это удивительно, хоть момент для подобных раздумий и был, мягко скажем, неподходящий. Изо всех сил сжимая горло брызжущей слюной твари, он рычал ей в ответ и пытался сбросить её с себя. Это оказалось непросто - похоже, теперь вся цель её жалкой жизни заключалась целиком и полностью в том, чтобы убить его. - Я тебе не дамся, хот-дог ты неупокоенный! - прорычал вождь, всё крепче и крепче стискивая пальцы на горле животного. - Фу! Лежать! Сидеть, чёрт!.. Краем уха он слышал выстрелы там, где остался Нечто. И об этом тоже было некогда размышлять - сдерживать пыл осатаневшей лайки было всё сложней с каждой секундой.

PumpkinzKing: Сзади раздавались вой и рычание, свидетельствовавшие о том, что звери ещё живы и пытаются уничтожить пришельцев. В пользу этого факта так же свидетельствовали и крики, явно не принадлежавшие зверям. Джону очень хотелось обернуться и посмотреть, что там происходит, но он решил не отвлекаться от противника, который успел отойти на некоторое расстояние и вновь вооружился цепью. Вампир бросил взгляд по сторонам и обнаружил молодой, тонкий дубок, который не успел толком вырасти за лето, и теперь торчал из снега нелепой жердиной с ветками. Конечно он небольшой, но довольно крепкий, чтобы его можно было использовать, как оружие. Джон метнулся к нему, размахнулся и переломил деревце у основания, после чего вооружился импровизированным шестом. Конечно, это не настоящий боевой шест, не дубина и вообще.... Но, сейчас сойдёт и это. Вампир взмахнул своим оружием и начал обходить Нечто слева, держа деревце наготове, чтобы в любой момент отразить удар или же нанести свой. Надо было поскорее заканчивать бой и уходить в другое логово, но... Стоило сперва разобраться с этим противником, который вновь удивил вампира, так быстро вправив себе руку и не потеряв сознание от боли в раздробленном локте.

Пахом: Прятаться было, конечно, давным давно поздно. -Леший, не загороди смотри фрица! За это время Пахом успел перезарядить берданку и подойти чуть ближе. И, разумеется, обнаружить, что в голову противнику он не попал, так как вся дробь пролетела чуть выше. Что послужило тому причиной - нечеловеческая ловкость малопонятного существа, уже успевшая спать снеговая завеса или тот удручающий факт, что Пахом уже давным-давно не партизан, а старый лесник, как бы он ни храбрился и как бы метко не пытался прицелиться. Рука же, в которую он попал вторым выстрелом, поразительно быстро заросла. Ёшкин кот! Мало того, что говорит по-немецки, дык ещё и чудище! Несмотря на упавшую по неизвестной причине меткость и зарастающие прямо на глазах конечности немецкое чудище должно было быть уничтожено немедленно. Иначе оно уничтожит лешего, затем - Пахома, затем дойдёт очередь до лайки... Елисейка! Елисейки нигде не было. Вернее, была, но, похоже, побежала за остальными участниками хип-хоп баталии. Ну, ежели они у меня ещё и собаку отымут... Громыхнула вторая пара выстрелов, в те же самые точки. Без пресловутой снеговой завесы и чуть поближе.

Родаши: Заставляя замерзшие пальцы шевелиться быстрее, Рода вытащила из сумки и искомую жидкость, валявшуюся там же зажигалку и кое-какую одежду. Девушку изрядно колотило. Так и представлялось, что вот-вот со спины на нее набросится какой-нибудь зверь, пока она возится на месте. "Мне не страшно... мне не страшно... мне не страшно..." Обернувшись, Родаши в панике сообразила, что подпустила животных слишком близко. Пара медведей, которым так и не удалось поймать добычу, теперь бодро бежали к отставшей дичи, которой на этот раз и была Рода. Испуганно что-то пробормотав, вор схватила добытые вещи в охапку и затрусила по снегу прочь. Хоть зверей и осталось не так много, но казалось они будут преследовать их бесконечно. Поэтому вор металась из тени в тень, стараясь оторваться от преследования и увеличить расстояние, необходимое для задуманного. Резко остановившись, Родаши подыскала подходящий высокий куст. Разорвав чью-то рубашку, она бросила ее на куст и полила жидкостью для розжига. Убрав не пустую еще бутыль за пояс, вооружилась зажигалкой и пистолетом. Пытаясь унять дрожащие руки, она стала ждать одного из приближающегося к ней медведя, стоя на виду в полный рост. Ноги сами собой подкашивались, но Рода заставляла себя оставаться на месте, глядя в бешеные глаза животного, которые были все ближе и ближе... Внезапно загоревшееся пламя перед уже близкой добычей ослепило глаза медведю и опалило шкуру. Родаши не удержалась на слабых ногах и все-таки упала на спину перед взревевшим врагом. Уворачиваясь от смертоносных когтей, вор выпустила несколько пуль, целясь в глаза зверю. Выдохнув, перевернулась и тенью метнулась в сторону, скрываясь от него и надеясь, что ее усилия принесли хоть какую-то пользу... Но ведь остались другие. "Черт! Черт! Черт! Я как в шоу на выживание.... ну уж увольте! Чтоб еще раз повторить такое!..."

Z: Добежав до Нэйла, Джек просто взял и пнул с разбега уже готовую перегрызть вождю народов глотку псину. Если бы на ногах Z были подобающие случаю берцы, получившей практически под дых лайке было бы не до битвы. Но были у него на ногах всесезонные кеды, которые хоть и всесезонные, но сукахолодно в них по тайге щеголять. Елисейка в долгу не осталась, в ответ набросившись уже на Джека и оставив фюрера в покое. Лайка вцепилась Джеку в правый рукав, мёртвой хваткой и больно. Gore-tex(R) куртки Доусона - весьма крепкая ткань, которую довольно тяжело прокусить, особенно если ты - собака. Джек пошатнулся и сделал шаг назад, с трудом удержавшись на пошатывающихся ногах. Свободной рукой он схватил псину за шкирку и попытался отцепить её. Безуспешно. -Святой Зарквон, да помогите же! - закричал он, поняв, что сейчас упадёт. И, разумеется, упал.

Нечто: Нечто, который не отрываясь следил за вампиром т.е. за всеми его манипуляциями с деревцем, не сразу почувствовал запах опасности. Когда же он сообразил что оголил тыл, то было поздно.Нечто стал уходить в сторону, хотя его сердце наполнилось страхом и ему казалось, что он движется ужасно медленно. Прозвучали выстрелы, на этот раз дробь окончательно оторвала правую руку и снесла всю правую часть кожного покрова головы, за одно прихватив с собой ухо и несколько крупных кусочков кости. Боль была адская, начинался болевой шок. Ефрейтор понял, что его бой закончен, он поднял глаза на противника и улыбнулся кровавой улыбкой: - Ты достойный противник, но будь эта схватка честной, исход был бы другой! - он сплюнул кровь, силы окончательно стали его покидать и он рухнул на одно колено. - но все равно последнее слово будет за мной! Он с диким криком вскочил на ноги и в последний раз взмахнул цепью и обрушил её на ключицу противника. Нечто отпустил цепь, упал на колени: - вот и всё, пора мне поспать! - он улыбнулся и что есть мочи крикнул - НЕЙЛ, Я ПРОИГРАЛ!!!!!!!! ОНИ ПРИДУТ ЗА ВАМИ!!! Он откинулся на спину и с глумливым оскалом замер на месте.

PumpkinzKing: Увидев, что противник наконец-то повержен, вампир издал торжествующий рык, что привело его в некоторое замешательство. Он совсем не думал, что лёгкие зарастут так быстро - обычно на это уходило очень много времени. Впрочем, слова этой непонятной твари(Джон уже не знал, кем являлось это существо), которая умудрялась говорить с такими ранами, повергли его в ещё большее удивление, что и сыграло с немёртвым злую шутку. Удивляясь всему происходящему, будто жалкий смертный, вампир упустил удар цепи, который оказался невероятно силён. Не подавляй Джон свою боль - сейчас он бы повалился на землю, завывая от боли, а потом свалился бы в соблазнительные объятия болевого шока, который наверняка бы познакомил с столь успешно скрывавшимся от смерти вампиром свою подругу - окончательную смерть. В общем, цепь с грохтом обрушилась на ключицу вампира, сломав её, как щепку и опустилась ниже, слегка порвав мясо и разбив несколько рёбер, вместе с лопаткой. При этом Джон повалился на бок, шипя от злобы, но поделать он уже ничего не мог - правая половина тела почти полностью отнялась - только ноги ещё что-то чувствовали. Твою мать! Силён... Ничего, я с тобой потом разберусь... - подумал вампир, с трудом поднимаясь на ноги. Это удалось только с третьей попытки, когда Джон понял, что на обездвиженную руку лучше и не думать опираться и тем более балансировать с её помощью - несчастная конечность, лишившаяся поддержки костей и мышц была совершенно бесполезна. Надо было уходить отсюда подальше - зализать раны. С нарушителями можно было и потом разобраться, впрочем, они сейчас мало интересовали вампира. Ему было необходимо прибить это существо, хотя... Всё равно - сперва раны. Король Тыкв повернулся к Пахому. - Уходи. Спасибо тебе, ты здорово помог, но сейчас уходи. Они разбежались, а насчёт этого, - вампир кивнул в сторону Нечто. - вообще нельзя быть ни в чём уверенным. Не ищи меня, я сам тебя найду. Потом. Завтра. Немёртвый нагнулся, поднял цепь и рванул её на себя, выдирая её из рук Нечто. Это я заберу себе. После этого вампир двинулся вглубь леса, в самую чащу, к самой надёжной своей лёжке. Оставшиеся в живых звери получили приказ - ещё раз попытаться уничтожить пришельцев, но если будут ещё жертвы - уходить. Несмотря ни на что, Джон любил зверей и не собирался положить их всех в попытке уничтожить тех, с кем он сам сможет разобраться завтра. Почему-то у него не было сомнений в том, что за исключением его нынешнего противника, остальных будет довольно легко уничтожить, хотя они и оставались ещё живы в сражении с зверьми.

Nailbuster: "Так мы никогда от них не удерём, чёрт!" - ругнулся про себя Нэйл, хватая с земли какую-то тяжёлую палку и подскакивая к Джеку и лайке, слившимся в смертельных объятьях на снегу. Со всего размаху пнув Елисейку под рёбра ногой, он нанёс вслед за этим сокрушительный, как ему хотелось бы надеяться, удар палкой ей по макушке. После такого продолжать потуги к нападению с тем же пылом она вряд ли уже была способна. - Вставайте, Джек! - он схватил парня за шиворот и рывком поднял на ноги. Не разжимая пальцев, он бросился в сторону Родаши, рядом с которой горело спасительное пламя. - Ловко вы это... Погодите! - наконец оказавшись рядом с воровкой, он вдруг заметил что-то в расступившейся полутьме тайги. В склоне холма, выраставшем впереди в полусотне шагов от них, виднелось что-то явно чуждое местной природе. Дверь?.. Старая, наполовину заросшая мхом и припорошённая снегом, но всё-таки дверь. Открытая - если бы не чернеющая в холме щель слишком правильной формы, Нэйл бы её в жизни с такого расстояния не заметил. - Бежим туда, пока мишки не опомнились! - он дёрнул Родаши и Джека за руки и понёсся, утопая в снегу, в сторону таинственного сооружения. Звери пока старались держаться подальше от полыхающего куста, но фюрер знал, что стоит им отойти чуть дальше, и они вновь окажутся в опасности. "Надеюсь, там есть замок или хотя бы щеколда!"

Пахом: -Избушку найдёшь, леший? Тогда до завтра! Эх, сбежали гады.. Что правда то правда - гады немцы действительно сбежали. Врассыпную. Подлые и трусливые твари. Бегать за ними по лесу - не ветеранское это дело. Ничего, завтра будет новый день, да и у фрицев одним меньше. Завтра можно будет показать им, как по русским лесам шастать без спросу да кто в Великой Отечественной победил. Всё бы хорошо, можно смело отправляться домой с целью попить травяной отвар да покушать, что Бог пошлёт. Тем не менее было одно НО. -Елисейка! Е-Ли-Сей-Кааа! Собака на зов не откликнулась. По всей видимости, она была поглощена погоней за чудовищами. Они ж её разорвут на части-то! И на этой мысли Пахом побежал в сторону немецкой своры, вызволять бедную лайку. Заодно он ещё раз перезарядил берданку.

Родаши: Родаши безумным взглядом окинула майора, что-то ей говорившего. Усталость все сильнее захватывала девушку в свой кокон, когда не хватает сил даже дышать. Впервые воровка задумалась над тем, что использование так часто собственной силы имеет все большие для нее последствия. Тем более в сложившихся обстоятельствах, где только холод, голод и опасность... "Так, старая, нашла время думать и киснуть!" Сослуживцы кажется все еще невредимы, но опять задерживают их маленький лесной марафон. Обогнав Нейла, Рода нагнулась над неизвестного происхождения дверью. Огонек зажигалки высветил совсем немного, лишь уходящие вниз стены. - Только не уговаривайте идти в этот шкаф в Нарнию... - Голос совсем сел, но и так в нем слышались нотки недоверия. Родаши предпочла бы остаться на поверхности и попытать счастья в схватке с разъяренными животными, пусть и вряд ли успешной, чем спускаться в незнакомое место, откуда возможно и выхода не будет... Но похоже ее сегодняшняя роль случайного телохранителя не закончена...

Z: Джек в очередной раз за сегодняшний день волочился за товарищами безвольным кулём. Не сказать, что ему это нравилось. Но уж больно он устал. Брошенные вещи так и остались на снегу, Джек был уже довольно далеко от них. Весьма странная дверь прямо посреди леса заставила его вспомнить все части фоллаута пополам с "дверью в стене" Уэллса и концовкой второй Матрицы. А что если там зомби? Или голова Леонарда Немоя? Времени на подобные размышления было немного - от зверят бы спрятаться и передохнуть. -Это, ээ.. Фуф, забираемся внутрь и привал? Привал. Как много в этом слове для сердца скейтера слилось, как много в нём блаблаблабла. Ни о чем другом Джек уже не мечтал, на другие мыслительные процессы просто не оставалось сил.

Nailbuster: Ухо Нэйла нервно дёрнулось, едва он услышал вялые протесты Родаши. - Бога ради, не валяйте дурака! - вскричал он, едва ли не насильно вталкивая девушку в чёрный провал двери. Вслед за нею полетел и Джек, который что-то скулил о привале. "Это уже не привал, а капитуляция и осада..." - он вскочил внутрь следом за товарищами и с размаху захлопнул тяжёлую дверь. Белизна снега, подсвеченного полной луной и костром, перестала проникать в коридор - да, они оказались в широком коридоре с каменными стенами, поросшими кое-где старым мхом - и каэмовцев поглотила жирная пыльная темень. И стало тихо - ни рычание медведей, ни треск горящего куста не могли пробиться через толстый слой металла и бетона. С минуту фюрер прислушивался к царившей вокруг тишине. Она подавляла и угнетала - здесь умирали люди, Нэйл отчего-то знал это. Скверное местечко, почти такое же скверное, как и та вышка. Только... на вышке была хоть какая-то, но всё-таки жизнь. - У кого-нибудь есть фонарик? - вопросил он, и звук его голоса полетел вглубь неизвестного чёрного лабиринта, отскакивая от мёртвых стен, будто кучуковый мячик. НРИ: Дальше пишем в бункере, лес свободен.

Heckler: Хеклер опоздал, и не сильно переживал по этому поводу. Запах крови вывел его к трупу волка, который был кем-то подстрелен, но успел порядочно отойти от заварушки. Присев на корточки рядом с околевшим животным, парень осмотрел рану, попробовал немного крови, а затем присыпал бедолагу снегом, понимая, что к утру его всё рано найдут вороны. Следующим экспонатом лесной экскурсии был сгоревший дотла куст, который, к счастью, так и остался в одиночестве, а не стал причиной лесного пожара. Оценив импровизацию, вампир пошёл дальше, где услышал скулёж пса. Собака лежала на боку, не в силах подняться. - Ну и где же твой хозяин? - злорадно поинтересовался Роберт, приметив на шее у псины ошейник. Судя по всему, её хозяева зачем-то потопали в лес вечером, и набрели на диких зверей. Отбиваясь от них, люди подожгли куст, расстреляли запасы и куда-то делись. Скорее всего погибли, если верить запаху разорванной плоти. Только вот медведи никогда не устраивали облаву вместе с волками, даже под угрозом уничтожения леса. А медведь был, видно по следам. И, следы показали, что рядом с собакой были только люди. Роберт задумчиво осмотрел пса, ощупал повреждения, отчего собака заскулила ещё громче. - Да тише ты, - шикнул на неё вампир. Собаку избил человек - ни одного укуса или следа от когтей не обнаружилось. Медведь может один раз ударить лапой, волк вцепится в горло, но избивать умеют только люди. Хеклер разбирался в побитых собаках. Выживет псина или нет - он не знал. Конечно, он хотел ей чем-нибудь помочь, но не поить же её кровью, в самом деле? - Е-ли-сей-кооо!!! - послышался крик из лесной темноты. Вампир поднялся и увидел старика, который пытался бежать в его сторону. Судя по всему, Елисейкой звали собаку. Просто замечательно, подумал Роберт, старики и собаки в ошейниках. Мои самые нелюбимые вещи, не считая отсутствия сигарет и спичек. Вспомнив о последних, вампир вдруг понял, что может стрельнуть огонька у пенсионера. Но разглядев в его руках оружие, он просто молча зашёл за дерево. Собака, заслышав зычный голос хозяина, из последних сил стала хрипло лаять. - Как отвратительно, - вздохнул Хеклер.

Пахом: Елисейка нашлась довольно быстро. Избитая лайка валялась и скулила настолько жалобно, что вызвала бы жалость даже у доктора Менгеле, Павлова и армии ортодоскально настроенных корейцев. Пахом склонился над лайкой и погладил её. -Ну же, хорошая моя, вставай, пошли домой, я тебе такую кость оставил вкусную... Это ещё что за чертовщина? Чертовщину разглядеть лесник сумел уже потому что шапка из ветко и иголок над лесом была не абсолютной, вследствие чего снег в некоторых местах аж сиял отраженным от луны и звёзд светом. А в некоторых были провалы. Большинство из них были немного в стороне и характер следов не оставлял никаких сомнений - это убегали фашисты, причем панически. А вот это... Пахом Калистратович не был Арагорном, но в следах всё же разбирался. Вглядевшись повнимательнее, он сразу понял две вещи. Во-первых, восле его собаки только что кто-то был. Во-вторых, он не был к ней враждебно настроен. По крайней мере, побил бедное дивотное не он. Пахом нахмурился, вскинул винтовку, проследил направление следов и увидел, что они просто-напросто обрываются за какой-то сосной. Ружжо было тут же направлено в сторону этой самой сосны. -Эй, ты там! Хенде хох и ком цу мир, фриц поганый!

Heckler: Хеклер рассматривал лесника и размышлял, что с ним делать. Старческая кровь была не самой вкусной, к тому же Роберт не так уж сильно нуждался в пропитании. Личных антипатий у него почти не имелось, разве что насчёт возраста и животноводства, но, не смотря на свежий вид, Хеклер был раза в два старше этого бородача, а то, что собака выбрала конуру и бесплатное питание, было уже делом самой собаки. Старик что-то крикнул и стал угрожать своим ружьём дереву. А значит самого вампира он не видел, и тот, при необходимости, мог просто запрыгнуть на соседнюю ветку и скрыться в ночном лесу. Но вместо этого парень решил выйти наружу с поднятыми руками, здраво рассудив, что лесники с серебром не охотятся, а простая рана будет легко вылечена пыльной кровью старичка. - Какой я тебе фриц? - флегматично спросил Хек со своим врождённым английским акцентом, - Донт шут, плиз. Скорее всего, у старого проснулся вьетнамский синдром, только за неимением Вьетнама он вспомнил Вторую Мировую, когда увидел шаставших по лесу коалиционеров - кого же ещё можно принять здесь за фрицев? Более того, учитывая население городка, то шастать такой плотной группой по ночному лесу, и заодно устроить перестрелку с медведями, не мог никто кроме них. Старик, судя по всему, много что сегодня увидел. - Эм. Тегеранская конференция, встреча на Эльбе, тушёнка и самолёты. Ю-Эс-А энд Ю-Эс-Эс-Ар, дружба навек. Короче, свой я, - на чистом русском буркнул Роберт, - Что здесь произошло?

Пахом: Вот те на... Или он обманывает, или и правда американец какой. Он-то тут что забыл? -А почём мне знать, что ты свой? Чаво в лесу забыл? И чаво у собаки моей тёрся? Пахом не отводил винтовки от головы Хеклера, оставаясь на месте. Лицо его было довольно сосредоточенным. -Фрицов гоняли с лешим. И это, ежели ты свой - шел бы отсюда, пока они не вернулись. Да и леший вон чужих не любит. И я тоже. Пахому Калистратовичу действительно было непонятно, откуда взялся и чего хотел, так сказать, таинственный незнакомец из Америки (полноте, из Америки ли?) в Излучинском лесу. Да и что немцы тут делали - тоже тот ещё вопрос. Похоже, тут происходило что-то навроде вселенского заговора. О вселенских заговорах Можайский знал только одно - до добра они не доводили ещё ни разу.

Heckler: Хеклер меланхолично смотрел в ствол деда, слушая его сбивчатые объяснения, прерываемые вопросами лесника по поводу бродяги. - Вас даже в Нижневартовске слышно было, пока вы с немцами перестреливались. К тому же твои немцы взорвали железнодорожный мост и погнали меня в тёмный лес ночью, - для убедтельности он хлопнул себя по окровавленной нашивке на плече, - вы тут Третью Мировую репетируете? Глаза парня вновь стали цвета чистого солнечного неба, а изо рта вышло облачко пара - необходимая конспирация для такого въедливого деда. - Иду я, значит, по лесу, весь израненый и замёрзший, слышу, пальбу кто-то устроил и пожар начать хотел, прихожу, а тут звери мёртвые и собака израненая лежит. Что ж ты ей прикрываешься? - с ехидцей поинтересовался Роберт, сочувственно глядя на израненное животное. Собачка вновь заскулила, но вдруг хриплый стон вырвался из ночного леса за спиной лесника. - О... это и есть леший? - поинтересовался подприцельный. - Нехило же его потрепали, если он так хрипит. Роберт старался говорить как можно более непринуждённо и по-старообрядчески. Старику было очень важно, чтобы потерявшийся машинист оказался "своим". Ещё одна непонятная особенность русских. Лес ещё раз прохрипел и затих. Кажется, кто-то в лесу ушёл к праотцам, и судя по настойчивому амбре нечеловеческой крови, это и был тот самый леший. Аборигены здесь действительно были весьма разнообразными - за сутки Хек успел встретить зомби, спятившего деда, аутичную затворницу, а теперь ещё и леший.

Тварь: Сознание существа отделилось от сознания носителя, как малютка-амёба отделяется от материнского тела - робко, неумело, ещё не осознавая полностью своей самостоятельности - и это было первое в его жизни собственное, личное воспоминание. По телу Нечто прошла дрожь, и вместе с этой дрожью существо покинуло его плоть, пока ещё невидимое и воздушное. "Что происходит? Что я здесь делаю и что со мной произошло?!" Лишь взглянув откуда-то сверху, из-под крон деревьев, на лежащего в снегу смертельно раненого носителя, существо начало понимать, что с ним случилось. С ним - это значит с носителем, так как оно ещё не полностью отвыкло называть себя именем Нечто. И теперь тот факт, что оно больше не Нечто, изумлял его и шокировал. Между тем начала появляться собственная плоть - она казалась сотканной из тоненьких хрустальных ниточек, готовых порваться в любой момент. Существо спланировало на снег поодаль от беседовавших врагов - один из них был врагом, оно ещё помнило его меткий выстрел. Тело существа тяжелело с каждой секундой, и парить над бывшим полем брани оно уже не могло. Скоро оно станет зримым и начнёт чувствовать холод, а это означает, что пора искать укрытие. "Что с нами случилось?" - гадало существо, стремительно уходя вдаль по блестящему снегу и не оставляя на нём следов. Даже запаха не оставляя, но это пока. - "Может быть, всё из-за выстрела, из-за ран..." - оно на мгновенье обернулось назад. Носитель очень силён, и он будет жить, если враги его не добьют теперь же, но у существа было теперь полно других забот, кроме него. "Например, понять, что я такое... и зачем." ----> в неизвестном направлении

Пахом: Дык свой он или не свой? Смотри Пахом телевизор, он бы подумал, что это - вопрос на три миллиона рублей. Даже после такого потока информации решить эту задацу не представлялось возможным. Оставалось лишь уверовать в один из двух вариантов. Единственный аргумент в пользу Хеклера - он не трогал собаку. И кстати о собаке. Её же тут не оставишь, а на плечах носить возраст не позволяет. Вот щас и проверим! -Слушай, сынок, просьба у меня к тебе есть... - неожиданно сказал лесник. - Помоги Елисейку до дома дотащить. Я старый уже, не сдюжу, а собака моя замёрзнет тут да издохнет. Заодно расскажешь по дороге, кто таков, откуда про немцев тутошних знаешь и что за чертовщина тут творится. Чертовщина тут творилась та ещё. Ещё два дня назад Пахом Калистратович и представить себе не мог всего увиденного, услышанного и обстреленного. Не будь та нечисть вполне понятными немцами и лешими, лесник давно бы уже свихнулся. -Как звать-то тебя? - уже мягче спросил лесник. Винтовку, правда, не убрал.

Heckler: Поведение старика было вполне типичным - если пробить их привычный скепсис и ворчание, выработанное за годы упорных тренировок, то они становятся весьма доверчивыми. Порой это сильно помогало Роберту, но сейчас он просто недоумевал, почему все ответы должны оказаться у него, у погибшего машиниста товарного поезда. Ну да ладно, подумал он, хоть к обуви не придрался, и то славно. Вампир ещё раз осмотрел собаку, которая вроде бы отлежалась, но ходить ещё не могла. Ощупав длинными пальцами рёбра и конечности, он заключил, что переломов вроде бы нет, да и череп цел остался. А синяки и ушибы заживут...как на собаке. Взвалив псину на плечи - та не особо сопротивлялась, слишком уж она нуждалась в помощи и ослабла, он кивнул старику: - Пойдём. Только я же сам не местный, ничего объяснить не смогу. Из леса всё ещё чувствовался явный запах свежей, тёплой крови, и вампир направился туда. Вдруг понадобится ещё кого-то эвакуировать, или, что было бы оптимальнее, добить. Зоркий взгляд приметил вдалеке тело, лежавшее на земле в луже собственной крови. Снег был сильно вспахан, а на многих деревьях не хватало веток. - Дед, - позвал вампир, - Это и есть ваш леший?

Пахом: -Это ж немец! Я в его сколько дроби всадил-то! Леший живой, ушел уже. Ты иди давай, вон в ту сторону. И на вопросы не забывай отвечать. Пахом указал сторону рукой. Заодно поближе разглядел уберзольдатена. Хорошенечко же его покромсало. Пахом удивился, как он сам-то вышел живым после рукопашной с лешим, сотворившим такое голыми, можно сказать, руками. Затем он ещё раз посмотрел на своего спутника. На своего удивительно спокойного спутника. Винтовки не боится, ишь ты. -Звать как? - уже настойчивее спросил лесник, - кто таков, что про фрицев знаешь, что тут происходит? По порядку, медленно и ясно.

Heckler: Не стоит рассказывать деду про немёртвых фашистов. Он и сам всё видел, а политические интриги не особо поменялись за пятьдесят лет. Нежить... фашисты, а точнее, нази, как их называли на другом фронте, были для русских неким аналогом нежити, поэтому старик и пережил встречу с Коалицией так спокойно. Роберту осталось лишь надеяться, что он спокойно перенесёт компанию старичка. - Роберт меня зовут, - наконец-то представился он, - С Аляски к вам в Сибирь прилетел, жить в Америке надоело. Пошёл в машинисты, думал, страну вашу увижу, пока на поездах буду колесить. А потом поезд разбился и меня выкинуло. А потом какой-то дед тычет винтовкой в того, кто едва не погиб под грудой вагонов и спрашивает про каких-то фрицев. Не знаю я ничего, - раздражённо прорычал вампир, поправив собаку на своих плечах и пошёл в указанную лесником сторону. - К счастью, старик плохо стрелять умеет, - уточнил Роберт, прислушавшись к лесу, - Немец твой жив ещё, слышишь, как хрипит? И вправду тело подавало ещё некоторые признаки жизни. Наверное это и было то самое русское всепрощающее сознание. - Дед, а ты газету когда в последний раз открывал? - Хеклер решил не упоминать телевизор и прочее современное СМИ, которое в последнее время очень сильно смаковало проблему организованной нечеловеческой преступности, не смотря на то что эту оргпреступность теперь гоняют лесники, а сами преступления ограничиваются избиением собак и попыткой поджога леса. - Ты добивать его будешь? Давай быстрее, мне холодно, - неискренне пожаловался вампир, не нуждающийся в тепле.

Пахом: -Сам издохнет. Ты иди давай дальше. Пахом и рад бы пристрелить непонятное создание, хрипевшее себе тихонечко на снегу. Да вот только не хотелось отводить винтовку от весьма подозрительного субьекта, нимало не удивившегося смертоубиствам с участием призраков Великой Отечественной Войны. Да к тому же ие испытывавшем никаких беспокойств в связи с наставленным на него дробовиком, сотворившим Это. С ним надлежало быть аккуратнее. Чегой-то он мне, кажись, уши вкручивает, никакой он не машинист, значится. -Кому щас тепло, мне, что ли? Топай уже, чего встал? Вести потенциального противника к своему домику лесник так же не хотел. Зато знал, кто может ему помочь определить намерения и истинную суть таинственного незнакомца. А не пойти ли нам к лешему? -Вон туда нам.

Heckler: Роберт терпеливо следовал указаниям старика, но его не покидало желание кинуть нахер эту собачку в этого старика, засунуть символ огнестрельного превосходства в какое-нибудь высокое дупло, и убежать по ёлкам в город. Тем более, старик не знал ничего особенного и был слишком мерзкой компанией для такой чудесной ночи. Но Хеклер шёл дальше, наверное из-за собачки. Она вызывала в нём какую-то снисходительную жалость, не смотря на свою одомашненность. Побродив ещё чуть дальше, он понял, что его так встревожило. След. След был явственным, чужим и нечеловеческим. Речь шла не о простых следах, а о чьём-то присутствии. Если пораскинуть мозгами, то им мог оказаться один лишь леший, который оказался вампиром, если чутьё не обманывало парня. Виду он не подал, рассудив, что встреча с лешим может стать интересным продолжением экскурсии по Излучинску, которая была омрачена появлением старого гида.

PumpkinzKing: Джон недоумевал - он впервые сбился с пути в лесу. Что ж, он так же впервые был в этом лесу в таком состоянии, так что он не исключал, что его общая помятость и скособоченность сыграли с ним злую шутку. Обычно он шёл не раздумывая, ориентируясь по памяти, и ноги выносили его туда, куда надо. Теперь же, из-за того, что его тело было изрядно измочалено, а он продолжал идти без ориентиров, он видимо сделал крюк. По крайней мере, не было никаких объяснений тому, что вместо чащи он вышел к границе леса. Негромко матерясь, нечистый хотел было повернуть обратно, но тут обнаружил то, что окупало его шатания по зимнему лесу - пища! Какой-то мужик, от которого странно пахло и маленькая девочка. Последняя впрочем сейчас не интересовала вампира, так как ему сейчас важно было количество крови, а не качество. Ребёнок не мог удовлетворить голода немёртвого, зато вот мужик... Он явно чувствовал вампира и даже вооружился ножом. Джон плотоядно ухмыльнулся и тут его заметили. Не видя более причин, чтобы прятаться, нечистый двинулся на будущую жертву, от которой продолжало странно пахнуть непонятно чем и страхом, что только разогревало аппетит вампира. Не удостаивая жалкого смертного ответом, вампир совершил рывок вперёд, когда до него оставалась пара метров. Страшно заскрипели друг-о-друга несросшиеся ещё кости, но способность игнорировать боль всё ещё работала, так что Джон отвёл руку, державшую нож, в сторону и впился в горло жертвы. В такие моменты он всегда вспоминал рассказы смертных о вампирах, о том, как они эстетично прокусывают горло жертве. Наверное они видели только сытых вампиров. Ну, или не видели Джона. Вампир пил кровь, одновременно вгрызаясь в сопротивляющуюся плоть жертвы, откусывая куски мяса, задевая клыками позвонки. Вскоре жертва "кончилась" и немёртвый отбросил в сторону бесполезное тело с почти перегрызенным горлом. Девочка тем временем успела куда-то скрыться, но она внезапно перестала интересовать вампира. Всё же, что-то было не так. Кровь пахла как-то странно, да и на вкус была немного непривычной. В замешательстве вампир оглядел себя. Конечно же, после кормёжки тело начало активно восстанавливаться, но вот одежда была испорчена. Почему-то испугавшись, вампир решил как можно скорее отчистить её и повалился на снег, извиваясь всем телом, как будто забыв о том, что у него есть руки. Неожиданно он замер, увидев, что к нему приближаются двое и один из них тащит на плечах здоровенную собаку. Это рассмешило Джона и его дикий смех, срывающийся на счастливое повзвизгивание, разнёсся над лесом.

Пахом: Явно нечеловеческий смех вперемешку с визгом несколько озадачили Пахома. Настолько, что он даже винтовку опустил. Встретить на полпути лешего, валяющегося в снегу и явно весьма счастливого, в компании мертвеца с перегрызенным горлом лесник не ожидал никак. А Елисейке он по-прежнему необьяснимо нравился. Она даже оживилась на плечах Хеклера, тем паче что от самого Роберта пахло чем-то резко неприятным и даже страшным. Отдохнувшая лайка вывернулась из рук одного вампира и спрыгнула, чтобы подбежать и начать вылизывать лицо другого. Ох тыж чертовщина какая-то. -Елисейка, фу! Фу, кому говорят! Эта, леший... Я тут чудика какого-то в лесу нашел. Говорит, несдешний. Не нравится мне он что-то, спокойный больно.

Heckler: Без проблем жить скучнее. По крайней мере Роберт старался себя убедить в этом, каждый раз, когда всё шло наперекосяк. И сейчас он надеялся, что встреча с вампиром, который по каким-то причинам был в неадекватном состоянии, похожем на наркотическое опьянение, будет хоть каким-то лучиком радости, иначе этот город вообще ему не сдался, такой унылый и полный странных в плохом смысле персонажей. Особенно старика, который доказал свою невменяемость тем, что разговаривал с бесчеловечным созданием, которому было слишком хорошо. Хеклер даже немного ему завидовал, и, если это действительно была вина веществ, то почему бы не присоедениться? Решив, что маскировка может идти лесом, он подошёл к трупу и, окунув палец в замерзающую кровь, попробовал её на вкус. Глазам наконец-то дозволили стать красными, клыки немного увеличились, а кожа побледнела - тратить лишнюю энергию на бесполезный обогрев он уже не хотел. Кровь была вкусной и "отравленой", захотелось ещё. - Эй, леший, - обратился он к вампиру, потеряв к старику всякий интерес, - Поделишься? Волосатик мог оказаться отличным парнем и здорово помочь с культпрограммой.

PumpkinzKing: "О, опять этот Санта Клаус пришёл!" - подумал успокоившийся было вампир, что вызвало новый приступ истеричного хохота, который начисто вымел из сознания слова деда и даже хоть какое-то желание реагировать на его слова. Впрочем, спутник старика и без того привлёк внимание веселящегося и шустро регенерирующего немёртвого. Изрядная бледность, запах мертвечины и вопрос по поводу крови выдавали в нём собрата Джона, однако он был отличен от Короля Тыкв, как Пахом отличался от жителя африканской глубинки. По сути – одно и то же, но разное до невозможности. Но это не имело никакого значения по вполне понятным причинам, как и то, в какую форму будет обличён ответ, так что нечисть обдолбанная не стала утруждаться, выдумывая что-нибудь оригинальное. Неожиданно перекатившись через голову, вампир подпрыгнул к Хеклеру, издал оглушающий переливчатый вопль и легонько коснулся кончика носа пришельца, при этом счастливо улыбаясь, как могла бы улыбнуться пожилая нимфетка, найдя под ёлкой не только подарки, но и атлетически сложенного, связанного Санту. Проделав все эти нехитрые манипуляции с окружающим миром и собой любимым, Джон подхватил Елисейку на руки и прихрамывая на обе ноги сразу начал вальсировать с ней по поляне, взметая снежные сугробы в воздух, так что вскоре постороннему человеку, если бы он тут оказался, показалось бы, что здесь идёт драка стенка на стенку, между двумя стаями карликов, вооружённых лопатами для снега. Из снежной мглы доносился только заливистый хохот и лай собаки, которая вряд ли понимала, что происходит, но вроде бы не возражала против такого веселья.

Пахом: Да что ж творится-то такое? Мысль была единственно верна - перед ним были два представителя страшенной нечисти. Что-то подсказывало деду, что можно уже потихоньку и сваливать. Возможно этим чем-то было совершенно явное помешательство лешего. Другая версия гласила, что леший - упырь-кровопийца, рядом с которым находиться опасно в принципе. Третья также сквозила подобными подозрениями, на этот раз в сторону Роберта. Скорее всего, решающую роль сыграл тот факт, что упырями являлись они оба, а леший вдобавок ещё и не в своём уме. Оставаться тут было нельзя - это была страна летучих мышей, из которых лились эманации страха и отвращения. -Вы тут эта, беседуйте, а я, пожалуй, пойду. Елисейка, пошли! Собака к тому времени была уже вполне себе улыбака и в состоянии идти-бежать самостоятельно. Проблема была в том, что она не хотела. Совсем не хотела - ей было весело и интересно рядом с упоротым наглухо Королём Тыкв. Другое дело Роберт - от него веяло злобой и замогильным холодом на километр вокруг. Так что лайка неохотно, но всё же послушалась, соскочив с катавшего её лешего, после чего пошла за Пахомом.



полная версия страницы