Форум » Излучинск » Бункер » Ответить

Бункер

Nailbuster: В нескольких километрах от города, в глухой тайге, находится этот заброшенный военный объект. Вход в него - небольшой люк в земле с прочной металлической дверью, за которой скрыта узкая спусковая шахта, уходящая вниз на глубину десятка метров. Люк можно увидеть, лишь подойдя к нему совсем близко, а то и вовсе об него споткнувшись - летом его надёжно скрывает высокая трава, а зимой - толстое снежное одеяло. Неуютное место этот бункер - серые облупившиеся стены и пыльная мебель заставляют думать либо о капитальном ремонте, либо о суициде. Внутри он делится на несколько блоков, и самый большой из них - жилой. Комнаты бойцов неотличимы одна от другой, обставлены просто - двухъярусная кровать у стены, тумбочка, письменный стол и пара табуретов. Комнаты командования (их всего две) чуть более просторны и комфортны, представляют собой смесь спальни и рабочего кабинета. Рядом расположен брифинг-зал, он же зал заседаний, в нём помимо обычной для таких комнат мебели есть огромная грифельная доска на стене да видавший виды трескучий кинопроектор. При бункере имеется небольшая столовая - один общий стол в форме буквы Г, больше мебели практически никакой - и самая тривиальная кухня. Стратегический запас еды, на три четверти израсходованный, хранится на складе - огромном полутёмном помещении с длинными рядами одинаковых стеллажей до потолка. Там же хранятся и запчасти для генераторов, снабжающих бункер воздухом и электричеством. Также в бункере есть одна большая бронированная дверь, тщательно заваренная и опечатанная. Открыть её невозможно, и что за ней находится, неизвестно. Лишь полустёртая надпись на ней гласит, что это некий "Опасная зона, посторонним вход воспрещён". В документах, хранящихся в кабинетах командования, ответов на загадку двери тоже нет.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Z: Немо по степени связанности был похож на новогодний подарок любительнице бдсма. Пару раз легонько стукнув по нему ногой, Джек хотел хоть как-то привести его в чувство. Как вдруг услышал сначала бубум, затем топ-топ, затем впридачу ещё и бугага. -Что за пиздра тут гоготала? Джека прямо колотило от ужаса. Кто бы это там ни был - Шлюссель, истинный хозяин голосов в голове (Джек почему-то полагал, что у них должны быть тела), ещё какой-нибудь ночной кошмар, плевать. Он страшный. У него светится глаз. И он явно не сильно хочет подружиться. Вот теперь я точно труп! Я труп, я труп, я труп! -Не, я серьёзно, кто это там?!

Родаши: Послушав выводы майора, Родаши пришло в голову, что пожалуй самого Джека также стоит связать по примеру мистера Немо. Со своими призрачными голосами, если дело было в них, эти двое представляли равную угрозу. По личному мнению вора, которое не было озвучено. Девушка предпочла бы уже выбраться из бункера ко всем чертям. Внезапный шум и нездоровый приближающийся смех отозвались кавалькадой мурашек на спине девушки, заставив ее вскочить на ноги. - Тише, Джек... Это точно не Генрих. Кто-то, кто был здесь все это время? Кто бы к ним ни приближался - попадаться ему на глаза не стоило. Но один из них ранен, остальные напуганы, да еще груз в виде Немо. - Майор, двигаться и стрелять сможете? - тихо, почти теряя голос, спросила Рода. Ее пугало то, что ранее она ничего не почувствовала, и сейчас очень некстати было сталкиваться с неизвестным и скорее всего опасным неприятелем. Вор позволила темноте скрыть себя с глаз соратников и, как ей хотелось думать, незваного гостя. Крепко сжимая нож и готовая прикрыть майора и Джека, Родаши затаилась в стороне, ожидая от фюрера решения. Если они успеют что-либо решить...

Nailbuster: "Ну вот и дождались..." - с грустной усмешкой подумал Нэйлбастер, глядя на огонёк, приближавшийся к нему по коридору. Отзвуки дьявольского смеха ещё не успели раствориться во мгле, а фюрер уже знал, кто надвигается на их невезучую компанию. Конечно, это было слегка неожиданно, но ошибиться было нельзя - единственный глаз принадлежал собрату по Командованию, как и этот дьявольский хохот. - Над чем потешаетесь, герр Невстуев? - проговорил Нэйл, спокойно следя взглядом за перемещениями алого огонька. - Уж не над нашим ли бедственным положением? Взорванный танк... Открытое неповиновение последних дней... Всё указывало на то, что помощи от этого существа ждать не придётся. Если он и не пришёл их всех поубивать, смех его не предвещал ничего хорошего. - Вы ведь пришли для того, чтобы спасать наши шкуры, верно? - на всякий случай уточнил фюрер, хотя уже знал наверняка, каков будет ответ.

Romero: Смех растворился в бетонном подземелье сразу после того, как стал больше похож на вой диковинного зверя. Стихли и шаги, золотой огонёк застыл на месте, лишь немного покачиваясь вверх-вниз. Тьма не рассеялась, но сквозь неё теперь слышалось тяжёлое, немного хрипящее дыхание. В голове вампира глухо отразились слова, которыми ароматно кровоточащий человек позвал кого-то. Кажется, там было даже имя, но его вампир так и не смог отнести к кому-либо знакомому - а ведь краем сознания понимал, что точно его знает. Но не было времени - вдохнув глубоко, вампир почувствовал, что кровоточащий боится всё меньше, и на смену страху приходит сомнение. А сомнение всегда горчило. Золотой огонёк снова качнулся в сторону и смазался, скользнув к стене и вдоль неё, быстро приближаясь к сидящему. Обогнув препятствия в виде каких-то разномастных калечных и не очень, он принял более или менее чёткие очертания перед самым майорским лицом. Обладателя же горящего глаза видно не было, потому что сам глаз не освещал собой ничего, а факелы в наведённой подземным монстром тьме стали бесполезны. Щёку майора страстно и с аппетитом пощекотал холодный и неестественно долгий язык, липкий от слюны. Правое бедро его обхватила костлявая длиннопалая рука. Спустившись немного к колену, пальцы обхватили его покрепче и стали уверенно смыкаться, всё больше сдавливая ногу фюрера, пока плотный треск переломившейся кости не прервал удовольствие. И тогда же огонь факелов в руках беглецов вспыхнул с несвойственной ему силой, развеял вовсе густую тьму и осветил вампира, его вытянувшееся отощавшее тело под окровавленной рубахой и потерявшее последние человеческие черты, перечёркнутое повязкой серое лицо, острое, с жадно оскаленными клыками и единственным глазом, холодным золотым куском мутного золота смотрящим на фюрера. Это был уже не Кандид, каким все привыкли его помнить, но вряд ли он сам понимал это. И всё же, будто бы с диким усилием заставил себя втянуть влажно блестящий язык и спросил хрипящим сиплым голосом: - Где... мой... глаз... - нарочито медленно, чтобы различить, донёсся трескучий, как кладбищенское дерево, вопрос.

Родаши: Никто из них не успел отреагировать, когда темная фигура промчалась мимо и атаковала майора. Не видя нападавшего, Родаши однако чувствовала всю дикую жажду, как у зверя, исходившую от него. Когда же внезапно вспыхнувшие факелы осветили худую фигуру противника, Родаши испуганно замерла, не дыша и не произнеся ни звука. Казалось, из всех запахов остался только запах крови, а внутренний голос только и требовал: Беги! Беги! Беги!, в то время как фигура что-то потребовала. Кажется, это был глаз? Лишь через несколько секунд Родаши заставила взять себя в руки. В вампира полетел, коротко сверкнув, кинжал воровки, а сама она метнулась к отброшенному ранее пистолету Мистера Немо. Стреляя в голову и постоянно перемещаясь, Рода старалась отвлечь напавшего от его жертвы и одновременно не подставиться самой.

Romero: По-видимому, майор не собирался отвечать на вопрос, и вампир схватил его за горло другой рукой, прижав к стене и приподняв над полом. Правый бок разразился болью. Присмотревшись, вампир увидел торчащий прямо из давней раны кинжал, а краем глаза заметил отскочившую в сторону беглянку, уже тянущуюся к пистолету. Всё получилось само собой - не разжимая пальцев, вампир развернулся, выставив перед собой фюрера, но первые пули попали в костлявое плечо, остальные же с сочным хрустом утонули в майорской спине, оставив чуть дымящиеся обожжёные дырочки в его одеждах. Жажда крови затмила сознание - и острые клыки всё же вонзились в грязную шею, вырвав из неё кровоточащий кусок мяса. Кандид вгрызся глубже и хрипло взвыл, отбросив в сторону обмякшее тело. Припал к земле, чтобы уйти от обстрела, и ринулся к Родаши, высекая искры царапавшими бетонный пол когтями. Ему не было дела до кусавших отощавшее тело пуль, да и в облике-то ничего напоминающего сдержанного аристократа не осталось. На воровку надвигалось оскалившееся чудовище, капающее кровью с кривых клыков, обрастающее иссиня-чёрными перьями, желающее только убивать.

Родаши: "Тьма тебя раздери, да что это?!" Дела пошли не просто худо - они покатились по горке прямо в бездну. А точнее в пасть, клыкастую и окровавленную. О майоре можно будет погоревать позже. Сейчас главным было спасти свою шкуру, ну или же продать ее подороже - обезумевший монстр уже выбрал себе следующую закуску. С нарастающей паникой Родаши поняла, что пули не только не причиняют существенного вреда твари, но даже не задерживают. Осознавая всю свою беспомощность, вор могла лишь успешно уворачиваться, перемещаясь, в надежде прорваться к выходу. Решившись, Родаши подпустила вампира как можно ближе и, пригнувшись, ринулась на встречу противнику. Тенью проскользнув мимо него, вор одовременно вцепилась в нож, все еще торчащий в боку. Провернув лезвие и что было сил дернув на себя, она постаралась нанести как можно большую рану. Не останавливаясь более и боясь оглянуться, девушка понеслась вперед по темному помещению.

Romero: Когда нож со всей силы выдрали из тела, вампир зашипел от боли, покачнулся и, кажется, даже сшиб кого-то с ног. Помутившееся сознание наполнилось ещё большей жаждой крови, а оставляемый беглянкой след из сладкой паники манил за собой, не оставляя другого выбора кроме новой жертвы. Поднявшись на ноги и встав в позу человека с переломленным позвоночником, Кандид двинулся вслед за Родаши. Он мог бы нагнать её в пару прыжков, но вампиру сейчас доставляло удовольствие заставить жертву томиться, раз за разом переживать собственный страх. Удлинившиеся вдруг руки когтями царапали бетонные стены коридора, а когда тот кончился, Кандид попросту запрыгнул на потолок и пополз поверху, крепко цепляясь за стальные конструкции. Всё внимание он сосредоточил на воровке, не выпуская её из поля зрения, поэтому о тишине заботиться не приходилось - железные когти лязгали в темноте, сжимая потолочные балки и оставляя в них следы. Вампир не нападал, но будто бы готовился к прыжку.

Родаши: Поражаясь, как смогла сделать это невредимой, Родаши добежала до двери запасного выхода. Вопреки всему девушка резко затормозила и обернулась, всматриваясь в хищную темноту. Хотя всматриваться не было необходимости - скрежет когтей по металлу намерено выдавал своего хозяина. Казалось бы выход - вот он, только проскользни за дверь. Но вор просто не выдержала напряжения погони. Когда отчетливо чувствуешь врага за спиной, каждый миг ожидая нападения. Когда в голове слышен только лишь бешеный стук собственного сердца. И теперь она замерла, задрав голову, машинально стискивая окровавленный нож в руке. Все это напомнило какую-то дуэль, где, не двигаясь, ожидаешь сигнала к нападению, надеясь успеть первым. Вновь выждав и убедившись, что вампир не отступился от своей цели, вор решила рискнуть. Привычно позволив своему телу раствориться в бесконечных тенях бункера, Родаши метнула нож, в этот раз почти наугад. К темноте запертого помещения нехотя примешались свежие, свободные тени ночи, властвующей снаружи. Вор покинула пределы бункера, боясь помыслить о том, что будет, если тварь последует за ней и здесь.

Romero: Сминая пальцами ржавую сталь, вампир нарочито медленно подбирался к своей жертве, с сожалением понимая, что боязнь её уходит с каждым мгновением, всё больше давая разлиться на языке вкусу чьей-то крови. Но и её сердцебиения, слышного с потолка, пока хватало, чтобы не упускать из виду беглянку, даже когда та исчезла, будто бы ушла в никуда. А сразу после неё пустая глазница разразилась жгущей, палящей болью. От долгого висения под потолком повязка с того, что когда-то было лицом вампира, съехала на лоб, и нож, метко брошенный Родаши, угодил в рану, нанесённую ещё осенью, в Лондоне. Рану, которая не заживала. А ведь лишь полсекунды назад сознанию чудища показалось, что нож пролетел мимо, скрывшись в мёртвой зоне. Липкую сырую темноту бункера вспорол полный боли и отчаянья вопль, не похожий ни на звериный, ни на человечий. Упав на пол, вампир всё же нашёл в себе силы подняться, оставив под собой горстку невесомых перьев. Тяжело дыша, он хрустнул выбитым из сустава плечом и, не вынимая ножа из глазницы, устремился к выходу на поверхность по оставленным Родаши следам угасающего страха. В голове стучало желание доставить телу воровки те же страдания, что она причинила и ему. Вверху показался просвет, и вампир, сильно оттолкнувшись от бетонных ступеней, метнулся в него, выкинув вперёд левую руку. Тускло поблёскивающие когти заговорённого доспеха смазались, исковеркались, будто в струях раскалённого воздуха - и Кандид повалил воровку на снег, вытянув оттуда, где она была. Когтистая рука упиралась в её ключицы, и вампир уже потянулся свободной к ножу в черепе, но поднявшиеся с макушек деревьев стаи ворон остановили его. Через пару секунд чистое небо со стороны города окрасилось ярко-алым, грянул гром тысячи пушек. Всё ещё нависая над беглянкой, вампир, казалось, потерял к ней интерес, повернув чудовищную окровавленную морду с торчащим из правой глазницы лезвием ножа в сторону взрыва и немигающим взглядом следя за растущим к звёздам огромным серым облаком.



полная версия страницы