Форум » Излучинск » Избушка в лесу (продолжение) » Ответить

Избушка в лесу (продолжение)

Romero: Небольшой старый домик в таёжной глуши, неизвестно кому принадлежавший. За крепкими бревенчатыми стенами кроется уютная комнатка с русской печью, разгороженная пополам всего лишь длинной занавеской. Убранство внутри хоть и скудное, но вполне достаточное для жизни: ржавая пружинная кровать в углу, керосиновая лампа под потолком, выскобленный стол и несколько табуреток в центре, да полки и лавки с сундуками вдоль стен. В лютые зимние морозы можно отогреться, забравшись на лежанку на печи. Сбоку к дому приставлена поросшая мхом деревянная лестница, ведущая на чердак. Долгое время дом пустовал и потихоньку врастал в землю. Единственное окно даёт мало света: через него можно увидеть только деревья, да услышать стук колёс дальнего поезда. В былые времена строили на совесть, и, несмотря на свой преклонный возраст, изба ещё готова принять жильцов. Было бы только кого... [more][/more]

Ответов - 35, стр: 1 2 All

Romero: Уточнять, что никакого депо там нет, Кандид не стал. В конце концов, оно мало чем отличается от рядов ангаров, в которых может уместиться целый состав. Недлинный, правда... вагонов в десять, ну может - в одиннадцать. Одиннадцать вагонов и два локомотива. И мотовоз. От размышлений отвлекло то, что он едва не споткнулся о занесённый снегом рельс. - Я могу открутить тебе голову и развеять тело на километр... - не приукрашивая фактов, бросил вампир через плечо, как только выбрался на пути. О том, что демон внутри едва ли не зажёг звезду в бывшем здании лабораторий в Зоне, Ромеро разумно умолчал. Знай об этом самозванка, скорее всего попыталась бы завладеть его телом - если, конечно, она это могла. Да и в её способности контролировать Хаоса вампир сомневался тоже. Внимание, однако, снова привлекли занесённые снегом пути, по которым ещё утром должен был проехать снегоочиститель. Утром было тихо. Подняв голову, Кандид увидал, что мачтовый светофор в направлении станции призывно светит зелёным. Что-то здесь не то. - То есть как - не ходят, - переспросил Невструев, обернувшись к Неле. - Ты знаешь? Или, может... устроила? Хочешь разрушить Излучинск, всё-таки?..

Undine: Девушка чуть не упала, споткнувшись о те же самые рельсы. Новое тело было хорошим, очень хорошим, но хозяйка даже в молодости никогда не училась чему-то большему, чем стоять ровно на шаткой палубе "Борея". Насчёт Кандида надо будет на досуге спросить Фрею, она с ним вроде бы больше общалась. Или, ещё лучше, Софью. - По последним слухам, ваш боец ночью взорвал мост. Неужели вы до сих пор хотите чего-то добиться от этой дыры? - искренне удивилась Нелл. Оставаться в Излучинске для его разрушения - великая глупость. Зачем разрушать уже разрушенный город, наделённый сознанием компьютер понять не смог. Они пошли дальше по рельсам, но вдруг девушка остановился. - Сюда кто-то едет. На дрезине, - сообщила она Кандиду, нахмурившись. Новый гость мог оказаться очень полезным, а мог бы стать и серьёзной помехой. Этого Жанна не знала, а неопределённость она никогда не любила. ---> Станция

Romero: - Какой ещё "наш боец"... - проговорил вампир глухо. - Бойцов у меня нет уже давно, а от основных дел я отошёл. Даже город мне теперь не нужен... одна лишь только... Оборвавшись на полуслове, Кандид остановился вслед за Нелей и всмотрелся в горизонт, за которым пути поворачивали и терялись меж деревьев. Одним глазом мало что удалось увидеть, но хватило и того, что возле станции снег был потревожен и отбрасывал лохматые тени следов на розовато-белое полотно. Любоваться красотой закатной дороги, однако, Невструеву мешало то, что не он первый заметил или почувствовал чьё-то присутствие. Значит, либо самозванка, заняв Нелино тело, усилила её способности, либо вампир ослаб настолько, что отказывали самые древние ощущения. С другой стороны, может так оно и лучше... Естественная смерть носителя неизбежно вернёт Хаоса обратно... туда, откуда он появился. - Он уже уехал... - поправил Невструев девушку. - Присмотрись... если можешь. Он указал на снежное поле возле насыпи, где метрах в трёхстах торчала верхушка ручной дрезины. Потерев сухие пальцы друг об друга, он сунул руку в карман и, как ни в чём не бывало, побрёл дальше. Ромеро мало заботило чьё-то присутствие неподалёку. Если кто-то и был, то вряд ли обрадовался бы тому, что его заметили. Не зря же припрятал свой транспорт. Надеясь лишь на чувство опасности юной телепатки, вампир спокойно шёл к станции.

SleepWalker: В крыльях бабочек есть нервные окончания? Почему-то этот вопрос не давал покоя больше, чем ощущение того, будто сверху навалена как минимум тонна ватных одеял. Кто и зачем накрыл лейтенанта ими - может, потому что зима и мороз? Или уже наступило лето - Лунатик не могла по внутренним часам определить, сколько времени она уже лежит без сознания. Да и было ли это так важно, ведь она до сих пор не знала, есть ли нервные окончания на крыльях бабочек... Лунатик попыталась вдохнуть, но для этого надо было сбросить с себя тяжелые одеяла, а ей это никак не удавалось. Она скидывала их одно за другим, но, казалось, из становилось все больше и больше. Наконец, ей как-то удалось выбраться из-под всей горы сразу и скатиться с кровати на пол. Кровать? Лунатик открыла глаза и поморгала - ни багровой пелены, ни каких-то еще разноцветных туманов перед глазами не было, света от теплившейся печи вполне хватало, чтобы понять, что она по-прежнему в избушке. Только вот Кандида не было. - Наверное, за дровами вышел, - прошептала девушка, чтобы хотя бы так нарушить тишину. - Вернется скоро... Но... Со мной-то что за нафиг? Лунатик попыталась встать и, громко охнув, снова опустилась на пол. Что еще за новости? Осмотрев и ощупав себя, как могла, она обнаружила только несколько залепленных лейкопластырем царапин, но ничего такого, что бы мешало нормально передвигаться. - Ла-адно, разберемся, небось, отлежала, - скрипнув зубами, девушка подползла к столу и, ухватившись за край столешницы, рывком поднялась. Взвыв от боли во всем теле, лейтенант навалилась на стол и попыталась отдышаться. - Чтоб тебя! Девушка потянулась за лампой, но потом вспомнила, что зажечь ее все равно не сможет и решила уж было таким же манером, ползком и на четвереньках, вернуться к кровати, чтобы дождаться старлея не лежа на столе, а то совсем как-то глупо и двусмысленно - как вдруг заметила лежащий около лампы листок бумаги. Подтянув его к себе, она прочитала написанное почерком Невструева "Вернусь" и пожала плечами, правда, тут же пожалев об этом жесте - спину свело судорогой. - Вернешься, конечно, чего б тебе не вернуться... - пробормотала Лунатик, сползая под стол. Закрыв глаза, она осторожно глубоко вдохнула и медленно выдохнула - получалось уже легче. Но все-таки... Крылья бабочек...

RK-201: Снег под ногами становился всё более плотным, и каждый шаг давался труднее. Хотя робот прекрасно понимал, что дело вовсе не в снеге, а в промёрзших искусственных мышцах, созданных для мягкого климата центра Европы и не способных держать сибирские морозы. Надо будет доработать следующую модель, если он выберется из этого леса. Если... За спиной гулко охнуло, и Ромеро, обернувшись, увидал, как в небо медленно поднимается пылающий шар, растворяющийся в ночных облаках. Почти сразу пришла и взрывная волна: закачались деревья, сбрасывая снежные шапки, загудело в ушах, едва дрогнули датчики радиации. Дальномер показал, что взрыв произошёл в районе заброшенного города, ближе к ДОФу, а просчитанная траектория развеяла сомнения - это и был сам ДОФ. За мгновение в электронном мозгу пронеслись все, кто мог быть там - несчастная Мэш, Алхимик (он заставил бы уважать себя, если это было что-то в его арсенале), Волков-КП, которого лично робот послал туда, возможно, лейтенант. И хотя двести первый понимал, что в разрушенном штабе ей делать было нечего, но не мог избавиться от странного гнетущего чувства, будто всякое могло случиться. Чувство... и где он только этому научился? Запах дыма, улавливаемый анализатором, становился всё отчетливее - по нему робот шёл уже несколько часов, едва понял, что выйти из лесу ему уже не суждено. А ведь если в морозную безветренную погоду чувствовался дым, значит где-то поблизости был и его источник. Огонь. Тепло. Избушка нашлась очень скоро. Выглядела она не очень обжитой, но поднимавшийся из трубы дымок развеивал сомнения. Немного смущала вереница следов, идущая от двери да висячий замок, совсем уже не вяжущийся с уверенно дымившей печью. Недолго думая, РК вскрыл его отмычкой в железном пальце и вошёл внутрь. Биолокатор тут же зафиксировал и обитателя таёжного жилища. Поспешив убрать руку в карман плаща, Кандид осторожно постучал по деревянной стене и сделал шаг вперёд, всё ещё не веря своим глазам, но беспомощно доверяя биолокатору. - Доброй... ночи, товарищ лейтенант, - как можно более вежливо, но всё равно скрипуче и с сильным металлическим отзвуком, поздоровался он. - Вы не будете против, если я у вас... погреюсь?

SleepWalker: Сперва Лунатик не поверила своим ушам, а когда открыла глаза - то и глазам. Ей показалось, что каким-то непостижимым образом время повернулось вспять - перед ней стоял Невструев, но не тот, с каким она встретилась в Излучинске, а точно такой, каким он был тогда, то ли месяцы, то ли годы, то ли жизни назад, тогда, в Зоне, когда и она была совсем другой... Полно, быть может, никакого Излучинска-то и не было, просто приснилось ей или привиделось в очередном сновидческом прозрении? И не было, и не могло быть другого Кандида, кроме того, который стоял сейчас перед ней? Так странно... Как Лунатик не напрягалась, она не могла вспомнить, понять, отделить сны от яви, мечты от реальности... Реальности, в которой она сидит на полу какой-то избушки, скорчившись от ломоты во всем теле, а перед ней стоит темноволосый аристократичный красавец и, обращаясь на "Вы", просит погреться. - Д-да, конечно, господин Н-невструев, д-добро пожаловать, - заикаясь, пробормотала девушка и безуспешно попыталась подняться. Охнув, она опять закрыла глаза и прислонилась лбом к ножке стола. - И-извините, что я т-ак... Ч-что-то... Б-болею, наверное... Я... Я не п-помню, - немного виновато закончила она и добавила: - Там где-то есть чайник. Ты... Вы... П-печь горячая, можно чай... Что-то вдруг замаячило в сознании, словно она "увидела" какую-то мысль боковым зрением. Записка! Там же была записка! Была? Если она была настоящей, то должна по-прежнему лежать на столе!.. Надо просто подняться и посмотреть... Рыжая уже было собралась с силами, но... испугалась. А если записки нет? Ведь это последнее и единственное, что хоть как-то связывает Лунатика и ускользающие от нее воспоминания, если это, конечно, воспоминания, а не бред... Не лучше ли... - Не-ет, л-лучше я... - не договорив, лейтенант предприняла еще одну попытку подняться, зачем-то не отрывая взгляда от Ромеро. - Я сейчас...

RK-201: - Я вас не потревожу, - помотал головой Невструев, стряхивая с тёмных волос начавший таять в тепле снег. - Я ненадолго. Он расстегнул плащ и прошёл было к печи, но странное поведение девушки привлекло к себе внимание. Просканировав её мозговые волны, Ромеро обнаружил активизировавшийся болевой центр, а инфракрасный диапазон показал ещё и большой кровоподтёк у неё на затылке. Участливо склонившись над Лунатиком, робот аккуратно и осторожно помог ей подняться и усадил на очень кстати стоявшую у стола табуретку. - Вы не болеете, лейтенант, вы, верно, упали, - с тоном разбирающегося в хворях вампира проговорил Кандид. Даже стальные нотки почти исчезли. - И ударились головой... да хотя бы об этот стол, - затянутая в чёрную кожу рука легла на дубовую столешницу, совсем рядом с валявшейся на ней бумажкой. - Подождите, я сейчас, поставлю чайник. В доме есть хотя бы болеутоляющее? Что-то внутри приказывало позаботиться о лейтенанте, и было этим чем-то отчасти не желание возродить Отряд, а вполне понятные для человека переживания. Вот разве что человеком двести первый не был, потому и списывал, как всегда, на унаследованные от оригинала воспоминания. А ещё РК подметил, что ни единый факт пока не говорит о контакте того с лейтенантом. Наполненный из канистры чайник потихоньку нагревался, а Кандид разглядывал повешенные на стенах полки в поисках аптечки или чего-то похожего, иногда раздвигая левой рукой какие-то малопонятные баночки, склянки и мелкие автозапчасти. Правую по понятной причине он не вынимал из кармана плаща. Сперва надо было подготовить лейтенанта к тому, что перед ней не совсем тот Кандид, какого она знала. Вернее, совсем не тот.

SleepWalker: Стараясь не свалиться с табуретки, Лунатик осторожно покрутила головой, разминая шею. Уже лучше... - Там... Где-то что-то было... Наверное, в сундуке. Где-то около стены, наверное... Я не уверена. Понимаете, избушка-то не совсем моя... Девушка перевела взгляд с Кандида на листок бумаги, который по-прежнему лежал на столе и вроде бы не собирался никуда исчезать. Интересно, как могло случиться, что Ромеро не заметил собственноручно написанной записки и не знает, где в его собственном доме аптечка? Что вообще творится? Тихонько застонав, Лунатик потерла внезапно занывший висок. В голову будто медленно вворачивали сверло, и это ощущение не нравилось рыжей еще больше, чем тяжесть несуществующих одеял или горящие мышцы. "Может, я все-таки сплю, а?" - с надеждой подумала лейтенант. А что, вполне логичное объяснение - тем более, что другого девушка найти не могла, как ни старалась. Но сном происходящее явно не было. - Кто вы? - спросила Лунатик прежде, чем успела подумать, что, скорее всего, подобных вопросв задавать не следует. Но, с другой стороны, чего ей бояться? Если бы этот... Кандид хотел причинить ей вред, он бы уже давно это сделал, никакого сопротивления оказать девушка не могла. Может быть, ему от нее что-то нужно? Знать бы, что...

RK-201: Этого вопроса от лейтенанта робот опасался больше всего. Но что же его выдало, если железная рука покоилась в кармане плаща, а высокий ворот сорочки хорошо прикрывал оставленную капитаном пробоину в шее? Среди прочих вариантов самым правдоподобным выглядел тот, согласно которому лейтенант Лунатик уже имела контакт с оригиналом в недавнем времени. И тут-то в электронном мозгу двести первого и "щёлкнуло". Разом нашлись разгадки и поведению Лунатика, и житию её в избушке посреди тайги, и свечам зажигания на полках. Недаром у Ромеро возникло свойственное многим людям ощущение уюта. Однако, на смену просветлению снова пришло непонимание - зачем было тащить хрупкую девушку в центр России, в таёжный лес, зимой? Оригинал совсем не заботился о своём Отряде. - Я - старший лейтенант Невструев-Ромеро, - без лукавства ответил робот. - Разве вы меня не узнали? Странно, ведь я нарочно оставил себе внешность с нашей первой встречи. Обезболивающее нашлось в первом же сундуке - пачка анальгина, лежавшая поверх одинаково сложенных клетчатых рубашек. Старый чёрт предусмотрел всё, даже появление в его хате человека. Кандид оторвал от упаковки круглую секцию с таблеткой, положил её перед Лунатиком, налил в кружку воды и встал напротив. Достал из кармана железную ладонь, опершись о стол. - А если быть совсем точным, то я - его резервная копия, с полным набором воспоминаний, реакций и чувствительных функций. Но одним словом - да, я Кандид, только в железном теле. Он сам создал меня и сам отдал мне свою личность, рассчитывая на то, что я заменю его, когда он умрёт. И вот - я активирован, а значит тот старлей, которого вы знаете, больше не несёт значимости и подлежит немедленной утилизации. Робот постучал пальцами по столу и стянул тугую перчатку с левой руки. - Поверьте, лейтенант, оригинал потерял контроль над собой, - РК старался придать голосу самые человечные нотки, чтобы заслужить доверие Лунатика. - Теперь Кандид - это я, а он - монстр, движимый жаждой крови и убийства, в нём исчезло последнее человеческое. Он разрушил Штаб и, я уверен в этом, убил всех тех, кто в нём был.

SleepWalker: Нет, Лунатик не стала рвать на себе волосы, выть, кататься по полу и кричать что-то вроде "Этого не может быть!!! Это все неправда!!!" Может-может, еще как может... И, насколько она знала возможности Кандида - оригинала, разумеется - это все могло оказаться самой что ни на есть правдивой правдой. И лейтенанта снова посетили мысли о том, насколько она чужая в этом мире вампиров, резервных копий, оборотней и прочих нелюдей с нелюдскими возможностями... А она уж было подумала, что может как-то помешать случиться неизбежному. Смешно! - Не несет значимости и подлежит... Может, для кого и не несет, а я бы... - прошептала девушка и задумалась. Вздохнув, Лунатик проглотила таблетку и запила ее водой, хотя боль уже почти ушла, оставив после себя горьковатое послевкусие, похожее на вкус того самого анальгина. Покачав головой, она посмотрела на копию начальника, на первый взгляд неотличимую от оригинала. Тот - да не тот... Ведь не этот Невструев вытащил ее из горящего Штаба, не его она потом искала столько времени, не за ним таскалась по тайге. Не его любила... Хороший у нее теперь выбор! Копия - или одержимое чудовище... Но устраивать истерики и лить слезы явно было не время. Но и сидеть сложа руки Лунатик не собиралась - как-никак она была заместителем главы НЕРВа, а значит, с головой, несмотря на травму, все у нее было в порядке. Только на это и оставалось надеяться... В очередной раз взглянув на робота, рыжая поняла, что в эту самую голову приходят кое-какие мысли. - Скажите... Простите, я даже не знаю, как вас называть, а Кандидом Полуэктовичем, увольте, не могу. Так вот... Если... Если вы - это в некотором смысле он, значит, вы знаете все, что известно ему, так? Может быть, где-то там, на задворках подсознания, есть сведения о том, как его можно остановить без... утилизации? Потому что, как мне кажется, я собираюсь отправиться в Штаб...

RK-201: - Привыкнете со временем... - перво-наперво заметил робот. И хотя он прекрасно понимал, что настоящее его имя - всего лишь тип тела и номер партии, но матрица личности безотказно заставляла отзываться и на "Кандида", и на все его вариации. По крайней мере, при аналоговом обращении. Старлей забрал кружку, сполоснул её водой и налил чаю, вновь поставив перед Лунатиком. Сам, без всякого влияния алгоритмического блока. Единственной действительной задачей на данный момент было убедить лейтенанта в своей подлинности и настроить против оригинала. Хотя бы немного. - Как же я могу чего-то не знать о своём собственном теле, - проговорил РК, лишь кивнув на предыдущий вопрос. - И возможности, и слабые точки, и методы уничтожения - всё. И это всё меня очень пугает, потому что в теперешнем своём состоянии он может убить кого угодно, просто... да просто сомкнув кулак! - двести первый округлил было глаза, но быстро вернул лицу отсутствующее и незаинтересованное выражение оригинала. - Он уже разрушил Штаб, а теперь ещё и взорвал его вместе с КП, вместе с беднягами Мэш и Алхимиком. К слову, потому я вас, фройляйн, в Штаб отпустить не могу, опасаясь, что он ещё находится там. А ещё потому, что ничем, кроме окончательного уничтожения на него уже не подействовать. Поздно. Про хоть и очень незначительно, но подскочивший уровень радиации РК умолчал, разумно сочтя, что Лунатик сразу же поставит это в противовес полудемоническим способностям оригинала. К тому же, из её личного дела он так и не понял, боялась ли та радиации вообще. Гуляя по Зоне-то.

SleepWalker: Лунатик только пожала плечами. - Ну что вы, силой меня удерживать станете? Поверьте, я прекрасно понимаю, что это опасно, но... Я не знаю, поймете ли вы... Я просто не могу не пойти, - она не собиралась пускаться в объяснения. В конце-то концов, разве он сможет понять, почему и зачем ее так тянет туда, где, по словам копии, находился Кандид? - Штаб взорвал, говорите? Ну... Видимо, это у него привычка такая, штабы рушить, - усмехнувшись, закончила девушка и поднялась со своего места. Голова не кружилась, ноги не подкашивались. Лейтенант - хотя какой она теперь, ко всем чертям и демонам, лейтенант? - могла бы подумать, что с ней ничего страшного и не происходило. Вот только висок ныл и ныл, не переставая, боль была какой-то пульсирующей, будто сигналы азбуки Морзе. На что надеялась Лунатик? На то, что даже в нынешнем состоянии Невструев узнает ее и не причинит вреда? Звучит чересчур напыщенно, но... Рыжая невольно покосилась на поломанную когда-то руку. Кто знает... - Я пойду, - спокойно повторила она. - И не называйте меня "фройляйн".

RK-201: Шутки про Штаб робот не понял. Как в прочем и того, почему лейтенант рвалась к верной погибели в когтях обезумевшего монстра. И если в "монстра" двести первый не верил и сам, то насчёт безумия его совершенно не сомневался. Не был бы безумным - не тащил бы хрупкую девушку за собой в трухлявую избу, а сидел бы сейчас в Штабе, а то и в Чернобыле. Или уже был бы мёртв, вместе с лейтенантом. Невструев вдруг сам испугался того, куда завело его это рассуждение. Ведь гибель Лунатика от руки оригинала значительно ослабила бы того, а значит было бы намного легче подобраться ближе и одним точным ударом покончить с этой старой развалиной. Да вот ведь в чём беда - пожертвовать лейтенантом робот отчего-то не мог. А теперь и останавливать не собирался на её добровольном пути к собственной казни. А замом да и человеком она была незаменимым. - Идите-идите... лейтенант, - и впрямь, "fraulein", перенесённое на русский как-то совсем потеряло своё звучание, став едва ли не пошлым. - Хотя, постойте. Невструев взял девушку за плечи, аккуратно развернул к себе и пристально посмотрел в её глаза, чуть не коснувшись её кончиком носа. Красная подсветка в глазах потухла, зрачки пришли в движение, заняв почти всё пространство. Внутри них тускло моргнула лампочка. Ещё раз. И ещё. На самом деле, это был стробоскоп, меняющий частоту. - Вот теперь можете идти... - проговорил Невструев, отпустив Лунатика. - А я тут подожду, с вашего позволения. Вдруг вы вернётесь... От холода, знаете ли, гидравлика отказывает. И уселся уютно на лавку, прижавшись плечом к тёплому печному боку. Стробоскоп был всего лишь раздражителем для мозга, и успешно считанная матрица личности теперь медленно кодировалась в глубинах позитронного сознания. Без заместителя старлей теперь точно не останется, нужно лишь добраться потом до чудом уцелевшего сборочного конвейера в Терминале.

SleepWalker: - Ждите-ждите, - пробормотала Лунатик, потирая глаза. - Вернусь, что мне сделается. Помирать еще рано, да и скучное это занятие... Признаться, девушка и не ожидала, что "Невструев" предложит проводить ее или еще хоть как-то помочь. Если он и впрямь был копией того Ромеро, то с него станется просто сидеть здесь и ждать развития событий. Характер, что поделать... Пуховик висел на крючке у входной двери. Лунатик зачем-то проверила карманы, но не обнаружила там ничего нового или необычного. И уж тем более там не было того, что могло бы ей помочь. Вздохнув, девушка обулась, вытянула из рукава куртки шарф, оделась и тщательно обмотала шею. Анальгин не помог от головной боли, оставалось только надеяться, что на свежем воздухе полегчает. Оглянувшись, рыжая распахнула дверь и высунулась наружу. - Тиха таежная ночь... И небо прозрачно, и звезды блещут... Как у классика... Эх. Скажите мне, пожалуйста, какое сегодня число? - обратилась она к мирно сидевшему у печи роботу. - И... В какой стороне Штаб? Вернее, бывший Штаб... А то я, понимаете ли... Сюда другой дорогой добиралась.

RK-201: - Двадцать пятое декабря две тысячи девятого года, - ни секунды не помедлив, ответил робот. - Один час, семь минут, пятьдесят секунд. Пятьдесят одна... Пятьдесят две. Экранированные часы уже несколько дней не соединялись через спутник с общемировым временем, но вряд ли лейтенанта волновала погрешность в одну миллиардную секунды. Особенно, если учесть несовершенство аналоговой передачи информации - единственного доступного органическим существам метода. По крайней мере, посреди тайги. Ночью. Зимой, когда вот-вот начнётся метель. Барометр уловил изменение давления ещё на пол-пути к домику. Возможно, Лунатик и успела бы вернуться, раз уж подметила, что небо ещё чистое, но оригинал и впрямь мог сейчас околачиваться на развалинах Штаба, особенно если увидал взрыв. - Пойду-ка я с вами, лейтенант, - вдруг безапелляционно проговорил РК. - Просто так я дорогу рассказать вам не смогу, а провести - сколько угодно. Один момент... Он поднялся, засучил рукав и, сунув железную руку в огонь, вытянул горсть тускло тлеющих угольков. Свободной рукой он расстегнул плащ, пиджак, сорочку и, отвернувшись от Лунатика, распахнул небольшой лючок в животе. Поковырявшись внутри, забросил в себя угли и запахнулся. Тут же заверещал зуммер системы охлаждения, но двести первый выключил его, введя новые параметры. Циркулировавшая внутри жидкость теперь должна была поддерживать работоспособность суставов на крайний случай. Всё же, требования к эксплуатации модельных тел надо будет дополнить... - Девятнадцатый век, - посетовал робот, поставив на место печную заслонку, чтобы потрескивающие дрова не подожгли дом. - Идёмте за мной. Затушил огонёк в керосиновой лампе, вышел наружу и, дождавшись Лунатика, побрёл сквозь лес в сторону заброшенного, а теперь ещё и отчасти уничтоженного кусочка города.



полная версия страницы