Форум » Излучинск » Радиовышка (продолжение) » Ответить

Радиовышка (продолжение)

Hatsune Miku: Неподалеку от города находится заброшенная радиовышка, уже давно никем не используемая для городских нужд. Последний диктор таинственно исчез и появились слухи, что по ночам с вышки стали доноситься странные звуки, похожие на плач. Это навсегда отпугнуло местных жителей от заброшенного объекта. С тех пор только иногда можно увидеть на земле тонкие цепочки следов - когда единственная обитательница вышки выходит на разведку. Внизу, под вышкой, находится маленькая радиорубка, исписанная устрашающими надписями. Несмотря на то, что объект уже давно никем не используется, вышка не перестает работать, посылая со своей стопятиметровой высоты таинственный сигнал. Если забраться на самый верх, то можно увидеть весь город как на ладони, но оттуда так же легко и упасть, поэтому смельчаков всегда было мало. До вышки достаточно сложно дойти из-за отсутствия тропинки,а радиорубка и вовсе скрыта в снегу и почти не видна. [more] [/more]

Ответов - 27, стр: 1 2 All

Баретт О'Конел: -Ох. По-твоему там есть дети? - Вскинув бровь, спросил Баретт. - Для вора не распознать блеф... В прочем я тебя не виню. Я слишком хороший актер. А от вышки меня просто колотит и голова болит. - Наемник почему-то счел необходимым сообщить девушке о своем состоянии. Может, это доставило бы ей немного злой радости или чуточку успокоило. -А вот с места про "простреливать башку" поподробнее. Кто-то прорубил себе в черепе форточку и ты это видела? Кто это был? Отвечай быстрее! У меня нет желания мерзнуть здесь. У тебя думаю тоже. Из-за боли Баретт с трудом удерживал концентрацию. У него уже двоилось в глазах, и непонятный комок подкатил к горлу. Еще несколько минут, и он может уже больше никогда не подняться. По крайней мере, точно не в Излучинске.

Z: Не стоит говорить фюреру о голосах в голове. Бедняга скоро сам их услышит. Так подумал себе Джек. Сначала он действительно не особо испугался - мало ли, флешбэк через 18-20 часов, бывает и хуже. Один его знакомый в своё время так сильно обдолбался, что его не отпускало неделю. Результат - поседел и приобрёл пожелтевший левый глаз, а в нагрузку к этому комплекту - ещё и кличку "Данте". А тут, хха, током шибануло, голоса какие-то. Детский лепет, в самом деле, причём натурально детский и именно лепет. Подумаешь. Но через несколько шагов он понял, что что-то в этом явно не так. Попытавшись включить сдохший плеер, он понял, что конкретно. Сдохший плеер сдох. Ноутбук в одном из баулов - наверняка тоже. Всё это в компиляции давало весьма неутешительный вывод - Джека не глючило. С ним говорили. Угрожающе. Неведомое нечто говорило, хотя и довольно-таки милым детским голосом. На лбу скейтера, механика, новоиспеченного КМовца и просто-напросто несчастного человека выступили капельки холодного и липкого, как страх, пота. В очередной раз Z понял, что сюда, в Богом забытый (А князем Тьмы, к слову, явно не оставленный без внимания) Излучинск он приехал зря. И испугался. За жизнь свою, за своё бедное-несчастное тело, которое находилось под угрозой захвата. Что тогда по идее станет с его разумом? Он не задумался об том - не до того. Что ему оставалось? Кивнуть в знак согласия. Именно это он и сделал.

Black Moon: Опять Лилит была бессильной - доктор, словно старая антресоль, грузно свалился в снег, не имея возможности пошевелиться. На секунду девочка испугалась, что парень каким-то образом смог осознать их присутствие, но когда он подскочил к девушке и провёл над ней те же самые процедуры, Лиля поняла - парень просто психанул на почве подозрительности. Двигаться и действовать она не могла и лишь рассеяно подумала, глядя на допрос Родаши: "Ещё один невинный человек страдает" Но дальнейшие слова Баретта расставили всё по своим местам, хотя Лилит всё равно считала его сумасшедшим и жутко непоследовательным. Ну, он молодой, ему можно. Зачем ему понадобось выяснять обстоятельства смерти Наркома? На ум приходила только связь с Реном, и подозрения по поводу вышки. Первое сейчас мало заботило их с точки зрения плана, но вот второе вызывало серьёзные опасения. "Она ничего не знает" - хотел было сказать доктор, но понял, что не может даже открыть рот. Теперь Лиле оставалось только молиться о том, чтобы переохлаждение вызвало усиление насморка или приступ невыполнимого кашля, отчего мужчина мог просто-напросто задохнуться. Девочке оставалось только ждать и терпеть, когда её ирландский друг наиграется с подружкой и отпустит их. Если конечно это входило в его планы.

Hell†Fox: Вдоволь налетаться Рену мешал мороз. Он, конечно, был не такой сильный, как вчера, да и метель не хлестала по лицу своими снежными плетями. Но демону хватало для того чтобы чувствовать себя плохо. "Кулаку" показалось, что до вышки он летел целую вечность, но при этом прошло совсем немного времени. Обычный временной парадокс. Когда вам плохо - время начинает тянуться медленнее. В общем Рен добрался до вышки. Он сразу понял, что подозрения на счет шума в голове были не безосновательными. Возле вышки шум усилился. Теперь в голове у парня работал плохой приемник, который передавал только помехи. Однако демону показалось, что он смог различить слово "идите". Или же это была игра его воображения. Описав две петли вокруг вышки, Рен заметил движняк у ее основания. Там было трое людей и двое из них лежали на земле неподвижно. Третий стоял, склонившись над одним из лежащих. Демон приземлился рядом с замеченными людьми.

Баретт О'Конел: Он убрал руку от Родаши, и потому та не смогла ответить на последние его вопросы. А через несколько секунд рядом приземлился Рен и по его виду нельзя было сказать, что он был доволен тем что увидел. -Эй, Рен, ты оборвал меня на самом интересном месте. Похоже кто-то из Коалиции... Наемник не успел договорить, как между ним и демоном неожиданно возникло черное пятно размером с дверь. "Остальное расскажешь на базе. Если уж Юмика открыла портал, то мы должны вернуться" - услышал ирландец голос друга из-за пятна. Затем он услышал звук, возвестивший о том, что Рен вошел в портал. Выругавшись, Баретт сорвал печать с головы Родаши и прыгнул в портал со словами: "С доктором ты и сама разберешься". Как только наемник исчез, портал растворился, будто и не было его. Фууух. Все же не вытерпел. Ну и ладно. Оба перса выведены из игры.

Nailbuster: - Мы могли бы вернуться в казарму, - задумчиво проговорил фюрер, сунув руки в карманы и направляясь по скрипучему снегу всё дальше и дальше от злополучного строения. Там позади, за деревьями, уже слышались новые голоса, и они на минуту даже показались рейхсподонку знакомыми. "Стоит повернуть обратно" - подумал он и остановился в нерешительности, поджидая несколько отставшего от него товарища. Судя по всему, у того вновь были проблемы с подсознанием. - Что там такое? Вы можете идти живее? - раздражённо выпалил Нэйл. Ему не терпелось заняться хотя бы чем-нибудь - искать Наркома, выяснять, кто припёрся на злосчастную вышку вслед за ними, отыскать в каких-нибудь закромах водородную бомбу и взорвать этот город ко всем чертям... Помирать - так с музыкой.

SkyNet: - Чудесно, - проговорил голос в голове Доусена, а тело вновь приобрело необходимую подвижность. Более того, тишина в голове стала такой сильной, что всё это действительно могло показаться галлюцинацией. Но секунду спустя внутреннее радио опять включилось: - Веди себя естественно, хорошо. И не выдавай меня этому злому дядьке. Сделай вид, что меня не существует, это же просто. Его тело встряхнулось и сделало шаг вперёд, чтобы напомнить парню о двигательной активности, которой от него ждал майор. Сейчас Саше действительно не следовало высовываться. Как оказалось, их выбор был верным, а лишняя пара рук никогда не оказалась бы лишней, тем более если эта пара рук принадлежит человеку, знакомому с техникой. Сёстры сами скажут, что нужно делать. А пока лучше походить на автопилоте. Точнее на автомеханике.

Z: Итак. Что мы имеем? Данная мысль пародировала одного из самых глючных преподов Джека в его далёком (как казалось сейчас Джеку - жизни три прошло) прошлом. Он вздохнул, вспомнив, как тогда было всё-таки хорошо, и продолжил свои мысли. У меня в голове голос. Он может меня контролировать. Фюреру этого говорить явно не стоит. Чего он хочет - непонятно. Да, в университете было явно лучше, чем тут. Там его мозгом владели наркотические вещества, зкстремальные виды спорта и точные науки, а вовсе не фюреры и девчачьи голоса. -Да, давайте это... в казарму... Концентрироваться на двух-трёх вещах одновременно Джек не умел, поэтому эту фразу за него произнес автопилот. Халва Аллаху, милостивому и милосердному, автопилот у него был хороший. Тренированный. Можно даже сказать, специально обученный. Отвечать связными фразами при полном неадеквате и размышлениях о молекулярной структуре собственных пальцев (постойте, почему их десять? Нет, я всё понимаю, но не на одной же руке!) умел. Ходить тоже. Вот и шел.

Родаши: - Ушли... - неопределенно хмыкнула Родаши, растирая вновь послушное ей, но весьма замерзшее тело. Тот, за кем должна была охотиться вся Коалиция беспечно появляется где ему вздумается и исчезает в порталах... А члены этой Коалиции безвольно наблюдают за этим, связанные печатями его друга... "Очаровательный исход! С нами обращаются, как со слепыми котятами! Надеюсь, вы там поубиваете друг друга... Спасибо, хоть Баретт соизволил с меня печать снять." С наслаждением Роде вспомнилась ее берлога, где все так знакомо, куда никогда не придут незваные гости, где так тепло. И голову не разрывает на части круговорот вопросов, сомнений и страхов... - Эй, доктор, вы еще живы? - Рода присела рядом с Тобиасом, критично осматривая неподвижное тело. Не спеша снимать с того печать, она осмотрела его карманы. Хоть старик и заверил, что не нашел ничего примечательного - это могла быть лишь предосторожность перед воровкой, к которой не было особого доверия. Разочаровано повертев в руках аптечку, Рода вернула ее хозяину. Больше ничего не нашлось. - Давайте-ка еще раз прогуляемся на вышку. Может вы что-то упустили, не заметили. Заодно и вампира отвлечете! - подмигнула девушка. Напуская на себя показушную веселость, вор с опасением понимала, что реально ей с вампиром не справиться, если он все же там. Тем более она с ними ранее не сражалась. Но желание увидеть все своими глазами, удостовериться хоть в собственной глупости или правоте заменило все остальное, даже шанс не вернуться... Хладнокровно обхватив доктора руками, Родаши посмотрела на свою цель. Прикрыв фиолетовые глаза, тень метнулась в сторону вышки, утаскивая внутрь и вторую.

Hatsune Miku: Проводив посетителей взглядом, Уня утомленно вздохнула. Разговоры с кем ни попадя редко вызывали у нее какие-либо положительные эмоции, особенно в сложившейся ситуации, когда ответственность за вышку и окрестности в отсутствие Мику несла только она. На вампира полагаться ни в коем случае нельзя, этот тип был слишком загадочным и покорным, чтобы сойти за союзника. Выйдя из рубки, Уня решила на всякий случай осмотреть территорию. Хорошее время зомби выбрала для покупок - очередное скопище незнакомцев маячило у основания вышки. Не подходя ближе, девушка заняла наблюдательную позицию среди разлапистых ветвей ближайшего дерева и следила за движением неясных фигур. Сомнений не было, рано или поздно они решат проверить рубку - приходить просто так ни у людей, ни у нелюдей причин не было. С такого расстояния понять что происходит было невозможно, к тому же легко было упустить момент, когда неизвестные решат заглянуть в гости. Стремительно вбежав обратно, Уня первым делом сгребла все, что могло вызывать подозрение - очки, дробовик, галстук Мику и все, что она награбила в штабе, - в одну кучу и запрятала ее в самых недрах комнаты, привалив сверху всякой рухлядью. Теперь рубка выглядела странно разве что из-за крови. На столе остался лежать нож, который девушка незамедлительно приставила к шее, оставив острием два небольших пореза. Поборов брезгливость, Уня опустила пальцы в бурую лужу на полу и оставила рядом с ранками два кровоподтека. Остатки крови на полу и ноже были вытерты первой попавшейся тряпкой, в последствие заткнутой рядом с остальными уликами. Мельком взглянув на свое отражение на крышке кастрюли, девушка осталась весьма довольна своей бледностью. Теперь можно было не бояться прихода гостей - хотя бы какая-то подстраховка была. Возможно, даже неплохая.

Nailbuster: Нэйл ответил Джеку не сразу - обернувшись в сторону вышки, он напряжённо прислушивался к тому, что творилось там. Пронизывающий ветер доносил до него голоса и шум. Кто бы ни разгуливал вокруг этой странной постройки, он явно был не один и скрываться даже не думал. "Слишком уж похоже на наших, - расудил про себя фюрер, - Да и голоса чертовски знакомые..." - Я схожу посмотрю, что там, - бросил он Доусону, уходя в чащу. - Если хотите, идите в казарму без меня.

Родаши: Вместо двух людей в рубке появился лишь мужчина, словно вытолкнутый из плена тени в едва ли лучше освещенное помещение. Печать с него уже была снята. Доктор в добровольно-принудительном порядке был выбран на роль подсадной утки. Сама Родаши продолжала скрываться в тени, попутно изучая рубку. Та оказалась вполне обитаема, но не тем, кем предполагалось. Эта темноволосая девушка определенно не Мику. Рода мысленно выругалась - никаких явных ответов не лежало у нее под носом, как бы она этого не хотела. "Может этот доктор прав и здесь действительно ничего интересного? Не лазить же по ящикам на глазах у девчонки?" - все также молчаливо вор наблюдала за хозяйкой, размышляя, как с ней быть. Желая убедится наверняка, Родаши пустила от себя незаметную тень. Та, словно ищейка, рыскала по помещению, пытаясь изучить невидимое глазом. Сердцебиение хозяйки... Вполне человеческое, хоть и никогда не знаешь наверняка... Спокойное... Комната, но не одна... внизу... пусто... кто-то есть, не четко... пусто...жутко... - Ты кто? - тихо прозвучало из темноты. Родаши решилась спросить девушку, пытаясь скрыть напряжение в голосе. Пусть она и тащилась столько до вышки - хотелось как можно скорее уйти отсюда. Этим "кто-то" внизу может вполне быть вампир, о котором упоминал Тобиас. И нахождение здесь практически одной уже не казалось удачной мыслью. Пусть девчонка ответит, а там посмотрим... Свой призрачный долг в этой истории вор уже выполнила и можно смело спихнуть все на начальство, пусть оно и скрывается так удачно от нее весь этот день! Помереть от неизвестного противника или замерзнуть насмерть в лесу совсем не хотелось...

Hatsune Miku: Широко раскрытые глаза безумно посмотрели сначала на Тобиаса, а затем на ориентировочное положение источника голоса. Уня была охвачена ужасом и вместо ответа смогла лишь беззвучно пошевелить губами, отрицательно тряся головой, отчего чистый пол вновь стал покрываться бурыми крапинками крови. - Уходите! Он слишком сильный...Он убьет...И тебя...И тебя... - Девушка подошла к доктору и, схватив его за воротник, пристально взглянула ему в глаза. - Уходите, он близко... Упав колени, девушка зажала рукой порезы на шее и тихо засмеялась, хотя и было ясно, что не от большого от веселья, а от нервов. Оставалось надеяться, что голос из тени покинет рубку - в ней не было ровным счетом ничего интересного, кроме жертв разного рода насилия, коими являлись Уня и Тобиас. Последнему тоже придется уйти, хотя, скорее всего Лиле уже порядочно надоело оправдываться за действия других, сидя в больном теле. Основная, худшая из всех защит, сейчас спала в подвале. Эксцентричному Хеклеру нельзя доверять - ничто не помешает ему вместе с гостями перекусить и самой девушкой. - Здесь нет ничего, кроме возможности стать жертвой чокнутого кровососа...

Родаши: Родаши не ответила. Здравый смысл вернулся из отпуска и настойчиво пытался приступить к работе. Недавняя мысль о том, чтобы разузнать все даже рискуя не вернуться - была выброшена из головы как совершенно неуместная. Похоже девушка по-настоящему испугана, и это добавляет шансов, что находящийся в низу - тот самый кровосос? Значит пора сваливать... Однако... то ли врожденная гордость, то ли глупость не позволили Родаши последовать совету девочки сразу. Ведь они все еще живы, хоть и находятся якобы в доме вампира. - Это он тебя? - приблизившись со спины, спросила тень, легонько прикоснувшись к ране на шее девочки. Кровь была свежая. "Вампир вышел прогуляться средь бела дня? Или боязнь солнечного света - всего лишь миф? Ведь вход только один, с улицы... Или это она сама? Что за шутки?..." - Ну а сама не хочешь сбежать отсюда? Что тебя держит?.. Или чокнутый кровосос тебя не тронет? - Настойчиво поинтересовались над ухом. - Пошли с нами...

Hatsune Miku: Уня истерически засмеялась и отмахнулась рукой, насколько это было возможно по отношению к тени. - Пойти с вами?!Чертовы нелюди!Может я..уже мертва и не знаю об этом.. - девушка почувствовала, что поймала нужное настроение - на какой-то момент мысль о том, что она в окружении столь опасных существ, которых нет разве что под потолком, ее по-настоящему испугала. - Может ты еще хуже, я ничего в вас не понимаю!Я вообще ничего не понимаю! - Уня схватила с пола какую-то деревяшку и в бешенстве швырнула в стену, - Оставьте меня в покое, все вы... Затихнув, девушка поднялась с пола и нарочито громко топнула, с удовлетворением услышав как ленивая вампирская тушка ворочается с боку на бок - зная расположение вещей в подвале Уне не составило труда осыпать вампира потолочной трухой. Даже случайно услышанный сегодня разговор будет в помощь. - Кровь лечит...Ожоги. Ему нужна...Кровь. А уйдя отсюда я попаду в худший мир...По крайней мере, пока есть я..он никого больше не тронет. Переведя дыхание, девушка в изнеможении присела на кровать.

Black Moon: Сделать вдох. Прокашляться. Почесать распроклятый нос - даже высшие проявления кибернетических форм жизни порой могут быть счастливы от таких простецких действий. Доктор, вывалившись из тени, хрустнул шеей, и, как и положено стареющему человеку, которого со вчерашнего вечера обездвиживает каждый второй встречный, попытался наконец-то заявить о своих правах на тело. Пусть и захваченное пионеркой. Лиля встала и, ещё раз откашлявшись, сиплым голосом произнесла: - Отличная работа, девочка, - тут он вспомнил, что девочек в комнате две, и для убедительности хмурейшим из взглядов вперился в Родаши, - Что ещё тебе нужно, чтобы поверить в вампира? Баффи недорезанная, подумала Лилит, и тут же спохватилась - такие мысли были ей чужды. Судя по всему, вселение прошло даже слишком хорошо. - Если я сейчас пойду к себе в казарму, опять найдётся какой-то умник, который захочет отправить меня местным FedEx'ом обратно на эту чёртову вышку? - спросил Тобиас, повысив голос, будто хотел обратиться ко всем присутствующим, включая майора неподалёку и вампира в подвале. У Лилит действительно стало портиться настроение - обычно она смиренно соглашалась с тем фактом, что её используют. Но сейчас ей стало надоедать, что какие-то неродные белковые идиоты вертят ей туда-сюда и принимают решения и за неё, и за неповинного доктора.

Z: Перед Джеком стоял непростой выбор - пойти с Нэйлом и получить звездюлей от неизвестно кого либо пойти в казарму с тем же результатом. Разница тем не менее была. Категорическая. Даже две. До казармы я дороги не знаю. Но. Стоп! Эй. Девочка. Ты меня слышишь? Девочка не отвечала. Или она и правда была глюком или она не могла слышать его мысли. Итого: В казарму, не зная дороги и с риском нарваться в гордом одиночестве либо с фюрером и недалеко. -Пожалуй, пойду с вами.

Родаши: - Да мы вообще звери, и не говори. - На отказ девочки Родаши пожала плечами, входя в тусклый круг света. - Решила стать добровольной жертвой ради неизвестно кого? Что ж, твое дело... В конце концов мы здесь не со спасательной операцией. Какие-либо эмоции у девушки потихоньку угасали. То ли это от грызущего изнутри голода, то ли от усталости. Сутулясь, вор протопала к входной двери, попутно одарив доктора тем же хмурым взглядом. - Не ворчите. В вашем возрасте нельзя нервничать. Просто я предпочитаю убеждаться во всем сама. "Решит начальство сюда еще раз послать - пожалуйста, вернусь. А пока - к черту! Еще один мой нелогичный поступок погоды не изменит." Несильно пнув ногой дверь, Родаши замерла, разглядывая алеющее небо. "Прямо приглашение для нечисти..."

Black Moon: - Аста луэго, - буркнул доктор и захромал в сторону казарм. Фрея вовремя уточнила, что на подходе ещё и майор. Конечно, они могли бы с Сашей сделать ещё один шаг для укрепления своих позиций в Излучинске, но сейчас и Тобиас, и Лилит хотели просто отдохнуть. По собственной воле, пока оставалась такая возможность. Нога вновь начала болеть, намекая на то, что чужое тело даёт не только силу, но и кучу неприятностей впридачу. - А как же Уня? - поинтересовалась Фрея. - Выпутается, - мрачно отозвалась Лиля. - Хм. Точно. Если и будут подозрения, то на неё. А мы ведь можем позволить себе такую жертву? - Не говори мне о жертвах... - В крайнем случае Соня со всем управится, так ведь? - Да, конечно, - согласилась старшая, - Отдохни, сестра. Девочки оставили доктора в покое и улетели с докладом к Жанне. А Холмс медленно брёл к казармам.

Hatsune Miku: Дождавшись, пока Родаши перестанет думать о тяжелой жизни нелюдя и наконец отойдет от рубки, Уня первым делом брезгливо стерла чужую кровь с шеи. Твердо решив, что еще одного притока гостей она не потерпит, девушка прихватила дробовик, неслышно выскользнула за дверь и закрыла жилище Мику на ключ. Осторожно обойдя рубку полукругом, она приоткрыла вход в подвал и скользнула внутрь. Еще один щелчок ключа позволил запереть и его - зомби ценила приватность новоиспеченной подруги и посодействовала при создании внутреннего замка. А ломать эту дверь очень плохая идея, да и найти ее может быть проблематично. В подвале было сыро, темно и пахло мужчиной. Все почти как всегда. Уня подошла к Хеклеру и села рядом, вертя в руках дробовик. До возвращения Мику можно было переждать и здесь.

Heckler: Хеклер не стал открывать глаза, ему хватало и запаха. Он слышал возню и обрывки фраз над своей головой в течении сна, но не видел смысла как-то реагировать на это, тем более восстановлению они не мешали. Внутренние часы нашептали, что скоро наступит ночь, а чутьё подсказало, что он здесь не один. Запах пороха, крови и... запах его спального места. Значит сюда пришла та девочка, хозяйка этого подвала. Вооружена, и, кажется, ранена. Правда очень слабо. Да и свежего дыма не чувствовалось. Никак не выдавая своего пробуждения, он услышал, как та подошла и села рядом. Значит, не убивать пришла, решил вампир, расслабившись. Но в этом случае поведение девушки казалось глупым - запереть себя с вампиром, да ещё и на закате. Дружелюбие дружелюбием, но кровь была слишком близко. Хеклер приоткрыл глаза, оценил обстановку, а затем резко встал и, схватив одной рукой ствол дробовика, а другой оттянув Уню за капюшон, всосал её крови из раны. Даже не прикусывая, всего лишь один глоток. Покончив с трапезой, он откинулся назад с дробовиком в руках. - Это мне вместо сигарет?

Hatsune Miku: Девушка покачала головой и отмахнулась от вампира как от назойливого шмеля. - Все никак не уйдут... - наконец сказала она, смотря в потолок, будто пытаясь увидеть сквозь него то, что происходит снаружи. О том, что Хеклер утвердился в статусе смертельной угрозы, Уня предпочла не думать. - Я стану твоим ужином, если ты угомонишься. Я разбудила тебя чуть раньше чем надо, но хозяйка скоро вернется. Потерпи, - девушка взглянула на дробовик так, будто смотрела на телевизору социальную рекламу о детях, балующихся со спичками. Печально признавать, но у нее не было никаких навыков общения с вампирами. Уня похлопала Роберта по плечу и села на кровать, устало потерев шею.

Heckler: Покорная девственница, которая делится с тобой жилплощадью и гемоглобином, тихий зимний городок, где кажется продаются сигареты и немножко приключений. Идеальный набор для стареющего вампира. Плевать на смену пункта назначения - в Манчжурии его никто не ждал, а путешествие уже оправдало ожидания. - Когда наступит ночь, я всё-таки прогуляюсь, - сообщил он девушке, - Кстати, как тебя звать-то? Хотя бы из вежливости нужно было познакомиться с девушкой. Конечно, испробовав её крови, он знал о ней больше, чем она сама, но это знание не содержало её имени. Кровь вообще не содержит ни единого слова. Дробовик он отложил в сторону, чтобы не мешался, а затем встал в полный рост, чтобы как следует размяться, но упёрся лохматой головой в низкий пыльный потолок. Стряхнув с себя немножко паутины и поуменшившись в росте, он наконец-то нормально рассмотрел девушку - темнота ему не мешала.

Hatsune Miku: Мику уже успела просветить Хеклера касательно имени девушки, так что та проигнорировала вопрос. Подняв глаза, Уня скучающе посмотрела на вампира, будто дожидаясь, когда он угомонится и перестанет скакать как бешеная лань, прошибая головой потолок. - Ночью выйдешь. Посиди со мной. Девушка не могла понять, почему Роберт ведет себя как придурок. Может, просто выпендривается, может всегда такой. Так или иначе, мысль о том, что данный субъект теперь поселиться на вышке, не внушала особой радости. Хотя, можно заниматься перевоспитанием, только это скучно и не прокатит - как правило вампирам слишком много лет чтобы они изменяли своим принципам. Ну, если он не будет направо и налево размахивать казенным дробовиком, все не так уж плохо. Интересно, зачем он вообще его выхватил? Думал что ли, что на него кто-то будет тратить и без того малое количество боеприпасов?Вот это самомнение. Но нельзя было сказать, что Роберт вызывал у Уни раздражение, скорее здоровый интерес.

Hatsune Miku: Скрип сверху возвестил о том, что Мику наконец вернулась. Благодаря зомби за пунктуальность, Уня поспешила отпереть дверь и спустя десяток секунд взлохмаченная девушка запрыгнула в подвал, балансируя с немереным количеством сигаретных пачек в руках. Некоторые торчали из карманов и даже из чулков. Видимо, стремясь запастись впрок, Мику полностью опустошила торговый пункт и взяла столько, сколько смогла унести. - Судя по вашему виду, вы все живы-здоровы, никто не умер, интервенты не особо тревожили, - заключила зомби, высыпая сигареты к ногам Хеклера. Уня на такое заключение только тихо фыркнула и заняла свое место на кровати в надежде, что остальные правильно истолкуют намек и дадут девушке заслуженный отдых. - Доволен? - насупившись спросила Хацуне, кивнув на образовавшуюся на полу горку. - Солнце, кстати уже село.

Heckler: - Да, я доволен, - сказал Хеклер. Он был доволен. Фраза о севшем солнце была воспринята как намёк выбраться наружу. Натянув на себя свой заляпанный китель, он решил, что его смена сидеть тут закончилась, и началась смена отдыха мертвотельной. Наугад выбирая пачки, он рассовал их по карманам, правда, не с таким фанатизмом, как Мику. он пошёл к выходу. - Буду к утру, - буркнул он, - Не скучайте. Ловко ориентируясь в темноте, он поднялся к люку, высунул туда лохматую голову и затем выбрался наружу, захлопнув за собой люк - чтобы не пускать внутрь бесполезное для него тепло, которое, впрочем, ценила теплокровная девушка Уня. Снег хрустнул под кедами, а Хеклер сделал полный вдох. Пахло зимним лесом, кровью, порохом и жжёными тряпками. Из леса послышался протяжный волчий вой, а затем хлопок ещё одного выстрела. Парень принюхался, прислушался, а потом понял, что спички кончились, к тому же дробовик, который он так мужественно отбирал у несовершеннолетней, остался по ту сторону люка. Но Хеклер был не из тех, кто вернётся за вещью, даже если эта вещь полезна в таком суровом лесу, а пройти нада на два шага назад. Последний раз окинув взглядом вышку, он присел и подпрыгнул на ветвь дерева, спустив на землю шапку снега.

Hatsune Miku: Уня оторвалась от чтения и смахнула со страницы пару пылинок, упавших с потолка. Грохот возвестил о том, что приезжим так и не удалось справиться с унынием сибирского городка и теперь у каждого, кто пройдется по выжженной земле, есть шанс стать богом нового мира. Мику не хотелось им становиться, просто надоело сидеть взаперти. Покряхтев, она вылезла наружу и тут же отмахнулась. Вышку порядочно перекосило, а снега, облеплявшего ее весь сезон и теперь лежавшего внушительными кучами, хватило бы для создания целого поселения эскимосов. Вдали за лесом мерцал огонек пожара, только зомби не хотела приглядываться. - Наверняка в доме попадала вся посуда, - недовольно констатировала она, покачав головой, словно мать, недовольная поведением детей. Но сам дом был цел. Еще бы - конструкции авторства бизона и не такое выдерживали. Девушка подумала обо всех, кто имел наглость потревожить ее за последние два дня. Понаехали тут, наследили, уболтали...Теперь все, не попляшут, если кто и остался жив, то разве что из-за собственной трусости. Она также подумала о своих надеждах на светлое будущее, которые как-то внезапно заползали в голову в последнее время. Нет, невозможно. Карма у зомби испорчена самим фактом существования. Мику довольно хмыкнула, мысленно благодаря неизвестного героя за столь прекрасную взрывную волну. А потом она забралась на самый верх покореженной вышки и запела. Ведь кто-то же должен был подобрать саундтрек к столь потрясающей картине.



полная версия страницы