Форум » Излучинск » Бункер » Ответить

Бункер

Nailbuster: В нескольких километрах от города, в глухой тайге, находится этот заброшенный военный объект. Вход в него - небольшой люк в земле с прочной металлической дверью, за которой скрыта узкая спусковая шахта, уходящая вниз на глубину десятка метров. Люк можно увидеть, лишь подойдя к нему совсем близко, а то и вовсе об него споткнувшись - летом его надёжно скрывает высокая трава, а зимой - толстое снежное одеяло. Неуютное место этот бункер - серые облупившиеся стены и пыльная мебель заставляют думать либо о капитальном ремонте, либо о суициде. Внутри он делится на несколько блоков, и самый большой из них - жилой. Комнаты бойцов неотличимы одна от другой, обставлены просто - двухъярусная кровать у стены, тумбочка, письменный стол и пара табуретов. Комнаты командования (их всего две) чуть более просторны и комфортны, представляют собой смесь спальни и рабочего кабинета. Рядом расположен брифинг-зал, он же зал заседаний, в нём помимо обычной для таких комнат мебели есть огромная грифельная доска на стене да видавший виды трескучий кинопроектор. При бункере имеется небольшая столовая - один общий стол в форме буквы Г, больше мебели практически никакой - и самая тривиальная кухня. Стратегический запас еды, на три четверти израсходованный, хранится на складе - огромном полутёмном помещении с длинными рядами одинаковых стеллажей до потолка. Там же хранятся и запчасти для генераторов, снабжающих бункер воздухом и электричеством. Также в бункере есть одна большая бронированная дверь, тщательно заваренная и опечатанная. Открыть её невозможно, и что за ней находится, неизвестно. Лишь полустёртая надпись на ней гласит, что это некий "Опасная зона, посторонним вход воспрещён". В документах, хранящихся в кабинетах командования, ответов на загадку двери тоже нет.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Z: -Так ты не монстр? - с нескрываемой злобой спросил ещё недавно такой перепуганный Джек, разглядывая нового соседа и товарища по несчастью. - так вы ещё и знакомы все? А я - Z. И я пошел смотреть на генератор. И Джек пошел смотреть на генератор, разгоняя кромешную тьму подвернувшимся под руку кустарным факелом, стараясь не подносить его близко - вдруг рванёт. Состояние этой жравой груды железа оставляло желать много лучшего, но, вроде, ручками там никто с деструктивными целями не ковырялся - похоже, сюда этот луддит Невструевич (или Невструевас? Или Невструенко?) так и не добрался. Особо порадовало наличие столь же ржавых, но самых настоящих инструментов. Ну, разумеется, далеко не всех требующихся - не было даже банального паяльника (да и от чего тут паяльник работать будет?), но что-то тут сделать можно было. В общем и целом, прогноз был несколько более утешающим, недели показалось изначально - полдня работы и эта конструкция могла при наличии топлива даже начать тарахтеть. -Эй, чудовище! Не принесёшь фонарик и какой-нибудь солярки на растопку, я тут сейчас починю чуток!

Nailbuster: Нэйл понимающе фыркнул в ответ на усмешку литератора. Теперь он вспомнил, что в их первую встречу тот просто не пожелал называть ему своего имени - тогда было ничуть не удивительно, что вспомнить, как зовут новоприобретённого товарища по несчастью, он никак не может. - Значит, вы застряли тут точно так же, как и мы, мистер Немо? - назвав собеседника данной ещё в неразрушенном штабе кличкой, он присел на пустую бочку из-под солярки, коих здесь стояло несколько штук, и уже гораздо более благожелательно взглянул на него. - Скажите, а ваш старый знакомый, часом, не мохнатый лесной оборотень с редкостно дурными манерами и гипертрофированной жаждой убивать? Снаружи, знаете ли, бродят как минимум двое таких господ, и именно поэтому мы здесь. Фюрер счёл, что можно частично посвятить человека в злоключения каэмовцев. Если он заодно с врагом, то ничего нового ему всё равно от них не узнать, а если нет, авось им пригодится его помощь. Всё-таки он лучше них знает и город, и бункер. - Свет мы вам сейчас наладим, - заверил он мистера Немо. - Если герр Доусон случайно не соберёт вместо генератора самоходную мортиру, совсем скоро лампы тут воссияют, как встарь. Так что будет лучше, если вы и вправду используете фонарь на более благие нужды, чем пугать бедных путников, - он хмыкнул и воззрился на вошедшую Родаши, собравшись было что-то ей сказать, да раздумав.

Romero: В бункере оказался и четвёртый, во внешности которого вампир с огромным удивлением узнал погибшего фюрера КМ. Можно было, конечно, предположить, что это был просто очень похожий на него человек - тем более, что самого фюрера при жизни Кандид видел лишь раз, на похоронах не было даже тела, оно сгорело в ядерной жаровне. Тем более, что, похоже, никто больше в синевласом незнакомце Ботаника не узнал. Но об этом можно подумать и позже, сопоставив двоих фюреров. На лица у вампира память всегда была хорошей. Невструев осторожно подошёл поближе, но остановился на полушаге, когда обнаружил под ногой капитанские погоны с потускневшими без хозяина звёздами. Вряд ли майор носил с собой свои старые, значит эти некогда принадлежали Наркому. Значит надо будет их вернуть. Подняв погоны, Ромеро сунул их в карман и замер, вглядываясь в действия каждого из компании Нэйлбастера, стараясь предугадать их взмахи факелами, чтобы не попасть на свет. В довершение, у двойника фюрера обнаружился ещё и фонарь, которым майор уже начал распоряжаться, как своим собственным. А хуже всего было то, что некто Доусон - видимо, тот самый местный механик - вознамерился починить генератор и принести свет в этот сырой и ржавый подземный ящик. Стало быть, прощай, маскировка. Этого Кандид допустить не мог. Не сейчас. Отойдя назад, он бросил взгляд на кабели, ведущие в генераторную и расползающиеся по стенам во все стороны: вдоль стеллажей склада, на кухню, за угол, где был длинный коридор с указанием жилых блоков и столовой. Взвесив решение, Невструев бесшумно подошёл к одной из стен, сорвал полуистлевшую обмотку с кабеля и просто-напросто перекусил медную жилу. Поморщившись от горечи металла на языке, он поводил потерявшими последние человеческие черты челюстями и повторил трюк с кабелями на противоположной стене. Затем вышел в коридор и оборвал проводку уже там. Всё это, разумеется, легко поддавалось починке, но времени должно будет отнять порядочно. Невструев надеялся, что измученная недавней схваткой компания всё же разумно решит поберечь силы и отправится досыпать оставшуюся ночь, чтобы продолжить обживание бункера на свежую голову. А другого, кроме этой ночи, Кандиду и не надо было. Сняв с клыков кусочек чёрной изоляции, вампир вернулся на склад, продолжив следить за майором и его немногими соратниками.

Ботаник: Ботаник внимательно оглядел всех вошедших, но старался не показывать свое внутреннее волнение. План был на грани срыва, но с другой стороны эти новые «знакомые» могут ему помочь в его осуществлении. Он покорно направил свет своего фонарика на сломанный генератор, так чтобы было удобно ремонтировать эту старую рухлядь. Из всех присутствующих он не смог завоевать доверия только у девушки, значит с ней надо быть начеку, остальных ему будет легче обмануть, когда это понадобиться. С другой стороны, единственный кто сможет в нем опознать его настоящую сущность лежит за закрытой железной дверью и коридором, нужно было придумать, как его убрать быстрее, чем его найдут «гости». Гости? Как будто я здесь хозяин... — промелькнуло в голове Максимилиана. - Как и при нашей первой встрече, я не считаю информативным говорить о своем имени, по сути оно мало чем нам сейчас поможет, я с радостью останусь для вас под именем Немо. - голос Ботаника был слегка нервозным; починка генератора может занять кучу времени, а действовать надо было быстрее. - На улице бродят оборотни? Я об этом подозревал, за мною кто-то следил вчера ночью, впрочем раз вы здесь, и они на вас напали, я могу сделать вывод, что здесь они так быстро не появятся... Но боюсь я с ними не знаком, а тот кого я хочу встретить, возможно пострадал именно от них... Свет мне нужен чтобы при нашей встрече можно было быстро организовать ему помощь... Топливо есть на складе, здесь я боюсь мы располагаем только одной небольшой канистрой, все бочки пусты, я их уж проверил... - Ботаник говорил медленно, после каждого предложения он делал паузы, чтобы обдумать все что он скажет. Перед его глазами маячал уже до тошноты знакомый красный призрак, который строил рожки Нейлу и показывал ему всяческие непристойные жесты. Если бы ты больше посвящал свое время коалиции а не своим фантазиям, этого бы не случилось — орал призрак Нейлу прямо на ухо, но майор не мог услышать звуковые и визуальные галлюцинации Ботаника. Что ты с ними возишься? Заверши наконец свое дело! Он лежит всего в нескольких метрах от тебя, а ты решил сделать из убийства целое представление! Как это на тебя похоже, но теперь ты видишь, что заминка в пару часов тебе принесла? Незваных гостей, да еще каких... - громко орал призрак уже на Максимилиана, который старался оставаться спокойным, чтобы не показать, что здесь есть кто-то помимо них четверых. В такие минуты он всегда желал, чтобы кто-то еще мог видеть все что происходит у него в голове. - Ваша починка, она займет много времени? - Обратился бывший фюрер к спине Джеку, который начал колдовать над генератором, чтобы скрыть от света пот от волнения.

Z: -Дорогуша, если вы всё-таки принесёте мне жидкого топлива и дадите фонарик - скорее, чем если нет. Z даже не повернулся. Частично потому что был действительно занят, частично потому что этот некто Немо начал его действительно раздражать. И первоначальная причина такого отношения не была единственной - к ней добавились его чертова анонимность и абсолютное, кажется, нежелание расставаться с фонариком во имя высшего блага. А без направленного света от фонарика было действительно плохо видно, что там внутри не так. Черт, тут же даже тестера нет, это ж как я тут буду? И инструменты ржавые.

Родаши: - Да, да - вот ваше топливо, - Родаши подтолкнула принесенные майором канистры к невольным ремонтникам. "Смотрите-ка, какой скрытный. И Нейла это устраивает?" Решив временно оставить компанию под присмотром друг друга, она незаметно вернулась на склад. Вор уже достаточно освоилась в здешней темноте, чтобы можно было положиться на собственные чувства и не ломать ноги о нагроможденные повсюду предметы. Свет светом, но и отдых после этой бесконечной ночи был необходим. Поэтому, дабы не терять время зря, Рода медленно искала пригодное для сна помещение. Свернув за ближайший от генераторной угол, девушка вышла в коридор, немалое количество дверей в котором, судя по всему, вело во все новые помещения. "Черт, осмотр каждого займет уйму времени..." Решив, что это не такая уж первостепенная задача, Родаши развернулась обратно, по привычке держась стены. Зацепившийся за что-то рукав жалобно затрещал, грозясь вот-вот порваться. Причиной послужили оборванные толстые провода. Аккуратно отцепившись, Рода недоверчиво проследила, далеко ли они ведут. Как назло, они действительно вернули ее к генераторной, к тому же по дороге обнаружился еще один разрыв. - У меня для вас отличные новости - одно топливо нам не поможет, - Появившись рядом с майором, сообщила вор. - Провода, ведущие сюда, в нескольких частях оборваны... "Или перекушены..." При этом настороженный взгляд вновь смотрел на "мистера Немо". Устало потерев глаза, Родаши жалобным тоном протянула: - Джек, починка ведь еще больше времени займет? Может организуем тихий час? Для безопасности со сменой вахты. А потом уже и инструменты поищем и всякие столовые поприличнее и другие склады осмотрим? И стационарный костер можно организовать...

Чёрный барон: Вжик, и последний пакетик с кровью снабдил раненого Генриха своим содержимым, но раны словно и не собирались затягиваться. Регенерация обычно так долго не проходила, даже такие сложные раны раньше затягивались быстрее. Это могло означать только одно... Он точно жив! И он скоро придет за мной! - эти мысли так сильно испугали черного барона, что его кожа кажется стала еще более белой. Предстоящая встреча его с бывшим фюрером грозила ему только смертью, но за всю свою неполноценную жизнь искусственный вампир научился ее любить. Расставаться с нею он никак не хотел. Проследовать в Излучинск его как раз заставили первые подозрения о возрождении Ботаника, КМ, а точнее Нейл были его единственным спасением. Если бы только удалось встретиться с ним раньше, поговорить и убедить в том, что возрожденный Максимилиан не тот же самый что и до смерти и что от него следует избавиться, тогда Шлюсселю удалось бы спасти свою жизнь. Но это все было мечтами. А пока вокруг этот сырой и темный бункер в который с разницей в два часа проникло несколько человек. Первый явно не обратил внимания на тело, но он прошел пару раз мимо Черного барона, только двигался он так будто знает что лежащий в столовой вампир еще жив и специально ему не давал себя разглядеть. Еще один «вторженец» застрял за дверью коридора от главного входа, которую закрыл первый. И, наконец, несколько человек проникли в бункер откуда-то еще. Были бы у него силы, Генрих бы поднялся и как следует изучил пространство, но он не мог даже пошевелить целыми конечностями от истощения, кровь надо было экономить, но теперь она кончилась. Черный барон набрал в легкие как можно больше воздуха и пронзительно крикнул на весь бункер, так чтобы его было слышно. В конечном счете, кто бы там не вошел в бункер, они ему помогут.

Romero: Кандид уже начал уставать от бесконечного промедления фюрерской компании. Прислонившись спиной к стеллажу, он был даже рад девушке по имени Родаши, что высказала, похоже, первую разумную мысль за сегодняшнюю ночь - устроить, наконец, привал и поспать, отдав себя в хладные руки вампира. Хищно улыбнувшись в предвкушении, Невструев сложил руки на груди, как вдруг его носа коснулся тонкий и терпкий запах крови. И даже не горячей, только что выпущенной из тела, а давно остывшей, смешанной со всякой химией. Сперва Кандид даже подумал, будто это ему почудилось, тряхнул пару раз седой головой, но запах не исчезал. Стало любопытно, откуда в ржавом бункере посреди тайги могла взяться донорская кровь. Осторожно, чтобы не показать никому своего присутствия, Ромеро двинулся по коридору. Но тут ото всех стен разом отразился чудовищный вопль, заставивший даже вампира вздрогнуть. Проследив, откуда могли кричать, Кандид заглянул в столовую и едва смог сохранить рассудок от царившего в ней аромата пролитой крови. Видимо, не почувствовал он её раньше только из-за стен, усыпанных липкими эмоциями, рыхлой ржавчиной и благоухающей в вампирском обонянии плесенью. Сохранить рассудок-то он смог, а вот единственный глаз снова вспыхнул золотом. Делать было нечего - и Кандид подошёл к телу, распростёртому в луже, видимо, собственной крови. Это оказался вампир, изрядно замученный, обессиленный, но вроде "живой". Крик его, однако, явно услышали бы и каэмовцы на складе, поэтому Невструев плотно затворил за собой похожую на переборку дверь, подперев её какой-то найденной рядом трубой. Склонился над телом. - Кто ты?.. - вкрадчиво поинтересовался хрипловатый голос в голове Генриха.

Nailbuster: - Час от часу не легче... - скорбно выдохнул фюрер, услышав про оборванные провода. Факел в его руке догорел уже наполовину, и вопрос света становился с каждой минутой всё актуальнее. К тому же его уже минут двадцать гложело крайне мерзкое чувство - будто бы в окружающем сумраке появилась новая угроза, и её источник, создание явно не людской породы, наблюдает за каэмовцами издалека и чего-то терпеливо ждёт. Впрочем, это могло быть просто игрой разыгравшегося некстати воображения, но причин запустить наконец генератор хватало и без этого. - Пожалуй, Родаши права, - после пары минут сосредоточенных раздумий изрёк Нэйл. - Джек, если я хоть немного смыслю в электронике, заменить провода у вас быстро не получится. Есть смысл вернуться на склад и развести там костёр - тут для ночлега будет тесновато, да и бензина во сне нанюхаться можно... - он поморщился, представив, сколь интересные сны ему уготованы рядом с мёртвой машиной. - Дежурить будем так... И тут в далёких глубинах бетонного лабиринта кто-то закричал. Вопль, наполненный болью и страхом, заставил Нэйла вздрогнуть от неожиданности. - Вы это слышали? - обернулся он к остальным. - Надо проверить - вдруг в нашем маленьком клубе жертв лесных стрелков наметилось пополнение? С этими словами он покинул генераторную и зашагал к источнику крика, разгоняя тьму на своём пути догорающим факелом. На складе ничего нового не нашлось, но в дальнем его конце обнаружилась ещё одна дверь - похоже, за ней-то и кричал незнакомец. Дверь оказалась заперта - пару раз дёрнув её в обе стороны и в сердцах пнув ногой - звук удара гулко разнёсся по коридорам - вождь убедился, что попасть внутрь возможности нет. Между тем по ту сторону двери больше не раздавалось ни звука. - Там заперто, - чертыхаясь вполголоса, прошипел он, вернувшись к остальным. - Простите, что покинул вас, но кажется, на одну неразрешимую загадку стало больше. Мистер Немо, - обратился он к писателю, которого решил считать самым сведущим среди своих товарищей по несчастью. - Что находится за другой дверью склада и есть ли туда ещё проходы?

Ботаник: Ботаник послушно тыкнул фонарем в спину Джека, пока тот не забрал фонарь, но через мгновение уже вернулась спутница майора и Z, которую так и не представили Максимилиану, с известием о том, что света не будет. Он немного разочаровался при мысли, что маленько представления не получиться, хотя вроде и зрители собрались и сцена готова, только свет... После того как раздался пронзительный вопль Генриха, Ботаник отвернулся от все источников света и беззвучно улыбнулся. Было бы трудно уговорить всех проследовать в столовую, когда они собираются лечь спать, чтобы не вызвать подозрения, а черный барон сам призвал их к себе. Представление начинается. Максимилиан, как и полагается злодею, злобно сжал свои руки в кулак, а потом повернулся, на мгновение забыв о конспирации, но Нейл уже ушел, а Z пока не смотрел на Ботаника и тот быстро сделал из себя безобидного «мистера Немо», слегка испуганного фактом перекушенных проводов и вопля неизвестного где-то внутри бункера. Он долго не знал что сказать присутствующим, так как теперь ситуация полностью вышла из-под его контроля, но надо было как-то убедить их проследовать в пресловутую столовую. К счастью бывшего фюрера, слова подбирать не пришлось, так как вернувшийся Нейл четко дал понять, что кричавшего надо найти. - За другой дверью со склада находится что-то подобие кухни смежной со столовой. В столовую саму можно попасть через главный коридор, там нет двери. Но и кухня не должна быть заперта, по крайней мере она не была... - Ботаник задумался.- Кто-то пошел к кричавшему, и раз он закрыл за собой дверь, значит это не ваш знакомый. Думаю стоит разделиться на пары и проникать в оба входа... - Максимилиан запнулся. - Простите, я тут ничего не решаю, я просто хотел предложить что-то, но у вас даже нет повода мне доверять...

Чёрный барон: Помощь пришла быстро, как этого и ожидал Шлюссель. Правда «спасатель» зачем-то закрыл дверь и не то чтобы очень был похож на существо с благородным намерением помочь израненному черному барону. Генрих долго сверлил глазами склонившегося к нему вампира и последняя надежда спастись от Ботаника у него растаяла. Простой человек «помог» бы ему тем, что одолжил бы свою кровь, а кмовец его мог бы и узнать, хотя его не было в коалиции уже целых полтора года и кто знает, сколько за это время не стало боевых товарищей и сколько набрали новых. Когда барон услышал в голове голос, он сразу сообразил, что не стоит говорить вслух, возможно люди за той дверью не были так надежны, раз этот вампир их там закрыл, а возможно что вампир просто от них скрывается и тут уж тем более не стоило выдавать его присутствия и навести на себя его гнев. - Я Генрих Шлюссель, вампир-фрик из бывших рядов Милениума и КМа, если тебе эти названия что-то говорят, вампир. Я тут немного пострадал от одного местного чудовища. - барон попытался улыбнуться своей шутке, но ему от этого стало только хуже. От проступившего сильного кашля ему пришлось даже немного подняться, но потом он снова лег на холодный кафельный пол столовой. - Я здесь уже много часов валяюсь, но мои раны даже не начали затягиваться. Это дрянь нихрена мне не помогла за все это время.- пустой пакетик крови, который Генрих до этого сжимал в кулаке, совершил небольшой полет по столовой, где было уже раскидано несколько штук ему подобных. - Это был последний, и если честно, я понятия не имею, как мне добраться до своих. А кто ты? Хотя это глупый вопрос, какая мне разница кто ты?! Лучше скажи кто в этом треклятом бункере есть помимо тебя?

Romero: Золотой глаз вампира немного потух, будто огонёк с той стороны отнесли подальше. Число каэмовцев в бункере, похоже стало расти - их словно манило ко всему, что несёт на себе эхо войны или повальной секретности с тремя грифами! Удивительно было то, что каэмовцы эти появлялись не с поезда, не выходили из леса, а сходили с летописных книг коалиции. Сперва Ботаник - а теперь Ромеро почти не сомневался, что это был именно почивший фюрер - немного позже и Генрих Шлюссель, которого Невструев вживую никогда не видел, но был наслышан о нём. - Старший лейт... - голос в голове фрика оборвался на мгновение. - Нет... просто Кандид Невструев. Вряд ли один из первых коалиционеров и подозревал о его существовании - простого вампира, коих когда-то насчитывались десятки тысяч. Теперь, правда, уже не совсем обычного, но что это меняет? Ромеро обвёл взглядом израненное тело Шлюсселя, глянул на пустые пакетики рядом. - Здорово тебя отделали... потому и не затягиваются. Вот, - он достал из-за голенища сапога ещё один плоский пакетик с мутно-чёрной субстанцией и передал его Генриху. - Был при КаэМе научный отдел. Это - одна из последних его разработок... В основном, донорская кровь, но обогащённая и сверхпитательная. Повышает скорость реакции клеток на выделяемые... эм. Словом, выпей, восстановишься быстрее... Мне она всё равно уже не помогает. Повернув полупарализованное лицо в сторону двери на кухню, Кандид вслушался в голоса за стеной. Разобрать, однако, смог только монотонный бубнёж Нэйла и "мистера Немо". - Там четверо... - вновь дал о себе знать голос в голове фрика. - Нэйлбастер, его приближённая - Родаши, манипулятор теней по нашей классификации. Некий Доусон, местный механик и... и парень, очень похожий на Ботаника. Невструев не имел привычки бросать в беде тех, кто нуждался в помощи. Тем более, если болезный попросил не перерезать всех, кроме него, а лишь сказать, есть ли кто вообще поблизости.

Z: Раздосадованный Джек встал с корточек, на которых так уютно устроился, развернулся и подошел к присутствующим с явно уставшим и не очень-то довольным жизнью видом, по дороге успев посветить фонариком в глаза каждому (каждый раз внутренне умиляясь кинутой ему в ответ "зиге", призванной загородить яркий бьющий прямо в глаза свет) да и вообще едва ли не во все стороны. -Моё дело тут вообще маленькое до невозможности - сидеть, чинить генератор, периодически дрыхнуть, жрать и надеяться, что это кричали от боли перебитые провода. Слушай, Эмо, а ты, случаем, не в курсе, кто тут вообще обитать может? Для заброшенного бункер как-то перенаселён. А я всего лишь хочу спать. И проснуться дома, желательно забыв всё происходившее здесь. У меня скоро от недосыпа глюки пойдут, честно, пойдёмте уже хоть куда-нибудь, где чуть-чуть тепло и мягко. Насчет глюков не знаю, но бредить я уже начал и прекращать пока вроде не собираюсь... -И вообще мне не нравится этот хмырь! - бормотал Джек всё неразборчивее, иногда зевая посередине предложения и, разумеется, обращаясь уже не кому-то конкретно, а непосредственно в Мировой Эфир - Мало того, что напугал меня посреди ночи тут своим фонарём, дык ещё и в упор не хочет говорить ни кто такой ни как тут оказался.

Чёрный барон: Генрих внимательно слушал и следил за Невструевым. Это был крайне необычный вампир, как барон успел заметить, еще и из «своих»... Удача? В нее Шлюссель не верит, все было задумано заранее высшими силами, которые ему не дано постичь, лишь бы самим выжить, а остальное пусть идет мимо. Еще один пакет крови от «своего» был весьма кстати, если кровь так хороша, то сил хватит чтобы добраться до Нейлбастера. Когда он услышал, что Нейл здесь, в этом бункере, Шлюссель буквально забылся от счастья и перестал цепляться за пакетик крови, как маленький ребенок за леденец. Судьба ко мне благосклонна, сил точно хватит дойти, в конечном счете, я смог доползти до столовой, тут еще немного усилий, коридор и пару дверей, а дальше надо уговорить фюрера убить Ботаника, чего проще? Генрих уже было поднялся и сел, когда наконец до него дошло, что с Нейлом было еще трое. Некая Родаши, которая была из «наших», какой-то местный механик и... - Б... Бо.... БОТАНИК?!- черный барон наорал на своего «спасителя» вслух, но тут же закрыл рот руками. Идиот! Они же могут услышать тебя. - Ты, то есть простите, Вы уверены, что это был именно он, а не кто-то еще очень похожий? - Шлюссель вернулся к телепации, чтобы хоть как-то обезопасить себя от ужасных мыслей. Он так хотел услышать неуверенность в голосе своего собеседника, что с мольбой взглянул на вампира, хотя какая мольба может получиться у безумного убийцы, это был скорее обреченный взгляд приговоренного на смертную казнь. - Простите, я не могу вас просить об этом, но мне нужна более серьезная помощь от вас, чем этот пакетик крови. Раны не затянутся даже если вы мне принесете живой воды из какой-нибудь сказки, это все из-за Него. - всё тело черного барона напряглось, а в голосе уже начали звучать нотки истерии.

Родаши: Нет, разделяться, как предложил мистер Немо, и действовать по совету подозрительного для нее лица в таком месте Родаши не собиралась. Да и Джек кажется разделял ее отношение. Но бдеть за всем бесконечно они уж точно не смогут. И какой теперь безопасный сон с неизвестными и кричащими? Оставить за спиной, тем более, что их даже двое? Вор иногда и вела себя необдуманно, но сейчас этого делать была не намерена. Хотя лезть на рожон вряд ли со стороны назвали бы разумным... Заговорила Родаши так, чтобы создать впечатление пустяковой заминки в их планах, и ни о чем беспокоится им не стоит. - Да, майор, идите на склад и попробуйте отдохнуть. И захватите вашего знакомого - нечего его без присмотра оставлять. И вот, возьмите, - Родаши вложила в руки Нейла пистолет. - Пока он вам нужнее, но надеюсь применять его не придется. Я же проверю в том направлении и вернусь к вам. К тому же, запертые двери мне не помеха. Полномочиями командовать ее никто не наделял, но ведь до КМ вор и вовсе была предоставлена сама себе. Так было проще - полагаться на себя. Уж тем более в таком месте, где твориться все, что угодно. Поэтому Родаши просто пожала плечами как знак извинения за своевольность и за бросание соратников и исчезла за пределами света факела. Ведь с ними ничего не случится, я вернусь...

Romero: От Генрихова крика вампир мелко содрогнулся, поддаваясь порыву и жадно впитывая чужие эмоции. Фрик, впрочем, быстро, хоть и ненадолго, взял себя в руки, прервав их поток, и Кандид остался наедине с вопросом - чем же могло испугать имя бывшего вождя, почётного мертвеца и прочая? Особенно того, кто был под его непосредственным подчинением очень долгое время. - В Излучинске слишком мало жителей, чтобы один из них имел характерную внешность, - голос в голове фрика как будто стал чуть более глухим. - Нет, он не точная копия Ботаника, но очень-очень похож. С допустимой погрешностью можно сказать, что это действительно он... Извини... В сознании Шлюсселя из ниоткуда возник словно запечатлённый на фотоплёнку портрет мистера Немо посреди генераторной. Пускай Кандид и потерял возможность читать чужие мысли, но это не повлияло на работу с психикой и людей, и ему подобных, и даже искусственных вампиров. Сам же Невструев снова обратил взор к заблокированной двери, навострил уши. Голоса стали слышнее, значит компания вышла из генераторной, а шаги говорили о том, что кто-то один отправился-таки на разведку. Мгновение спустя по сравнительной их лёгкости понятно стало, что идёт сюда единственная девушка из фюрерской шайки. Что ж, пусть идёт. Наткнётся на запертую дверь и вернётся. - Я не знаю, чем тебе помочь, - после непродолжительного молчания сказал Ромеро, машинально коснувшись пальцами засохшего пятна собственной крови на рубахе. - Дверь есть только между этой столовой и коридором, по которому сейчас к нам идёт Родаши. Судя по её досье, она человек исполнительный. Да и близкий к Нэйлбастеру. Может поймёт и что-то сделает. Кандид поднялся на ноги и ещё раз глянул в сторону тяжёлой двери, поразмыслив - не убирать ли трубу. Решил убрать - и кусок ржавого железа ни с того ни с сего отлетел от двери, звонко загромыхав в углу столовой. - Не буду же я тащить тебя раненого на склад, где тот, кто тебя искалечил... Он - это ведь реинкарнация почившего вождя?

Чёрный барон: - Если бы за меня принялся фюрер, я бы тут уже не сидел... Нет это был какой-то очень сильный вампир оборотень, что бродит в лесу, но это уже не важно. Помочь мне теперь может только чудо, впрочем, если вы один из КМ, то почему закрыли за собой дверь, оставив по ту сторону товарищей? - Генрих на самом деле не хотел знать ответа на свой вопрос, это было уже не важно. Синеволосый мистер Немо у него в голове безусловно был Максимилианом Ботаником, который пришел сюда его убить, точнее уже добить. Между людьми в генераторной чувствуется напряжение, не зря Родаши, как ее назвал новый старый знакомый Шлюсселя, пошла одна, она больше всех не доверяет Ему, это может помочь, вот только Генрихне был искусным дипломатом. - Ботаник настоящий трус, он не способен никого убить, кроме как себя, но и это ему не удается. Пытаясь себя убить он порождает «нас», а мы должны ему служить. «Мы» лишь его марионетки, и он дарит нам умения по своему усмотрению. Как только он умрет, мы все должны покончить с собой чтобы его душа смогла полностью восстановиться. Но я ослушался, а он все равно смог возродиться, вот только ничего не помнит о своих прежних жизнях. У него на уме теперь только одно — убить меня и вспомнить все, он даже не знает почему. А я потерял все свои способности, ну кроме некоторых, которые даруют мне чипы Милениума. Не знаю зачем я это тебе говорю, но ты явно умнее меня, раз был начальником в научном отделе. Может ты что-нибудь придумаешь. - Черный барон раздавил полученный им пакет с обогащенной кровью и выпил полностью. Самочувствие улучшилось, но тело не начало изменяться, только перестала идти кровь из ран и боль немного отошла. Генрих поднялся и прислонился к одной из стен столовой, слушая с замиранием сердца, что теперь происходит на складе или в генераторной.

Romero: - А что, это так бросается в глаза?.. - раздался хриплый вопрос, быстро затихший в голове Шлюсселя. Кто тут был умнее ещё следовало узнать - Кандид не представлялся главной научного отдела, хотя это и можно было понять из сбивчивых объяснений с обилием специальных терминов. - Интересный у него способ продления жизни, - проговорил вампир, вспомнив пару сотен своих не пригодившихся марионеток. - Но тут я действительно бессилен без научной базы, образцов чипов, инструментов и много чего другого. Каэмовские фрики создавались без моего участия. Ещё один взгляд светящегося изнутри глаза скользил с освободившейся двери до прохода на кухню и обратно. Невструев замер в ожидании, тщательно вслушиваясь в каждый шорох. Весь продуманный план действий рушился на глазах - да и был ли этот план вообще? В порыве безумия Кандид пролетел огромное расстояние, но тут же пришёл к взаимоисключению, как только решил маскироваться до последнего, прикидываясь темнотой подземелья. А и надо-то было выяснить лишь то, куда майор подевал принесённое Кармиллой доказательство Кандидова поражения. Но... если и действовать, то действовать до конца. - Я закрылся от них, потому что меня здесь нет и никогда не было, - продолжился сеанс чревовещания в голове фрика. - Я не знаю, чего ты хочешь, но если жить - я охраню тебя от Ботаника, пока не выберешься из бункера и не напьёшься чьей-нибудь крови. Если смерти Ботаника - я никого убивать не буду. Услыхав, что Родаши совсем близко, Ромеро глянул на Генриха, удостоверился, что тот способен самостоятельно стоять, и подскочил кверху, схватившись за висящий над одним из столов плафон без ламп. Качнулся и, подтянувшись, приник спиной потолку, упираясь руками и ногами в выступающие стальные балки. Золотой глаз, выдающий его, гаснуть не хотел, и вампир просто прикрыл веки. Чувствовать происходящее в столовой можно было и без зрения. В голове Шлюсселя он больше не вещал.

Nailbuster: Прежде чем Родаши скрылась в дверях, Нэйл окинул взглядом всех присутствовавших и задумчиво покачал головой. Как бы ему ни хотелось броситься разгадывать загадки бункера посреди леса, но они все и впрямь были порядком измотаны, а тут ещё и рука, израненная в битве с собакой, начала некстати ломить. Почему фюрер не обращал на боль внимания до сих пор, было неразрешимой загадкой его великодержавной физиологии, а между тем на пальцах и в ладони похрустывала засохшая кровь. "Ладно, пёс с ней, с рукой", - флегматично решил рейхсподонок, постаравшись забыть о боли ещё ненадолго. Коротко кивнув воровке - мол, хвалю за исполнительность, выполняйте - он обратился к оставшимся: - Господа хорошие, а ведь Джек прав. Денёк, да и ночка тоже, выдались напряжёнными, и нам положительно нужен отдых. Как видим, - он кивнул в сторону двери, - фройляйн Родаши решила проявить инициативу и разведать, что там к чему. Я в неё верю, как в себя самого, поэтому считаю, что тыл наш прикрыт. На самом деле как раз в этот момент фюреру вспомнилась рана ефрейтора, полученная на острове, и он жёстко усомнился в собственных словах насчёт прикрытого тыла. Но мистеру Немо и уж тем более многострадальному Доусону виду подавать не следовало. - В общем, ведите нас в любое безопасное помещение, где мы сможем вытянуть ноги, - скомандовал он таинственному хозяину подземелья. - Если Родаши что-то найдёт, мы об этом узнаем по громким крикам о помощи, выстрелам, хрусту костей или ещё чему-нибудь... А сейчас хотя бы двоим из нас нужно поспать.

Ботаник: Общая нервозность собравшихся перешла и к Ботанику, в начале грубость от механика, потом недоверие со стороны единственной девушки в этом бункере и, наконец, абсолютное спокойствие их начальника. Ботаник думал до этого о том, что интересно было бы поиграть на чувствах этих людей, или сделать ситуацию еще более мистической до чужой дрожи костей, так чтобы у них сдали нервы, но потом передумал, поскольку они этого никогда не почувствуют, они слишком сильны для этого. Максимилиан грустно оглядел оставшихся с ним Джека и Нейлбастера. Возможно, что была права именно фройляйн Родаши, которая и покинула, на счет мистера Немо, но теперь у бывшего фюрера были развязаны руки, он мог спокойно завершать свой план. Они ведь не знают устройства бункера и он их спокойно может привести в столовую... Нет это будет слишком легко. - Здесь, пройдя через центральный коридор, мы сможем попасть в бывший жилой блок этого бункера, там есть комнаты с кроватями и на некоторых из них даже остались матрасы с постельным бельем. Могу вас провести туда, если пожелаете. На складе не много вещей, из которых можно было бы сделать удобное спальное место, к тому же там весьма холодно. - Ботаник перешел на более мягкий и несколько певучий голосок, завлекающий «жертву» в ловушку. Пока Максимилиан говорил, он успел дойти до двери, выходящей из генераторной и остановился на пороге, приглашая «гостей» проследовать за ним на темный склад. Фонарик он обратно требовать не стал, зрение нелюдя легко привыкало к темноте, так что все было видно, конечно без мелочей, но достаточно, чтобы не бояться идти. Ботаник просунул обе руки в широкие рукава своего грязного плаща и скрестил их на груди. Пока он ждал, что оба его спутника пойдут за ним, его правая рука нащупывала спрятанный во внутреннем кармане пистолет, тоже на всякий случай...



полная версия страницы