Форум » Блицкриг » Der Pariser Tango » Ответить

Der Pariser Tango

Сириус: Время действия: начало октября 2008 года Место действия: Франция, Париж Действующие лица: герр Нейлбастер, еще кое-кто Предыстория: Вся наша жизнь испещрена случайностями. Так почему бы фюреру КМ случайно не оказаться на улицах великолепного Парижа, случайно встретить человека своего круга и пригласить на чашечку кофе череду случайных приключений?..

Ответов - 36, стр: 1 2 All

Сириус: Площадь перед собором Парижской Богоматери представляла собою людное, но довольно уютное место, над которым возвышается всем известный Нотр Дам. Чтобы сфотографировать передний фасад, желающим прийдется отбежать практически в другой конец мощеной площадки. По бокам растут одинокие деревья, а за дорогами стеной стоят жилые дома с красивой отделкой более прекрасных времен. Везде стоят резные лавочки, на которых туристы предпочитают разворачивать карты, нежели просто наслаждаться идиллией общественных мест. А есть чем наслаждаться. Любители голубей в особенности предпочитают прогулки перед собором из-за наличия стай этих птиц, которые совершенно не боятся людей. Эстетическое удовольствие от облепивших вас нежных пернатых обеспечено. Если, конечно, вы останетесь чистым...

Nailbuster: "Интересные создания..." - улыбаясь, думал рейхсподонок, сидя на скамеечке в позе лотоса, с ногами, и бросая голубям кусочки мягкой французской булки, которую держал в руках - один кусочек за другим, один за другим... Первый пункт его мини-плана под названием "Съешь ещё этих мягких французских булок да выпей чаю" вроде как с грехом пополам был выполнен. Булка оказалась отменной - с сахарной пудрой и молотыми фисташками. Оставался чай, который Нэйл во что бы то ни стало хотел выпить на вершине Эйфелевой башни - только там и нигде больше. Это было дело принципиальной важности. Однако где возьмёшь горячий чай на такой верхотуре?... Рейхсподонок, задумчиво шевеля ушами, размышлял над тем, что нужно захватить или уничтожить, дабы успешно выполнить это предприятие...

Сириус: Тем временем, пока городская идиллия неспешно продолжала свое каждодневное поползновение, туристы и не думали подчиняться ее неспешному течению. Они с восхищением рассматривали мировую достопримечательность, щелкали фотоаппаратами, сбивались в стайки, чтобы, наконец, под строгим надзором гида зайти внутрь. Другую категорию иностранцев составляли те, кто смог приехать сам и имел в наличии гибкий, "плавающий" график. Один из таких туристов что-то пытался спросить у местного на ломаном французском. Видимо не достигнув нужного результата, молодой человек, на вид вполне себе представитель студентов-раздолбаев, присел на край соседней скамейки и принялся разворачивать объемную карту. Попереворачивая ее так и эдак, юноша пришел в некое подобие недоумения. Он что-то невнятно пробормотал про "кривые улицы" и "жмотов французиков", а затем можно было услышать отчетливое немецкое "в бункере фюрера я видал все ваши багеты!".

Nailbuster: Левое ухо рейхсподонка шевельнулось, уловив знакомое словосочетание. "Мда, гламурфашизм окончательно пустил корни в мировую молодёжь..." - подумал он с какими-то неясными эмоциями - то ли с радостью, то ли наоборот. Ему очень нравилось здесь - в противовес многим другим странам Западной Европы здесь практически совсем не было солдат Армии Света. Оно и понятно - местные вампирские кланы были слишком сильны и влиятельны, чтобы с ними можно было бороться таким примитивным способом, как физическое насилие. "Иззи-Иззи..." - улыбнувшись, подумал фюрер КМ. - "Где же ты сейчас?..." - Молодой человек, а вы увлекаетесь нацизмом? - обернувшись к соседу, благодушно вопросил он. План по захвату горячего чая в голову не лез ни разу, и посему жизненно важным было на что-нибудь отвлечься. Например, на разговор с первым встречным.

Сириус: -А? - Юноша повернул голову в сторону Нейлбастера и недоуменно посмотрел на него, чуть склонив голову набок, явно думая, что ослышался. Сообразив, что если иностранец вполне себе знает немецкий и вопрос действительно уместен, молодой человек смущенно улыбнулся: -Нацизмом? Что Вы, я право... Ну... Рассматривал его с научной точки зрения... И, наверное, да... Можно сказать, что увлекаюсь... - В конце вымученной фразы он вздохнул. Неуверенность с которой отвечал студент свидетельствовало о том, что к вопросу он был не готов и не знал как ответить на него так, чтобы сказать минимум правды и не соврать. Получилось... то, что получилось. Хотя, с другой стороны, студенты не обладающие выдающимися физическими данными и увлекающиеся нацизмом... Тут уж неуверенности можно найти и другое объяснение, в лице современных антифа, которые были так же опасны одинокой молодежи наряду со скинхэдами и гопниками. Черт их знает, есть ли в центре Парижа антифа, скинхэды или гопники, но лишний раз встречать представителей этих уличных каст не очень то и хотелось. Однако юноша вполне успокоился, удостоверившись, что незнакомец на вид не относится ни к одной из трех групп.

Nailbuster: Нэйл внимательно, но ненавязчиво изучал собеседника взглядом. На вид как будто бы совсем обычный человек - немец, видимо, или ещё кто, но уж никак не француз. Однако... - Я тоже увлекаюсь. А ещё я увлекаюсь... чаем. - сказал он, улыбнувшись ещё шире, будто бы ширина улыбки могла свидетельствовать о степени увлечения предметом разговора. - Вы ведь в курсе, где тут неподалёку подают чай получше? Мы могли бы с вами испить чашечку-другую и поболтать, как говорится, за жизнь. - он картинно огляделся. - Вы ведь тоже тут проездом, не так ли? На местных потребителей лягушек вы не очень похожи.

Сириус: -Ох уж мне эти любители лягушек! - Студент картинно потряс картой, которую, к слову, держал к верху ногами. - Эмм... Извините... Молодой человек свернул карту и продолжил: -Так вот... Я с удовольствием не только выпью с Вами чашечку чая, но и, с Вашего позволения, что-нибудь съем... У этих лягушатников не то, чтобы лягушек, даже элементарно позавтракать по-нормальному нельзя! Он вскочил со скамейки, пребывая в расстроенных голодных чувствах. -Я как раз высмотрел место поприличнее... И, к счастью, оно сравнительно недалеко, - Юноша улыбнулся, предвкушая скорейшее дополнение к пустому завтраку. - Там рядом еще магазинчик такой... La maison de l'Astronomie. К слову, говорил он с той долей эмоций и в жестикуляции, и в интонациях, которая не свойственная чистокровным коренным немцам.

Nailbuster: Это, конечно же, не укрылось от взгляда рейхсподонка. "Интересно. Люблю загадки." - ухмыльнулся он и соскочил со скамейки, разминая малость затёкшие после позы лотоса ноги. Швырнув остатки булки голубям, он обратился к парню: - Если эта ваша ля майзон действительно настолько кошерна, почему бы и в самом деле туда не заглянуть? - радостно хохотнул он. - Пойдёмте же. Кстати, меня зовут Нэйл. А вас как величать, камрад? - и он широким шагом направился через площадь.

Сириус: -Свен... Свен Майер, - Студент зашагал рядом с Нейлбастером. - Очень приятно. В том, что имя у него было явно немецкое, сомневаться не приходилось. Разве что только не центральной Германии. Но по нынешним временам, когда в Америке бегают веселые Оленьки, а в России спокойно проживают Анны-Марии, такая мелочь никем не бралась во внимание. А, собственно, зачем? Ну, подумаешь... И действительно ведь. Однако, если откатить, скажем, лет на пятьдесят назад и посмотреть на все глазами человека, знающего обо всех и все, то факты принимают совершенно другие очертания... Ну да не будем заходить вперед. Потому что без знания подробностей какой-то пресловутый факт о самом обычном имени совершенно не играет роли. ...Они прошли по людной улице, буквально загруженной огромным количеством стоящих на обочинах мотоциклов. Самый популярный транспорт в Париже, к слову. Слева показалась небольшая кафешка с полностью стеклянной стеной-витриной. Далеко в здание она не углублялась, поэтому часть столиков была вынесена на воздух под зонтики. Да, такие кафе больше всего любят показывать в штампованных мелодрамах. Напротив кафе, выбиваясь из общей серой желтизны домов голубоватым фасадом, маячил такой же прозрачный La maison de l'Astronomie, на витрине которого веселая надпись на французском предлагала купить 200 чего-то всего за 29,5 евро.

Nailbuster: - По-моему, замечательное место, Свен! - одобрительно кивнул рейхсподонок. - Так-с, вношу предложение расположиться вооон за тем столиком! - он показал на тот, что был дальше всего от входа в заведение. - Я бы испил чего-нибудь зелёного или красного, фруктового... - он мечтательно закатил глаза. - И, конечно же, откушал бы шоколаду, тёмного али молочного с орешками. Надеюсь, здесь есть официанты? - он глянул в сторону входа в кафе и немедленно оккупировал выбранный столик. - Очереди. Терпеть их не перевариваю. Он всё ещё продолжал внимательно исследовать своего нового знакомого. Майер, значит... Где-то Нэйл уже слышал эту фамилию. Правда, никакого Свена он не помнил, но Майер... впрочем, мало ли в рядах вермахта было таких Майеров?... Пожав плечами облегчённо - так он делал всегда, когда какие-то ненужные и слишком занимавшие психику мысли приходили и наконец-то уходили обратно, - фюрер отметил про себя, что парень не дурен. Не то, чтобы он разделял сёнен-айские привычки своего заместителя, однако что-то в молодом человеке было определённо притягательное. Внутренний свет, если хотите. То, что фройляйн Нава называла "рыжестью".

Сириус: Свен положил на столик карту города, которую до сих пор нес в руках за неимением карманов достаточного размера в стандартных синих джинсах и светлой рубашки с закатанными рукавами: осень выдалась очень теплая и нежная. -Официанты тут быть должны, но, с Вашего позволения, я сам за всем сбегаю, - Не дожидаясь согласия спутника, студент удалился внутрь заведения. Ему не терпелось поскорее восполнить отсутствие завтрака. Когда очередь более-менее "рассосалась" сама собой - к приходу Нейла и Свена туристы просто-напросто уже заканчивали трапезничать и потихонечку отбывали по своим важным туристическим делам - Майер минут через 15 после того, как покинул майора, уже ставил поднос на столик. На нем лениво ожидали своей очереди быть съеденными три различные плитки шоколада, чашечка цветочного чая для каэмовского фюрера, тарелка с кусочком рыбы и картофелем для Майера и пластиковый стакан кофе для него же. Студент приземлился напротив Нейла. -Вот! - Радостно возвестил он.

Nailbuster: - А вы, как я вижу, не дурак покушать. - довольно промурлыкал Нэйл при виде рыбки и особенно картофеля, от которых шёл ароматный пар, превосходивший по аппетитности лишь запах собственно майорского чая. - Знаете, пить чай для меня - это некий особый ритуал, Свен. - он задумчиво положил в чашку три кубика сахара, лежащие тут же на блюдечке с шоколадом. Завершая фразу, он заметно поколебался, выбирая между "Свеном" и "герром Майером". Предпочтение отдалось последнему - парень явно не располагал к формальной беседе со всеми подобающими знаками уважения. Да и не общался Нэйл давненько ни с кем подобным образом, по-человечески. Окромя, конечно же, некоторых собственных соратников. Отчего-то стало снова не то грустно, не то весело. Лирично, в общем. - Чай подаётся сперва очень горячим. - с удовольствием протянул он, захватывая пальцами дымящуюся чашку. - Чтобы пить его маленькими, совсем крошечными глотками - так одной чашки хватает надолго, и напиток не кончается раньше времени. Затем, когда чай уже остыл, а шоколад весь съеден, - он откусил кусочек от плиточки, - можно приниматься пить его большими уже глотками, наслаждаясь вкусом всласть... Ещё, знаете, дома я люблю оставлять какое-то количество на потом, ставить на подоконник на несколько часов... чтобы потом пить ледяной - это совсем другой вкус. - он мечтательно улыбнулся и отхлебнул ещё немного. - Кстати, чай должен быть крепким. Иначе это не чай, а халтура.

Сириус: Майер слушал его, не теряя драгоценного времени и методично набивая желудок таким вот ранним обедом. Метод испития чая майора ему очень даже нравился, тем более, что на словах - особо если учесть как Нейл мог толкать речи, не говоря уже о самой простой непринужденной беседе - все получалось довольно-таки красиво и вкусно. Молодой человек тут же дал себе обещание попробовать нечто в этом роде. Студент отпил немного кофе и положил вилку. -Признаться... Не могу вспомнить, когда в последний раз я сам пил чай неспеша. Я вообще его не часто пью... Ведь у нас как. Проглотил по-быстрому и побежал, - Естественно у кого это "у нас" Свен не уточнил. На фразу о том, что сам он не дурак поесть, Майер кое-как среагировал только после глубокоинтересной лекции Нейла о чае, когда тот был готов слушать, а сам студент имел возможность говорить. -Да и ем я не так часто и не так много... Было бы время, как говорится. Просто с этими стандартными французскими завтраками в пору остаться голодным до самого вечера, если не наскребешь себе по пути какой-нибудь обед или, на худой конец, просто бутерброд. Они ведь и чай тут во время еды не пьют, вот в чем фишка. У них для этого вода есть, говорят... - Парень отставил пустую тарелку и придвинул к себе кофе. - Хотя в отелях подороже оно, наверное, по-другому. Все-таки, думаю, там кое-как подстраиваются под иностранные вкусы.

Nailbuster: - Вода. - поморщился Нэйл. - Нет, всё-таки эти французы - поразительно странная нация. Пить воду вместо чая... Я её вообще потребляю очень редко - иногда, впрочем, бывает такое странное настроение, когда хочется именно стакана воды. Холодной, родниковой, с привкусом камушков. - он вновь улыбнулся. - Обычно это бывает ночью, когда встаёшь и проходишь мимо столовой... Ну или там на худой конец можно оставить стакан на тумбочке - дом у меня большой, а столовая и кухня обычно далеко... Кстааати, а вы сами-то здесь какими судьбами? - он внезапно поглядел на Свена, помахав в воздухе чайной ложечкой. - Учитесь али просто так, проездом? На туриста вы не похожи. - он беззлобно усмехнулся.

Сириус: -А я и учусь и проездом... - Свен отломил кусочек шоколадки. - Сами знаете как у нас легко пересекать границу между Германией и Францией. Паспорт, десять евро и все в порядке! Вооот... А еще в каком-то смысле по... семейным делам. По-видимому вместо "семейных дел" он хотел упомянуть работу. Майер отправил шоколад в рот и запил кофе. -Герр Нейл, а Вы сами здесь на отдыхе? Город располагает, не спорю... Просто не часто можно встретить на чужих улицах человека, увлекающегося нацизмом. Тем более немца. У нас после войны произошло резкое отторжение идей населением, любая символика закононаказуема, да и вообще... Обычно не принято об этом говорить. Это самое "герр Нейл" студента звучало не в официальной окрасе (как, допустим, это было бы в каэмовском обществе), а как-то "по-домашнему". Вроде русского соседского "дядя Саша", но в уважительном тоне.

Nailbuster: - Дааа, действительно законы насчёт этого дела поистине драконовские. - одобрительно кивнул рейхсподонок и отпил ещё один маленький глоточек. Призадумался на пару секунд и посерьёзнел. - Знаете, Свен... пожалуй, окромя символики меня уже мало что интересует в этой, с позволения сказать, идеологии. Равно как и вообще в какой бы то ни было идеологии... Просто они были чертовски стильными ребятами, вот и всё. Этот парень определённо располагал к доверию. Нэйл жадно впитывал исходишую от него внутреннюю силу, словно это был какой-то последний шанс для него осознать, каково это - просто быть живым и радоваться жизни. К чёрту эту политику, к чёрту эту серьёзность, ведь можно просто сидеть и пить чай, выстраивая планы по захвату Эйфелевой башни для совместного распития оного чая, или что-то вроде того... - Да, немцы уже не те. - кивнул Нэйл, задумчиво пожёвывая шоколадку. - А идейность... ну... с ней скучно. Это только поначалу весело, а потом она вырождается в фанатизм, а фанатики - на редкость унылые господа. Вы уж мне поверьте, я знаю. Я таким был и таких видел много. Те, кто стоит хоть какого-то внимания в любом движении как человек, делают это либо ради удовольствия, либо ради меркантильных шкурных интересов. А идея, как религия - опиум для народа. Впрочем, разумеется, смотря как к этой самой идее относиться. Если есть головной моск... Да впрочем, о чём это я? Бу! - он помотал головой и рассмеялся. - Я вас, надеюсь, не слишком загрузил своими измышлениями?

Сириус: - Напротив... - Свен отодвинул к краю пустой стакан. - Напротив, мне весьма и весьма интересно выслушать Ваши мысли по этому поводу. Как человек, увлекающийся историей, я люблю собирать мнения людей. Лично мне сам факт нацизма казался несколько... отвратительным. Никогда не понимал значительной разницы между людьми. Майер негромко постучал пальцем по столу, будто что-то припоминая. - Впрочем, если бы в то время были молодые люди с таким же мнением, как у меня, то это ничего бы не изменило. Как там говорил фюрер... "Мне не нужна умная молодежь. Мне нужны настоящие волки." Как-то так, я передаю дословно, - Еще одна мелкая деталька. Обычно люди говорят "Гитлер", а не "фюрер". Но, может быть, так ему удобно? - А еще... Нацизм - бестолковая идеология, согласен... И жестокая к тому же. А вот фашизм с научной точки зрения весьма и весьма... "Все для государства и ничего вне государства." Жаль только, что на практике оно получается несколько иначе... Студент скользнул глазами по резным фасадам домов в том направлении, где, по его мнению, должен был находиться шпиль Эйфелевой башни. Похоже, он тоже имел на нее какие-то планы. Тем не менее жизнь в городе шла своим чередом. Поскольку улица была чуть в стороне от главной, то туристов практически не наблюдалось. Чем активно пользовалось коренное население. Мимо пропорхнула стайка увлеченной молодежи, по-видимому, спешащая куда-то. И кто их разберет на учебы или с учебы?

Nailbuster: Нэйл, ласково усмехнувшись, поглядев им вслед. Это место было живым, оно чудесным образом бодрило его, наполняло внутренним теплом и покоем, каких он давно, со времен Энска, пожалуй, не ощущал. Он поглядел на Свена, который своими жестами и фразами всё больше возбуждал его любопытство, с нескрываемой благодарностью. - Вам тоже нравится этот скелет звездолета? - он кивнул в сторону башни.

Сириус: - Ах, это... - Студент слегка улыбнулся. - Всегда хотел побывать на самой вершине. Знаете, когда я приехал сюда в первый раз, времени ну совсем не было. Пришлось смотреть бегло, чтобы закончить работу и уложиться в срок. Поэтому побывать я сумел только лишь на втором уровне. Но поверьте, вид ночного Парижа с Эйфелевой башни не сравнится даже с обзорной площадкой Монпарнаса! По-видимому, ночной вид города с такой высоты был и вправду потрясающий, что можно было извлечь из насыщенной эмоциями речи парня. Наверняка Майер - романтик. - Я бы с удовольствием совершил после заката променад в ту сторону, - Свен улыбнулся снова, уже шире. В этот момент ему почему-то внезапно вспомнились велосипедные дорожки Берлина, которые он недавно, прогуливаясь в гордом одиночестве с той самой картой в руке, сравнивал с парижскими. В Германии всегда все педантично четко и ровно. В Париже же разметка местами стерлась, кое-где на старом тротуаре треснули плиты, что, впрочем, добавляло улицам свое особое очарование.

Nailbuster: - Всецело с вами согласен, милейший. - одобрительно кивнул рейхсподонок. Ему не терпелось попасть поскорей наверх. План по использованию этого своеобразного сооружения начинал медленно вырисовываться в его голове, а для того чтобы понять, нужно ли это вообще, просто необходимо было оказаться наверху. Именно после заката. - Я с удовольствием составлю вам компанию, если позволите. И да, который час?

Сириус: - Erwarten Sie eine Minute... - Майер вытянул из заднего кармана джинс за цепочку круглые карманные часы с выгравированным на крышке прусским орлом и, откинув оную, поглядел на стрелки. - Около трех. Свен встал, задвигая за собой стул, который отозвался тихим скрежетом о мощеный тротуар, и разминая подуставшую спину. К слову, он тоже испытывал любопытство по отношению к герру Нейлу. - Так… А теперь вкратце изложите, где Вы уже были, а где пока не имели возможности пребывать. Поверьте, здесь есть множество мест и вещей, на которые стоит хотя бы взглянуть! Если, конечно, попутно не ввязаться в какую-нибудь передрягу, связанную с определенными местными группировками… - Тут студент как-то смущенно улыбнулся. По-видимому, уже имел опыт ввязывания в оные передряги.

Nailbuster: - Группировки? - рейхсподонок заметно оживился и заспешил, принявшись допивать чай большими глотками, в точном соответствии со своей методикой. - А давайте, Свен, пойдёмте поглядимте-ка на эти ваши группировки. Нет ничего приятней и полезней для здоровья и души, чем знакомиться с такого рода фауной. Разделавшись с чаем довольно быстро, он положил в карман недоеденный шоколад, предварительно завернув его в салфеточку, и с готовностью поглядел на Майера. - Ну-с, ведите меня к группировкам, камрад. А заодно покажите часики. Что-то сдаётся мне, они у нас с вами одинаковые. - он с улыбкой выудил из кармана часы, оказавшиеся в точности такими же, как и у молодого человека.

Сириус: Молчаливое разглядывание часов герра Нейла вылилось в непродолжительную паузу. Что ж... Сказать, что он приобрел сие в антикварном магазине, а тем более, в обычном, не получится. - ...Что ж... - Майер развернул карту на столе и положил на нее с краю часы для сравнения, попутно припоминая (он на самом деле не помнил) есть ли там надпись с датой выдачи, имя получившего и заслуга, за которую, собственно, этот предмет и попал к его нынешнему владельцу. Сама карта была вся в немецких надписях, кружочках, линиях и других символах, аккуратно выполненных карандашом. Свен повел пальцем по нескольким точкам: - Вот здесь обычно обитают самые сильные группировки, так называемая "элита". Собственно, фактически город принадлежит им. Остальные либо выполняют их поручения, либо вообще не высовываются, тихо проворачивая свои делишки. Первое волнение и скованность прошли; студент теперь сам был рад, что встретил кого-то повязанного в знакомых ему делах. И даже если не повязанного, так просто знающего человека.

Nailbuster: - Интересненько вы тут живёте, оказывается... - присвистнул фюрер, узрев карту. Всё это как-то до гротеска напомнило ему то ли старые-добрые дни "пивного путча", то ли вообще раннекаэмовские операции по завоеванию Брейнбриджа. Лежащие рядом часы дополняли эту картину, и пронзительное ощущение чего-то родного, близкого и знакомого, посетившее его ещё в начале их совместной прогулки, усилилось тысячекратно. - Значит, мафия... - он внимательно изучил карту и пометки на ней. - Мда, прямо как в хорошем кино... надо же... У нас на туманном Альбионе с этим как-то поспокойнее... - он, конечно же, не упомянул, что всю организованную преступность Армия Тьмы либо пережрала, либо кооптировала в свои ряды с обоюдной выгодой, финансовой и не только. - Или что-то вроде мафии... - продолжал он мыслить вслух, посерьёзнев и сосредоточившись. Подняв от карты нос, обернулся к Свену. - А вы, как я вижу, основательно изучали обстановку. Конкурирующая фирма, али же просто праздный интерес? Альбо, может быть, какая-то кровная мессссссть? - его очки сверкнули.

Сириус: - Что Вы... Никакой мести. Месть - лишь расточительство сил и эмоций, - Свен улыбнулся. - Скажем так... Устанавливаем дипломатические связи для работы. Вот только здесь одна проблема... Поскольку местные представители, мягко говоря, не ладят друг с другом, то, подружившись с одними, мы автоматически навлекли на себя гнев других... Вот так вот. И любопытство все-таки взяло верх. -Скажите... Герр Нейл, а откуда у Вас эти часы? Имея кое-какие соображения, студент уже несколько начинал понимать, почему же герр Нейл показался ему смутно знакомым.

Nailbuster: - Часы - это память из старых добрых дней, как в песенке. - улыбнулся рейхсподонок, но тут же снова сосредоточился на карте, ясно давая Свену понять, что пока распространяться о чём-то подобном не время. Хотя на самом деле ему очень хотелось раскрыть перед парнем все карты, или хотя бы какие-нибудь. - Тааак... Значит, неразрешимая проблема - вилка, точно в шахматах... - он потёр подбородок и сдвинул очки на кончик носа. Призадумался на несколько секунд. Поглядел на Майера. - Вам непременно нужно работать с обоими сразу, или без кого-то обойдётесь?

Сириус: -Хм... Мы вполне себе сможем обойтись помощью только одной конкретной группировки. Однако... Это если не брать во внимание то, что остальные могут поставить нам ощутимые палки в колеса... - Свен тоже снова переключился на тему местных мелких и крупных гангстерских семей, моментально ощутив настрой герра Нейла. - С какой конкретно группировкой из нескольких главных - так же не столь важно. Были времена, когда каждая имела к нам отношение. Здесь уже дело принципа их внутренней политики. Все-таки выгода взаимная. Майер покрутил за цепочку часы и спрятал те обратно в карман. -...Время не проходит впустую и не катится без всякого воздействия на наши чувства: оно творит в душе удивительные дела... Аврелий Августин Блаженный. Но это так, к слову...

Nailbuster: - Про время мне нравится больше, как говорил старик Эйнштейн. - кровожадно улыбнулся Нэйл, возвращая часы обратно в карман вслед за Свеном. - Нет ни времени, ни пространства - есть их континуум, подвластный нашему разуму и могущий ему покориться. - он выпрямился и стал аккуратно сворачивать карту. - Если всё равно, куда идти, сходим в гости к тем, кто поближе. Ведите меня, голубчик.

Сириус: -Континуум... - Свен ухмыльнулся, будто наткнулся на уже десять раз повторяющееся де жа вю, - Слишком научно, герр Нейл, слишком научно... И эта теория слишком расходится с практикой. Студент встал лицом к улице, чуть наклонившись вперед и поглядев налево. Постояв так несколько секунд он, что-то решив, щелкнул пальцами. -Поближе, поближе... Повезло, что мы оказались как раз там, где и нужно, - Парень улыбнулся и уверенно зашагал по тротуару в сторону, уводившую пешеходов подальше от Сены. --- Собственно, в местах, где был явный дефицит достопримечательностей, было поспокойнее, потише и несколько уютнее. По крайней мере вокруг не роились стайки туристов с машущими флажками деловитыми гидами во главе, не щелкали фотоаппараты, никто не пытался как-то на непонятном языке с помощью непонятных жестов спросить дорогу, и не кружили вокруг зазевавшихся иностранцев, подобно стервятникам, негры-полиглоты, продающие желающим - да и нежелающим тоже - миниатюрные копии Эйфелевой башни. Так или иначе, но небольшую площадку перед зданием какого-то учебного заведения пришлось обходить с другой стороны дороги: та была полностью заставлена бог весь как поместившимися там мотоциклами. Улица тянулась вверх, от нее постоянно отвивались в сторону какие-то узенькие переулочки. В один из таких переулков и всернул Майер, ведя герра Нейла глубже в переплетение арок и кривых закоулков. Минуя где-то четвертую арку, они оба вышли на слегка накрененную площадку, уютно устроившуюся между приветливыми кафешками и высовывающейся из-за каменной стены, идущей вдоль дороги, старой башенки. Это был тот уголок романтичного Парижа, которого часто не хватает другим городам. Сама же небольшая площадь была заставлена мольбертами и, соответственно, возле каждого можно было найти как минимум одного творческого человека и двух-трех, которые хотели либо поглазеть на процесс создания очередной картины, либо за негласную мелкую сумму получить свой портрет местного производства. Свен сначала просто наблюдал за людьми с неприсущей ему скукой на лице, затем уже более заинтересованно посмотрел по сторонам, что-то выжидая.

Nailbuster: - Ваши хвалёные мафиози, кажется, не чужды искусству. - с лёгким удивлением заметил Нэйл, оглядываясь по сторонам. Место ему, как и всё остальное здесь, необычайно нравилось. Однако тяга к приключениям уже начинала медленно пересиливать накатившее час назад умиротворение - во всяким случае, долго находиться в расслабленном состоянии ему казалось для себя самого чрезвычайно вредным. Он снова достал часы, поглядев на них и притопнув несколько раз ногой. Ему явно не терпелось поскорей увидеть врага в лицо. - Пока мы не дождались этих ваших группировок, я, пожалуй, закажу себе портретик. - он шагнул к ближайшему художнику и вопросил, - Парле ву?.. женемар пасижур... Шпрейхен зи дойч, одним словом... эм... В общем, вот. - он бесцеремонно уселся на табуреточку напротив мастера и неподвижно застыл с пафосно поднятым подбородком, справедливо рассудив, что тот наверняка поймёт, что делать дальше.

Сириус: Художник, видимо уже не обращающий внимания на закидоны чудаков-иностранцев, спокойно принялся за дело. Свен сказал ему что-то на французском, и оба усмехнулись. -Площадь художников. Так и называется, - Свен, то ли ради собственного интереса, то ли ради большей атмосферности, окинул взглядом площадь. - Уютное место... Хорошо сидеть, когда темно. Романтизма больше... Майер стоял недалеко от герра Нейла и переминался с ноги на ногу, как будто ему было крайне неуютно. Можно сказать, на самом краю, на площади начали потихоньку скапливаться группки людей. Большинство, конечно же, были туристы, которые обычно заглядывали сюда на несколько минут после просмотра базилики Сакре-Кёр. Но когда оные исчезли, оставив первоначальный состав живых существ, отчетливо выделились несколько человек, переговаривающих между собой. В принципе, в них не было ничего особого и примечательного: ни в одежде, ни во внешности. Однако именно на них кивнул Свен и покосился на Нейлбастера. Мол, вот те, ради кого мы пришли.

Nailbuster: Нэйл коротко кивнул ему: - Вот теперь начинается самое интересное. Держите. - он быстро сунул Майеру в руку небольшой дамский "браунинг". - Слоняйтесь здесь поблизости и не подходите к ним, пока я не дам вам знак. Страйтесь выглядеть страшно подозрительно - коситесь на них почаще, суйте руку за пазху и всё в таком духе. Как в кино. - он разговаривал со Свеном как с новичком, понимая всё-таки, что парень может быть гораздо опытней его в подобного рода делах. - Когда настанет черёд стрелять, вы сразу поймёте. Но не торопитесь жать на куро сразу же. Всё поняли? - он пристально поглядел парню в глаза. - Если сделаем всё как надо и они окажутся достаточно безмозглыми, заполучим хороших друзей.

Сириус: Свен растерянно посмотрел сначала на "Браунинг", затем на Нейлбастера. Ход мыслей герра ему был не совсем понятен, но общий смысл он уловил. Посему через момент около Нейла студент отсутствовал, зато неподалеку образовался очень подозрительный молодой человек: все в лучших традициях детективного кинематографа. Туристы странно поглядывали в сторону Майера, явно недоумевая. Коренных жителей на площади практически не было (если не брать в расчет художников), а туристы… Ну не будут туристы так себя вести. Посему возле группировки и Свена вскоре образовалась «мертвая зона». Хотя, впрочем, она ограничивалась лишь тремя шагами. Собственно, такой метод привлечения внимания местного криминала оказался весьма эффективным. Предположительные «мафиози» заметно нервничали, оглядывались по сторонам, косились на студента и явно боролись с желанием подойти и ткнуть нахальное, маячащее поблизости существо мордой в асфальт.

Nailbuster: Нэйл, оставшись чуть поодаль, внимательно следил за телодвижениями Майера. Немного забавный и карикатурный в этом, очевидно, новом для него амплуа сомнительного типа, парень сумел произвести таки нужное впечатление на пациентов. Теперь пришла очередь действовать рейхсподонку. Сделав самое что ни на есть простецкое выражение лица, Нэйл широким прогулочным шагом, даже слегка вприпрыжку направился в сторону бандитов. Подойдя почти вплотную к одному из них, он весело улыбнулся и сделал лёгкий реверанс: - Бонжур, мучачос! Шпрейхен зи дойч? Их бин ваш друг. Моя хотеть дружить и входить в ваш команда! - он старательно пытался вспомнить все французские слова, которым успел научиться за восемьдесят лет при всей своей ненависти к любым иностранным языкам, окромя английского, может быть. У него даже щёки от натуги покраснели, но улыбка с лица всё-таки не сходила. Очевидно, он сейчас выглядел ещё более нелепо, чем Свен, но так и было задумано. Кажется...

Сириус: На миг на лицах указанных Свеном мафиози мелькнуло присутствие мысли, но тут же пропало. Они быстро переглянулись, обменялись парой курлыкающих фраз на французском, а затем уже обратили свое внимание непосредственно на Нейлбастера и Майера. Один из них, за неимением знаний немецкого, обратился к Нейлу: - Who're you? - Единственный вопрос, который показался французу первичным в данной ситуации. Тем временем студента уже методично встряхивал за шиворот явно не чистокровный француз африканского происхождения, который был чуть ли не на полторы головы выше несчастного Майера, и что-то пытался втолковать ему на французском.

Nailbuster: "О боги..." - подумал Нэйл, скривившись. То, что эти гориллы сразу схватили Майера, рушило весь план на корню. План было жалко, и оставался лишь один способ его спасти. - Я ваш союзник, милейшие! - воскликнул рейхсподонок на чистейшем английском, разведя руки в стороны, будто желая обнять бандита, заговорившего с ним. - А вот этого молодчика явно послали вам насолить, - он кивнул в сторону Свена. - Если его обыщете, найдёте пистолет, - он внимательно поглядел на Свена снова, и вдруг буквально на мгновение у него на лице промелькнула страшная гримаса: мол, действуйте уже как-нибудь, я подхвачу.



полная версия страницы