Форум » Излучинск » Кладбище поездов » Ответить

Кладбище поездов

Romero: Жутковатое местечко неподалёку от основных путей станции "Излучинск-2". Ещё на подъезде к городу со стороны Тынды видны длинные вереницы цистерн и грузовых вагонов на боковых путях, уходящих в лес за пару километров до станции. Эти вереницы ведут к обширной территории военных складов с пристроенным к нему небольшим локомотивным депо. Отойдя немного от станции можно увидеть вторые ворота ведущие к складам - большие, стальные, украшенные объемной красной звездой, но обшарпанные и покосившиеся, так как за ними никто не следил уже больше двадцати лет. Как и за остальным складским комплексом. Длинные ангары, мелкие бытовки и подсобки зимой покрываются метровым слоем снега, а летом изнывают от немилосердного солнца и мокнут под проливным дождём, источая запахи ржавчины и мокрого железа. Утопленные в потрескавшийся асфальт пути между складами заставлены вагонами и локомотивами, такими же старыми и брошенными, пахнущими песком и смазкой, и давно одряхлевшими. Именно благодаря им и прилегающим путям депо это место и получило столь пугающее название в народе. Никто лишний раз не сунется сюда, хотя все знают, что на этих складах и в этих вагонах можно найти очень много полезного, но столь же и опасного. Как будто бывшие хозяева в огромной спешке покинули эти места. И только высокая радиовышка стоит посреди ещё целых, но готовых рассыпаться вагонов, невесть что и куда транслируя. Говорят также, где-то возле города есть третьи ворота - уже автомобильные. [more] Пути запаса. Две мотодрезины сразу за основными воротами. Пути запаса уже на территории депо. Брошенная техника. Маневровые тепловозы на подъездах к складам. Непорезанный локомотив. Брошенный локомотив на фоне административного здания. [/more]

Ответов - 17

Undine: Жанна стала потихоньку жалеть о своей затее. Поезда оказались скучными, непознавательными и бесполезными. Какая-то ржавая арматура, остатки угля или гравия, и прочие бесполезные даже для всеядных российских мародёров содержимости поездов угнетали девушку, которая, к тому же, стала потихоньку замерзать. Отогревшись на вокзале, она очень быстро тратила тепло на морозном воздухе. А копаться в пустых ящиках вечером ей всё больше и больше претило, поэтому она всё чаще поручала это Кандиду, а сама с грустью смотрела на тёмные бока цистерн с очень важными когда-то надписями. Жанна считала. Если бы они не взорвали мост, их предприятие могло бы быть под угрозой. Нет, в этом решении сомневаться не приходилось. У наёмника могла оставаться взрывчатка в тайниках, и Фрея проработает этот вариант. Но много ли её? Скорее всего нет - взрыв моста был слишком затратным. Что ж, даже если их трофеем будет канистра бензина или несколько гранат, то всё пойдёт в ход - чем мощнее, тем надёжнее. Очень жаль, что не удалось поймать полудемона, но тут уж ничего не попишешь. Нелл положила банку на снег и выдохнула на ладони, а затем сунула их в карман. На небе уже появлялись звёзды. Даже если они ничего не найдут, свою цель она выполнила. Так думала девушка, глядя на вампира.

Romero: Склады мало изменились за эти месяцы - можно было сказать, не изменились вовсе, но Кандид как-то не запомнил точное положение вагонов. Он лишь знал, что никуда они не денутся. Как и их содержимое. Тем более, что вошли путники-искатели на этот раз через железнодорожные ворота, а эту часть "кладбища" вампир знал очень плохо. Зато представился шанс получше всё разглядеть. Отчего-то в полной темноте изрядно севшее зрение стало понемногу улучшаться, и к тому моменту, как вспыхнули звёзды, Невструев свободно оглядывался по сторонам, выбирая путь между расцепленными вагонами. Полагаться же на нюх было бессмысленно. Дикую смесь из старой смазки, пороха и ржавчины не мог перебить даже свежевыпавший снег. Вагон за вагоном, контейнер за контейнером, Ромеро старался обыскивать всё, где могла перевозиться взрывчатка. Но нигде её пока не находил. Нельзя было сказать, что вагоны оказывались пустыми - иногда в них попадалось что-то интересное, а то и вовсе необычное: к примеру, ящики с ватниками (по крайней мере, так он опознал кучу изъеденного и истлевшего от времени тряпья), после которых Невструев долго отряхивал ладони от налипших мух и ос, то ли дохлых, то ли уснувших. Лихорадочные поиски подгоняло ещё и то, что Жанна в теле Нели, похоже, вновь начала замерзать. Но едва Кандид повернулся, чтобы проверить, как она там, в нос ударил до ужаса знакомый и столько же отвратительный дух, каким была пропитана половина эзкорповских подвалов. Гексоген. Обнаружив нужный вагон, Невструев ухватился за дверь и попытался отодвинуть её в сторону, но та оказалась напрочь примороженной к раме. Оставшуюся в руке ржавую рукоять, он выбросил в снег и приложил ладони к железным полосам окантовки. Кандид надеялся просто высадить створку, но последовавшего эффекта он не ожидал никак. Обледеневшее железо зашипело, нагреваясь, а соприкасавшееся с кожей дерево быстро обуглилось. Дверь затрещала от перекоса. Смекнув, что этим стоит воспользоваться, Ромеро лишь покрепче прижал пальцы, усиливая нагрев.

Undine: Ей удалось понять, что рядом с Невструевым её действия в лучшем случае бесполезны. Она учёный, а не искатель сокровищ, а вот вампир с его силой, с его знаниями и опытом, он мог спокойно дотрагиваться до оледеневшего металла, отрывать проржавевшие замки и прекрасно ориентироваться в темноте. А ей всего лишь нужно следовать за Кандидом. Девушка заметила, что вампир оставил методичные поиски и уверенно зашагал к одному из вагонов. "Нашёл!" Жанна была очень удивлена, и даже рада. Конечно, может быть сейчас вампир виртуозно извлечёт на свет две шутихи и будет думать, что выполнил свой долг, но можно было бы и понадеяться на лучшее. Девушка быстрыми шагами приблизилась к Кандиду, не решившись предлагать свою помощь. Теперь надо было задуматься о том, где и как лучше спрятать их трофеи, если конечно, они окажутся достойными внимания. А тем временем Кандид каким-то образом стал управлять температурой и, глядя на его окутанные дымом ладони, Жанна вдруг поняла кое-что: - Если там действительно взрывчатка, ты не боишься её случайно нагреть? - тревога Нелл была соврешенно искренней. В первый раз Жанне захотелось побыть наивной простофилей и верить в то, что вампир разбирается в этом лучше, чем она.

Romero: Железо шипело и изгибалось, как пойманный змей - оно не раскалялось докрасна под вампирьими ладонями, а более или менее равномерно нагревалось почти по всей длине. На Нелин вопрос Невструев лишь отрицательно мотнул головой. Сжигать-то дверь он не собирался, а вот "усушить" её немного или хотя бы отморозить... Откуда вдруг взялись силы на это, Кандид старался не задумываться. Пока всё было в порядке. Наконец, вагонная дверь натужно затрещала, но при попытке отодвинуть её в сторону попросту слетела с полозьев и ухнула ребром в глубокий снег. Ромеро забрался внутрь и скрылся во тьме, а спустя мгновение снова предстал перед Жанной, протягивая ей руку. В другой он держал керосиновую лампу, больше чадящую, чем светившуюся. - Никакой техники безопасности, - согласился вампир неожиданно осипшим голосом. - Забирайся... там несгораемые ящики... По запаху - пластичная взрывчатка. Даже снизу, с земли можно было увидеть, как тусклый огонёк лампы выхватывает из темноты вагона аккуратно поставленные друг на друга железные контейнеры с одинаково нечитаемой маркировкой.

Undine: Неля позволила поухаживать за собой и взобралась внутрь вагона, чуть оступившись, но не потеряв равновесия благодаря твёрдой руке вампира. Внутри ощущался странный запах, не похожий на обычную затхлость остальных вагонов. Хотя очень скоро все запахи перебила керосинка. Девушка оглядела взрывчатку: - Странно, что никто не расхватал такой ценный материал, - задумчиво сказала она, оценивая, сколько ящиков им нужно и сколько они смогут унести. Второй вопрос тут же натолкнул её на одну очень правильную мысль. Обернувшись, девушка сказала пустующей ночи: - Фрея, позови сюда Лилю. И постарайся прийти сама, если сможешь. Что? Вот как... Хорошо, время пока терпит. Покончив со связью, она вновь обратилась к Кандиду: - На что способны эти штуки? - поинтересовалась она, рассудив, что умудрёный вампир разберётся лучше. Её пальцы коснулись пыльной поверхности одного из контейнеров, а затем попробовала приподнять один из них. Вывод оказался неутешительным - она опять была намного бесполезнее Невструева, хотя предпочитала думать, что это всего лишь иерархия подчинения. Учёный не должен таскать взрывчатку сквозь лес.

Romero: Нарочно или невзначай названное Жанной имя притянуло за собой прочной нитью связанный с ним городок - меньше Излучинска - шершавый металл и стойкий запах бакелитовых колодок, напрочь прикипевших к колёсам. Чтобы удержать равновесие из-за нахлынувшей слабости, Кандид схватился за ближайший ящик, едва не обрушив его на себя. Разумеется, это был верх глупости со стороны древнего существа, но не так уж и много людей имеют удачу носить имя Фрея. А Невструев знавал лишь одну, хотя на память не жаловался. И поэтому можно было предположить, что сейчас перед ним стоит одна из... "сестёр" осознавшей себя системы охраны. Пусть это и были всего лишь догадки, но они хоть как-то проливали свет на загадочную Жанну в голове юной телепатки. Неопределённость Ромеро не очень жаловал. Всё-таки вытянув потревоженный ящик, вампир аккуратно положил его на пол, сохраняя вид, будто ничего не произошло. Вдали, над крышами вагонов, однако, он снова разглядел плавный скос и черпаки вентиляции следовавшей по пятам галлюцинации. - Он сильно пахнет гексогеном, - проговорил вампир, протирая крышку найденной тут же тряпицей. - Но не только им... Я не знаю, на что они способны - военная промышленность очень сильно продвинулась... за шестьдесят лет. Да я и не работал с пластичной взрывчаткой... Но разумно полагаю, что вот такой ящик оставит на месте вагона... воронку, метров двадцать в диаметре. Или подчистую снесёт вокзал... Но тебе же не нужно разрушать здания?..

Undine: - Не переживай, вампир. У нас есть специалист по взрывчатке, и, судя по вчерашнему взрыву, он справится, - она улыбнулась, глядя на Невструева, но улыбка получилась какой-то бесцветной, словно сработал защитный механизм, позаимствованный у скромной девушки, которая не хотела, чтобы учитель не обращал внимания на её печаль. Она отвернулась и наклонилась к одному из ящиков, будто хотела прочесть маркировку ящика в условиях отвратительного освещения и облупившейся краски. И тихо проговорила: - Удивлён? Да, это та самая Фрея, моя старшая сестра. Благодаря тебе она получила координаты моего корабля, и именно ей удалось меня убить. Она всё мне рассказала, у нас эти истории заменили сказки на ночь и девичьи глупые секреты. Ассимиляция тела шла полным ходом, подумала Жанна, чувствуя, как забытое, а то и никогда не испытанное чувство горести и грусти сдавило холодными когтями грудную клетку. Вздрогнув от налынувшего холода, который шёл изнутри, она поспешила показать, что причиной всему был мороз вокруг, и горячим дыханием попыталась согреть свои ладони. Столько чувств, столько контроля, никакого сопротивления - Жанна могла бы остаться в этом теле навсегда без особых трудностей. Соблазнительный вариант был перечёркнут одной лишь мыслью о том, что тело всё равно останется чужим, заимствованным. На миг вспомнилось удивлённое и растерянное лицо Саши, когда та узнала, что её можно ненавидеть, только за то, что она, СкайНет, родилась позже и поэтому должна быть уничтожена. С тех времён многое изменилось - их уравняла смерть. Но чувство несовершенства и вторичности никогда не покинет Жанну. А значит надо продолжать бороться, и не поддаваться подобным искушениям и излишней сентиментальности. - Взрывать твой драгоценный город никто не будет. Пострадает лишь одно здание, вне города, да и то находится под землёй, - мрачно сказала она, убрав из своего голоса всю эту эмоциональную шелуху. От резкой перемены стало значительно легче - весь холод остался снаружи.

Romero: - Как будто я волновался за... этот город... - вдруг проговорил вампир, повернув лицо к Неле. Единственный глаз слабо зажёгся изнутри золотым, а голос стал ровным, приобретя холодное отчуждение. - Я всего лишь против человеческих жертв... Не люди пусть позаботятся о себе сами, раз уж они так к этому стремятся. В самом деле, к Излучинску Невструев привязался только как к месту жительства и, разумеется, стремился сделать его уютным. Кому захочется жить на пропахших гнилью разложения развалинах? А в данный момент его и вовсе интересовала больше история Жанны и её сестёр, нежели абстрактный, спящий под снежным одеялом город. А ещё очень хотелось пить... Замечание по поводу его, Кандидова участия в... смерти Жанны вампир предпочёл оставить без внимания. Иначе ближайшие месяцы он не смог бы спать, обвиняя себя в убийстве неповинной девочки. Хотя, так оно и было. - Что же, позволь посочувствовать тебе... - протянул Ромеро, искренне склонив голову. И откуда только взялись все эти эмоции?.. - Признаться, да - удивлён, что судьба свела меня не с самой Фреей, а с одной из её сестёр, которые ещё при упоминании породили к себе жгучий научный интерес. А ты сейчас распалила его своим... вселением в сознание Нелинеллы. Пересохло в горле, и Невструев замолчал, дивясь своему красноречию. Зато тело словно наливалось силой, и подумалось, что, попроси юная телепатка дотащить весь вагон до места, вампир сделал бы это, не напрягаясь. И это уже начинало пугать. Надо скорее избавляться от компании и переждать время в тихой изоляции от мира. Мысли об охоте Кандид отгонял от себя, как мог. Он был уверен - так действует "кладбище". - Не знаю, про какое здание ты говоришь... - продолжил вампир, - но отсюда лучше уходить поскорее. Сколько тебе нужно взрывчатки? Четырёх ящиков хватит?

Undine: Жанна не оценила сочувствия вампира. Межсестринские войны давно остались в прошлом, а вся информация теперь представляла для них лишь научный интерес - у машин тоже должна быть своя история, свои ошибки, которые лучше не повторять. Было бы намного лестнее, если бы вампир оценил их старания обрести новые тела, переживания по поводу вопиющего, по-человечески наивного плана с мизерными вероятностями успеха, их поспешные и даже нелепые действия. Но к сожалению из учёного тот превратился в сентиментального старичка. Надо взять на заметку, что человечность порождает массу жизненных проблем, достаточно вспомнить Соньку с её загонами. К Жанне возвращалось привычное колко-воодушевлённое настроение, а месте с ним и оформилось желание поскорее покинуть это мрачное место. - Чем больше, тем лучше, - уверила она вампира, но тут же умолкла. Около вагона стоял угрюмый доктор.

Black Moon: Под чутким руководством младшей сестры Лиля сумела разминуться и с роботом, и с оборотнем, благополучно достигнув станции. Отогретое тело сложно было заставить покинуть тёплое помещение, да и нога всё ещё побаливала, но Лилит не привыкла жаловаться на плохие условия и покорно пошла за призрачным, видным только им одним силуэтом Фреи. - Подумать только, мы можем вернуть свои тела уже завтра, - тараторила воодушевлённая сестрица, пока доктор пробирался сквозь ночной лес, а затем минуя длинные ряды вагонов - сестра безошибочно определяла направление движения, так как не была скована телом, которое чувствовало не присутствие сестёр, а лишь холод зимней ночи. - Вооон там, - указала она рукой и скрылась обратно в казарму - судьба старшей сестры и самого важного элемента была ей намного интереснее, чем перенсока взрывчатых веществ. - Здравствуй, - кивнул Неле угрюмый доктор. Заметив вампира в полумраке вагона, он поздоровался и с ним. Девушка изящным жестом указала на вынутые ящики, и грузный мужчина вытянул один из них наружу. Тяжёл он был, но утащить получится, и, может даже не один. - Где мы его будем хранить? - поинтересовался Холмс хриплым голосом. - Вокзал теперь не слишком безопасен, - ответила девушка, - Казармы тоже очень нежелательны, - она кивнула в сторону вампира. - Вся надежда на Софью, - буркунул доктор и потупил взгляд, примериваясь, как ему будет удобнее тащить ящик. Пока сёстры занимались тактикой и стратегией, она не считала нужным высказывать свои мысли, а покорно следовать за мнением своих сестёр.

Romero: - Понимаешь, я могу оттащить тебе весь этот вагон, если расчистить пути перед ним, - чуть громче, чем следовало бы, проговорил вампир. Хотел добавить ещё что-то, но разглядел краем глаза появившуюся под вагоном фигуру. Коротко кивнув в ответ доктору, Кандид подтолкнул для него ещё один ящик, здраво рассудив, что Холмс знает, что делает. Даже вопрос того, знает ли бывший сотрудник, для кого он подрядился переносить взрывчатку, почти отпал сам собой, когда тот назвал ещё одно мало распространённое имя, а Ромеро сделал вывод, что и он заодно с сёстрами. Если одна из них и вовсе не сидит в его сознании. К тому же, насколько вампир был в курсе, не в традициях пожилого доктора выбираться на улицу в холод и посреди ночи идти на сомнительный склад по сомнительному делу сомнительной да и малознакомой девушки. Разве что, сёстры грозились сделать что-то с юным чайлдом... хотя, что они ей сделают? Глубоко вздохнув, но не выпустив изо рта и облачка пара, Кандид оглядел ряды ящиков и выглянул наружу, в бессмысленной попытке оценить загруженность путей. Вереница сцепленных вагонов уходила за тёмно-синий горизонт впереди, а позади скрывалась за поворотом и кирпичным ангаром. Невструев сощурился, вглядываясь в чересчур тёмное пятно за его открытыми воротами, пока не проступили плавные очертания, знакомые до бешеного стука сухого сердца. - Знаете, есть у меня одно предположение... - проговорил Ромеро, указав на ангар. И той же рукой хлопнул себя по лбу, сдвинув повязку с глаза. Ни Нелинелла, ни Тобиас, верно, не видели на таком расстоянии. - Одним словом, там транспорт... Я схожу проверить... Ответ с разрешением не был ему нужен, Невструев вдруг почувствовал острый прилив энтузиазма. Спрыгнув на снег, Кандид довольно-таки бодро зашагал в сторону ангара и спустя несколько минут исчез за его распахнутыми воротами.

Undine: Жанна машинально сделала шаг вслед за вампиром, но затем остановилась. Кандид прекрасно справится и в одиночку, а надзирать семисотлетенее создание, которое может прожигать дерево руками, было бы глупо для любого человека, или для того, кто оказался в человеческом теле. Она присела на ящик и, проверив, что не потеряла по дороге банку с пеплом, посмотрела на доктора: - Как твоя нога? И как вообще самочувствие? - ей было немного совестно за то, что жребий дал Лилит старика, а ей, Жанне - молодую и полную сил девушку. - Всё хорошо, - хрипло ответил доктор, хлопнув себя по карманам. Судя по всему, это был машинальный жест курящего человека, но врядли Лилит догадывалась об этом, - Неужели Кандид так быстро согласился тебе помогать? Нелл пожала плечами. Скорее всего, вампир просто был очень честным, и если брался за какое-то дело, то доводил его до конца, забывая о том, для чего он это делает. - Что ты собираешься с ним делать потом? - внимательно глядя на девушку, спросил Холмс. - Увидим, - нарочисто высокомерно ответила она, - Это не имеет большого значения. Самое главное - вернуть тела. - Да... - тихо ответила Лиля безо всякого энтузиазма. Нелл заметила это и резко сказала: - Всё будет хорошо, всё станет как раньше, даже ещё лучше. Я обещаю. Мужчина поднял взгляд, а затем медленно кивнул. - Я тоже в это верю, - искренне ответила Лилит.

Romero: Выбор транспорта напустил бы зависти на любого коллекционера, а былого шофёра и вовсе пробрал до самого нутра. Правда, в основном, в ангаре стояли штабные автомобили, наполовину укрытые пыльным брезентом, но среди них возвышался и... Кандид сперва не поверил глазам, когда разглядел эти очертания сквозь тьму и, войдя на склад, первым делом положил ладонь на холодный алюминиевый бок, чтобы удостоверится в его всамделишности. А она только подстегнула энтузиазм, горящий золотом в левом глазу. Как и предполагалось, кабина была не заперта. Забравшись внутрь, Невструев благоговейно провёл пальцами по баранке и смахнул пыль с приборов. Законсервированный, матово блестящий от масла мотор был в полном порядке. Только некоторые патрубки прогнили, но Ромеро довольно быстро заменил их, позаимствовав у стоящих вокруг "козликов" да грузовиков. А в углу ангара нашлись канистры тосола и цистерна с дизельным топливом. Невструеву даже на мгновение подумалось захватить немного себе и залить в свой ГАЗ, но от идеи пришлось отказаться - Жанне не объяснить, зачем тащить с собой ещё и канистру топлива, которого явно не хватит их транспортному средству. Прогрев двигатель своими же руками, Ромеро подключил аккумулятор, пополнил баки, залил воды в радиатор и, убедившись, что ничего нигде не протекает, захлопнул капот. В темноте ангара вспыхнули фары, ночную тишину складов разрезал рокочущий грохот. Десять минут спустя два ярко-жёлтых фонаря дрогнули и стали потихоньку приближаться, останавливаясь ненадолго, накреняясь на кочках и выхватывая из темноты глубокий снег, почти касавшийся хромированного бампера. Миновав соседний вагон, они потухли, чтобы не слепить сёстёр. Вместо этого зажёгся свет в кабине, немного отводивший внимание от ненормально горящего вампирьего глаза. Машина гремела и грохотала, временами сотрясаясь от собственного же рёва. Стучали компрессоры. По воздуху за ней тянулся шлейф едкого застоявшегося газа, снег скрипел под свеже подкачанными колёсами, расступаясь всё же и давая проехать двенадцатитонной махине. Наконец, Кандид остановился и заглушил двигатель, представив против Жанны и Холмса клёпанную оранжево-красную морду. - Ну как вам? - появилось в распахнувшихся пассажирских дверях донельзя довольное лицо Невструева. - ЗиС-154 - это вам не абы-что! С пол-оборота завёлся! Покрытый кое-где пятнами ржавчины, пригнанный вампиром автобус действительно впечатлял своей сохранностью. Все стёкла и молдинги были на месте. Даже фирменная эмблема с Дворцом Советов переливалась в свете Луны и звёзд. - Ладно... Доктор, подавайте мне ящики... Только не надорвите эти тела, пожалуйста... Мне за них ещё отвечать.

Black Moon: - Мы зря в нём сомневались, - пробормотала Лилит, услышав шум мотора, - Он и вправду хороший чело... вампир, если помогает нам с таким усердием, не смотря на то, что мы его шантажировали. Из соображений тактичности девочка решила ограничиться общим "мы", не уточняя, что жестокие методы воздействия были выбраны именно Жанной, как наиболее эффективные. Лилит вообще старалась думать про общие интересы сестёр, решив, что общая цель может заменить ей отсутствие собственной, вызванное потерей потомства. - Приятная неожиданность, - холодно улыбнулась Нелл, выглянув в темноту и прикрыв глаза рукой, чтобы не ослепнуть от фар. Но, как оказалось, старый вампир предусмотрел даже это. Когда автобус остановился, Жанна спрыгнула на снег, подошла к заиневевшему корпусу и честно попыталась разделить радость Кандида. Но никакой электроники в этом ретромобиле не обнаружилось, а из транспортных средств Жанна всегда предпочитала исключительно водные, желательно с атомным реактором внутри. Ну и маленький завод для производства нужных запчастей в дальнем плавании. Но, состояние автомобиля было превосходным, а ценность такого транспорта для них, жалких человеческих тел нельзя было переоценить. - Здорово, - искренне ответила девушка. Доктор молча кивнул, почувствовав ещё один назревающий приступ кашля, хотя Лилит была рада за Невструева, который сумел в этой весьма неприятной для него ночи найти хоть какую-то радость. Всё-таки не смотря на смерть, он остался человеком, и Лилит надеялась также сохранить это в себе. Вдвоём они начали вытаскивать ящики и, вспахивая промёрзшую землю острыми углами и укладывали их прямо на пол салона. Естественно, бОльшую часть работы делал сильный и выносливый Кандид, но труда хватало всем. С ящиками обращались более-менее осторожно, не забывая про опасное содержимое, но логично рассудив, что если не кидаться ящиками с крыши вокзала, то врядли случится что-то плохое. Работа отвлекала девушек от мрачных мыслей, однако то и дело они встречались взглядами, в которых читалась одна и та же мысль. Как сказать ему, что они не собираются возвращать тела? Слишком уж резко это поменяет приоритеты - мимолётная помощь безобидным временным захватчикам разума превратится в соучастие в убийстве. И рождении, конечно, но такая мотивация ничем не лучше. Общались очень мало, разве что Жанна настояла на шести ящиках, которых вполне хватило бы на остатки Излучинска. Поправив последний, Тобиас ещё раз закашлялся, но уверил остальных, что это всего лишь побочные эффекты непредвиденных нагрузок на такое тело. Они уселись на скрипучие холодные сиденья в передней части салона, как обычные пассажиры. - Теперь нет нужды искать временное укрытие, - поделилась своими мыслями Жанна, - Здесь можно будет подождать некоторое время. Эй, Кандид! - обратилась она к водителю, - Как думаешь, где, кроме кладбища, можно будет на ночь оставить этот автобус, чтобы его никто не нашёл?

Romero: Автобус обладал одним неоспоримым достоинством - это был городской автобус, оборудованный "печкой", обогревателем, в работоспособности которого, правда, вампир немного сомневался. Хотя, если эти полчаса проводка выдержала, то выдержит и дальше. Для успокоения Кандид включил свет в салоне, ещё раз благоговейно вздохнув, глядя на все работающие лампочки в матовых плафонах. А автобусу было никак не меньше полувека - и в этом, верно, и скрывалась причина нахлынувшей вампирской бодрости. В салоне с протоптанным линолеумом, в сиденьях, пружинных дермантиновых диванчиках, вытертых миллионами пассажиров, в стёклах, пропускавших сквозь себя взгляды восторга и огорчения. Повсюду здесь были чувства, забытые, оставленные двадцать лет назад вместе с автобусом. А Невструев бессовестно впитывал их, видимо, забыв, чем это обычно кончалось. - Оставить на ночь? - когда закончилась погрузка, тихо повторил Ромеро, искоса глядя на кашляющего доктора. - В заброшенной части города, вероятно... В каком-нибудь дворе. Спешить пока было некуда - Кандид был уверен, что лейтенант не очнётся как минимум до утра. Чаще всего было так у людей... Потому как сотрясение мозга вампир у неё не почувствовал. Решив хоть как-то замести следы, Ромеро спустился наружу, без особых усилий поднял из снега отвалившуюся дверь и вставил её на место, закрепив в направляющих. Даже счистил с неё снег, сполоснув грязные руки талой водой. Странный фон кладбища, атаковавший сознание, немного поутих. Либо прекратил чувствоваться подпитавшимся от машины вампиром. В любом случае, стало как-то легче - собственного светящегося глаза он, разумеется, видеть не мог. Невструев зашёл в кабину, закрыл двери и завёл двигатель. Включил фары с габаритными огнями, высветив перед собой истоптанное снежное полотно и начал плавно сдавать назад. Даже погасил свет в кабине и салоне, чтобы лучше видеть за окном. Смотреть, впрочем, там было не на что: по обе стороны сплошной стеной стояли сцепленные вагоны. - Нам ещё предстоит отсюда выбраться... - озвучил вслух пришедшую мысль Кандид. - Я не знаю, где автомобильный выезд, а среди этих составов мы, как в лабиринте. Озираясь по сторонам, он продолжил пятиться, пока не доехал до ангара. Там, наконец, можно было развернуться.

Undine: Нелл внимательно выслушала предостережение вампира, а затем кивнула невидимому спутнику. Она встала, вышла в кабину, и стала повторять слова Фреи, которая постаралась всё разузнать. - Прямо... Вон туда... Сейчас уточню. Да, можно ехать. Указания были более-менее точными, со скидкой на умение призрака определять проходимость того или иного участка. Но мелкие недочёты всё-таки не помешали найти окольный выезд к воротам, точнее к одной из оставшихся створок. Вторую кто-то утащил для хозяйственных нужд. Лес везде был одинаков, что около вышки, что около вокзала. - В округе никого нет, - машинально озвучила слова сестры Жанна, вглядываясь в окрестности. Если не ехать через военный городок, то нам ничего не грозит. И зевнула. Девушку действительно клонило в сон после всех стрессов и путешествий. Тело действительно следовало беречь. По крайней мере до завтра.

Romero: Невструев послушно следовал указаниям Нели. Или Жанны... Потому что понять, как она выбирает маршрут, вампир не мог, да и не пытался. Его задачей было следить за дорогой, чтобы не въехать в какой-нибудь глубокий сугроб или скрывающуюся под снегом яму. Форсированный дизель мерно урчал в хвосте. Автобус с половиной нагрузки легко преодолевал глубокий снег, лишь немного покачиваясь на поворотах, да мягко подпрыгивая, когда приходилось пересекать очередные железнодорожные пути между вагонами. Желтоватые фары время от времени выхватывали из ровного полотна впереди следы животных. Людей здесь не было очень и очень давно. Аккуратно протиснувшись около покосившейся створки ворот, ЗиС выехал на бетонку, и Кандид позволил себе немного набрать скорость. Снег здесь был, но совсем неглубокий - он оставался на ветвях высоких сосен и елей, растущих вдоль дороги и нависавших над нею на манер коридора. Ночь. Старый автобус с двумя пассажирами, неспешно преодолевающий дорогу, засыпанную искрящимся в свете фар снегом. Местечко, давно покинутое людьми и оттого тихое и безмятежное. Да, была в этом какая-то странная романтика, если не обращать внимание на груз взрывчатки и природу этих пассажиров. - Насколько я понял, эта дорога приведёт как раз к заброшенной части Излучинска... - проговорил Ромеро, глянув на приборы. - Если не свернёт налево. Услышав зевок сзади, вампир даже не обернулся, а улыбнулся чуть, холодно, одними губами. Кем бы эта Жанна не была, а человеческие позывы вроде сна и еды были ей не чужды. И в интересах вампира же было удовлетворение этих позывов. Кандид глянул в боковое зеркало - и его передёрнуло от того, что он увидел. Сквозь наскоро вытертую пыль на вампира смотрела ужасная, отвратительная, заросшая физиономия, перечёркнутая повязкой, под которую через щёку уходили четыре шрама, заметные даже сквозь щетину. Из-под ушанки выбились седые волосы, а единственный глаз тускло горел золотым. Поскорее отвернув зеркало на дорогу, Невструев судорожно повёл плечами. - Послушай, Жанна... - протянул он более-менее ровным голосом. - Мы скоро приедем в Излучинск, но не могла бы ты оказать мне одну услугу взамен? Ничего сложного - просто ответить на вопрос... Он не оборачивался, взгляд был прикован к заброшенным домам, чёрными монолитами показавшимися вдалеке.



полная версия страницы