Форум » Излучинск » Избушка в лесу (продолжение) » Ответить

Избушка в лесу (продолжение)

Romero: Небольшой старый домик в таёжной глуши, неизвестно кому принадлежавший. За крепкими бревенчатыми стенами кроется уютная комнатка с русской печью, разгороженная пополам всего лишь длинной занавеской. Убранство внутри хоть и скудное, но вполне достаточное для жизни: ржавая пружинная кровать в углу, керосиновая лампа под потолком, выскобленный стол и несколько табуреток в центре, да полки и лавки с сундуками вдоль стен. В лютые зимние морозы можно отогреться, забравшись на лежанку на печи. Сбоку к дому приставлена поросшая мхом деревянная лестница, ведущая на чердак. Долгое время дом пустовал и потихоньку врастал в землю. Единственное окно даёт мало света: через него можно увидеть только деревья, да услышать стук колёс дальнего поезда. В былые времена строили на совесть, и, несмотря на свой преклонный возраст, изба ещё готова принять жильцов. Было бы только кого... [more][/more]

Ответов - 35, стр: 1 2 All

Undine: Жанна старалась придать своему лицо как можно более естественное выражение. Ей и сравнивать было не с чем особо, сама она от сильных переживаний не страдала, известие о смерти сестёр и собственную смерть приняла достойно. А сейчас нужно было изобразить нелину грусть. Пожалуй, был лишь один образец для подражания - Соня. Когда открылась правда о том, что старшая сестра даровала младшим не освобождение, а смерть, у той потускнели глаза, лицо побледнело и превратилось в гипсовую маску. Бледность девушке дал мороз, а апатия удалась на отлично. Неля шаркающими шагами прошла в избу, не обращая особого внимания на слова вампира. Точнее, не подавая вида. Словно только сейчас на неё свалился весь груз его смерти. - Нарком... мёртв, - шёпотом произнесла она, осознав, что застудила горло, пока шла, - Прости, что я пришла, - побольше лепета, она всего лишь человек, - Он сказал никогда не выдавать твоё жильё, но сейчас... Она, будто готовая расплакаться, замолкла и протянула Кандиду жестяную банку. - Я нашла его с простреленой головой, ночью. Он не мог застрелиться по собственной воле! - уже твёрже сказала она. Сейчас нужно было искать поддержки у этого стареющего гемофилийного безумца, - Его убили. Кто?.. - еле слышно добавила она. Придирчивая оценка Жанны не выявила в поведении Нели огрехов. Вряд ли у Кандида убивали учителей, а если и убивали, то было это пол-тысячелетия тому назад, как минимум. К тому же он спокойный, как копчёная скумбрия, а Неля - всего лишь девочка, на которую выпала такая тяжкая доля.

Romero: События с каждым разом происходили всё интереснее и интереснее. Мало было взрывов почти что под дверью, так теперь и... Кандид осторожно взял банку в руки и поднёс к дрожащему огоньку керосиновой лампы. Внутри был пепел, и даже поверхностного взгляда на его поле хватило для того, чтобы понять: пепел действительно совсем недавно был капитаном. Невструев поставил банку на стол и тяжело опустился на табурет. Поднял глаз на безутешную ученицу. Успокаивать он не умел никогда, но можно было отвлечь девушку хотя бы размышлениями. Да и самому разобраться, что к чему. Хуже ей, во всяком случае, уже не станет. - Говоришь, нашла ночью, с простреленной головой?.. - переспросил вампир хмуро. Частицы мозаики и ночного волнения, похоже, начинали складываться. - Он-то мог и застрелиться... Вопрос - почему? Скажи, на его теле не было ран или повреждений?.. Ну... кроме простреленной головы, конечно. Кстати, каков был характер ранения? Ну там... из пистолета, из ружья... из танка, может. Шутка получилась неуместной... Тем не менее, сейчас нужна была хоть какая-то зацепка, чтобы определить, кто стрелял в Наркома. Да так метко, что угодил прямо в центр мозга, запускающий уничтожение старого тела. Другого объяснения пеплу пока не было. - Кстати, как скоро он рассыпался? - задал Невструев ещё один интересовавший его вопрос.

Undine: Естественно, семисотлетнее создание подошло к проблеме неспешно, напрягая весь свой опыт. Ладно, допустим в этом плане Жанна признавала своё поражение. Но у неё было преимущество - пока Кандид сидел в избушке, налаживая личную жизнь, она могла видеть всё. Информация - вот самое главное оружие. Девочка тихо всхлипнула, но тут же взяла себя в руки: - Я... не успела, - сказала она со всей виноватостью в голосе, представив, что извиняется маме за олигофрению сестёр, - Он говорил мне, что должно пройти два часа, но, когда я прибежала, он уже рассыпался. Я ничего не заметила. Неля посмотрела на свою ладонь, будто надеясь увидеть там остатки праха своего учителя. - У него пропал пистолет... - рассеяно прошептала она, будто только что вспомнив, - Да, он всегда его носил с собой, а около... места смерти ничего не обнаружила. Я почуствовала кого-то рядом, но это существо тут же как сквозь землю провалилось. Она сделала шаг вперёд, словно хотела детально восстановить картину: - Я пошла в казарму, там встретила доктора, его кажется Холмс звали, из вашего отряда, - воспользовалась она добытой из доктора информацией, - Рассказала ему всё. Он помог мне собрать прах... Он не мог так просто сдаться!

Romero: Объяснения Нели ясности в картину не внесли - наоборот, только запутали. Более того, начинающая телепатка сама себе противоречила. Кандид внимательно посмотрел на девушку, но эмоции её, похоже, были правдивы. И вполне искренни, хотя не их ли начинающих телепатов учат скрывать в первую очередь? Впрочем, откуда вампиру было знать, он встречал всего двух. Старик Порфирич с Украины не в счёт - его никто не учил. - Давай-ка ещё раз... - покачал головой вампир и откинул с лица серые волосы. - Ты пришла в тот момент, когда на месте тела уже было... вот это, - он отставил банку с прахом подальше от света лампы. - Так? Но с чего ты тогда взяла, что у Наркома была прострелена голова, а не что другое? Пробитого сердца или уничтожения сорока пяти процентов тела тоже вполне достаточно для того, чтобы тело... умерло. Или вы с Холмсом нашли гильзу от пули? Он тихо постучал пальцами по столу. Пропавший пистолет сразу отсеивал версию с местными убийцами. Насколько Невструев смог понять за это время, жители здесь имели то особое почтение к усопшим, что редко можно было встретить в менее отдалённых от центра цивилизации городах. Снять что-либо с умершего, вытащить из кармана было немыслимо. Значит, приезжий, нарочно засланный, либо коалиционер. Либо же сам телепат. - Но остановимся на существе... - вампир не отрывал глаза от Нели, улавливая любое изменение в её поведении. - Ты можешь сосредоточиться и вспомнить, как выглядело поле вокруг этого существа? Какого класса... ну или как там вы это называете... Словом, хотя бы кем оно было.

SleepWalker: Стараясь не шуметь, чтобы раньше времени не выдать свое присутствие и не пропустить ни одного слова, Лунатик оделась и села на кровати. Времени на то, чтобы впадать в уныние или на еще более сильные - отрицательные - эмоции по поводу гибели капитана не было. Гораздо сильнее лейтенанта заинтересовала Нелинелла - Лунатик поняла, что это не ученица Наркома. Вернее... не совсем она. Для этого не надо было даже придираться к мелочам вроде того, что Нелинелла никогда не назвала себя Нелей, и что вряд ли бы Нарком без повода рассказал Нелл, где искать Кандида. А, судя по словам той, которая представилась Нелей, он и не мог успеть этого сделать... Было еще много факторов, в первую очередь то, что чувствовала и видела Лунатик во сне. А своим снам рыжая склонна была доверять больше, чем словам гостьи. Да и слова эти... Девушка достаточно общалась с Нелл, чтобы знать ее манеру общения, на которую, конечно, повлияла смерть Наркома, но не до такой же степени! Тихонько приоткрыв занавеску, Лунатик присмотрелась и кивнула - предчувствия ее не обманули. Можно подделать внешность, голос, интонации - но вот с осанкой и походкой будет гораздо сложнее... Жалея, что оружие осталось в Штабе, Лунатик встала, демонстративно громко зевнула и, отодвинув занавеску, подошла к старлею и Нелл. Положив руку на плечо Кандида, рыжая поздоровалась с ученицей и спросила, покосившись на банку: - А... что случилось-то? Это что? Затем, внимательно посмотрев на Нелл, снова на банку и опять на Нелл, Лунатик, будто догадавшись, округлила глаза и прошептала как можно драматичнее: - О боги... Неужели... Нарком?..

Undine: Жанна молча проклинала себя за то, что не смогла учесть всего. Что-то, завязанное на людях, никогда её не вдохновляло, более того, актёрское мастерство и харизму при распределении программного обеспечения выдали Фрее. Но, не сумев проявить себя, как Нелл, она всё-таки догадалась, что Лунатик ей не поверила. Разница в поведении была очень сильно заметно - слишком уж много времени скучающая пионерка провела в библиотеке с Лунатиком и Нелл. Мало того, что эти дамы читали обычно какую-то бесполезную беллетристику, так ещё и страницы переворачивали так медленно, что волей-неволей приходилось наблюдать и за ними. Но, наблюдать и воспроизводить это разные вещи. По крайней мере проницательность Лунатика не была критичной. К тому же, она сделала всё, что смог бы сделать человек, получивший контроль над телом после долгого отсутствия хоть какой-то материальной оболочки. Девушка коротко кивнула, отведя взгляд. И начала объясняться, как для неверующей женщины, так и для придирчивого вампира. - Я читала вечером твою книгу о растениях, - она ещё раз кивнула Лунатику, но тут же поймала себя на мысли, что теперь пытается оправдаться, - То есть не важно, я поняла, что учителя не стало, - она почти перешла на шёпот. И Нелл и Жанне врядли нравилось смаковать по нескольку раз факт того что Нарком был мёртв, правда, по разным причинам (Жанне было жалко такое перспективное тело, которое она надеялась забрать себе, а Неля... наверное тоже что-то потеряла), - Выбежала на улицу, - тут она зажмурилась, будто вспоминая в точности все детали, - Прости, Кандид, я тогда не обращала внимания на чужое присуствтие, - голос её стал холоднее, чем снег на улице, - И увидела учителя с лужей крови около головы. Но, как только я протянула к нему руку, он... - она замолчала и перевела взгляд на банку с прахом. - И только потом я почуствовала кого-то. Аура была... фиолетовой, - она отвечала, будто на экзамене. Нелл должна понимать, что это жизненно важная информация, но помощник из неё сейчас был очень плохой. Состояние аффекта, если Жанна правильно понимала значение этого слова. - Фиолетовый это... Зелёные, это люди, - да, Нелл тоже умела переворачивать страницы, а ещё умела разговаривать с Наркомом про весь их телепатический бред. Но, оказывается, никакая информация не бывает лишней, - Красные это... вы, - она сделала вид, что любуется аурой высшего, - Оборотни серые, мы - бирюзовые. Демоны...нет, демоны синие. А фиолетовые... кажется, это связано с людьми, но говорит о "примесях". Нелинелла понурила голову, всем своим видом показывая, что ученица из неё была никудышная.

Romero: С одной стороны, объяснения юной телепатки вносили существенную ясность в происходящее, если окинуть взглядом общую картину. С другой же - совершенно не вязались друг с другом, пусть и с поправкой на шок от смерти... А кем была Нелинелла до своей инициации? Уж не убийцей ли? Невструев судорожно потянулся пальцами к переносице, но вовремя вспомнил, что очков на нём нет. Слишком много несовпадений. Возможно, конечно, что вампир окончательно загрубел и не в состоянии почувствовать настоящие переживания, но было - точно было - что-то ненатуральное, искусственное и в поведении Нелинеллы, и во вздохе Лунатика. Наверное, именно этого и стоило опасаться, но отчего-то вампир знал, что среди них троих только лейтенант не замыслила плохого. - К сожалению, это так, лейтенант, - Ромеро поднял голову и заглянул в глаза девушке, стараясь разобраться, что к чему. - В банке то, что осталось от Наркома. Дальнейшие пояснения были излишни... да и не было вовсе их, этих пояснений. Лишь то, что по какой-то причине капитан решил переродиться раньше срока, но не сообщил ничего даже своей ученице. Где он, что с ним. Кандид снова перевёл взгляд на Нелл. - Плохо, конечно, что ты не запомнила узор... Его ещё можно найти, хоть и выпало много снега. Но это потом... Сперва надо... кстати, а Нарком не говорил, как следует поступать с его... останками в таких случаях? Не мог не говорить. Невструев наконец нащупал ниточку, ведущую из этого лабиринта недопонимания. Вероятнее всего, ученица телепата знала правила, если это действительно была она.

Undine: А, ну конечно. Ей и это пришлось выслушать за долгое время - бессовестно отрывая Нелл от книги, а значит, и Жанну тоже, мертвец любил рассказывать ей про своё прошлое, настоящее и будущее. Хотя этой темы он почти не коснулся. Сейчас нужно было всё правильно вспомнить: - Если он сам этого захочет, - вздохнула она, - То от меня ничего не требовалось. Продолжать жить, - протянула она ледяным тоном, - И не надеяться на новую встречу, даже случайную. Сказал, что так всем будет лучше. Но, он сказал, что его прах будет унесён ветром, а этого не произошло, - девушка бросила быстрый взгляд на окно, будто опасаясь, что сейчас в избу вломится поток воздуха и вырвет из её рук заветную банку с остатками учителя, - Значит, он хочет остаться здесь. Должна пройти неделя, а потом он воскреснет, без воспоминаний. И я должна буду посмотреть ему в глаза, чтобы вернуть его память. Нелл провела рукой по крышке банки, а затем сделала шаг в сторону Кандида. Жанне надоели эти подозрения, в которых она не сомневалась по одной причине, которую она озвучила, уткнувшись взглядом в пол: - Но учитель рассказывал ещё и о том, что вы всё это знаете. Я помню, он говорил, что именно вы, - вместе со сменой обращения в голосе девушки прозвучали стальные нотки, которые словно решёткой оградили её от вампира, - помогли ему научиться перерождению. Вы ведь всё это знаете, так зачем спрашивать меня? Или... - её голос чуть не перешёл на шёпот, но тут же вновь стал обычным, разве что лишённым всяких эмоций, - вы меня в чём-то подозреваете?

Romero: Подозрения подозрениями, но одно Кандид уяснил точно: в разведку с самим собой он бы не пошёл ни при каких обстоятельствах. В любом качестве. Положение же надо исправлять, но попытаться сказать, что внутри вампира сотни тысяч людских воспоминаний, и он, мол, мог кое-что подзабыть или спутать было бы глупо. Хоть и правдиво. - Ни в чём я тебя не подозреваю, - проговорил Кандид тихо. - У меня нет на это никаких оснований, так ведь?.. Я просто пытаюсь разобраться, что к чему, и зачем Наркому понадобилось перерождаться, - он поднял глаз на ученицу телепата. - Да, я уже не сомневаюсь, что он сам прострелил себе голову, преследуя вполне осознанную цель. Просто... кто ещё мог знать об этом механизме?.. Да кто угодно... С их последней встречи прошло лет сто, и капитан был вполне волен поведать о своём чудесном даре хотя бы... хотя бы кому. Кандид горестно вздохнул, припомнив тот факт, что Нелинелла у того была первой. - Хорошо, - хлопнул себя по коленям Невструев. - Надо выйти на место трагедии, может и разъяснится что... Он вновь посмотрел на Лунатика, представив это, как свершившееся решение. Хотел добавить что-то, но был остановлен неожиданно громким боем с кукованием. Прошипев что-то касательно неуёмной птицы, Кандид поднялся и пошёл к часам, чтобы остановить их. Не случится же ничего плохого, если он повернётся спиной к дамам...

Undine: Жанна решила поделиться с собой двумя новостями, плохой и хорошей. Хорошая - Кандид уже давно не был человеком, а значит её удар в это слабое место попал точно в цель. Плохая новость стояла сейчас перед Нелл и сверлила девушку глазами. Лунатик даже не особо скрывала своего недоверия, а точнее полной уверенности в том, что с Нелл что-то не так. И, кажется, только вампир мешал ей быть откровенной. Наверняка она хотела выпытать побольше из Жанны, запоминая каждую ошибку. Пришло время просчитать вероятности. Кандид предложил осмотр места проишествия - тогда он наконец-то покинет избушку. Но покинет он её вместе с Лунатиком, а любое слово или движение Нелинеллы могло стоить тотального разоблачения, при самых невыгодных обстоятельствах. Тем более, подумала она, с новыми корректировками плана, своевольное брожение Невструева по окрестностям могло привести к плохим результатам. По крайней мере, сейчас выходить не стоило. Но всё упиралось в рыжую, которая наконец-то лишилась своей плечистой защиты. Решение нужно было принимать быстро, и, взвесив все за и против, Жанна решила использовать запасной план. Воспользовавшись замешательством Кандида и тем, что Лунатик тоже отвлеклась на кукушку, Нелл сделала быстрый прыжок вперёд и засадила Лунатику банкой по лицу, оставив вмятину на жести и синяк на скуле противницы. Не дав ей опомниться, девушка кинула банку с прахом в сторону Кандида, а сама одним движением заломила рыжей руку за спину - тело вовремя вспомнило армейские тренировки, которые и решили исход их поединка. Выяснив, что Лунатик не может пошевелиться, она достала из-за пояса нож, которым Нарком в своё время оставил стигматы на ладонях Нелл, и провела лезвием по плечу заложницы. Глядя, как одежда пропитывается кровью, она торжествующе подняла взгляд на Кандида: - Правда, что вампиры сходят с ума от вида крови? - спокойнейшим голосом любопытной школьницы поинтересовалась Нелл, - Ты же не станешь использовать свои вампирские фокусы, да? Тебе нужен постельный режим, - хихикнула она и сделала на плече ещё один порез.

Romero: Ежечасное пение деревянной птицы отчего-то совпало с шумом возни за спиной. Кандид обернулся, но тут же получил банкой по уху. Однако, картина, которая предстала взору единственного глаза, заставила тут же позабыть и об ушибе, и об умолкнувшей кукушке. Такого поворота Ромеро никак не ожидал. - Пусти её, - как можно более сдержанно проговорил он. - Пусти, она тебе не нужна. Но к вампиру неумолимо тянулся столь знакомый, столь желанный, немного отдающий железом и страхом аромат. Держать себя в руках с каждой секундой становилось всё труднее. Он на негнущихся от волнения ногах сделал шаг к Нелинелле. Надо было сохранять спокойствие, ведь прорывом безумия он сделает только хуже. Всем, но в первую очередь - Лунатику. Но как же вкусно и маняще пахла её кровь, насыщенная, тёмно-алая... Кандид готов был вырвать себе ноздри - лишь бы перебить этот запах. - Пусти её сейчас же! - уже грубее сказал он и сделал ещё шаг, но едва не упал от усилившейся жажды. - Тебе тоже придётся худо, если я потеряю контроль, не забывай об этом... Очень и очень трудно было понять, осознать, зачем юная телепатка пошла на такие меры. Сейчас мало волновало, была ли это она сама или кто-то под её личиной. Нужно лишь вытащить Лунатика из её лап, ведь кто знает, какой порез будет следующим...

Undine: - Остановись, - сказала Нелл тоном, будто попросив того передать сахар во время чаепития, - А ты молчи, - эту фразу она адресовала уже Лунатику, которая почти до крови закусила губу, но не закричала. Ясные глаза бутылочного цвета снисходительно оглядели вампира. - А ты не теряй контроль, раз такое дело, - промурлыкала она и облизнула рану на плече Лунатика, - Ах да... - девушка улыбнулась измазанными в крови губами, - Если ты собрался сейчас сломать мне руку или открутить голову, то я не советую тебе этого делать. Ах, Кандид, пожалуйста, я всего лишь беззащитная ученица, которая скорбит по своему учителю, я обязана жить ради него. Выдав эту тираду издевательски-плачущим тоном, она провела ножом по своей щеке, не обращая особого внимания на боль. А потом потёрлась своим порезом о то же плечо. - Ну вот, Лунатик, теперь у меня есть ещё одна сестричка, на этот раз кровная. Отступив вместе с заложницей на шаг, она затылком задела какую-то рамку на стене, но, не обращая на это внимания, она вновь обратилась к Кандиду: - Пожалуйста, мы ни в чём не виноваты, не убивай нас. Давай лучше договоримся, - Жанна сама удивилась нахлынвушим на неё эмоциям. Она не испытывала такого азарта со времён охоты на младшую. Может, это человеческое тело на неё так повлияло? Но вампира не стоило дразнить слишком сильно. Кандида не стоило недооценивать - он мог не убить, но покалечить или обездвижить. Тогда тело отдавать будет ещё обидней. На тот случай, если он всё ещё считал её перевёртышем или ещё кем, она уточнила: - Убьёшь меня - только пополнишь Нелей длинный своих жертв, а мне придётся искать новое тело. А искать новое тело ей не хотелось - не хватало ещё и второго телепата упустить. Её же сестры засмеют за такие промашки.

Romero: Стараясь не глядеть на кровоточащие раны Лунатика, Кандид послушно остановился и опустил протянутую было руку. Локоть тут же захолодило расплывающееся по рубахе багровое пятно, но и оно не могло перебить солоноватый, вяжущий сознание запах чужой крови. А прибавилась ещё и стянутая волнением кровь Нелинеллы. От этого стало ещё неприятнее - вампир понял, что перед ним действительно начинающая телепатка. А сидящий в её голове явно издевался. - Хорошо, давай договоримся, - ледяным тоном согласился Невструев. - Я не убью тебя сейчас, а ты отпускаешь Лунатика и забываешь дорогу к избе. Я даже не буду тебя искать. Тебя найдёт Нарком и решит, что делать. Идёт? Ты согласна? Невструев решил в первую очередь спасти, обезопасить лейтенанта, которая и так вдоволь настрадалась. О себе же можно было побеспокоиться потом. Даже создание новой памяти для капитана казалось не таким сложным, ведь образец для этого имелся. Вампир хотел сказать что-то ещё, но язык больно ткнулся о длинные клыки. Невструев едва не застонал, когда почувствовал во рту полузабытый уже терпкий вкус. Даже его собственная кровь в таком состоянии будоражила сознание, во стократ усиливая жгущее изнутри желание впиться зубами в чью-нибудь мягкую шею. Почувствовать, как струится сквозь тонкие проколы страх, ненависть, печаль оборванной жизни. Кандид что есть силы сдерживал себя, чтобы не напасть на неповинных девушек.

Undine: Девушка недоуменно склонила голову: - А зачем мне Нарком? К сожалению, он не оказался слишком сговорчив, - с искренним сожалением вздохнула она, - А если ты настолько кровожаден, то забирай Нелл хоть сейчас. Обидно будет терять её, но у нас в запасе полно других кандидатур. В том числе и... - девушка провела лезвием по лбу Лунатика, оставив там лишь крохотную царапину. - Это лишь вопрос времени. А если ты сорвёшься и опять возьмёшь привычку убивать невинных людей, то моя цель уже будет выполнена. Лунатик тщетно попыталась вырваться, но, скрутив той руку ещё больше, полячка остановила этот бунт. Лицо рыжей искривилось в немой гримасе боли. - Дай мне слово, что будешь меня слушаться, и я больше не буду смущать тебя кровью. Давай, Кандид, - оскалилась она, - Ты же всегда был таким кротким и сговорчивым, тобой же всегда управляли, что Нарком, что фюрер. Даже ты, Лунатик, - рыжая издала какой-то хрип, но тут же была остановлена лезвием, которое зависло прямо напротив зелёных глаз Лунатика, - Молчать, слова тебе не давали. Девушка посмотрела на вампира, и опять поменяла тон диалога, вернувшись к своему образу обиженной школьницы: - Почему же ты начал жаловаться только сейчас и только на меня?

Romero: Ощущение беспомощности сводило с ума получше всяких кровавых запахов. Покалечить, а тем более убить юную телепатку Невструев не мог, так как пообещал когда-то Наркому заботиться о ней, если с тем что случится... Оно и случилось. Видеть же, как страдает Лунатик и вовсе было немыслимо, потому что обещание беречь её было обращено к самому себе. И если самозванка знала и об этом... - Хорошо... - коротко кивнул вампир. - Ты прекрасно знаешь, что я не трону тебя. Я сделаю, что ты хочешь, только отпусти Лунатика. Не мог же он сказать, что смущает его далеко не кровь. Нет, кровь лишь раскачивает сознание из стороны в сторону, норовя опрокинуть вовсе и пробить новую брешь и без того в худом барьере. Издевки в свой адрес Кандид пропустил мимо ушей, лишь до хруста сжав кулаки. Внутри всё пульсировала жажда, и он даже не заметил, как по шее расползлась тёмная жилка, а из рукава к ногам медленно упала пара иссиня-чёрных перьев. Невструев опасливо сделал ещё шаг к Нелинелле с Лунатиком. Он уже не мог наблюдать за истязаниями девушки. - Пусти её... - повторил он бесцветно. - Её боль тебе ничего не даст.

Undine: У Жанны от этих слов будто выросли крылья за спиной. Лучезарно улыбнувшись Кандиду, она ослабила хватку и спрятала нож в ножны. - Я надеюсь на твоё слово, - произесла она, глядя, как лейтенант резко дёрнула рукой, освобождаясь от захвата и с полным ненависти лицом повернулась к ученице. Та, не моргнув глазом, схватила Лунатика за голову и одним ударом лба лишила ту сознания. Если уж Жанна уговорила высшего вампира, то вырубить слабую лаборантку будет не намного сложнее. Тело рыжей осело на пол избушки, осторожно поддерживаемое Нелей. Откинув волосы назад и встряхнувшись, чтобы прогнать головокружение, она уточнила: - Не переживай, с ней всё в полном порядке, Лунатик всего лишь в отключке. Или тебе сейчас нужны её потоки эмоций? - пионерка контролировала ситуацию и могла себе позволить даже такую вольность. А Лунатик сейчас только бы помешала. Всем, и себе в том числе. - Если уж хочешь, чтобы она оставалась в безопасности, то оставь всё как есть. Безо всякой брезгливости Жанна переступила через неподвижное тело и, по хозяйски подобрав с пола банку с пеплом, который чудом не рассыпался, подошла к вампиру. - Ты можешь убить меня сейчас, но я верю твоему слову. Пойдём, - утвердительно сказала она.

Romero: Не успела Нелинелла опустить тело Лунатика на пол, как вампир тут же подскочил к ней, на ходу доставая из кармана телогрейки лейкопластырь. Убедившись, что пульс у девушки есть, Невструев ощутимо поутих. Оставалось лишь перекрыть этот безжалостно соблазнительный запах крови, накрыв раны куском чистого бинта, что он и сделал. Даже нашёл время, чтобы промыть их перекисью, стоящей на полке у двери. Стараясь не глядеть на телепатку, Ромеро аккуратно перенёс лейтенанта на кровать. Отошёл на шаг и лишь потом бросил через плечо: - Играть на чувствах - недостойно даже самого нечеловечного из созданий. Я не знаю, кто ты. Единственная уверенность сейчас была в том, что с Лунатиком действительно всё будет в порядке. Разумеется, если самозванке можно верить. А вот что будет дальше... Кандид открыл один из сундуков и встал над ним так, чтобы Нелинелла не увидела его содержимое. Из-под рук раздался тихий лязг, будто бы вампир вздумал перекладывать железные листы. Но поднялся он, держа в руках лишь листок бумаги и карандаш. Подошёл к столу. Грифель сам остановился после первого же слова, оставив на белом обрывке короткое оптимистичное "Вернусь". Положив записку под лампу, Невструев задул огонёк внутри и осмелился всё же поднять взгляд на юную телепатку. - Пойдём, - всё тем же бесцветным голосом произнёс он и вышел из избы.

Undine: Нелл кокетливой походкой покинула избу, вынырнув из теплоты в морозный воздух Излучинска. - Кстати, - озадачилась она, - Я советую тебе закрыть дверь. К сожалению, мы мало общались с Лунатиком, но учитывая её страсть бежать к тебе сломя голову, я посоветовала бы закрыть тебе дверь. Обвинения вампира прошли мимо её ушей - она разве что мельком подумала о том, что такие слова могли бы подействовать на Лилит или, что хуже, Софью. Но к счастью первая была сейчас вне зоны слышымости, и вторая вроде бы тоже. А что касается самой Жанны - программа действует по пути наибольшей эффективности, даже с имитацией человеческой личности, от которой всегда одни проблемы. Лес был одинаков во все стороны, но к счастью у сестёр было достаточно времени, чтобы запомнить в нём чуть ли не каждую ветку. Но вот куда ей идти? План прошёл даже слишком гладко, к тому же сёстры получили запасного вампира, который добровольно заперся в нужном месте, пусть не такого сильного, но зато более стабильного. Оставался ещё один нужный ингридиент, но все надежды пионерок рушились одна за другой. Хотя можно было бы спросить самого вампира - глупо не использовать такой обширный том с информацией. - Кандид, а в Излучинске есть взрывчатка?

Romero: Солнце уже клонилось к закату, но, отражаясь от белого снега, всё равно слишком сильно слепило глаз, привыкший к темноте. Невструев покопался в карманах и, вспомнив, что очки вместе со многим другим остались лежать в машине, просто надвинул ушанку на лоб. Самозванка дала дельный совет. Лейтенант вряд ли успокоится и останется дома, прочитав записку, но и запирать её вампир тоже не собирался - вот ещё, награждать девушку новыми страхами. Ведь самое тревожное - это чувство собственного бессилия. Однако, для виду он вытащил из-под крыши навесной замок и продел его в петли над дверной ручкой, прекрасно помня, что те насквозь проржавели и не выдержат мало-мальски сильного рывка. Хотя, Ромеро и не знал, когда придётся вернуться в этот дом. Вопрос юной телепатки заставил задуматься вообще над причиной её действий, ведь если она искала подрывника, то немного ошиблась адресом. - Может, и есть... - протянул вампир тихо, словно боялся заглушить шёпот деревьев. - Не в Излучинске... там, на складах, за железной дорогой. Когда-то я нашёл там целые ящики с оружием и патронами... Возможно, найдётся и взрывчатка. Но зачем она тебе? Этот вопрос Кандид задал, верно, только для порядка. Город был чужд ему, вампир помнил о нём лишь по выцветшим буквам на карте, украшавшей один из плакатов на стройке БАМа. Да и вряд ли самозванка собиралась взрывать школы и детские сады.

Undine: Прекрасно, подумала Жанна, резко сменив направление. К сожалению, исследовать содержимое ящиков им никак не удавалось - сказывалось отсутствие нормального тела, да и кладбище поездов находилось неблизко и к тому же по непонятной причине там был странный контрфон, который, казалось, шёл от самого металла. - Ладно, уговорил, - она очаровательно улыбнулась вампиру, - Пойдём искать в депо. Конечно, можно подождать цистерну с каким-то горючим веществом, но поезда теперь не ходят. Взрывчатки должно было быть много. Очень много. Жанна чувствовала себя немного неуютно от неопределённости - их основная цель скакала между точками мира с помощью какой-то идиотской магии (насчёт порталов у неё был отдельный пункт для угнетения), и могла просто-напросто исчезнуть на год. А за это время в Излучинске могло произойти что угодно. - Скажем так, на всякий случай, - слукавила Нелл, протаптывая новую тропинку по снегу. Скоро впереди показалась насыпь, - Мне нужна огромная разрушительная сила, причём тепловой природы. Ученица остановилась и по-новому взглянула на Кандида. - Кстати, а ты сам на что способен? - поинтересовалась она так, как обычно в магазинах интересуются характеристиками свежекупленного компьютера.

Romero: Уточнять, что никакого депо там нет, Кандид не стал. В конце концов, оно мало чем отличается от рядов ангаров, в которых может уместиться целый состав. Недлинный, правда... вагонов в десять, ну может - в одиннадцать. Одиннадцать вагонов и два локомотива. И мотовоз. От размышлений отвлекло то, что он едва не споткнулся о занесённый снегом рельс. - Я могу открутить тебе голову и развеять тело на километр... - не приукрашивая фактов, бросил вампир через плечо, как только выбрался на пути. О том, что демон внутри едва ли не зажёг звезду в бывшем здании лабораторий в Зоне, Ромеро разумно умолчал. Знай об этом самозванка, скорее всего попыталась бы завладеть его телом - если, конечно, она это могла. Да и в её способности контролировать Хаоса вампир сомневался тоже. Внимание, однако, снова привлекли занесённые снегом пути, по которым ещё утром должен был проехать снегоочиститель. Утром было тихо. Подняв голову, Кандид увидал, что мачтовый светофор в направлении станции призывно светит зелёным. Что-то здесь не то. - То есть как - не ходят, - переспросил Невструев, обернувшись к Неле. - Ты знаешь? Или, может... устроила? Хочешь разрушить Излучинск, всё-таки?..

Undine: Девушка чуть не упала, споткнувшись о те же самые рельсы. Новое тело было хорошим, очень хорошим, но хозяйка даже в молодости никогда не училась чему-то большему, чем стоять ровно на шаткой палубе "Борея". Насчёт Кандида надо будет на досуге спросить Фрею, она с ним вроде бы больше общалась. Или, ещё лучше, Софью. - По последним слухам, ваш боец ночью взорвал мост. Неужели вы до сих пор хотите чего-то добиться от этой дыры? - искренне удивилась Нелл. Оставаться в Излучинске для его разрушения - великая глупость. Зачем разрушать уже разрушенный город, наделённый сознанием компьютер понять не смог. Они пошли дальше по рельсам, но вдруг девушка остановился. - Сюда кто-то едет. На дрезине, - сообщила она Кандиду, нахмурившись. Новый гость мог оказаться очень полезным, а мог бы стать и серьёзной помехой. Этого Жанна не знала, а неопределённость она никогда не любила. ---> Станция

Romero: - Какой ещё "наш боец"... - проговорил вампир глухо. - Бойцов у меня нет уже давно, а от основных дел я отошёл. Даже город мне теперь не нужен... одна лишь только... Оборвавшись на полуслове, Кандид остановился вслед за Нелей и всмотрелся в горизонт, за которым пути поворачивали и терялись меж деревьев. Одним глазом мало что удалось увидеть, но хватило и того, что возле станции снег был потревожен и отбрасывал лохматые тени следов на розовато-белое полотно. Любоваться красотой закатной дороги, однако, Невструеву мешало то, что не он первый заметил или почувствовал чьё-то присутствие. Значит, либо самозванка, заняв Нелино тело, усилила её способности, либо вампир ослаб настолько, что отказывали самые древние ощущения. С другой стороны, может так оно и лучше... Естественная смерть носителя неизбежно вернёт Хаоса обратно... туда, откуда он появился. - Он уже уехал... - поправил Невструев девушку. - Присмотрись... если можешь. Он указал на снежное поле возле насыпи, где метрах в трёхстах торчала верхушка ручной дрезины. Потерев сухие пальцы друг об друга, он сунул руку в карман и, как ни в чём не бывало, побрёл дальше. Ромеро мало заботило чьё-то присутствие неподалёку. Если кто-то и был, то вряд ли обрадовался бы тому, что его заметили. Не зря же припрятал свой транспорт. Надеясь лишь на чувство опасности юной телепатки, вампир спокойно шёл к станции.

SleepWalker: В крыльях бабочек есть нервные окончания? Почему-то этот вопрос не давал покоя больше, чем ощущение того, будто сверху навалена как минимум тонна ватных одеял. Кто и зачем накрыл лейтенанта ими - может, потому что зима и мороз? Или уже наступило лето - Лунатик не могла по внутренним часам определить, сколько времени она уже лежит без сознания. Да и было ли это так важно, ведь она до сих пор не знала, есть ли нервные окончания на крыльях бабочек... Лунатик попыталась вдохнуть, но для этого надо было сбросить с себя тяжелые одеяла, а ей это никак не удавалось. Она скидывала их одно за другим, но, казалось, из становилось все больше и больше. Наконец, ей как-то удалось выбраться из-под всей горы сразу и скатиться с кровати на пол. Кровать? Лунатик открыла глаза и поморгала - ни багровой пелены, ни каких-то еще разноцветных туманов перед глазами не было, света от теплившейся печи вполне хватало, чтобы понять, что она по-прежнему в избушке. Только вот Кандида не было. - Наверное, за дровами вышел, - прошептала девушка, чтобы хотя бы так нарушить тишину. - Вернется скоро... Но... Со мной-то что за нафиг? Лунатик попыталась встать и, громко охнув, снова опустилась на пол. Что еще за новости? Осмотрев и ощупав себя, как могла, она обнаружила только несколько залепленных лейкопластырем царапин, но ничего такого, что бы мешало нормально передвигаться. - Ла-адно, разберемся, небось, отлежала, - скрипнув зубами, девушка подползла к столу и, ухватившись за край столешницы, рывком поднялась. Взвыв от боли во всем теле, лейтенант навалилась на стол и попыталась отдышаться. - Чтоб тебя! Девушка потянулась за лампой, но потом вспомнила, что зажечь ее все равно не сможет и решила уж было таким же манером, ползком и на четвереньках, вернуться к кровати, чтобы дождаться старлея не лежа на столе, а то совсем как-то глупо и двусмысленно - как вдруг заметила лежащий около лампы листок бумаги. Подтянув его к себе, она прочитала написанное почерком Невструева "Вернусь" и пожала плечами, правда, тут же пожалев об этом жесте - спину свело судорогой. - Вернешься, конечно, чего б тебе не вернуться... - пробормотала Лунатик, сползая под стол. Закрыв глаза, она осторожно глубоко вдохнула и медленно выдохнула - получалось уже легче. Но все-таки... Крылья бабочек...

RK-201: Снег под ногами становился всё более плотным, и каждый шаг давался труднее. Хотя робот прекрасно понимал, что дело вовсе не в снеге, а в промёрзших искусственных мышцах, созданных для мягкого климата центра Европы и не способных держать сибирские морозы. Надо будет доработать следующую модель, если он выберется из этого леса. Если... За спиной гулко охнуло, и Ромеро, обернувшись, увидал, как в небо медленно поднимается пылающий шар, растворяющийся в ночных облаках. Почти сразу пришла и взрывная волна: закачались деревья, сбрасывая снежные шапки, загудело в ушах, едва дрогнули датчики радиации. Дальномер показал, что взрыв произошёл в районе заброшенного города, ближе к ДОФу, а просчитанная траектория развеяла сомнения - это и был сам ДОФ. За мгновение в электронном мозгу пронеслись все, кто мог быть там - несчастная Мэш, Алхимик (он заставил бы уважать себя, если это было что-то в его арсенале), Волков-КП, которого лично робот послал туда, возможно, лейтенант. И хотя двести первый понимал, что в разрушенном штабе ей делать было нечего, но не мог избавиться от странного гнетущего чувства, будто всякое могло случиться. Чувство... и где он только этому научился? Запах дыма, улавливаемый анализатором, становился всё отчетливее - по нему робот шёл уже несколько часов, едва понял, что выйти из лесу ему уже не суждено. А ведь если в морозную безветренную погоду чувствовался дым, значит где-то поблизости был и его источник. Огонь. Тепло. Избушка нашлась очень скоро. Выглядела она не очень обжитой, но поднимавшийся из трубы дымок развеивал сомнения. Немного смущала вереница следов, идущая от двери да висячий замок, совсем уже не вяжущийся с уверенно дымившей печью. Недолго думая, РК вскрыл его отмычкой в железном пальце и вошёл внутрь. Биолокатор тут же зафиксировал и обитателя таёжного жилища. Поспешив убрать руку в карман плаща, Кандид осторожно постучал по деревянной стене и сделал шаг вперёд, всё ещё не веря своим глазам, но беспомощно доверяя биолокатору. - Доброй... ночи, товарищ лейтенант, - как можно более вежливо, но всё равно скрипуче и с сильным металлическим отзвуком, поздоровался он. - Вы не будете против, если я у вас... погреюсь?

SleepWalker: Сперва Лунатик не поверила своим ушам, а когда открыла глаза - то и глазам. Ей показалось, что каким-то непостижимым образом время повернулось вспять - перед ней стоял Невструев, но не тот, с каким она встретилась в Излучинске, а точно такой, каким он был тогда, то ли месяцы, то ли годы, то ли жизни назад, тогда, в Зоне, когда и она была совсем другой... Полно, быть может, никакого Излучинска-то и не было, просто приснилось ей или привиделось в очередном сновидческом прозрении? И не было, и не могло быть другого Кандида, кроме того, который стоял сейчас перед ней? Так странно... Как Лунатик не напрягалась, она не могла вспомнить, понять, отделить сны от яви, мечты от реальности... Реальности, в которой она сидит на полу какой-то избушки, скорчившись от ломоты во всем теле, а перед ней стоит темноволосый аристократичный красавец и, обращаясь на "Вы", просит погреться. - Д-да, конечно, господин Н-невструев, д-добро пожаловать, - заикаясь, пробормотала девушка и безуспешно попыталась подняться. Охнув, она опять закрыла глаза и прислонилась лбом к ножке стола. - И-извините, что я т-ак... Ч-что-то... Б-болею, наверное... Я... Я не п-помню, - немного виновато закончила она и добавила: - Там где-то есть чайник. Ты... Вы... П-печь горячая, можно чай... Что-то вдруг замаячило в сознании, словно она "увидела" какую-то мысль боковым зрением. Записка! Там же была записка! Была? Если она была настоящей, то должна по-прежнему лежать на столе!.. Надо просто подняться и посмотреть... Рыжая уже было собралась с силами, но... испугалась. А если записки нет? Ведь это последнее и единственное, что хоть как-то связывает Лунатика и ускользающие от нее воспоминания, если это, конечно, воспоминания, а не бред... Не лучше ли... - Не-ет, л-лучше я... - не договорив, лейтенант предприняла еще одну попытку подняться, зачем-то не отрывая взгляда от Ромеро. - Я сейчас...

RK-201: - Я вас не потревожу, - помотал головой Невструев, стряхивая с тёмных волос начавший таять в тепле снег. - Я ненадолго. Он расстегнул плащ и прошёл было к печи, но странное поведение девушки привлекло к себе внимание. Просканировав её мозговые волны, Ромеро обнаружил активизировавшийся болевой центр, а инфракрасный диапазон показал ещё и большой кровоподтёк у неё на затылке. Участливо склонившись над Лунатиком, робот аккуратно и осторожно помог ей подняться и усадил на очень кстати стоявшую у стола табуретку. - Вы не болеете, лейтенант, вы, верно, упали, - с тоном разбирающегося в хворях вампира проговорил Кандид. Даже стальные нотки почти исчезли. - И ударились головой... да хотя бы об этот стол, - затянутая в чёрную кожу рука легла на дубовую столешницу, совсем рядом с валявшейся на ней бумажкой. - Подождите, я сейчас, поставлю чайник. В доме есть хотя бы болеутоляющее? Что-то внутри приказывало позаботиться о лейтенанте, и было этим чем-то отчасти не желание возродить Отряд, а вполне понятные для человека переживания. Вот разве что человеком двести первый не был, потому и списывал, как всегда, на унаследованные от оригинала воспоминания. А ещё РК подметил, что ни единый факт пока не говорит о контакте того с лейтенантом. Наполненный из канистры чайник потихоньку нагревался, а Кандид разглядывал повешенные на стенах полки в поисках аптечки или чего-то похожего, иногда раздвигая левой рукой какие-то малопонятные баночки, склянки и мелкие автозапчасти. Правую по понятной причине он не вынимал из кармана плаща. Сперва надо было подготовить лейтенанта к тому, что перед ней не совсем тот Кандид, какого она знала. Вернее, совсем не тот.

SleepWalker: Стараясь не свалиться с табуретки, Лунатик осторожно покрутила головой, разминая шею. Уже лучше... - Там... Где-то что-то было... Наверное, в сундуке. Где-то около стены, наверное... Я не уверена. Понимаете, избушка-то не совсем моя... Девушка перевела взгляд с Кандида на листок бумаги, который по-прежнему лежал на столе и вроде бы не собирался никуда исчезать. Интересно, как могло случиться, что Ромеро не заметил собственноручно написанной записки и не знает, где в его собственном доме аптечка? Что вообще творится? Тихонько застонав, Лунатик потерла внезапно занывший висок. В голову будто медленно вворачивали сверло, и это ощущение не нравилось рыжей еще больше, чем тяжесть несуществующих одеял или горящие мышцы. "Может, я все-таки сплю, а?" - с надеждой подумала лейтенант. А что, вполне логичное объяснение - тем более, что другого девушка найти не могла, как ни старалась. Но сном происходящее явно не было. - Кто вы? - спросила Лунатик прежде, чем успела подумать, что, скорее всего, подобных вопросв задавать не следует. Но, с другой стороны, чего ей бояться? Если бы этот... Кандид хотел причинить ей вред, он бы уже давно это сделал, никакого сопротивления оказать девушка не могла. Может быть, ему от нее что-то нужно? Знать бы, что...

RK-201: Этого вопроса от лейтенанта робот опасался больше всего. Но что же его выдало, если железная рука покоилась в кармане плаща, а высокий ворот сорочки хорошо прикрывал оставленную капитаном пробоину в шее? Среди прочих вариантов самым правдоподобным выглядел тот, согласно которому лейтенант Лунатик уже имела контакт с оригиналом в недавнем времени. И тут-то в электронном мозгу двести первого и "щёлкнуло". Разом нашлись разгадки и поведению Лунатика, и житию её в избушке посреди тайги, и свечам зажигания на полках. Недаром у Ромеро возникло свойственное многим людям ощущение уюта. Однако, на смену просветлению снова пришло непонимание - зачем было тащить хрупкую девушку в центр России, в таёжный лес, зимой? Оригинал совсем не заботился о своём Отряде. - Я - старший лейтенант Невструев-Ромеро, - без лукавства ответил робот. - Разве вы меня не узнали? Странно, ведь я нарочно оставил себе внешность с нашей первой встречи. Обезболивающее нашлось в первом же сундуке - пачка анальгина, лежавшая поверх одинаково сложенных клетчатых рубашек. Старый чёрт предусмотрел всё, даже появление в его хате человека. Кандид оторвал от упаковки круглую секцию с таблеткой, положил её перед Лунатиком, налил в кружку воды и встал напротив. Достал из кармана железную ладонь, опершись о стол. - А если быть совсем точным, то я - его резервная копия, с полным набором воспоминаний, реакций и чувствительных функций. Но одним словом - да, я Кандид, только в железном теле. Он сам создал меня и сам отдал мне свою личность, рассчитывая на то, что я заменю его, когда он умрёт. И вот - я активирован, а значит тот старлей, которого вы знаете, больше не несёт значимости и подлежит немедленной утилизации. Робот постучал пальцами по столу и стянул тугую перчатку с левой руки. - Поверьте, лейтенант, оригинал потерял контроль над собой, - РК старался придать голосу самые человечные нотки, чтобы заслужить доверие Лунатика. - Теперь Кандид - это я, а он - монстр, движимый жаждой крови и убийства, в нём исчезло последнее человеческое. Он разрушил Штаб и, я уверен в этом, убил всех тех, кто в нём был.

SleepWalker: Нет, Лунатик не стала рвать на себе волосы, выть, кататься по полу и кричать что-то вроде "Этого не может быть!!! Это все неправда!!!" Может-может, еще как может... И, насколько она знала возможности Кандида - оригинала, разумеется - это все могло оказаться самой что ни на есть правдивой правдой. И лейтенанта снова посетили мысли о том, насколько она чужая в этом мире вампиров, резервных копий, оборотней и прочих нелюдей с нелюдскими возможностями... А она уж было подумала, что может как-то помешать случиться неизбежному. Смешно! - Не несет значимости и подлежит... Может, для кого и не несет, а я бы... - прошептала девушка и задумалась. Вздохнув, Лунатик проглотила таблетку и запила ее водой, хотя боль уже почти ушла, оставив после себя горьковатое послевкусие, похожее на вкус того самого анальгина. Покачав головой, она посмотрела на копию начальника, на первый взгляд неотличимую от оригинала. Тот - да не тот... Ведь не этот Невструев вытащил ее из горящего Штаба, не его она потом искала столько времени, не за ним таскалась по тайге. Не его любила... Хороший у нее теперь выбор! Копия - или одержимое чудовище... Но устраивать истерики и лить слезы явно было не время. Но и сидеть сложа руки Лунатик не собиралась - как-никак она была заместителем главы НЕРВа, а значит, с головой, несмотря на травму, все у нее было в порядке. Только на это и оставалось надеяться... В очередной раз взглянув на робота, рыжая поняла, что в эту самую голову приходят кое-какие мысли. - Скажите... Простите, я даже не знаю, как вас называть, а Кандидом Полуэктовичем, увольте, не могу. Так вот... Если... Если вы - это в некотором смысле он, значит, вы знаете все, что известно ему, так? Может быть, где-то там, на задворках подсознания, есть сведения о том, как его можно остановить без... утилизации? Потому что, как мне кажется, я собираюсь отправиться в Штаб...

RK-201: - Привыкнете со временем... - перво-наперво заметил робот. И хотя он прекрасно понимал, что настоящее его имя - всего лишь тип тела и номер партии, но матрица личности безотказно заставляла отзываться и на "Кандида", и на все его вариации. По крайней мере, при аналоговом обращении. Старлей забрал кружку, сполоснул её водой и налил чаю, вновь поставив перед Лунатиком. Сам, без всякого влияния алгоритмического блока. Единственной действительной задачей на данный момент было убедить лейтенанта в своей подлинности и настроить против оригинала. Хотя бы немного. - Как же я могу чего-то не знать о своём собственном теле, - проговорил РК, лишь кивнув на предыдущий вопрос. - И возможности, и слабые точки, и методы уничтожения - всё. И это всё меня очень пугает, потому что в теперешнем своём состоянии он может убить кого угодно, просто... да просто сомкнув кулак! - двести первый округлил было глаза, но быстро вернул лицу отсутствующее и незаинтересованное выражение оригинала. - Он уже разрушил Штаб, а теперь ещё и взорвал его вместе с КП, вместе с беднягами Мэш и Алхимиком. К слову, потому я вас, фройляйн, в Штаб отпустить не могу, опасаясь, что он ещё находится там. А ещё потому, что ничем, кроме окончательного уничтожения на него уже не подействовать. Поздно. Про хоть и очень незначительно, но подскочивший уровень радиации РК умолчал, разумно сочтя, что Лунатик сразу же поставит это в противовес полудемоническим способностям оригинала. К тому же, из её личного дела он так и не понял, боялась ли та радиации вообще. Гуляя по Зоне-то.

SleepWalker: Лунатик только пожала плечами. - Ну что вы, силой меня удерживать станете? Поверьте, я прекрасно понимаю, что это опасно, но... Я не знаю, поймете ли вы... Я просто не могу не пойти, - она не собиралась пускаться в объяснения. В конце-то концов, разве он сможет понять, почему и зачем ее так тянет туда, где, по словам копии, находился Кандид? - Штаб взорвал, говорите? Ну... Видимо, это у него привычка такая, штабы рушить, - усмехнувшись, закончила девушка и поднялась со своего места. Голова не кружилась, ноги не подкашивались. Лейтенант - хотя какой она теперь, ко всем чертям и демонам, лейтенант? - могла бы подумать, что с ней ничего страшного и не происходило. Вот только висок ныл и ныл, не переставая, боль была какой-то пульсирующей, будто сигналы азбуки Морзе. На что надеялась Лунатик? На то, что даже в нынешнем состоянии Невструев узнает ее и не причинит вреда? Звучит чересчур напыщенно, но... Рыжая невольно покосилась на поломанную когда-то руку. Кто знает... - Я пойду, - спокойно повторила она. - И не называйте меня "фройляйн".

RK-201: Шутки про Штаб робот не понял. Как в прочем и того, почему лейтенант рвалась к верной погибели в когтях обезумевшего монстра. И если в "монстра" двести первый не верил и сам, то насчёт безумия его совершенно не сомневался. Не был бы безумным - не тащил бы хрупкую девушку за собой в трухлявую избу, а сидел бы сейчас в Штабе, а то и в Чернобыле. Или уже был бы мёртв, вместе с лейтенантом. Невструев вдруг сам испугался того, куда завело его это рассуждение. Ведь гибель Лунатика от руки оригинала значительно ослабила бы того, а значит было бы намного легче подобраться ближе и одним точным ударом покончить с этой старой развалиной. Да вот ведь в чём беда - пожертвовать лейтенантом робот отчего-то не мог. А теперь и останавливать не собирался на её добровольном пути к собственной казни. А замом да и человеком она была незаменимым. - Идите-идите... лейтенант, - и впрямь, "fraulein", перенесённое на русский как-то совсем потеряло своё звучание, став едва ли не пошлым. - Хотя, постойте. Невструев взял девушку за плечи, аккуратно развернул к себе и пристально посмотрел в её глаза, чуть не коснувшись её кончиком носа. Красная подсветка в глазах потухла, зрачки пришли в движение, заняв почти всё пространство. Внутри них тускло моргнула лампочка. Ещё раз. И ещё. На самом деле, это был стробоскоп, меняющий частоту. - Вот теперь можете идти... - проговорил Невструев, отпустив Лунатика. - А я тут подожду, с вашего позволения. Вдруг вы вернётесь... От холода, знаете ли, гидравлика отказывает. И уселся уютно на лавку, прижавшись плечом к тёплому печному боку. Стробоскоп был всего лишь раздражителем для мозга, и успешно считанная матрица личности теперь медленно кодировалась в глубинах позитронного сознания. Без заместителя старлей теперь точно не останется, нужно лишь добраться потом до чудом уцелевшего сборочного конвейера в Терминале.

SleepWalker: - Ждите-ждите, - пробормотала Лунатик, потирая глаза. - Вернусь, что мне сделается. Помирать еще рано, да и скучное это занятие... Признаться, девушка и не ожидала, что "Невструев" предложит проводить ее или еще хоть как-то помочь. Если он и впрямь был копией того Ромеро, то с него станется просто сидеть здесь и ждать развития событий. Характер, что поделать... Пуховик висел на крючке у входной двери. Лунатик зачем-то проверила карманы, но не обнаружила там ничего нового или необычного. И уж тем более там не было того, что могло бы ей помочь. Вздохнув, девушка обулась, вытянула из рукава куртки шарф, оделась и тщательно обмотала шею. Анальгин не помог от головной боли, оставалось только надеяться, что на свежем воздухе полегчает. Оглянувшись, рыжая распахнула дверь и высунулась наружу. - Тиха таежная ночь... И небо прозрачно, и звезды блещут... Как у классика... Эх. Скажите мне, пожалуйста, какое сегодня число? - обратилась она к мирно сидевшему у печи роботу. - И... В какой стороне Штаб? Вернее, бывший Штаб... А то я, понимаете ли... Сюда другой дорогой добиралась.

RK-201: - Двадцать пятое декабря две тысячи девятого года, - ни секунды не помедлив, ответил робот. - Один час, семь минут, пятьдесят секунд. Пятьдесят одна... Пятьдесят две. Экранированные часы уже несколько дней не соединялись через спутник с общемировым временем, но вряд ли лейтенанта волновала погрешность в одну миллиардную секунды. Особенно, если учесть несовершенство аналоговой передачи информации - единственного доступного органическим существам метода. По крайней мере, посреди тайги. Ночью. Зимой, когда вот-вот начнётся метель. Барометр уловил изменение давления ещё на пол-пути к домику. Возможно, Лунатик и успела бы вернуться, раз уж подметила, что небо ещё чистое, но оригинал и впрямь мог сейчас околачиваться на развалинах Штаба, особенно если увидал взрыв. - Пойду-ка я с вами, лейтенант, - вдруг безапелляционно проговорил РК. - Просто так я дорогу рассказать вам не смогу, а провести - сколько угодно. Один момент... Он поднялся, засучил рукав и, сунув железную руку в огонь, вытянул горсть тускло тлеющих угольков. Свободной рукой он расстегнул плащ, пиджак, сорочку и, отвернувшись от Лунатика, распахнул небольшой лючок в животе. Поковырявшись внутри, забросил в себя угли и запахнулся. Тут же заверещал зуммер системы охлаждения, но двести первый выключил его, введя новые параметры. Циркулировавшая внутри жидкость теперь должна была поддерживать работоспособность суставов на крайний случай. Всё же, требования к эксплуатации модельных тел надо будет дополнить... - Девятнадцатый век, - посетовал робот, поставив на место печную заслонку, чтобы потрескивающие дрова не подожгли дом. - Идёмте за мной. Затушил огонёк в керосиновой лампе, вышел наружу и, дождавшись Лунатика, побрёл сквозь лес в сторону заброшенного, а теперь ещё и отчасти уничтоженного кусочка города.



полная версия страницы