Форум » Блицкриг » Операция: "Солнце Италии" » Ответить

Операция: "Солнце Италии"

Ilva: Место действия: Италия. Точнее Рим и Сицилия. Время действия: середина августа 2008 Участники: Магда и Азума. Цель: собрать как можно больше информации и местной АС. Их планы, расположение, степень влияния на население. Предыстория: - Ейфрейтор Магда, курсант Азума. У меня есть для вас задание, - с этими словами Илва положила перед ними два билета и паспорта. - Вас ожидает небольшая туристическая прогулка по Италии. Для начала поедете в Рим. Вылет послезавтра. Азума - ты, Азума Гильоттэ, сын Марии и Мартина Гильоттэ, пожелавший посетить Италию, где провел детство, не беден, даже богат. Магда - ты, Магдалина Крайт, что-то вроде его помощницы, нанятой его родителями специально для этой поездки, в Италии никогда не была. Разузнайте как можно больше о местной АС, но только то, что лежит на поверхности, только то. что видно и слышно. Слухи, сплетни, статьи, разговоры людей и сами люди. Помните - вы просто туристы. Наблюдение, проявление обычного любопытства и ничего сверх. Никакого риска - это просто познавательная прогулка. Всё понятно? - Илва посмотрела на разведчиков. - Наш самолет доставит вас в Париж, оттуда и улетите в Рим. Полетите на обычном самолете. Приземлитесь в аэропорте Леонардо Да Винчи. Для вас забронировано два номера в гостинице Aldrovandi Palace. На этом всё. Жду вас завтра на аэродроме, в пять часов вечера. ------------------------------------------------------------------------------------------------ Азума и Магдалина приземлились рано утром. Солнце только поднималось, небо было пронзительно голубым и чистым - не единого облачка. Пройдя через терминал B - для рейсов по Европе, они оказались перед выбором: такси, поезд, автобус или автомобиль напрокат. [more]НРИ: Диалоги, диалоги, диалоги! *_* Жду активного общения, обсуждения всего и вся. Изображения позже [/more]

Ответов - 30, стр: 1 2 All

Azuma: Азума потянулся. - Я так устал сидеть неподвижно. - подавляя зевок, сказал он. Затем, бегло оглядевшись, Азума повернулся к своей спутнице. - Кто бы мог подумать, что я снова окажусь здесь. - Мы можем воспользоваться Леонардо-экспрессом, чтобы добраться до Термини. Я слышал, это отличный маршрут. Оттуда нам открыты пути в любой уголок Италии. Вокзал считается одним из лучших архитектурных сооружений довоенной эпохи. Старое гармонично соединяется с новым. - Азума задумчиво провел пальцем по губе. - Или лучше воспользоваться автомобилем. Магдалина, вы умеете водить машину?

Magdalina: Дама задумчиво, украдкой поправляла прическу. Тонкими пальцами приглаживая, а после сызнова взбивая яркие локоны, девушка, казалось бы, напрочь забыла про своего сопровождающего, вернее, сопровождаемого. Пальцами левой руки придерживая хрупкие газетные листы, Магда попутно пробегалась рассеянным взором по черным строчкам, напечатанным, благо, не на итальянском языке. - Снова..? Да... наверное... – Лина подняла все такой же рассосредоточенный взгляд на юношу. Ей понадобилась добрая доля секунды, дабы осмыслить вышесказанное, - Ах, да. Вы ведь же уже здесь бывали, не так ли? – девушка кивнула, закончив приводить себя в надлежащий вид и уже молча сложила газету вчетверо. Краем уха улавливая отдельные нотки из общей воспетой дифирамбы некоему архитектурному шедевру, ефрейтор мысленно улыбнулась. «С его обаятельными речами впору девушкам экскурсии по городам водить…» - невольно подумалось ей. Но тут же девушка услышала и слова насчет автомобиля. - Умею ли я водить машину? – она едва подавила в себе желание бесцеремоннейшим образом рассмеяться, ограничавшись лишь одним лукавым взглядом прищуренных глаз - Если Вам понадобиться лишний раз покончить жизнь самоубийством, тогда обращайтесь ко мне в качестве личного водителя. Конечно, я могу попробовать… но… - девушка выжидательно посмотрела на юношу.

Azuma: - Хм. За руль мог бы сесть я. Но, вероятно, для здешних органов власти было бы странно остановить на посте ГАИ слепого водителя. Я думаю, нам следует воспользоваться услугами такси или поезда. - Азума рассмеялся, но затем его взор вмиг потух, а уголки губ опустились вниз. - Отвечая на ваш вопрос, Магдалина, я вырос на землях Италии. Но это было другое время. Совсем другое. Люди передвигались на лошадях, сопровождаемые сворой собак и дюжиной рабов. Смерть в то время была неотъемлемой частью городской жизни. Помнится, во время консульства Итримуса городские уборщики не успевали убирать тела и почти в каждом закоулке, на каждой темной улочке можно было наткнуться на полуистлевший труп - жертву разного вида разбойников. Сейчас же все намного проще, люди не так категоричны друг к другу. Но иногда мне кажется, что все по прежнему, что век дикарства и бунтовства так и не ушел. Азума присел на краешек своего чемодана и изящным движением поправил манжеты на своей белоснежной рубашке.

Magdalina: - Нет-нет…- девушка протестующее махнула ладошкой, при движении коей мелодично звякнула пара металлических браслетов, украшавших запястье, - Ни в коем случае не надо автомобилей…ведь… - Дама мгновенно осеклась, обрывая незаконченную фразу. Смех юноши, а после и столь кардинальная, некоторым образом передающаяся ей эмоционально, перемена настроения заставили её вздрогнуть. Минутная, длящаяся даже всего пару-тройку недолгих мгновений задумчивость овладела Линой. Она отвела взгляд, вмиг приобретший былое мнимое равнодушие. И только упоминание собственного имени, да ещё в такой наивежлевейшей, полной форме заставили даму вернуться с Небес на Землю. - Прошу Вас, Азума… называйте меня просто Магдой. Мне будет гораздо более приятней такое, знаете... мм... некоторым образом фамильярное обращение, нежели то, кое изволят применять ко мне на службе, - девушка посмотрела на молодого человека, с трудом пряча на губах, да и во взгляде тонкую нить ласковой, но тем не менее строго-выдержанной улыбки. «Что поделать. Не могу я позволять себе вольностей» - почему-то промелькнуло в сознании леди. Слова юноши, относящиеся к довольно-таки темным страницам истории будто бы не затронули в девушке ни чего, кроме отвращения к возникшему в сознании пейзажу с телами людей… Но Магду передернуло. Поведя поочередно хрупкими плечами, будто бы стараясь сбросить с таковых внезапно окутавший все существо ефрейтора ужас, девушка молча, не знамо почему, и, вероятно, чисто машинально коснулась тонкими пальчиками плеча юноши. - Вы… я думаю, нам лучше наконец уйти отсюда? – Магдалина произнесла сие тихо, едва ли не медленно и печально.

Azuma: Азума инстинктивно отвел плечо назад, сводя к минимуму прикосновение девушки. Затем юноша неловко улыбнулся и, предупреждая вопросы, заговорил. - Как вам будет угодно, Магда. Перрон находится справа от нас. - Азума указал рукой в нужную сторону, а затем легкой походкой зашагал по дороге. Мысли в его голове путались, сбиваясь в кучу и обгоняя друг друга. Все-таки находиться здесь, на этой земле, хранившей отпечаток прошлых войн и укрывшей собой тела его предков, было неприятно. Азума тихо вздохнул и обхватив тонкими пальцами медальон, висевший на шее, прикрыл глаза. Благо хорошо развитая координация позволяла юноше некоторое время ориентироваться в пространстве в абсолютной темноте. Мойва был спокоен. Он спал. Азума огляделся вокруг и, не заметив рядом девушку, обернулся. - Магда, вы идете?

Magdalina: Подушечки девичьих пальцев неподвижно замерли в воздухе, так и не дотронувшись до плеча юноши. Лина в смятении опустила вмиг потускневший взгляд, словно бы ища некой поддержки у мысков собственных босоножек в столь нелепой ситуации. Протянутая в эдаком хрустальном жесте, её рука безвольно опустилась, рассеянно впиваясь остренькими ноготками пальцев в ладонь. Больно. Но действенно. Магда как будто и не слышала слов молодого человека. Красноречиво усмехнувшись уголком розоватых губ, едва приметно сверкнувших на солнце неестественно-восковым блеском, оставленным в виде подарка тонким слоем нескольких граммов косметики, ефрейтор обернулась. Цокнули каблучки, ударившись друг о друга. Дама внимательно посмотрела в лицо юноши, отпуская с губ некий вздох мнимого раскаянья. - Да. Я иду, простите, Азума, - равномерно, будто отсчитывая неведомый ритм, пресловутые каблуки застучали по дороге. Магдалина остановилась около юноши, - Ещё раз простите. Я позволила себя, должно быть, лишнее, - взгляд леди был устремлен в том направлении, где по её же разумению, должен был непременно находиться перрон. Но никак не в глаза юноши.

Azuma: - Нет, Магда. Все нормально. Это моя вина. Просто я привык жить в одиночестве и, наверное, не совсем готов к более близким контактам с людьми. Это пройдет. Не расстраивайтесь пожалуйста. - Азума улыбнулся, извиняясь, и прогулочным шагом направился к платформе. Прорезиненая ручка чемодана давила на пальцы. Маленькие колеса раздражающе скрипели. Азума снова прикрыл веки и постарался не думать обо всем этом. Он представил птицу, выпорхнувшую из клетки и летящую над открытым морем. Но что-то ужасное было в этой птице и в бескрайних волнах, над которыми она парила. Она поднималась все выше и выше в небо, и небо сначала стало серебристым, а потом померкло и потемнело. Это всего лишь темнота ночи, и бояться нечего, абсолютно нечего. Но темнота постепенно и неумолимо окутывала мир, в котором не было ничего и никого, кроме крошечной птички, крики которой уносил ветер. Она летела над огромной пустыней, называемой миром...пустые клетки, пустое море, голый песок... Все, чем Азума любовался, что любил слушать, к чему с волнением прикасался руками, исчезло, а быть может, не существовало вовсе. А птичка кругами скользила все выше и выше мимо него, точнее, мимо абсолютной пустоты, и ее крошечный темный глаз охватывал взглядом весь пейзаж, мир, у которого не было ни прошлого, ни будущего. Азума вздрогнул и резко остановившись, рассеяно посмотрел на Магду. Образ пустоты и птицы никак не хотел уходить из его сознания. Помотав головой, и ухмыльнувшись своей впечатлительности, юноша крепче сжал ручку чемодана и пошел вперед.

Magdalina: У леди и в мыслях не было обижаться на юношу, али расстраиваться по какому-либо поводу. А тут, услышав нечто наподобие извинений, девушка была окончательно сбита с толку. Она перевела некоторым образом непонимающий, растерянный взгляд на лицо молодого человека, будто надеясь понять, почему он… но не суть. Взор девицы секунду спустя приобрел былую серьезность и сосредоточенность, вместе с тем словно бы становясь чуточку-другую более мягким. Девушка направилась за ним, поудобнее перекинув тканевую сумку через плечо и покрепче, уверенности ради, сжимая в левой руке увесистый скрипичный футляр с металлисческими, блестящими заклепками. Магдалина отвела взгляд прочь, скользнув таковым по асфальту, затем еще чуть-чуть дальше, к линии горизонта… в то время, как юноша пребывал в некой таинственной задумчивости, дева мысленно была далеко не здесь. В её сознании масляными красками представало море, ветер, люди, шезлонги, раскаленный песок, неприятно, но так ощутимо колющий босые ступни… что ж, мечтать не вредно. В то время, когда взор молодого человека, скользнув по ней, остановился, девица вздрогнула, приходя в себя. Она невольно улыбнулась в ответ, вновь направляя взгляд блеснувших в лучах солнца глаз совершенно в другую сторону, в ту, откуда должен был прибыть экспресс. - Мм… Азума, а Вы знаете, где купить билеты? Или поиграем в русских зайцев? – леди весело подмигнула молодому человеку, останавливаясь на мгновение лишь для того, чтобы перевести дух. Однако, не смотря на довольно-таки приподнятое настроение, голос дамы звучал столь же серьезно, как если бы она вещала метеопрогноз по центральному телевиденью Нью-Йорка.

Azuma: - Билеты? Вероятно в кассе. - рассеяно сказал Азума. Туманное изображение перрона медленно накренилось, пошло рябью, а затем вовсе исчезло. Юноша крепче оперся рукой о чемодан. Каждый раз, когда его глаза уставали он ощущал подобие морской качки, хотя подобной болезнью он не страдал. Словно несколько минут он кружился вокруг своей оси, а потом резко остановился, смежая небо с землей. Слева послышался стук колес приближающегося поезда. - Вы позаботитесь о билетах, Магда?

Magdalina: - Ах, да-да… касса… разумеется, - Магда, соглашаясь, с готовностью кивнула, вновь пробуя на вкус учтивую улыбку, незамедлительно коснувшуюся уголков её губ. Видно, таковая гримаска пришлась ефрейтору абсолютно не по вкусу, ибо Лина вновь поспешно сменила сию минутную слабость на обычное строгое выражение лица, несколько забавное, если воспринимать все не всерьез… но тут Дама почувствовала легкий, едва ощутимый порыв ветра, и пряди рыжих волос, втянувшись в игру волны воздуха, щекоча, легонько коснулись её бледных скул. Леди выпрямилась, было развернувшись лишь для того, дабы наконец направиться к зданию вокзала, в коем, по её мнению, просто обязаны были находиться все местные билетные кассы... Но тут особо кстати её привычно равнодушный ко всему взгляд скользнул по лицу молодого человека. Отметив про себя некую странную, даже своего рода волнующую её перемену в юноше, девушка на миг замерла неподвижно. И, как и несколько минут назад, руководствуясь вполне естественным желанием помочь, Магда уже хотела протянуть руку вперед, дабы уберечь молодого человека от падения путем удерживания вышеупомянутого за плечо... Увы, увы, наученная горьким опытом, она так и не решилась вновь прикоснуться к юноше во избежание неудобств-с. - Конечно, за билетами я схожу… но, Азума, Вы в порядке? – Магдалина, прищурившись, смотрела на него.

Azuma: - Да, конечно. Не берите в голову. Все из-за смены часовых поясов. - махнул рукой Азума, волевым усилием восстанавливая зрение. Туман перед глазами зарябил и медленно обрел очертания, складываясь в длинную полосу платформы. Юноша поднял глаза на Магдалину. Кожа девушки причудливо сочетала в себе всю палитру алого цвета. Азума слышал каждый уверенный удар молодого сердца ефрейтора. - Пойдемте, нам нужно выбрать маршрут. Небольшое кирпичное здание, усердно притворяющееся творением античности, сиротливо жалось к платформе. На темной, покрытой трещинами табличке, светилось слово "tickets".

Magdalina: - Ну, что ж, раз конечно, то разу… - Магда сомкнула линию тонких губ прежде, чем последний звук сей фразы должен был сорваться с таковых. Видимо, слова, такие как «разумеется», «да-да» и «конечно» грозили в самом ближайшем будущем стать теми, кои станет необходимым искоренить самым безжалостным образом из словарного запаса. Ибо уж больно много места они стали занимать в речи девушки. Как бы то ни было, Магда безоговорочно проследовала вслед за юношей к зданию вокзала, к слову сказать, несколько смущающим своим внешним видом. - И так.. – задумчиво протянула леди, щуря яркие фиалковые глаза и вглядываясь в табло с расписанием поездов, - Куда бы нам отправиться, сэр? Я в детстве грезила о Флоренции, знаете ль… - Магдалина мечтательно возвела взгляд на верхнюю часть доски, в задумчивости приставляя тонкий указательный пальчик к устам, - Но… - она, мило, но недовольно сморщив кончик тонкого носика, поставила к собственным ногам тяжелый футляр и потянулась, при этом чуть прогибаясь в тонкой талии, как своего рода представитель семейства кошачьих после долгого сна, - Ох ну и тяжелая же она... - недовольно пробормотала Магда, кидая ласковый взгляд на лакированную поверхность футляра. - На чем мы остановились..? - леди вновь устремила взор на табло.

Azuma: - Я думаю, нам прежде всего следует отправиться в Рим, в отель. Дальше в нашем расписании стоит Сицилия, но ее можно оставить на следующий день, как думаете? Азума наклонил голову и сложил руки на груди. Нетерпеливо покачиваясь с пяток на носки, юноша обвел скучающим взглядом округу. Вокруг сновали люди: приезжающие, уезжающие, провожающие... Они смеялись, плакали, кричали, и даже дрались порою. Но Азуме не было дела до их пустых склок. Юноша повернулся к расписанию и поднявшись на носки, провел рукой по ярким свежеотпечатанным буквам. Почувствовав на кончиках пальцев покалывание, он улыбнулся. - Через семь минут, третий путь. Полагаю нам следует поскорее купить билеты, Магдалина.

Magdalina: Дама ничего не ответила. Она даже не заметила, что молодой человек снова величал её, будто тетушку какого-нибудь троюродного братца – полным именем. И почти что пропустила мимо ушей слова юноши. Эдакие не проникнутые, видимо, никакой, пусть даже слабой долей эмоций, хотя бы незначительных, предложения… а, быть может, леди просто не заставила себя на таковых сосредоточиться. На эмоциях. Тем не менее девушка, негромко, с легким раздражением вздохнув, принялась обыскивать кармашек сумки на предмет наличных. Выудив оттуда три неких таинственных, слегка потрепанных временем, купюры, дева, скользнув взглядом по оставленной около табло скрипке, подошла к окошку одной из касс. Небрежно облокотившись о стену и ожидая, покуда пожилой господин вместе с маленькой, лет пяти-шести, внучкой, наконец-таки заплатит за билеты, Магда самым правдоподобным, равнодушным взглядом смерила своего спутника, пользуясь тем, что находится на расстоянии от него. «Что ни говори…» - но мысль не была закончена. Из недолгих раздумий ефрейтора вывел строгий голос кассира, нечто деловито вопросивший на итальянском. Растерянно заморгав, девушка подала ему деньги, на ломаном, сильно акцентированном итальянском диалекте попросив немедленно предоставить ей билеты до Рима на ближайший экспресс. Успешно компенсировав свои столь малые познания в итальянском очаровательнейшей французской улыбкой, девица вернулась к юноше. Так ничего и не изволив произнести, дама протянула ему один из новеньких, только-только напечатанных билетов до Рима. И не взглянув на молодого человека, дева молча подхватила тяжелый футляр со скрипкой. После чего лишь поудобнее перехватила вновь как будто потяжелевшую спортивную сумку. Сызнова будто бы играя в молчанку.

Azuma: НРИ: Магда, ты убиваешь мой мозг. =>icq Азума со свистом вдохнул. Он чувствовал, как в нем поднимается напряжение. Волнами накатывает и отпускает вновь. Он сжал пальцы в кулак и облокотился на чемодан, невидящем взглядом смотря на то, как лучи восходящего солнца играют в волосах маленькой девочки, держащей за руку деда. "Два до Рима? У меня не будет сдачи" - услышал он голос кассира. Через четверть минуты, Магда уже протягивала ему билет на экспресс. - Вас раздражает ваше имя, Магда? - с просил юноша, подхватывая чемодан и догоняя ефрейтора.

Magdalina: НРИ: Мур. В течении недолгой первой минуты у леди и в мыслях не было отвечать молодому человеку на столь странный вопрос, но по-видимому, настолько интересовавший юношу, что он даже осмелился озвучить таковой вслух. Дама, в свою очередь, переводя то и дело сбивающееся дыхание, иногда лишь раздраженно поглядывая по сторонам, дабы хоть как-то, руководствуясь вышеупомянутыми скудными познаниями в итальянском, сориентироваться в нумерации платформ. Магда с завидной стойкостью эдакой рыжей пародии на оловянного солдатика продолжая хранить молчание, цокая невысокими каблучками уже по поверхности нужной им платформы. И только здесь, наконец, остановившись, дабы перевести дух, девушка, спустя несколько секунд после остановки, соблаговолила нарушить молчание. - Нисколько, - она кивнула, словно давая понять юноше, что теперь он не совершил никакой ошибки, назвав её именно так: «Магда».

Azuma: НРИ:вышеупомянутыми скудными познаниями в итальянском, сориентироваться в нумерации платформ но цифры везде одинаковые ж.... - Тогда, я вас совсем не понимаю. - честно сказал Азума, задумчиво проведя рукой по затылку. Поезд длинной синей змеей медленно вился у платформы, освещая себе путь тусклым огнем фар. Наконец, остановившись, поезд открыл перед пассажирами темный зев дверей. Не сказав ни слова, юноша шагнул в вагон. Азуме было свойственно подобное поведение - без каких бы то ни было объяснений и извинений резко прерывать разговор и уходить. Из последних сил он старался сдерживать себя. Ему хотелось узнать Магдалину получше и он бережно сохранял каждый факт относящийся к девушке. "Она не любит свое полное имя"...

Magdalina: но цифры везде одинаковые ж.... НРИ: Кто спорит? Цифры - да. А дотошные надписи на указателях "как пройти к платформе № 3," к примеру, совершенно не численные. - Что ж. Попытайтесь понять, - просто ответила девица, явив на губах уж совершенно загадочную улыбку. Но тут, как ни к стати, тот самый экспресс, ожидаемый ими, оказался в поле зрения девушки. Немилосердно заставля Магду сощуриться, яркий свет фар скользнул по её бледным чертам лица и леди невольно опустила взгляд . Меж лопаток неизвестно как и почему пробежалась дрожь. Опасность? Угроза? Помилуйте, где? Дева подняла взор, сосредотачивая все свое внимание на публике, обитавшей неподалеку. Светловолосый мужчина в весьма экстравагантном кепи, сидевший на скамье в ожидании поезда, рядом - тот самый дедушка с внучкой, нечто невразумительное бормотавшей под нос, слегка поодаль, но значительно ближе к ним некий джентльмен, держащий в тонких палцах явно дорогую сигарету, да в придачу ко всему какая-то женщина с идиальным "хвостом" гладких кашановых волос. Ничего серх, проще говоря. Что и говорить, она просто немного устала после перелета, а тут ещё и молодой человек... Дама, едва открылись двери и спутник её изволил пройти внутрь, она, в который раз по привычке проверяя взглядом наличие черного футляра в собственной руке, шагнула следом.

Azuma: Азума сильным движением руки закинул чемодан на полку и удобно устроился на скамье, закинув ногу на ногу. Заправив, длинную прядь черных волос за ухо, он поставил локоть на оконную раму и прикрыл глаза. Путь предстоял не близкий. Азума вздохнул. Он снова возвращается. К нему. "Непременно нужно посетить костел" - пронеслась в голове мысль. Двери вагона с громким стуком закрылись и поезд, издав предупреждающий свист, тронулся. Сидение под Азумой завибрировало и юноша, передернув плечами, прислонился лбом к холодной поверхности стекла.

Magdalina: Магда на миг остановилась посреди вагона, второй рукой нежно обхватывая ручку футляра, при том позволяя тяжелой сумке соскользнуть и повиснуть на хрупой кисти дамы. Леди плотно сжала линию губ, недовольно морща кончик носа от какой-никакой боли и, вынужденной будучи ослабить хватку левой руки, вновь отправила ремень сумки на надлежащее место. Задумчивым и цепким взглядом окидывая поезд, тем самым осведомляясь о численности пассажиров, коих было немного, ерейтор поспешила приблизиться к молодому человеку, дабы уже занять место и ни о чем не беспокоиться. Вестимо, парень начисто отсутствовал в этом мире. Девушка опустила футляр подле своих ног, и намеренно демонстрируя свою якобы "гордость", упрямо, одной рукой покрепче схватив сумку, другой закинула её на полку. - Вот так-то лучше... - произнесла Линочка, довольно улыбнувшись. Но, видя, что её спутник, будто бы напрочь и совершенно неучтиво забыв про неё, Магдалина глубоко и разочаровенно вздохнула, плавно опускаясь все же рядом с юношей. и подхватывая футляр к себе на колени. Тяжело. Ну ничего, потерпит.

Azuma: Азума прикрыл глаза, и сквозь густые ресницы, лениво наблюдал за красными отблесками солнечных лучей. Поезд неравномерно двигался вперед, то и дело замедляя свой ход на развилках и поворотах. За окном одна за другой сменялись такие знакомые и в тоже время чужие картины. Он был рад вновь вернуться сюда, но глубоко в душе чувствовал страх. Это двойственное чувство не давало юноше покоя. Азума нервно повел плечом и зажмурил глаза, прерывая тепловой контакт: глаза должны отдохнуть. Он не привык попусту тратить свой дар. Положив ладонь на массивный кулон на груди, Азума криво улыбнулся и расслабленно откинулся на спинку сидения, забросив свои длинные ноги на соседнее место. Он никому не позволит нарушить свои покой. Поймав себя на этой откровенно эгоистической мысли, юноша тихо рассмеялся. Азума устроился удобней и прислушался. Вагон наполнял водоворот различных звуков: смех и оживленные разговоры причудливо переплетались с грохотом то и дело распахивающихся вагонных дверей. Поезд в который раз замедлил ход. Стук колес успокаивал. Азума задремал.

Magdalina: «Он крайне неразговорчив. Да ещё имеет свойство стоить из себя невесть что». Видя, что Азума задремал, Лина равнодушно улыбнулась сама себе и склонила голову к левому плечу, скользнув взглядом по пыльному стеклу за окно поезда. Без малейшего интереса в глазах изучая киноленты мелькающих за окном пейзажей, Магда одновременно пыталась сосредоточить свое внимание на том, что бы не выпустить из рук футляр. Раздраженная невозмутимостью собеседника, она, сама того не заметив, машинально опустила нелегкую ношу себе под ноги и скрестила руки на груди, прикрыв глаза. Манеры спутника ей были явно не по вкусу, но, увы и ах, что делать? НРИ: давайте чуть динамичнее. По истечению часа дама благополучно задремала, подвергнутая ласкам немилосердного солнца, а ещё по прошествию некоторого времени её невежественно заставил проснуться некий неслабый толчок остановки поезда и скрип тормозов. - М-мур? - девушка растерянно посмотрела на спутника, поначалу даже искренне забыв про свои на него обиды, - Уже прибыли? - Лина поправила рыжие локоны и внимательно посмотрела в окно. Воистину, прибыли. За окном был вокзал. - Синьор Азума, прибыли... - дама ласково коснулась плеча юноши, но, вспомнив свою прошлую оплошность, поспешно отдернула руку, - Туристическая прогулка начинается! - загадочно подмигнув, объявила Магда с торжествующей улыбкой на сомкнутых устах и потянулась, тем самым разминая затекшие после нескольких часов неподвижного положения мышцы.

Azuma: Резкий толчок и невесомое прикосновение к плечу. Азума резко выпрямился и распахнул слепые глаза. - Синьор Азума, прибыли. - воздух вокруг него переменил свое направление прямо пропорционально стройному телу Магдалины. Поднявшись со скамьи, юноша легким движением руки снял с багажной полки свой чемодан и слегка склонил голову набок, выражая полную готовность и внимание. Поведя плечом, Азума стряхнул несколько невидимых пылинок с одежды и как-то ласково, по-домашнему улыбнулся. - Пойдемте, Магда. Кажется, я ждал этого путешествия долгие годы. К тому же провести внеочередные каникулы в обществе такой восхитительной девушки, как вы - что может быть лучше. Азума невинно похлопал ресницами отчего зрачки его глаз несколько помутнели. Удобней перехватив чемодан, юноша скользнул в проход мимо его компаньона. - Вперед! - воскликнул он, распахивая дверь в тамбур. Легко выпрыгнув на камни платформы, Азума развернулся к вагону и протянул вперед руку ладонью вверх: - Позволите? НРИ: Динамичность подразумевает собой наличие свободного времени, с чем в последние недели катастрофическая ситуация. Однако, траблы не вечны, и в дали виднеется свет. Я все это к тому, что постараюсь вернуться на прежний ритм.

Magdalina: Я немного не о той динамичности. Я об игровой. ) Но всё равно - merci. Ежели ещё и в аське будте появляться - тогда совсем все замечательно. P.S. вот оно, Господь милостив, вот чего я ждала. В последний раз выписав в воздухе изящный завиток кистью руки, дама довольно вздохнула, на прощание позволяя себе ощутить едва уловимые запахи поезда и одновременно с этим крохотным вздохом неясной благодарности, обращенной в пустоту, поднимаясь на ноги. Благодаря незначительным физическим упражнениям её тело, да и она сама чувствовала себя прекрасно. «А говорят ещё после этого, что душа не зависит от тела» - вспомнилась ей неточная цитата из одной книги, что теперь лежала среди нот в её футляре, кою она постоянно брала всюду, куда бы не шла. Трогательная привязанность. К её автору. Магда, вновь прогибаясь в изящно тонкой талии, подтянулась на цыпочках к полке, на которой мирно покоилась её сумка. Потревожив пресловутый покой собственного багажа, девушка ловко стащила таковой с полки и осторожно закинула к себе на плечо. - Un compliment… - одними губами прошептала девушка, кокетливо и чуть смущенно взглянув в свое отражение в окне, - Я, с Вашего позволения, тоже ждала возможности выбраться куда-нибудь, –произнесла она уже достаточно громко для того, чтобы г-дин Азума мог её слышать. Подхватив с пола футляр, Лина последовала за своим компаньоном, сделав вид, что не заметила некоторых замечаний в свою сторону. Однако когда девушка решилась на эффектный прыжок с высоты поезда до платформы, её будто бы мягко останавливает учтиво протянутая рука молодого человека. - Mais… - невольно выдохнула девушка, в надменном удивлении приподнимая бровки и бросая взгляд на него. В то время её прохладная ладонь ложится в ладонь юноши, ненавязчиво опираясь на таковую и Магда, всего лишь изящно переступив через черную полосу пустоты меж платформой и поездом, оказывается рядом с юношей, - Благодарю, - вымолвила она, поспешно отводя взор и пытаясь сориентироваться, - Что ж… полагаю, нам туда? – Лина рассеянно указала рукой в сторону здания вокзала. Её правая рука всё ещё была в плену ладони юноши.

Azuma: Азума окинул привокзальную площадь безразличным скучающим взглядом. Прищурив глаза, он сосредоточился на красных всполохах перед собой. Туда-сюда вокруг него сновали люди то, исчезая, то появляясь в поле зрения. Каждый из них был взволнован, расстроен или счастлив. Каждый, источал мириады эмоций и просто светился энергией. Азума улыбнулся и повернулся к теплой сине-желтой Магдалине. - Я думаю, нам нужно попасть в отель и оставить вещи. Все-таки, налегке исследовать город будет намного удобней. Не правда ли? – Азума наклонил голову в своем фирменном чарующем жесте. – Если мне не изменяет память, а она редко изменяет мне, - юноша снова улыбнулся. – Нам туда. Азума указал рукой на широкий проспект, простирающийся перед ними. - Рим – самый лучший город для исследования, на мой взгляд. Это город загадка. – Азума подхватил свои вещи и тихо пробормотал. – И я твердо намерен разгадать ее. Солнце поднялось уже довольно высоко и не резало глаза, а лишь мягко согревало бледную кожу. Легким движением руки, Азума поправил воротник своей рубашки и зашагал вперед, убедившись, что Магда готова следовать за ним. - Помните о нашей маленькой игре? Кажется, я избалованный турист, да? – юноша хитро улыбнулся девушке, когда она поравнялась с ним. – А вы мой добрый, умный компаньон. - Я помню, когда впервые попал в этот город. Магда, представляете, он был поход на редко заселенную деревню. А сейчас… он прекрасен. НРИ: Аська не работает. Вместо нее вы можете воспользоваться личкой

Magdalina: В кардинальном отличии от юноши осмотревшись вокруг с неугасавшим ни на секунду живым интересом, опасно балансирующем на грани пустого девичьего любопытства, Магда удовлетворенно улыбнулась, довольная своими поверхностными наблюдениями. - Отель... – задумчиво мурлыкнула Линочка в ответ на красноречивый жест юноши, - Конечно, нужно добраться до отеля. Но как? – девушка с вежливой, не смотря на сквозившую в ней иронию, улыбкой заглянула спутнику в глаза. Но тут же, что-то припоминая, словно спохватившись, мгновенно отвела бесстыдный взгляд, делая паузу и уже покорнейше следуя за молодым человеком вглубь толпы. Необходимость в ответе отпала. Попутно ведя нехитрые размышления о его таинственных словах о Риме, как о городе-загадке, Лина пыталась сконцентрироваться на блаженной и отрадной мысли о долгожданном после долгой дороги душе в отеле… но тут - вновь неосторожно брошенная фраза. Ох, как она к ним была придирчива. - Простите.. К-как Вы сказали? – растерянно хлопая веерком ресниц, как будто бы даже опешивши, переспросила девушка, - Добрый..? Умный? - бровки дамы грозили скрыться под рыжей челкой в искреннем удивлении, - Льсте-ец… - уже почти шепотом процедила леди, раздраженно проводя ноготком левой руки по футляру, сжимавшей его ручку. Оттого раздраженно, что ранее скупой на болтовню юноша теперяче якобы мешал сосредоточиться ей на приятном. Но, какая к дьяволу раздражительность? Нет, нет, её на деле не было. Меньше надо было ей играть в неприступную барышню. - Значит, Вы здесь были раньше и довольно-таки давно, - сухо, подбирая подходящую улыбку к собственным словам, словно жеманничая, констатировала Магдалина.

Azuma: Азума заметил промелькнувшую в голосе Магды сухость и усмехнулся про себя. Такая сложная и многогранная, она пробуждала в юноше не дюжий интерес. "Это будет занятно. - подумалось ему - Найти с ефрейтором общий язык". - Я родился недалеко от Рима. Я думаю, вы знаете об этом. Это наверняка отражено в моем досье. Было тяжелое время. О цивилизованности, в нынешнем понимании этого слова, не могло быть и речи. Каждый думал лишь о своей шкуре и готов был предать друга, брата, отца за сущие копейки. Тогда то и появились первые правители - повылезали из разных щелей - мечом и кровью дорвавшись до власти. Так появилась моя династия. Есть чем гордиться, не правда ли? Азума рассмеялся. - Но к чему все эти невеселые разговоры? Магда, Вы только посмотрите по сторонам! Какая восхитительная архитектура. Путники не спеша пробирались по мощеной серым камнем площади Cinquecento. Вокруг то и дело сновали и суетились люди. Однако этот факт совсем не затрагивал Азуму, твердым шагом двигающегося вперед. Люди интуитивно убирались с дороги незрячего юноши. - Impagabile! - выдохнул Азума, резко замирая возле уличного музыканта, зажавшего в тонких, обтянутых белой кожей перчаток, пальцах блестящих гриф скрипки. - Это же "Elogio per un'ombra"! "Хвала Тени", Петрасси! Вы узнали ее, узнали? - восторженно воскликнул юноша, повернувшись к девушке. - Пьеса, объятая сном. Стремительным движением Азума вынул из отворота рубашки аккуратно сложенную банкноту и осторожно вложил ее в нагрудный карман музыканта. - Impagabile! - повторил он и, счастливо улыбаясь, двинулся дальше.

Magdalina: Не обратив должного внимания на его многозначительную усмешку, девушка продолжала скользить равнодушным в течении первых секунд взором по силуэтам величественных, невысоких зданий, будто бы в свою очередь сошедших с картин художников средиземноморья. Но, опять же, взор её был рассосредоточен лишь первое время. Вскоре пейзажи поглотили внимание дамы целиком, она даже на пару секунд забыла о том, что ей вдруг особо остро стала ощущаться подступающая головная боль. Рассеянно прислушиваясь к речам спутника, девушка чувствовала, что ещё несколько минут, и она не выдержит этой бесконечной ходьбы. Нет, разумеется, она могла похвастаться и выносливостью караванщика в пустыне, и силой духа метростроевца при всей окружающей его тьме, куда бы он не шёл, но не при той душной, слегка даже гнетущей своей липкой, жаркой паутиной, погоде, что сейчас окружала её и отягощала, делала невыносимым каждое её движение. Ох, зря она не улучила минутки и не переоделась во что-то более легкое, не высвободилась из оков этих треклятых коротких джинс, столь невыносимо плотно прилегающих к её телу. И тут, словно услышав её тихие, безмолвные мольбы подсознания, молодой человек с воодушивленным интересом отвлекается на игру какого-то скрипача. Магдалина даже не в силах вслушиваться в мелодию. Попытавшись ещё картинно поджать губки и якобы в недоумении отвернуться от музыканта, что смел коснуться скрипки не снимая перчаток (и пускай на подушечках пальцев они были с кроткими, прелестными дырочками, лохматящимися по краям, ей было всё равно), Соловушка вздрогнула от внезапного холодка, скользнувшего меж её лопаток. Её боле не прельщали пелести архитектуры. Футляр уже не кажется таким доброжелательно-легким, как раньше, теперяче он тянет её книзу... но нет, это у девушки уже просто закружилась голова. Магда неловко шагнула в сторону, невольно и спонтанно ухватив под руку собеседника, прикрывая глаза... Черные мушки никак не хотели исчезать. Чтож, резкая перемена климата явно не пошла ей на пользу. - Ах... Азума... всё это прекрасно, но, прошу, давайте поскорее... - она мужественно закусила губу, не закончив, и выпрямилась, успокаивающе улыбнувшись опешевшему музыканту и переведя отчаянный взор на юношу, руку коего она покуда не отпускала.

Azuma: - Устали? - Азума с неподдельным беспокойством повернулся к девушке. - Что ж, насладиться достопримечательностями мы сможем и позже. Идемте, Магда. Весь оставшийся путь до отеля они проделали молча. Азума шел, низко опустив голову и то и дело, прикасаясь пальцами к массивному кулону на шее. - Ничего, - шептал он, - наступит ночь и я обязательно выпущу тебя. Широкие оживленные улицы быстро сменились узкими переулками. Шаги путников гулким эхом разлетались по округе. Юноша шел далеко впереди девушки, останавливаясь каждые несколько десятков шагов, чтобы подождать Магду. Чемодан до боли оттягивал руку. Хотелось отдохнуть или сдохнуть. Здесь и сейчас. Азума счастливо улыбнулся своим темным отчаянным мыслям. - Вот мы и пришли. Юноша указал на высокое здание, упиравшееся сводами в облака. - Еще пара нюансов и мы сможем сделать привал.

Magdalina: - Устала ли я? Разве что немного. Знаете, как это обычно бывает: дорога, жара, нервы всё-таки, которые определенно, скажу Вам честно, на пределе, - слегка затянув с ответом из-за возобновившегося слабого головокружения, оправдывается Лина, неловким жестом заправляя прядку волос за ушко и наконец-таки переводя дыхание (пейзаж перед глазами перестал вальсировать) - ... или это я слишком напряжена из-за нервов, - вновь следуя за "компаньоном", добавляет она едва слышно, при том почти что одними губами, всвязи с чем ей удаётся различить шепот спутника. - Простите..? Выпустите кого? - недоуменно подняв бровки, девушка даже приостановилась. Внимание её коварнейшим образом привлек некий злосчастно бросающийся в глаза магазин, всем своим степенным видом напоминающий булочные в европейских кинолентах и Мио было задержалась, дабы посмотреть. После, увы, вынужденая нагонять молодого человека, - Что? Пришли.? - слегка сбив дыхание и с трудом выдохнув спустя считанные секунды пробежки, осведомляется ефрейтор. В следующее мгновение с явстенно просматривающимся и весьма правдоподобным сомнением во взгляде оглядев здание с какой-то скрытой, тайной укоризной, неизвестно, правда, какой именно природы, Лина со смиренным вздохом кивает самой себе для окончательного успокоения и даже как-то ускоряет шаг. Мысль о долгожданном душе и прохладительном напитке не дает покоя, грея душу.



полная версия страницы