Форум » Излучинск » Лес » Ответить

Лес

Romero: Непроходимая, особенно в зимнее время, тайга, окружающая городок. Высокие ели, сосны и почти полное отсутствие кустов и подлеска. Летом тут и там снуют белки, поют птицы, однако зимой всё замирает, и изредка можно встретить лишь одинокого лося. [more][/more]

Ответов - 94, стр: 1 2 3 4 5 All

PumpkinzKing: Лесник... Отлично, теперь и тут завелись люди... с неудовольствием отметил про себя Джон, наблюдая, как старец приближается к нему. Вампир вполне смог бы сейчас вскочить и разорвать горло деду, который как раз изволил представиться и сообщить, что охраняет лес от людей. Ну да, человек охраняющий лес от людей... Шерсть на загривке, невидимая под одеждой встала дыбом от такой странной идеи. Тем не менее, вампир решил всё же пожать Пахому руку. В его голове созревал план, как прибить двух, а в данном случае даже трёх зайцев одним махом. - Ну, будем знакомы, Пахом. А я леший. Просто леший. - Джон улыбнулся. - Лес от людей охраняешь, говоришь? А что там за люди шастают тогда? - спросил вампир, кивнув в ту сторону, откуда раздавались голоса. - Ходят тут, шумят... Какую-то машину пригнали... Она сейчас уехала, но грохоту на весь лес было. Зверей перепугала всех, опять же... Вампир пошевелил ушами, прислушиваясь. Вроде бы эти двое ещё оставались на месте и это хорошо. - Нехорошие люди видать, не нравятся они мне. Как услышали лай, так сразу уходить стали... - недовольно произнёс Король Тыкв. - Надо с ними сделать что-нибудь, да зима сейчас. Лес спит, не напугать мне их как следует.

Пахом: -Ты не серчай уж на меня, тяжко мне одному-то за всем лесом смотреть. Пахом решил всё-таки не упоминать лешему, что охотился он именно на него. И вообще в подобного рода разговорах следовало соблюдать крайнюю степень осторожности - каждую секунду тебя может просто-напросто сожрать собеседник. И это ОЧЕНЬ плохо и вообще пагубно влияет на здоровье. Дык чойто я сразу-то не догадался, старый! -Ты этава, пойдём их вместе пугать! А я тебя потом мясом свежим накормлю, у меня тут капканов-то много! В том, что леший ел исключительно живое мясо, сомневаться не приходилось - достаточно было посмотреть на останки различного рода животных, украшавшие окрестности его берлоги. Но Пахом Калистратович тут же засомневался - про капканы он, возможно, сказал зря...

PumpkinzKing: Услышав от какого-то человека, который не мог считаться жителем леса вообще, предложение накормить вампира мясом, да ещё и заявление о расставленных на территории Джона капканах, последний резко помрачнел. Первоначальное желание стравить друг с другом жалких людей испарилось - теперь он хотел только уничтожения пришельцев. Сейчас же. На месте разорвать этого старика на части, а потом проследовать за той парочкой. Внутри вампира вскипела ярость, требовавшая быстрых действий... Но, действий "с огоньком" и выдумкой. На мгновение немёртвый задумался, но тут же в его голову пришла идея. Собака... Близкий друг этого... лесника... Он не решится напасть на неё, не сумеет убить её, по крайней мере некоторое время. Достаточное, чтобы она перегрызла его дряблую глотку, или чтобы вампир успел вскочить и самолично свернуть эту цеплячью шею. Заставить умолкнуть этого человека, который возомнил, что сможет следить за лесом и решил, что знает его! Джон поймал взгляд Елисейки и сосредоточился. Тебе надо напасть на этого человека, на лесника. Сейчас же... Постарайся убить его, перегрызть горло. Он - зло и должен быть убит... Собака моргнула, показывая, что поняла его, после чего вампир исподлобья посмотрел на старика и ухмыльнулся, показывая роскошные клыки. Уши немёртвого прижались к голове, показывая его раздражение.

Пахом: Джон не учел одного - отношения Елисейки к Пахому. Нет, ну вроде как зло. Но убивать всё равно неохота. Хозяин как-никак, щенком подобрал. Но зло. Зло. Порычать надо. -Рррррррр! - Воскликнула впервые в своей жизни лайка в сторону родного Пахома. И тут же офигела от собственной наглости. Но рычать не перестала. -Ты чегой-то? А ну, фу! - Пахом был удивлён не меньше и всё по той же причине. Да и страшновато стало - знать, разозлился на него леший, натравить решил собственную собаку. Ведь и Калистратыч тоже не помнил, чтобы она на него хотя бы раз рыкнула. А дальше начался форменный трындец. Елисейка решила хоть как-то оживить ситуацию и избавиться от моральных метаний. И набросилась на Пахома. В глотку она ему, конечно, не вцепилась. Медведю бы вцепилась, но не человеку, у которого несколько раз при встрече с тем же медведем случалась осечка. Отбиваться от зверей Пахом умел. Но ладонь она ему прокусила насквозь (Даже кровь брызнула на снег, для верности), прежде чем Пахом зажал её у себя между ног, присел сверху и взял здоровой рукой за шкирку. За один этот трюк его взяли бы в милицию кинологом с руками и ногами. Вот только вторая рука тоже была здорова. Пахом даже боли не почувствовал. И знать не знал, что Елисейка прокусила руку Иосифу. -Ты чтож это делаешь, дурная? Ух, я тебя, мешок с костями!

PumpkinzKing: Осечка вышла... Давно не практиковался... пронеслось в голове Джона, когда он увидел, что собака ему не подчинилась... Вернее не до конца... Впрочем, эти мысли тут же были смыты запахом свежей крови, которая прочертила на снегу багровую пунктирную линию... Да что там, изголодавшийся и невыспавшийся Король Тыкв при виде крови вообще перестал мыслить хоть как-нибудь связно - все мысли были смыты пробудившимся внутренним Зверем, который хотел только одного - покарать чужака. Это желание вполне соответствовало пожеланиям самого Джона, так что он с радостью позволил монстру внутри себя взять ситуацию под контроль, тем более, что такие момент доставляли ему истинное удовольствие. Оскалившись, вампир прыгнул на лесника, с явным намерением перегрызть ему глотку, откусить конечности и развесить тушку Пахома по частям на всех близлежащих деревьях. Издав какой-то полукрик-полурёв, немёртвый врезался в старика, пытаясь схватить его за руки и обездвижить. - Грррррррааааааа!!!!!!!!

Пахом: -Ах титьедрёный хряп! Когда в тебя на полном ходу врезаются восемьдесят кило живого веса, соображать довольно трудно. Быстро соображать - вдвойне трудно. А когда тебя сшибают на спину с довольно неустойчивого положения (в данном случае - сидя на корточках над внезапно взбесившейся лайкой) - ещё труднее. К счастью своему несказанному, Пахом уже к моменту начала эпической схватки успел тридцать три и три десятых раза подумать, как в случае чего отбиваться от нечисти. И даже придумать. Они ж все света боятся! Догадка мелькнула не просто так - в качестве обоснования была целая прорва русского национального фольклора, согласно которому нечисть появлялась ТОЛЬКО и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ночью. А поскольку как раз наступила ночь.. В общем, понятно. Осталось только сшибить навалившегося лешего и чем-нибудь посветить. -Ыгх-ыгх-угх! Елисейка же, почуяв долгожданную свободу от лютой и бешеной Силы Харизмы Короля Тыкв, а через пару секунд - и от навалившегося веса хозяина, обрадовалась несказанно. Зато очень сильно не обрадовалась, когда ещё через полсекунды поняла причину столь внезапного обретения свободы. На хозяина напали! Напало какое-то страшное... существо? Не человек, не зверь, но больше и страшнее. Нападать на него очень не хотелось. Даже меньше, чем бедному маленькому хоббиту с золотой безделушкой - переть в Мордор. -Елисейка, ФАС! Но да, лайке было страшно представить, что ЭТО могло сотворить с хозяином. Надо помочь? Разумеется. Ценой жизни? Не впервой! Елисейка быстро забежала вбок и хорошенечко так протаранила навалившегося на бедного старика Джона.

PumpkinzKing: Зверь, сидевший сейчас у пульта управления машиной для убийства, под названием Джон Смит, тоько положил свою мохнатую лапу на рычаги управления челюстями, когда обнаружил, что они с Джоном завалились на бок, правая сторона тела болит от резкого удара, а Пахом пропал из поля зрения. Немёртвый перекатился, вскочил на ноги, и замер, широко расставив руки, пытаясь понять, что или кто оторвало его от законной жертвы. Но, это была только одна из причин - вторая состояла в том, что вампир пытался восстановить дыхание и взять боль под контроль, что было довоьно сложно с учётом того, что у руля его разума стоял первобытный зверь. - Хррррррррргрррр!!! Джон оскалился, когда обнаружил, что ему помешала собака. Лёгкая добыча. Закуска перед основным блюдом. Вампир сделал шаг, затем ещё один и сморщился от боли - вся правая сторона тела болела, видимо удар был слишком сильным. Сейчас было бы разумнее скрыться и отлежаться, но для этого стоило успокоится. Огромным усилием воли немёртвый взял себя в руки, затолкав внутреннего зверя в какой-то дальний уголок сознания, откуда тот оскорблённо подвывал, явно намекая на то, что будет метить все углы и творить прочие безобразия в отместку за прерванную охоту. - Л-л-ладно старик... Живи сегодня. Но потом я тебя найду и прикончу, как всех, кто покушается на мою территорию. Может быть тебя будут сопровождать эти чёртовы немцы, которые постоянно бродят неподалёку. Джон развернулся, собираясь обернуться волком и уйти в чащу, где у него была ещё одна лёжка.

Пахом: Елисейка была очень, очень сильно напугана происходящим. Нето добрый нето злой, то ли друг то ли враг то ли неведомая тварь. Что он такое, этот ушастый нечеловек? В любом случае, надо было найти хоть какое-то спокойное место. Оно быстро обнаружилось в ногах любимого хозяина Пахома Калистратовича, к которому Елисейка подошла с виноватым взглядом, прихрамывая, поскуливая, поджав хвост. по другому извиниться за своё поведение собака не могла. Пахом, целый и невредимый, широким жестом снял двустволку и направил в антропоморфное нечто. Он уже догадывался, что лешие так себя не ведут. Но истинную суть нечисти распознать не мог никак - недостаточный уровень образования и знаний касательно окружающего мира давал о себе знать. Но после упоминания немцев лесник как-то передумал стрелять. Какие немцы? Немцы... Отголосок давней войны. Немцев Пахом ненавидел больше всего и всех на свете, гораздо больше особистов и прочей шушеры - ведь именно они порушили его жизнь, в конечном итоге. -Стоять! Какие-такие немцы? Фашисты небось? - спросил лесник, держа Джона на мушке, а палец - на спусковом крючке. - Дёрнешься и ты не леший.

PumpkinzKing: Джон замер, потом очень медленно повернул голову, взглянув на лесника. - Ты мне... угрожаешь? - пропел вампир, чьи губы расплылись в полуулыбке полуоскале, а глаза вспыхнули красным. Впрочем, взглянув на ружьё, он взял себя в руки, приняв серьёзный вид и повернувшись всем телом. - Опусти ружьё, человек. Этим меня не убить, а пока ты будешь перезаряжать свою пукалку, я тебя порву на части. Стараясь не выдать своего волнения, нечистый отвёл взгляд от грозного оружия и взглянул Пахому в глаза. - Немцы, фашисты... одна фигня. Пришли сюда, собирают силы... Ходят по лесу... По моей территории ходят! - последние слова Джона были произнесены низким, рычащим голосом. Он нервно сжимал и разжимал кулаки. - По моей территории! Я ни с кем не делюсь добычей! Вампира трясло от вновь вспыхнувшей ярости. - Убъёшь одного, придут два. Уничтожишь двух, придут трое. Откуда они сползаются?! В их предыдущем логове почти все погибли, откуда они берутся!? - забыв про лесника, Джон начал нервно расхаживать взад-вперёд, бормоча себе под нос и рыча. Проблема прибывающих войск КМа мучила его уже очень давно.

Пахом: -Дык они мне всю жизнь испортили, фрицы блядские! Где они? Пошли им кузькину мать покажем! Ууух, я им... Они же... Ытьтвоюжмать-то! Пахом Калистратович был взбешен фактом присутствия фашистов в родном городе. Откуда? Победили же! Зря головы клали? Зря столько хороших людей положили? Лесник отвёл берданку и продолжил ругань. -Да они ж Кольку с Васькой в сорок втором! Ну, я им... Сто раз пожалеют у меня, что на свет родились! Пахом Калистратович сделал шаг в сторону чудища. Чудище, конечно, страшное, но Пахому было не до того - впереди маячило дело всей его жизни. Уничтожить поганых фрицев, наводнивших, по словам лешего, Излучинск. -Послушай.. В самом деле, зачем нам друг с другом-то воевать? Пошли лучше фрицам покажем, а?

PumpkinzKing: Джон продолжал расхаживать из стороны в сторону, не замечая реакции старика на его слова. Злость на КМ, которые наводнили городок, на людей, которые шастают по лесам, на ту неизвестную сволочь, которая прогрохотала неизвестно на чём неподалёку от жилища вампира и разбудила его... Вся эта ненависть захлестнула немёртвого, который и так уже сегодня был сотрясаем этим чувством последнее время, вследствие чего глаза Джона приобрели жёлтый цвет, а зрачки стали узкими и вытянутыми - проявилась ещё одна метка зверя. Проявление зверя на теле вампира было довольно болезненным, так что он даже упал на колени, громко матерясь на русском и английском попеременно, прикрыв лицо руками, но боль исчезла так же неожиданно, как и появилась. Вампир осторожно отнял руки от лица и посмотрел на Пахома, который как раз вещал о чём-то вроде "Леший и человек - братья навек". - Покажем фрицам? - Джон усмехнулся и встал. - Всмысле мы с тобой? Старик, что ты можешь? Стрелять из этой пукалки и натравливать собаку? Так прости, этого маловато для уничтожения... "фрицев"... Вампир скривился. - Чтобы уничтожить таких, как они - нужно обладать силой, ловкостью, выносливостью... И стрелять в сердце или голову, да и то не всегда помогает. Короче говоря, они та же нечисть, только сильнее. Довольно большая часть из них состоит из тех, кто родился ещё до второй мировой, если не раньше. Я сам не уверен, что могу победить их, даже выцепляя по одиночке, а что можешь ты?

Пахом: -Я? Я могу выстрелить белке в глаз, не повредив шкуры! Своей меткостью Пахом всегда гордился. Он действительно вполне мог вздёрнуть берданку и выстрелить сейчас лешему в голову так, что оная голова окажется отдельно от тела на околоземной орбите. Но на взгляд лесника, вопрос вообще был поставлен неверно. В корне. "Мочь" и "Хотеть" - разные вещи, а у Пахома Калистратовича было явно на тысячу девятьсот сорок одну причину больше. Он действительно готов был пойти в бой, даже если он окажется последним - в конечном итоге, несли бы не немцы, его бы тут вообще не было. -Да я... Да они... Плевать я хотел, кто они такие! Я им их нечистую силу в их же поганые глотки запихаю! Пахом был в ярости. Он напоминал демона, или, по крайней мере, полудемона в человеческом обличьи. Рвал и метал. Его бешеная ярость срочно требовала выхода. Как же так - в Излучинске фрицы? -Показывай мне, где они!

PumpkinzKing: До седин дожил, а ума не набрался... И правда что ли, сдать ему примерное местонахождение хотя бы парочки коалиционеров? Джон уже много раз видел подобных горячих юношей(по сравнению с вампиром, старик и впрямь был юношей). Они кипели энергией и решительностью, но на деле их зачастую ожидал провал. И ещё, вампиру решительно не нравилось смотреть, как дедок потрясает руками и брызгает слюной. Он очень напоминал Никиту Сергеевича, когда тот грозил Америке своей ядерной туфлей, которой убедительно стучал по трибуне и обещал показать им самую страшную в мире женщину - кузькину мать. Только если Хрущёв всё же был зол, то у Пахома в голосе проскальзывали истеричные нотки. - Показать их? Ладно, покажу, не жалко. Это будет последнее, что ты увидишь в своей уже недолгой жизни. Вампир не лукавил и не издевался. Будь у старого пердуна хоть свора собак и автомат, вместо этой псины и берданки - вряд ли он осилит хотя бы одного коалиционера... Впрочем, это его мало интересовало, за исключением того, что он сможет не сильно напрягаясь прибить одного из противников, пока тот будет увлечённо разбирать Пахома на запчасти.

Nailbuster: Снег поскрипывал под ногами фюрера, изо всех сил пытавшегося не замёрзнуть на проклятом морозе. Таинственная вышка была укрыта от его глаз за стеной заснеженных деревьев, и разобрать, кто открыл наконец входную дверь и вышел из домика наружу, было нельзя. Нэйл только слышал шум - существо было явно двуногим и направлялось явно сюда. Подавив тревогу - вдруг это окажутся действительно серьёзные ребята, не чета той неулыбчивой малютке? - он обратился в ожидание. И вот наконец из чащи показалась... "Оп-паньки!" Все страхи Нэйла прошли, едва он увидел ефрейтора Родаши. Но тревога всё же осталась. - Что вы там делали? - прошипел Нэйл вполголоса, решив не тратить время на приветствия. Тем временем к ним продрался из кустов Доусон. Мельком взглянув на него, фюрер развёл руками: - Джек, это Родаши. Родаши, это Джек. Знакомьтесь, товарищи по несчастью. А теперь, - он вновь обратился к девушке, - рассказывайте немедленно, где вы пропадали и каким ветром вас сюда занесло. К слову сказать, я очень рад вас видеть, но это всё потом.

Пахом: Пахом Калистратович Можайский, лесник и бывший партизан, и правда был готов разорвать всё и всех, кто носил хотя бы немецкие часы. Ненависть к немцам была у него на уровне "деушка служил в СС, а у внука Мерседес!". Он нахмурился ещё больше, достал и раскурил трубку. -Чего стоишь тогда, леший? У нас враг один! А толку от меня больше, чем ты дуооогхаааааааааа!!... На этот момент весь планировавшийся пафос и дальнейшее причинение умышленного вреда КМу были нагло прерваны внезапно и сильно заболевшей печенью алкоголика-Иосифа. Да что же... Он же не бил сюда, ютить твою! -Ууууф, нехорошо старому. Я пойду, пожалуй, прилягу. Завтра приду, ладно? Степень фамильярности общения с особо опасной нечистью в данный момент ушло на второй-третий-десятый план. Дикая, совершенно невозможная боль пронзила печень бедного Пахома. Всё остальное не имело значения. Лечь и поспать следовало незамедлительно. А ведь для этого надо было ещё и дойти до избы. -Пойдём, Елисейка. Завтра трудный день.

Родаши: Все более крепчающий к вечеру мороз вновь приступил к изгнанию тепла из тела девушки. Родаши застучала зубами, внушая себе, что это от холода, а не от неожиданно объявившегося и явно рассерженного фюрера. - Здрасьте... - без особого энтузиазма приветствовала она то ли Джека, то ли майора. - Но вас же тоже каким-то ветром сюда занесло... - с мрачным лицом застегивая пальто плотнее, Родаши медленно двинулась вперед, опасаясь превратиться в замороженную ветром скульптуру. - Прошу прошение за столь долгое отсутствие перед вашим взором, но вас никак не отыскать было. - Оправдалась вор. - И вообще, если собрались допрашивать, то хоть не посреди леса? В каком тут направлении казармы? А там, уж поверьте, я выскажусь! - зловеще прошептала Рода.

Z: Представшая перед Джеком женщина не вызвала у него никаких эмоций - он для них и так подустал уже. Он всё с нетерпением ждал продолжения прихода. Эй, глюк! Девочка! Как тебя там? -Очень приятно. А теперь пойдёмте отсюда, тут дурацкое место. Диспозиция была ясна. Перед Джеком стоял не его командир и его соратник, но просто два человека, которые пытались выжить. Именно поэтому он смог позволить себе эту фразу, произнесенную весьма мрачным голосом. -Где казармы-то? И да, нам там не вломят опять?

Nailbuster: - Кто вломит-то, простите? Фройляйн Мэш? - фыркнул Нэйл, разворачиваясь на каблуках и направляясь туда, где по его предположениям должны были находиться и казармы, и остальной Излучинск. Возвращение к цивилизации виделось ему отличной идеей - в лесу, и без того студёном, становилось ещё прохладней, а ночевать в сугробе ни у фюрера, ни у кого из его спутников не было жажды. Увязая в сугробах по колено, он всем своим видом показывал - следуйте за мной или не следуйте, а от этой треклятой вышки лучше убраться как можно скорее. Несмотря на все её странности, Нэйл чувствовал спинным мозгом и не менее чутким седалищным нервом, что что-то в этом месте не так. "Ладно хоть нашли ещё одну... затерянную в снегах..." - подумал он, поглядывая через плечо на Родаши. - Идти нам до города часа полтора-два, - обратился он к ней. - Так что вполне можем скоротать время за обменом новостями. Вы уже были в штабе, я полагаю? Видели наш новый ультрамодный капитальный ремонт?

Нечто: ----> Заброшенная улица Запах фюррера становился всё отчётливей и Нечто ускорил шаг, вскоре снег стал глубоким и ему пришлось принять форму волка. Пробежав галопом около километра, он остановился и принюхался, Нейл был совсем рядом. Он потрусил не много восточнее и минут через десять увидел рейхсподонка кряхтящего и переваливающегося в снегу словно медведь. Приняв свой естественный вид и закурив, он вышел на встречу: - Хайльствую, герр! - он отсалютировал и посмотрел на всю честную компанию сопровождающую фюрера - что загораете?

Kylie: Вслед за Нечто Кайли снова свернула на лесную тропу. Вернее, некое подобие тропы. Достаточно быстро снег стал просто непроходимым для человека... Нечто, человеком безусловно не являвшийся, решил проблему быстро и просто. К сожалению, человекообразным океанологам подобные фокусы были не под силу. Поэтому Кайли лишь пару раз моргнула - и белый хвост, мелькнув среди стволов, исчез из виду. Еще некоторое время девушка пыталась идти по свежим следам, глубоко проваливаясь в снег. Потом они как-то внезапно пропали из поля зрения. По крайней мере, она старалась именно так оправдать то, что вдруг оказалась посреди тайги одна и по уши в снегу...Очень, очень долго Кайли не хотела произносить в своем сознании сакраментальное слово "заблудилась".



полная версия страницы