Форум » Излучинск » Лес » Ответить

Лес

Romero: Непроходимая, особенно в зимнее время, тайга, окружающая городок. Высокие ели, сосны и почти полное отсутствие кустов и подлеска. Летом тут и там снуют белки, поют птицы, однако зимой всё замирает, и изредка можно встретить лишь одинокого лося. [more][/more]

Ответов - 94, стр: 1 2 3 4 5 All

PumpkinzKing: Когда противник всё же вытащил свои шипы из земли, Джон как раз собирался прыгать. Так что внезапно взметнувшийся снег, который запорошил ему глаза, изрядно шокировал вампира. Конечно, зрение быстро вернулось к нему, но момент был упущен. Удивление Джона ещё больше возросло, когда он увидел, как его соперник обратился в волка. Он что, из нашего клана!? изумлённо подумал вампир. Дальше думать совершенно не получалось, так как Нечто опять превратился в отвратительную тварь и сходу вонзил шипы в грудь немёртвого и поднял его над землёй. Хотелось закричать, так как боль была невыносима, но воздух в лёгких внезапно кончился. Сознание упорно пыталось покинуть Джона, но тот усилием воли вновь сумел отогнать боль. Рана всё равно была не смертельна - главные для вампира органы были не задеты. Неожиданно Король тыкв почувствовал знакомый запах - тут за каким-то чёртом оказался Пахом. Его не было видно, так как стоял он за спиной у сражающихся, но запах явно чувствовался. Присутствие бодрого деда подтвердилось тем, что внезапно раздался грохот выстрела, а потом ещё одного - видимо старик достал свою берданку. Увидев в том, что противник отвлёкся, свой шанс, Джон, уже порядком сползший вниз по шипам, широко развёл руки, отчего они с противником наверное напоминали балетную пару, а потом резко, изо всех сил, ударил по локтям Нечто, именно там, где шипы переходили в относительно человеческие руки. Раздалось хлюпанье и громкий треск. В одном из локтей сустав превратился в костяное крошево, в другом же кость была просто выбита. из суставной сумки. Джон соскользнул с резко опустившихся шипов, издавая победное сипение, так как воздуха на рык просто не было. Потом он сделал пару шагов назад, ожидая действий противника.

Нечто: Сзади грянули выстрелы, Нечто машинально пригнулся и это спасло его голову от радрабления дробью, но не спасло его противника, на него буквально посыпался град из дроби, второй же выстрел все же зацепил нелюдя и раздробил Нечте без того полуживой локоть. Правая рука болталась плетью и при всём желании Нечтус не смог бы ей пошевелить. Зато левая уже отчасти регенерировалась и в правилась на положеное ей место. Он отбежал на расстояние метров пять и распутал левой рукой цепь. Теперь против него было два врага, а это очень сильно усложняло ситуацию, к тому же стреляющего можно было определить по слабому запаху. Нечтус не знал что делать, не знал какой шаг предпринять следующим, он решил выждать, а там видно будет.

Nailbuster: Заслышав позади крики о помощи, Нэйл обернулся и понял, что дело дрянь - гениальный танкостроитель готов был пасть жертвой хищников и собственной... жадности, что-ли?.. - Брось баулы, Джек! - крикнул он, бросаясь к товарищу и на бегу стараясь прицелиться одному из зверей в голову. Перспектива остаться без Зеда удручала фюрера, конечно, меньше, чем собственная смерть от зубов и когтей, но... как было не воспользоваться шансом и не попытаться подкосить немного ряды косматых врагов. Тем более что сзади была Родаши, а Нэйл не сомневался, что она сможет прикрыть его спину. Первого волка он снял метким выстрелом на бегу, а второго хорошенько пнул в морду тяжёлым ботинком. Зверь на секунду замешался и отскочил, и этой секунды фюреру хватило, чтобы отправить его в волчий рай вслед за первым. Схватив Доусона за шиворот, рывком поднял его на ноги. - Бежим, чёрт с ними, с вещами! - рявкнул он, вновь пускаясь в бег. Воровке, возможно, тоже стоило помочь, но как сделать это с разряженным теперь пистолетом?..

Родаши: Раздери их тьма! Почему они еле тащатся? Похоже, мне светит погибнуть молодой и талантливой, прикрывая спины двух нерасторопных мужчин! Родаши выстрелила в откуда-то взявшуюся собаку, преследующую майора, но промахнулась, лишь прострелив той ухо. Чертыхнувшись, прицелилась и пустила пулю в скалящегося на нее саму волка и быстро поспешила к соратникам… - Что у вас тут? Я же вам сказала просто бежать вперед! - Прорычала Рода, появившись рядом с Джеком и Нейлом. С обоими похоже все в порядке, хотя от лишнего багажа действительно стоит избавиться, пока его содержимое не разлетелось кусочками вместе с хозяином. Вор повернулась в сторону битвы Нечто и неизвестной твари. Они втроем успели оторваться от двух нелюдей – различить в темноте ход драки было практически невозможно. Однако Родаши была уверена, что услышала выстрел третьего ружья. Ни у Нечто ни у его соперника огнестрельного оружия на момент выстрела не было, а значит к ним присоединился кто-то третий? Но в кого он тогда стрелял? Ситуация складывалась все более опасная и замкнутая. Родаши по-настоящему начала нервничать. Она практически не ела весь день, и мороз все крепчал – долго в таком состоянии бегать от зверья она не сможет. И судя по всему, у майора кончились патроны, у Джека вообще не было оружия, а у нее самой хоть и осталось еще полтора магазина, но из одного пистолета всех сразу не перебить. И животные, учуяв свежую кровь, казалось вот-вот кинутся на них всем скопом. Вор быстро осмотрелась. Тактика их дальнейших действий так и не изменилась – оставалось лишь бежать. - Джек, майор, бегите вон к тем двум соснам – Рода указала направление, где круг врагов еще не сомкнулся. - И просто на всякий случай – есть там что-нибудь горючее? – кивнув на громоздкие вещи, быстро спросила девушка у Джека.

Z: -В боковом кармане верхней сумки жидкость для розжига. - столь же быстро ответил вновь стоявший на ногах скейтер. Волшебное второе дыхание пришло к нему очень быстро, когда он начал понимать, что всё ещё жив и даже имеет шансы остаться таковым в течение всего вечера. Ну, или ближайших минут пяти, хотя бы. Также этому поспособствовал тот факт, что на Джеке не было больше вещей. Они были весьма нужными и полезными, но умирать с голоду, как думал себе Z, можно целый месяц. А за целый месяц может произойти много всего. Например, восстанет из мёртвых Адольф Гитлер, чем черт не шутит. Конечно, там была, собственно, его доска и куча одежды, но жизнь всё-таки немного подороже. А нахера ей ГСМ? Пить, что ли, собралась? Нет, ну не пить, конечно. Спросив себя ещё раз, Джек начал понимать, что волки, собаки, медведи и брочие белки-стрелки не очень-то жаждут общения с представителями породы лысых обезьянок, каждый из которых будет держать в руке Алый Цветок. Как учит одна известная история, его боятся даже тигры, а они-то понимают, чего надо бояться, а чего - не стоит. Сам величайший из танковых конструкторов побежал вслед за Нэйлом. Без ручной клади в двадцать кэгэ это было просто удивительно легко. Нэйл, а куда подевалась ТВОЯ ручная кладь? Я же не всё на себе нёс. От выстрела лайка увернулась, заметив движение руки Родаши в свою сторону. Затем она побежала за фюрером, в свою очередь, побежавшим за Джеком. Выглядело это нелепо - не хватало только полисмена в большом шлеме и со свистком, бегущего за собакой. Увидев, что жиртресту да и вообще всем как-то не до неё, Елисейка решила притормозить и подождать. Ей был знаком человеческий вариант стайного инстинкта, благодаря которому девушка и толстяк бежали спасать мелкого. Спрятавшись за сугробом, она ждала, пока желание спастись не погонит людей прочь из сжимающегося кольца отвратительных с точки зрения Елисейки лесных тварей - волков. Тем не менее сейчас волки были ей не противны - они были её лучшими друзьями, боевыми товарищами, понимавшими её намерения лучше, кем кто бы то ни было. На сей раз Елисейка преградила путь не только Нэйлу, но и Джеку. Тот факт, что ей отстрелили любимое ухо, лайку только разозлил - внушение, сооруженное Котолём Тыкв, всё ещё действовало, а опыт с ухом служил лишь доказательством, что не надо медлить, как в прошлый раз. Зарычав, она набросилась на бегущего прямо на неё фюрера с целью отгрызть ему хоть что-нибудь. Желательно, голову. Или сначала хотя бы повалить.

Nailbuster: НРИ: Да бросил я её ещё в начале бегства. Нападением новой твари фюрер был обескуражен, если не больше. Победа была так близка, а теперь с пустым пистолетом ему придётся отбиваться от ещё одного... Постойте-ка, пронеслось в его мозгу в то время, как животное опрокинуло его наземь и, оскалившись, лязгнуло челюстями у самой глотки. Постойте-ка, это же... собака! "Собака, а никакой не волк!" - почему-то Нэйлу сейчас было это удивительно, хоть момент для подобных раздумий и был, мягко скажем, неподходящий. Изо всех сил сжимая горло брызжущей слюной твари, он рычал ей в ответ и пытался сбросить её с себя. Это оказалось непросто - похоже, теперь вся цель её жалкой жизни заключалась целиком и полностью в том, чтобы убить его. - Я тебе не дамся, хот-дог ты неупокоенный! - прорычал вождь, всё крепче и крепче стискивая пальцы на горле животного. - Фу! Лежать! Сидеть, чёрт!.. Краем уха он слышал выстрелы там, где остался Нечто. И об этом тоже было некогда размышлять - сдерживать пыл осатаневшей лайки было всё сложней с каждой секундой.

PumpkinzKing: Сзади раздавались вой и рычание, свидетельствовавшие о том, что звери ещё живы и пытаются уничтожить пришельцев. В пользу этого факта так же свидетельствовали и крики, явно не принадлежавшие зверям. Джону очень хотелось обернуться и посмотреть, что там происходит, но он решил не отвлекаться от противника, который успел отойти на некоторое расстояние и вновь вооружился цепью. Вампир бросил взгляд по сторонам и обнаружил молодой, тонкий дубок, который не успел толком вырасти за лето, и теперь торчал из снега нелепой жердиной с ветками. Конечно он небольшой, но довольно крепкий, чтобы его можно было использовать, как оружие. Джон метнулся к нему, размахнулся и переломил деревце у основания, после чего вооружился импровизированным шестом. Конечно, это не настоящий боевой шест, не дубина и вообще.... Но, сейчас сойдёт и это. Вампир взмахнул своим оружием и начал обходить Нечто слева, держа деревце наготове, чтобы в любой момент отразить удар или же нанести свой. Надо было поскорее заканчивать бой и уходить в другое логово, но... Стоило сперва разобраться с этим противником, который вновь удивил вампира, так быстро вправив себе руку и не потеряв сознание от боли в раздробленном локте.

Пахом: Прятаться было, конечно, давным давно поздно. -Леший, не загороди смотри фрица! За это время Пахом успел перезарядить берданку и подойти чуть ближе. И, разумеется, обнаружить, что в голову противнику он не попал, так как вся дробь пролетела чуть выше. Что послужило тому причиной - нечеловеческая ловкость малопонятного существа, уже успевшая спать снеговая завеса или тот удручающий факт, что Пахом уже давным-давно не партизан, а старый лесник, как бы он ни храбрился и как бы метко не пытался прицелиться. Рука же, в которую он попал вторым выстрелом, поразительно быстро заросла. Ёшкин кот! Мало того, что говорит по-немецки, дык ещё и чудище! Несмотря на упавшую по неизвестной причине меткость и зарастающие прямо на глазах конечности немецкое чудище должно было быть уничтожено немедленно. Иначе оно уничтожит лешего, затем - Пахома, затем дойдёт очередь до лайки... Елисейка! Елисейки нигде не было. Вернее, была, но, похоже, побежала за остальными участниками хип-хоп баталии. Ну, ежели они у меня ещё и собаку отымут... Громыхнула вторая пара выстрелов, в те же самые точки. Без пресловутой снеговой завесы и чуть поближе.

Родаши: Заставляя замерзшие пальцы шевелиться быстрее, Рода вытащила из сумки и искомую жидкость, валявшуюся там же зажигалку и кое-какую одежду. Девушку изрядно колотило. Так и представлялось, что вот-вот со спины на нее набросится какой-нибудь зверь, пока она возится на месте. "Мне не страшно... мне не страшно... мне не страшно..." Обернувшись, Родаши в панике сообразила, что подпустила животных слишком близко. Пара медведей, которым так и не удалось поймать добычу, теперь бодро бежали к отставшей дичи, которой на этот раз и была Рода. Испуганно что-то пробормотав, вор схватила добытые вещи в охапку и затрусила по снегу прочь. Хоть зверей и осталось не так много, но казалось они будут преследовать их бесконечно. Поэтому вор металась из тени в тень, стараясь оторваться от преследования и увеличить расстояние, необходимое для задуманного. Резко остановившись, Родаши подыскала подходящий высокий куст. Разорвав чью-то рубашку, она бросила ее на куст и полила жидкостью для розжига. Убрав не пустую еще бутыль за пояс, вооружилась зажигалкой и пистолетом. Пытаясь унять дрожащие руки, она стала ждать одного из приближающегося к ней медведя, стоя на виду в полный рост. Ноги сами собой подкашивались, но Рода заставляла себя оставаться на месте, глядя в бешеные глаза животного, которые были все ближе и ближе... Внезапно загоревшееся пламя перед уже близкой добычей ослепило глаза медведю и опалило шкуру. Родаши не удержалась на слабых ногах и все-таки упала на спину перед взревевшим врагом. Уворачиваясь от смертоносных когтей, вор выпустила несколько пуль, целясь в глаза зверю. Выдохнув, перевернулась и тенью метнулась в сторону, скрываясь от него и надеясь, что ее усилия принесли хоть какую-то пользу... Но ведь остались другие. "Черт! Черт! Черт! Я как в шоу на выживание.... ну уж увольте! Чтоб еще раз повторить такое!..."

Z: Добежав до Нэйла, Джек просто взял и пнул с разбега уже готовую перегрызть вождю народов глотку псину. Если бы на ногах Z были подобающие случаю берцы, получившей практически под дых лайке было бы не до битвы. Но были у него на ногах всесезонные кеды, которые хоть и всесезонные, но сукахолодно в них по тайге щеголять. Елисейка в долгу не осталась, в ответ набросившись уже на Джека и оставив фюрера в покое. Лайка вцепилась Джеку в правый рукав, мёртвой хваткой и больно. Gore-tex(R) куртки Доусона - весьма крепкая ткань, которую довольно тяжело прокусить, особенно если ты - собака. Джек пошатнулся и сделал шаг назад, с трудом удержавшись на пошатывающихся ногах. Свободной рукой он схватил псину за шкирку и попытался отцепить её. Безуспешно. -Святой Зарквон, да помогите же! - закричал он, поняв, что сейчас упадёт. И, разумеется, упал.

Нечто: Нечто, который не отрываясь следил за вампиром т.е. за всеми его манипуляциями с деревцем, не сразу почувствовал запах опасности. Когда же он сообразил что оголил тыл, то было поздно.Нечто стал уходить в сторону, хотя его сердце наполнилось страхом и ему казалось, что он движется ужасно медленно. Прозвучали выстрелы, на этот раз дробь окончательно оторвала правую руку и снесла всю правую часть кожного покрова головы, за одно прихватив с собой ухо и несколько крупных кусочков кости. Боль была адская, начинался болевой шок. Ефрейтор понял, что его бой закончен, он поднял глаза на противника и улыбнулся кровавой улыбкой: - Ты достойный противник, но будь эта схватка честной, исход был бы другой! - он сплюнул кровь, силы окончательно стали его покидать и он рухнул на одно колено. - но все равно последнее слово будет за мной! Он с диким криком вскочил на ноги и в последний раз взмахнул цепью и обрушил её на ключицу противника. Нечто отпустил цепь, упал на колени: - вот и всё, пора мне поспать! - он улыбнулся и что есть мочи крикнул - НЕЙЛ, Я ПРОИГРАЛ!!!!!!!! ОНИ ПРИДУТ ЗА ВАМИ!!! Он откинулся на спину и с глумливым оскалом замер на месте.

PumpkinzKing: Увидев, что противник наконец-то повержен, вампир издал торжествующий рык, что привело его в некоторое замешательство. Он совсем не думал, что лёгкие зарастут так быстро - обычно на это уходило очень много времени. Впрочем, слова этой непонятной твари(Джон уже не знал, кем являлось это существо), которая умудрялась говорить с такими ранами, повергли его в ещё большее удивление, что и сыграло с немёртвым злую шутку. Удивляясь всему происходящему, будто жалкий смертный, вампир упустил удар цепи, который оказался невероятно силён. Не подавляй Джон свою боль - сейчас он бы повалился на землю, завывая от боли, а потом свалился бы в соблазнительные объятия болевого шока, который наверняка бы познакомил с столь успешно скрывавшимся от смерти вампиром свою подругу - окончательную смерть. В общем, цепь с грохтом обрушилась на ключицу вампира, сломав её, как щепку и опустилась ниже, слегка порвав мясо и разбив несколько рёбер, вместе с лопаткой. При этом Джон повалился на бок, шипя от злобы, но поделать он уже ничего не мог - правая половина тела почти полностью отнялась - только ноги ещё что-то чувствовали. Твою мать! Силён... Ничего, я с тобой потом разберусь... - подумал вампир, с трудом поднимаясь на ноги. Это удалось только с третьей попытки, когда Джон понял, что на обездвиженную руку лучше и не думать опираться и тем более балансировать с её помощью - несчастная конечность, лишившаяся поддержки костей и мышц была совершенно бесполезна. Надо было уходить отсюда подальше - зализать раны. С нарушителями можно было и потом разобраться, впрочем, они сейчас мало интересовали вампира. Ему было необходимо прибить это существо, хотя... Всё равно - сперва раны. Король Тыкв повернулся к Пахому. - Уходи. Спасибо тебе, ты здорово помог, но сейчас уходи. Они разбежались, а насчёт этого, - вампир кивнул в сторону Нечто. - вообще нельзя быть ни в чём уверенным. Не ищи меня, я сам тебя найду. Потом. Завтра. Немёртвый нагнулся, поднял цепь и рванул её на себя, выдирая её из рук Нечто. Это я заберу себе. После этого вампир двинулся вглубь леса, в самую чащу, к самой надёжной своей лёжке. Оставшиеся в живых звери получили приказ - ещё раз попытаться уничтожить пришельцев, но если будут ещё жертвы - уходить. Несмотря ни на что, Джон любил зверей и не собирался положить их всех в попытке уничтожить тех, с кем он сам сможет разобраться завтра. Почему-то у него не было сомнений в том, что за исключением его нынешнего противника, остальных будет довольно легко уничтожить, хотя они и оставались ещё живы в сражении с зверьми.

Nailbuster: "Так мы никогда от них не удерём, чёрт!" - ругнулся про себя Нэйл, хватая с земли какую-то тяжёлую палку и подскакивая к Джеку и лайке, слившимся в смертельных объятьях на снегу. Со всего размаху пнув Елисейку под рёбра ногой, он нанёс вслед за этим сокрушительный, как ему хотелось бы надеяться, удар палкой ей по макушке. После такого продолжать потуги к нападению с тем же пылом она вряд ли уже была способна. - Вставайте, Джек! - он схватил парня за шиворот и рывком поднял на ноги. Не разжимая пальцев, он бросился в сторону Родаши, рядом с которой горело спасительное пламя. - Ловко вы это... Погодите! - наконец оказавшись рядом с воровкой, он вдруг заметил что-то в расступившейся полутьме тайги. В склоне холма, выраставшем впереди в полусотне шагов от них, виднелось что-то явно чуждое местной природе. Дверь?.. Старая, наполовину заросшая мхом и припорошённая снегом, но всё-таки дверь. Открытая - если бы не чернеющая в холме щель слишком правильной формы, Нэйл бы её в жизни с такого расстояния не заметил. - Бежим туда, пока мишки не опомнились! - он дёрнул Родаши и Джека за руки и понёсся, утопая в снегу, в сторону таинственного сооружения. Звери пока старались держаться подальше от полыхающего куста, но фюрер знал, что стоит им отойти чуть дальше, и они вновь окажутся в опасности. "Надеюсь, там есть замок или хотя бы щеколда!"

Пахом: -Избушку найдёшь, леший? Тогда до завтра! Эх, сбежали гады.. Что правда то правда - гады немцы действительно сбежали. Врассыпную. Подлые и трусливые твари. Бегать за ними по лесу - не ветеранское это дело. Ничего, завтра будет новый день, да и у фрицев одним меньше. Завтра можно будет показать им, как по русским лесам шастать без спросу да кто в Великой Отечественной победил. Всё бы хорошо, можно смело отправляться домой с целью попить травяной отвар да покушать, что Бог пошлёт. Тем не менее было одно НО. -Елисейка! Е-Ли-Сей-Кааа! Собака на зов не откликнулась. По всей видимости, она была поглощена погоней за чудовищами. Они ж её разорвут на части-то! И на этой мысли Пахом побежал в сторону немецкой своры, вызволять бедную лайку. Заодно он ещё раз перезарядил берданку.

Родаши: Родаши безумным взглядом окинула майора, что-то ей говорившего. Усталость все сильнее захватывала девушку в свой кокон, когда не хватает сил даже дышать. Впервые воровка задумалась над тем, что использование так часто собственной силы имеет все большие для нее последствия. Тем более в сложившихся обстоятельствах, где только холод, голод и опасность... "Так, старая, нашла время думать и киснуть!" Сослуживцы кажется все еще невредимы, но опять задерживают их маленький лесной марафон. Обогнав Нейла, Рода нагнулась над неизвестного происхождения дверью. Огонек зажигалки высветил совсем немного, лишь уходящие вниз стены. - Только не уговаривайте идти в этот шкаф в Нарнию... - Голос совсем сел, но и так в нем слышались нотки недоверия. Родаши предпочла бы остаться на поверхности и попытать счастья в схватке с разъяренными животными, пусть и вряд ли успешной, чем спускаться в незнакомое место, откуда возможно и выхода не будет... Но похоже ее сегодняшняя роль случайного телохранителя не закончена...

Z: Джек в очередной раз за сегодняшний день волочился за товарищами безвольным кулём. Не сказать, что ему это нравилось. Но уж больно он устал. Брошенные вещи так и остались на снегу, Джек был уже довольно далеко от них. Весьма странная дверь прямо посреди леса заставила его вспомнить все части фоллаута пополам с "дверью в стене" Уэллса и концовкой второй Матрицы. А что если там зомби? Или голова Леонарда Немоя? Времени на подобные размышления было немного - от зверят бы спрятаться и передохнуть. -Это, ээ.. Фуф, забираемся внутрь и привал? Привал. Как много в этом слове для сердца скейтера слилось, как много в нём блаблаблабла. Ни о чем другом Джек уже не мечтал, на другие мыслительные процессы просто не оставалось сил.

Nailbuster: Ухо Нэйла нервно дёрнулось, едва он услышал вялые протесты Родаши. - Бога ради, не валяйте дурака! - вскричал он, едва ли не насильно вталкивая девушку в чёрный провал двери. Вслед за нею полетел и Джек, который что-то скулил о привале. "Это уже не привал, а капитуляция и осада..." - он вскочил внутрь следом за товарищами и с размаху захлопнул тяжёлую дверь. Белизна снега, подсвеченного полной луной и костром, перестала проникать в коридор - да, они оказались в широком коридоре с каменными стенами, поросшими кое-где старым мхом - и каэмовцев поглотила жирная пыльная темень. И стало тихо - ни рычание медведей, ни треск горящего куста не могли пробиться через толстый слой металла и бетона. С минуту фюрер прислушивался к царившей вокруг тишине. Она подавляла и угнетала - здесь умирали люди, Нэйл отчего-то знал это. Скверное местечко, почти такое же скверное, как и та вышка. Только... на вышке была хоть какая-то, но всё-таки жизнь. - У кого-нибудь есть фонарик? - вопросил он, и звук его голоса полетел вглубь неизвестного чёрного лабиринта, отскакивая от мёртвых стен, будто кучуковый мячик. НРИ: Дальше пишем в бункере, лес свободен.

Heckler: Хеклер опоздал, и не сильно переживал по этому поводу. Запах крови вывел его к трупу волка, который был кем-то подстрелен, но успел порядочно отойти от заварушки. Присев на корточки рядом с околевшим животным, парень осмотрел рану, попробовал немного крови, а затем присыпал бедолагу снегом, понимая, что к утру его всё рано найдут вороны. Следующим экспонатом лесной экскурсии был сгоревший дотла куст, который, к счастью, так и остался в одиночестве, а не стал причиной лесного пожара. Оценив импровизацию, вампир пошёл дальше, где услышал скулёж пса. Собака лежала на боку, не в силах подняться. - Ну и где же твой хозяин? - злорадно поинтересовался Роберт, приметив на шее у псины ошейник. Судя по всему, её хозяева зачем-то потопали в лес вечером, и набрели на диких зверей. Отбиваясь от них, люди подожгли куст, расстреляли запасы и куда-то делись. Скорее всего погибли, если верить запаху разорванной плоти. Только вот медведи никогда не устраивали облаву вместе с волками, даже под угрозом уничтожения леса. А медведь был, видно по следам. И, следы показали, что рядом с собакой были только люди. Роберт задумчиво осмотрел пса, ощупал повреждения, отчего собака заскулила ещё громче. - Да тише ты, - шикнул на неё вампир. Собаку избил человек - ни одного укуса или следа от когтей не обнаружилось. Медведь может один раз ударить лапой, волк вцепится в горло, но избивать умеют только люди. Хеклер разбирался в побитых собаках. Выживет псина или нет - он не знал. Конечно, он хотел ей чем-нибудь помочь, но не поить же её кровью, в самом деле? - Е-ли-сей-кооо!!! - послышался крик из лесной темноты. Вампир поднялся и увидел старика, который пытался бежать в его сторону. Судя по всему, Елисейкой звали собаку. Просто замечательно, подумал Роберт, старики и собаки в ошейниках. Мои самые нелюбимые вещи, не считая отсутствия сигарет и спичек. Вспомнив о последних, вампир вдруг понял, что может стрельнуть огонька у пенсионера. Но разглядев в его руках оружие, он просто молча зашёл за дерево. Собака, заслышав зычный голос хозяина, из последних сил стала хрипло лаять. - Как отвратительно, - вздохнул Хеклер.

Пахом: Елисейка нашлась довольно быстро. Избитая лайка валялась и скулила настолько жалобно, что вызвала бы жалость даже у доктора Менгеле, Павлова и армии ортодоскально настроенных корейцев. Пахом склонился над лайкой и погладил её. -Ну же, хорошая моя, вставай, пошли домой, я тебе такую кость оставил вкусную... Это ещё что за чертовщина? Чертовщину разглядеть лесник сумел уже потому что шапка из ветко и иголок над лесом была не абсолютной, вследствие чего снег в некоторых местах аж сиял отраженным от луны и звёзд светом. А в некоторых были провалы. Большинство из них были немного в стороне и характер следов не оставлял никаких сомнений - это убегали фашисты, причем панически. А вот это... Пахом Калистратович не был Арагорном, но в следах всё же разбирался. Вглядевшись повнимательнее, он сразу понял две вещи. Во-первых, восле его собаки только что кто-то был. Во-вторых, он не был к ней враждебно настроен. По крайней мере, побил бедное дивотное не он. Пахом нахмурился, вскинул винтовку, проследил направление следов и увидел, что они просто-напросто обрываются за какой-то сосной. Ружжо было тут же направлено в сторону этой самой сосны. -Эй, ты там! Хенде хох и ком цу мир, фриц поганый!

Heckler: Хеклер рассматривал лесника и размышлял, что с ним делать. Старческая кровь была не самой вкусной, к тому же Роберт не так уж сильно нуждался в пропитании. Личных антипатий у него почти не имелось, разве что насчёт возраста и животноводства, но, не смотря на свежий вид, Хеклер был раза в два старше этого бородача, а то, что собака выбрала конуру и бесплатное питание, было уже делом самой собаки. Старик что-то крикнул и стал угрожать своим ружьём дереву. А значит самого вампира он не видел, и тот, при необходимости, мог просто запрыгнуть на соседнюю ветку и скрыться в ночном лесу. Но вместо этого парень решил выйти наружу с поднятыми руками, здраво рассудив, что лесники с серебром не охотятся, а простая рана будет легко вылечена пыльной кровью старичка. - Какой я тебе фриц? - флегматично спросил Хек со своим врождённым английским акцентом, - Донт шут, плиз. Скорее всего, у старого проснулся вьетнамский синдром, только за неимением Вьетнама он вспомнил Вторую Мировую, когда увидел шаставших по лесу коалиционеров - кого же ещё можно принять здесь за фрицев? Более того, учитывая население городка, то шастать такой плотной группой по ночному лесу, и заодно устроить перестрелку с медведями, не мог никто кроме них. Старик, судя по всему, много что сегодня увидел. - Эм. Тегеранская конференция, встреча на Эльбе, тушёнка и самолёты. Ю-Эс-А энд Ю-Эс-Эс-Ар, дружба навек. Короче, свой я, - на чистом русском буркнул Роберт, - Что здесь произошло?



полная версия страницы