Форум » Блицкриг » Сон в летнюю ночь » Ответить

Сон в летнюю ночь

Romero: Лето - пора света и тепла. Радости и хорошего настроения. Август-месяц, когда зреет кукуруза и косят сено. Летом, когда природа в самом расцвете, сны отходят на второй план, потому что красоты реальности могут состязаться с ними на равных. Правда, и биология иногда берёт своё. Стоял жаркий полдень. По лазурному небу лениво плыли редкие прозрачные облачка. Бабочка-шоколадница порхала над бескрайним золотистым полем, выбирая среди васильков, тут и там пробивающихся меж колосьев, самый синий и красивый. Вот один, второй, третий - все они не подходили. Устав от поиска, она подлетела к стогу сена и присела на блестящий предмет, оказавшийся после внимательного ощупывания хоботком, нагревшимся на солнце железом. Рука принадлежала алхимику Эдварду, мирно посапывающему в этом стоге на своём плаще. Но бабочка этого не знала. И решив не рисковать своей короткой жизнью в такой замечательный день, взмахнула крылышками и перенеслась под ароматное яблоневое дерево неподалёку. Там и остановилась, облюбовав безмятежно дремавшую у ствола девушку. Точнее, кончик её носа. Идиллию нарушило громкое пронзительное шипение стравливаемого воздуха, разнёсшееся над полем с востока. Бабочка живо поднялась с лица Лунатика и скрылась в пышной кроне яблони. Вслед за шипением над стогами пронесся резкий гудок. Затем ещё один.

Ответов - 62, стр: 1 2 3 4 All

Romero: Кандид задумчиво поглядел на бальные туфли Лунатика. Потёр затылок. - Бальных нет... Есть обычные. Тоже... тёплые... Не говоря лишнего, он скрылся за вагоном и вышел оттуда, уже неся в руках пару валенок. В отличие от телогрейки, они не были ни красными, ни полуистлевшими. Даже железа на себе не имели. Нечеловек учтиво поставил их перед девушкой. Вместе с плечом для опоры. - Вообще, он моторный, - Кандид покосился на вагон. - Согласно номеру, по крайней мере. Стало быть, сам пойдёт. Нужна только реверсивка. Хотя, наверное, и толкнуть придётся. Вон, стоит здесь сколько... бедный... - могло показаться, что он подавил слёзы в голосе.

SleepWalker: Лунатик участливо перевела взгляд с Кандида на вагон и обратно, затем, аккуратно уцепившись за предложенное плечо, обула валеночки и потопала ногами. - Спасибо, как раз мой размер! - девушка улыбнулась и даже пару раз подпрыгнула. - А если мы вагон подтолкнем, а потом на ходу позапрыгиваем? По-моему, должно получиться...

Romero: - Как вариант... - задумчиво протянул нечеловек, глядя на вагон, который, кажется, ещё никогда не получал столько внимания, как в этот вечер. Кандид вновь положил ладонь на шершавый металл. Провёл ею вверх, почти до окна. Опустился на траву проверить тележки. Скрылся с другой стороны вагона, откуда послышался щелчок и лязг дверных петель, и, наконец, появился в окне кабины. Долго смотрел вдаль. Затем вышел в салон и присел на корточки в открытых дверях. - Там дальше путь идёт под гору, так что может получиться, - он ещё раз посмотрел вдоль вагона и протянул руку Лунатику, чуть улыбнувшись. - Забирайтесь сюда... Я покажу управление, а сам попробую толкнуть его. Под бортом висела единственная уцелевшая железная лесенка.

SleepWalker: Абсолютно неграциозно, но, тем не менее, достаточно ловко и быстро Лунатик взобралась в вагон, даже не потеряв при этом валеночки. - Управление? - переспросила она, оглядываясь. - Знаете, мне ужасно стыдно, но я сроду не управляла транспортом сложнее трехколесного велосипеда. Правда, был еще Ковер-самонедолет в Зоне, но там принцип совсем другой...

Romero: Изнутри вагон оказался куда более потрёпанным, чем снаружи. Некогда роскошные кожаные диванчики во многих местах были стёрты и порваны, а бежевый ликруст ободран и покрыт слоем пыли. Кандид провёл Лунатика в кабину, сохранившуюся чуть лучше, чем салон и усадил на кресло машиниста. - А тут всё просто... - проговорил он, широким жестом окидывая пульт. - Это, - он указал на Большую Красивую Рукоять слева, - кран машиниста. Он управляет пневматикой и затормозит поезд. На себя - нагнетаете, от себя - разряжаете. А это... - Кандид положил руку на маленький, но не менее красивый рычажок, обмотанный изолентой, справа. - Это контроллер. Управляет двигателями и имеет пять положений: два на ход, два на тормоз и одно нейтральное. Опять-таки, от себя - ход, на себя - тормоз. Правда, последний нам не понадобится, ибо двигатели не работают. Кандид опасливо оглянулся назад. - Скоро стемнеет... Нам надо спешить, потому что это страна летучих мышей, а фары у нас не работают тоже, - он снова глянул на девушку. - Итак... готовы? Тогда контроллер в нейтральное положение. Там... помечено... Он стёр пальцем пыль с пульта, под которой и вправду открылись высеченные обозначения. И, не дожидаясь ответа, вышел из кабины, оставив дверь открытой, пересёк салон и выпрыгнул из вагона через торец. Положил ладони на остывающее железо и упёрся сапогами в шпалы. - Поехали... Вагон натужно скрипнул и осторожно тронулся с места. Трава, растущая на путях, испуганно расползалась в стороны, при виде ожившего истукана. Кто бы мог подумать, что он ещё на такое способен. Деревья слева зашумели и закачались, провожая его в путь. Вагон потихоньку набирал скорость. Впереди показался пологий склон холма.

MadneSS: Внимательно выслушав появившегося гостя в этой уютной обстановке, рядовой, оглянувшись на солдат, упустил из виду момент, как нежданный гость растворился в воздухе. К Алхимику медленно подошел солдат и протянул тому жетоны командира и есть погоны. Коротко кивнув и отдав честь, отбежал обратно к тому месту, где лежал командир. На том месте уже появилась своеобразная могилка. На воткнутой в землю винтовке командира висел простреленный болтом шлем. Солдаты тихо стояли, склонив голову над могилкой. Нацепив на скоро жетоны и погоны, Эдвард возмужал, его лицо сразу покрылось шрамами, черты лица стали грубее. -Морпехи! Выдвигаемся! - чужим голосом скомандовал Эд и побежал в сторону открывшегося прохода. Осторожно подбежав к проходу в следующий цех, он остановился и присел, показывая солдатам знак, чтобы они тоже остановились. Рюкзачок маршировал в конце отряда, вооруженный Томпсоном и базукой. Не заметив остановки, рюкзак врезался в ближайшего солдата, от неожиданности базука выпала из рюкзака и снаряд вылетел в ближайшую стенку. Оставив дымящийся воронку, рюкзачок стеснительно попятился назад под недовольным взором целого отряда. Тихо пройдя во внутрь цеха, Алхимик махнул рукой, и отряд вошел следом за ним.

Romero: Едва Алхимик с солдатами прошли внутрь, дверь за ними захлопнулась и исчезла. Песчаную ниточку сдуло порывом ветра, неизвестно откуда появившегося в цеху. Свет моргнул, и в воздухе зажглась красная полоска. - Готовьтесь защищать себя! - разнеслось из-под потолка. Над крышами вагонов замаячило что-то белое. Заиграла тревожная музыка, и в следующий момент на главную дорожку, сотрясая зал своими шагами, выступил кролик-гигант. Со стороны можно было сказать, что это был Лаплас, вымахавший до семи метров, если бы не мрак, воцарившийся на его лице и в облачении. А одет он был в вороные доспехи, очерчивающие силуэт острыми ломаными линиями. Шерсть была взъерошена, один глаз прикрыт, будто кролик участвовал уже во многих сражениях. Судорожно поведя растопыренными усами, он замахнулся исполинским мечом и ударил им по группе Алхимика.

SleepWalker: - Только бы ничего лишнего не задеть, только бы ничего не натворить - бормотала Лунатик, то и дело выглядывая в окно и то посматривая вперед, то стараясь взглядом отыскать Кандида. Как уже было сказано, отношения с техникой у нее складывались более чем натянутые. И упоминание о летучих мышах почему-то не придало уверенности... Наконец, Лунатику показалось, что вагон набрал подходящую скорость, поэтому она высунулась в окно и крикнула, надеясь, что герр начальник услышит: - Пора! Запрыгивайте!

Romero: Увлечённый обязанностями электродвигателя, Кандид не сразу услышал голос Лунатика. К тому времени он уже вовсю отбивался от стаи проснувшихся мышей, которые, вероятно, дремали под вагоном. Отбиваться двумя руками вдруг стало намного удобнее, и Кандид понял, что вагон давно уже едет без его участия. С криком: "Они у меня в волосах!" нечеловек прибавил темп, стараясь догнать Лунатика. Однако, вагон всё ускорялся, выехав на длинный и прямой участок. Суслики, выглянувшие на крики, лишь молча наблюдали за странной процессией: по склону, набирая ход, нёсся метровагон типа А, за ним гналось что-то в красной тряпочке, преследуемое, в свою очередь, стаей чёрного и пушистого. То ли потому, что это был их обычный ночной маршрут, то ли просто от скуки, но летучие мыши не отставали. Вагон же с Лунатиком всё больше удалялся от Кандида.

SleepWalker: Лунатик метнулась в конец вагона и как можно дальше высунулась из окна и вытянула руки, закричав что-то вроде:"Хватайтесь! Быстрее". Некоторое время она размахивала руками и продолжала кричать что-то подбадривающее и придающее скорости, но вовремя одумалась. Должно быть, в лучах заходящего солнца это было более чем странное зрелище, но девушку остановила не неэстетичность картины, а четкое ощущение, что Кандид не успеет - вагон все набирал и набирал скорость. Тогда рыжая снова метнулась в кабину и со словами:"На себя - от себя! Еще чего не хватало - на бал без такого шикарного кавалера явиться!" дернула Рукоять и Рычажок - как ей показалось, правильно.

Romero: Вагон затормозил. А вот Кандид - нет. Вернее, когда он увидел искры из-под колёс и стремительно приближающийся торец, было уже поздно. С кратким, но удивительно лаконичным "Ой", он ткнулся коленками в автосцепку, потерял равновесие и на полном ходу кубарем влетел в салон, последние несколько метров проскользив на спине и уткнувшись плечами в узкий проём кабины. - Ааа, госпожа Лунааатик... - рассеянно улыбнулся он, глядя на девушку снизу вверх. - Это вы молодец... Мыши улетели восвояси. Тихо тормозящий вагон резко дёрнуло. Слева за окном снова посыпались искры. Улыбка нечеловека стала ещё шире - труд не пропал зря, и вагон-таки доехал до контактной сети. Однако, эта улыбка стала потихоньку сползать, когда Кандид увидел, что контроллер стоял во втором положении. Воздух полностью стравился, и тормоза отпустило. С ровным гулом заработали электродвигатели. Вагон покатился дальше, быстро набирая скорость. В гору. И Кандид, на этот раз с "Ах", заскользил вниз по мокрому от росы линолеуму, прямо к открытой двери.

SleepWalker: Лунатик не растерялась и бросилась вслед за Кандидом, но подскользнулась и, шлепнувшись на живот, заскользила вслед. - Вечно мне с транспортом не везет, - пробормотала она, все-таки поймав старлея за шиворот. Умудрившись зацепиться ногой за какой-то то ли поручень, то ли еще что-то твердое и, как надеялась девушка, хорошо закрепленное, свободной рукой Лунатик попыталась упереться в пол, но только без толку замолотила по нему ладошкой. Но, вроде бы, они больше никуда не скользили. - Интересно, почему тут такой крутой склон, - сказала Лунатик, провожая взглядом укатившийся таки в открытую дверь невесть откуда взявшийся огромный позолоченый гаечный ключ. - И интересно, что это была за штука?..

Romero: - Гравицаппа... - лишь вздохнул Кандид, созерцая грязно-белый потолок. Вагон к тому времени вышел на ещё одну прямую и, набрав приличную скорость, нёсся по полю, рассекая сумерки мерным гулом электродвигателей. В салоне зажглись три уцелевших светильника, вокруг которых тут же начали порхать небольшие чёрные бабочки. - Но спасибо... - улыбнулся Кандид. - Не знаю уж, что бы без вас делал... Он встал и помог подняться Лунатику, с удивлением отметив, что грязный пол не пачкается. Затем прошёл к двери и захлопнул её, заперев на ключ. На поля за окнами уже ложился туман. Сзади за холмами остался лес, а впереди была лишь бескрайняя долина. Время от времени по бокам проносились железные столбы. Нечеловек прошёл в кабину и вгляделся в замаячившие на горизонте тёмные конструкции. Однако, до них было ещё далеко, поэтому он встал к пульту и включил мотор-компрессоры. Под кабиной и где-то в салоне со стуком взревели два агрегата, накачивая воздух в тормозную систему. От тряски на колени Кандиду свалилось два грушевидных предмета. - О, лампочки! - воскликнул он, поднимая их на уровень глаз. - Вставим-ка их... С этими словами он принялся искать по карманам ключ, чтобы отпереть лобовую дверь и добраться до фар.

SleepWalker: - Так вот ты какая, гравицаппа, - Лунатик покачала головой. - А ничего, что она укатилась? Хотя нам в гиперпространство не надо... пока что. Завороженно наблюдая за действиями Кандида, девушка тоже принялась автоматически проверять карманы, но за неимением оных в бальном платье решила заняться чем-нибудь другим. - А что это вы задумали, герр Кандид? Может, чем помочь? - подумав, Лунатик решила задать еще один, давно мучивший ее вопрос: - Кстати, вам не кажется, что нам все это снится?

Romero: - Лампочки ввернуть... - проговорил нечеловек, отперев дверь и уже поставив ногу на автосцепку. Но передумал и вернулся в кабину. - Хотя, всё равно от них в тумане мало проку. Он вздохнул и посмотрел на оторванные от цоколей кристально-чистые колбы лампочек. Размазал их по пульту, образовав ровный квадрат. Повертел его в руках, каждый раз что-то загибая и выворачивая. - Может, и снится... Вы позволите? - Кандид прикрепил к платью Лунатика хрустальную розу. - Мне, например, часто снится вот такое вот. Вагоны, мосты... Не знаю, к чему это. Туман за окном рассеялся, и на небе появилась Луна. Она коснулась долины, заставив выпавшую росу заиграть серебрянным светом. Совсем близко показались пролёты моста, наполненные молчаливым спокойствием. Кандид выключил шумные мотор-компрессоры, погасил освещение в кабине и открыл все двери в салоне. Теперь вокруг был лишь лунный свет, да тихие поскрипывания тележек. - Иногда сложно разобрать, что есть что... - продолжил он, поглядев на Лунатика. - Думаете, пора просыпаться?..

SleepWalker: -Нет, что вы! - запротестовала Лунатик с улыбкой. Тронув кончиками пальцев розу на платье, она продолжила: - Даже если это сон, то не из тех, от которых стоит просыпаться. Тем более, что нас ждет бал. А я никогда в жизни не была на настоящем балу - школьный выпускной не в счет, разве ж это бал - так, пьянка... В лунном свете все казалось таким удивительно мягким и прохладным, что Лунатик чувствовала себя очень лекго и уютно. - Знаете, я тут... почти как дома. Хотя дома-то у меня никогда... - она остановилась, не договорив, и отвернулась к окну, за которым в тумане то и дело виднелись далекие, мутные огоньки. - А мосты и дороги... Вагон обычно означает продвижение по жизни. Какое продвижение - такая и поездка в вагоне... А согласно большинству сонников, мост - символ перемен, трансформации и даже выхода из затруднения, принятие какого-либо значимого решения... А еще, - девушка повернулась и как-то искоса взглянула на Кандида. - Еще мост - это надежда, обещание и даже клятва.

Romero: - Вот оно как... - задумчиво покачал головой нечеловек. - Вагон... Сходится, если вспомнить, с каких рывков началась эта поездка. Сквозь открытую лобовую и пассажирские двери в салон проникал туман, а поскольку торцевая была заперта, он расстилался по полу ровной недвижимой серебристой пеленой. Метровагон миновал стоящий посреди поля ветряк - стройный, с огромными застывшими в безветренную летнюю ночь лопастями, но совершенно одинокий. Три остальных стояли на почтенном отдалении от него, обратив белые лица на пути. Мост был уже совсем близко. Кандид присел в кресло машиниста и потянул на себя контролер, порядочно сбавляя скорость, как и полагалось. Посмотрел на Лунатика и предложил ей место помощника, откинув подвешенное к двери наружу мягкое сидение. Под колёсами тихо лязгнули два контррельса, и вагон медленно выкатился на мост. За окнами замелькали тёмные конструкции, матово блестящие при Луне. - Надежда... - зачем-то повторил Кандид, глянув вниз, на речку, протекавшую далеко под мостом. - Уж её-то я потерял очень давно. Такое бывает, когда и клятвы, и обещания проваливаются вот в такую вот пропасть, как здесь. И их уносит такая же река. Он наконец оторвал взгляд от дна ущелья, ласковым и любящим движением стёр пыль с приборов и пустыми, как вагонные фары, глазами принялся смотреть вдаль. Мост должен был кончиться ещё не скоро.

SleepWalker: Лунатик, расправив платье, осторожно села на предложенное место. - Когда уходит надежда, остается вера. Слепая, ни на чем не основанная, зыбкая и почти нереальная, как этот вот туман. И, как и туман, она порой приобретает странные формы, становясь незнакомой и даже пугающей, - произнесла девушка. - Может, это тоже часть вечного самообмана? Не знаю... Ой. Вам это никого не напоминает? Лунатик показала в сторону салона, где туман вдруг соткался в невысокую фигуру.

Romero: - Может и самообмана, - проговорил Кандид. - Да только не может быть никакой веры у тех, кто стал придатком к вот этому... С этими словами он легонько толкнул контроллер, немного прибавив скорости. Светофоров вдоль путей не наблюдалось, и автоведение молчало, поэтому нечеловек управлял вагоном вручную. Он убедился, что впереди, кроме моста и ночи, ничего нет и обернулся в салон, разглядывая туманный силуэт. - Эм... На нашего Буншу похож... - он потёр глаза. - Ох, плохая у меня память на лица.

SleepWalker: - На Буншу? А, по-моему, на Буша... Хотя... Ой! - Лунатик наклонила голову и так, и эдак, рассматривая приближающуюся к ним фигуру. Чем ближе подходил туманный незнакомец, тем становилось яснее, что это кто-то женского пола. - Кандид Полуэктович, у нас в гостях дама! Две женщины на одном паровозе - быть беде, - забормотала Лунатик, опасливо отступая к стенке. - Хотя нет... Нет, это было про корабль. Нет. Про кухню...



полная версия страницы