Форум » Фронтовые сводки » Избушка в лесу » Ответить

Избушка в лесу

Romero: Небольшой старый домик в таёжной глуши, неизвестно кому принадлежавший. За крепкими бревенчатыми стенами кроется уютная комнатка с русской печью, разгороженная пополам всего лишь длинной занавеской. Убранство внутри хоть и скудное, но вполне достаточное для жизни: ржавая пружинная кровать в углу, керосиновая лампа под потолком, выскобленный стол и несколько табуреток в центре, да полки и лавки с сундуками вдоль стен. В лютые зимние морозы можно отогреться, забравшись на лежанку на печи. Сбоку к дому приставлена поросшая мхом деревянная лестница, ведущая на чердак. Долгое время дом пустовал и потихоньку врастал в землю. Единственное окно даёт мало света: через него можно увидеть только деревья, да услышать стук колёс дальнего поезда. В былые времена строили на совесть, и, несмотря на свой преклонный возраст, изба ещё готова принять жильцов. Было бы только кого... [more][/more]

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

SleepWalker: - Да, конечно, чай... Ты тоже извини - совсем из головы вылетело, а он и правда уже остывает. Да и тебе лучше сидя... - пробормотала Лунатик, потупившись, уселась за стол и обхватила ладонями кружку с чаем. На поверхности напитка плавали чаинки, и девушка вспомнила, что когда-то ей говорили, что это к счастью. Искоса глянув на Невструева, она не смогла сдержать вздоха. Вот так и не знаешь, где найдешь, а где потеряешь... Хотя Лунатик не могла бы сказать, что она несчастлива - несмотря ни на что. Может быть, все еще будет хорошо... - Все будет хорошо, - повторила Лунатик вслух. - Реальность иногда лучше любой сказки, хотя бы потому, что сказки короче... Сделав пару глотков, лейтенант подперла щеку кулачком, но, поморщившись, убрала руку и потерла место перелома. - Ноет... Надо отвлечься, - решила Лунатик. - Скажи, у тебя тут шахмат нет? Или нард... Просто в города играть как-то несерьезно.

Romero: - У сказки неизменный конец, - заключил Кандид, укутавшись в ватник. - А реальность делаем мы сами... Он отпил чаю, с интересом приметив, что у лейтенанта тот удался лучше, несмотря на ту же воду и ту же заварку. За столько лет, с самого его появления на Руси, напиток не только не приелся, наоборот - полюбился ещё больше. - Отвлечься... Но откуда ж здесь нарды, - вздохнул Невструев, задумчиво перебирая в памяти содержимое сундуков. - Да и были б - всё равно я в них играть не умею. Карты где-то лежат... кажется. И шашки. И... домино. До сих пор вампир ничем подобным себя не развлекал, потому и не мог вспомнить, есть ли что в доме. Разной техники для перебору на чердаке было немало, а вот что до мирного времяпрепровождения... Ещё раз глубоко вздохнув, Ромеро устало поднялся. Подошёл к сундуку у печи и со скрипом открыл кованную крышку. - Так... Нет... домино нет, - с сожалением отметил он. - Зато, действительно, есть шашки, карты и... и посмотри, пожалуйста, сама... У меня в глазах двоится... - вампир потёр бровь и опустился на лавку у стены.

SleepWalker: Девушка не успела сказать Кандиду, чтобы он не беспокоился, что она сама потом поглядит и что-нибудь найдет, что это совсем не срочно, как вампир поднялся и пошел к сундуку. Захватив кружку старлея, Лунатик двинулась следом. - Не бережешь ты себя, начальник... - укоризненно произнесла она, и вручив ему чай, заглянула в сундук. - Так... Шашки. Ну, тут явно фишек не хватает. Карты, карты, тройка, семерка, туз... А, вот они. Вынырнув из недр сундука, Лунатик присела на лавку рядом с вампиром и, сняв резиночку, которой были стянуты карты, принялась изучать колоду. - Хотя... - внимательно взглянув на Ромеро, вздохнула девушка, - Игрок из тебя сейчас неважный. Нельзя тебе напрягаться. Извини, что не подумала... Да и карты тут... Не игральные. Интересно, кому в этой глуши понадобилась классическая колода карт Таро?.. - рыжая наугад вытащила одну карту. - Гляди-ка... Висельник. Ин-те-рес-но...

Romero: - Мозгу отдых давать нельзя... - отхлебнув чаю, слабо кивнул Ромеро. - А ничего тяжелее шашки и не надо поднимать. Открыв глаз, он повернулся в сторону лейтенанта. Вгляделся в колоду на её руках. Это порождало ещё больше вопросов, относительно того, чьей вообще могла быть избушка много-много лет назад. Относительно самого дома в таёжной глуши вопросов не возникало. Исследовав местность, Кандид обнаружил за километр отсюда целую заброшенную деревню, которую постепенно обступал Лес. Просто дом на отшибе. С другой стороны, почти всё, что сейчас было в ящиках и сундуках, Ромеро привёз с собой из Упячки. В состоянии полузабытья он сгребал в мешок всё, что находилось на полках некогда приборного шкафа третьего головного. Так что вещь вполне могла принадлежать и Ангелу. - Висельник... - подтвердил Кандид, фокусируя взгляд на карте Лунатика. Спросил с нотками смущения в голосе: - А... что он означает?.. Я как-то не очень в гаданиях...

SleepWalker: - Я тоже не особо, - призналась Лунатик. - Я все-таки биолог, а не гадатель... Но эту карту запомнила. Потому что... В общих чертах, во многих толкованиях она в первую очередь означает жертву во имя великой цели - и именно такое ее значение очень любят пылкие юноши, рвущиеся грудью на очередную амбразуру. Мол, чем благороднее цель - тем больше надо принести в жертву, - усмехнулась лейтенант и, покачав головой, вернула карту в колоду. - Но вообще-то, она говорит о том, что настал переломный момент в жизни и пора сделать выбор. А для этого можно и... повисеть немного, ожидая, пока утихнет странная буря и наступит просветление. Но... Если ты и правда захочешь что-то приобрести, то все равно придется чем-то пожертвовать, но не потерять бесплодно что-то дорогое, а отдать во имя будущего... Взглянув на Кандида, девушка остановилась. - Прости, я белкой по древу разбежалась... Это уже философия. А я, когда не знаю, о чем говорить, люблю порассуждать на отвлеченные темы...

Romero: - Философия - тоже разговор... - протянул Невструев, созерцая расплывающийся потолок. - Тем более, если отвлечённые темы настолько... актуальны на этот момент. Да и не только на этот. Всё время своего существования вампиру приходилось выбирать. По большей части между плохим и наихудшим, но случались и редкие озарения, оканчивающиеся, впрочем, по традиции, темнотой. В очередной раз разогнав воспоминания, Ромеро повернулся к Лунатику. - Это закон природы, - вздохнул он. - Как и то, что зимой холодно или идёт снег. От этого не убежишь, и если хочешь продвигаться дальше, приходится чем-то жертвовать. Правда, цену устанавливаем не мы. Если её вообще кто-то устанавливает... Другое дело, что настоящий выбор даётся лишь единожды. Но что-то меня тоже занесло... Он покачал головой и залпом допил остававшийся в кружке чай, как только та, наконец, собралась воедино. Поднялся и пошатывающейся походкой направился к печи, чтобы подбросить в неё пару поленьев.

SleepWalker: - Выбор есть всегда. И каждый раз он настоящий... - покачала головой Лунатик и поднялась вслед за Кандидом. - Потому что каждый момент выбора рождает как минимум две альтернативные линии событий. Между прочим, отказываясь от множества альтернативных решений, мы своими же руками ограничиваем свободу своей воли... Перегородив старлею дорогу и аккуратно взяв его под локоть, девушка мягко потянула его обратно к лавке и сказала немного нарочито бодрым тоном профессиональной сиделки: - Эк тебя до сих пор шатает... Ты бы лучше сел обратно, начальник. Не переживай, я смогу поднять поленце и правильно положить его в огонь. И перестань это... хорохориться и пыжиться, вот. Сиди, отдыхай, я опять чаю налью и, если захочешь, придумаю что-нибудь перекусить... Кому станет легче, если тебе опять поплохеет посреди хаты? И не спорь... Вот придешь в норму - тогда и будешь делать, что тебе угодно. И вот еще что, - добавила Лунатик уже мягче, - Если ты вдруг вздумал стыдиться того, что ты, мягко говоря, не в форме... то бросай это бесполезное занятие. Лучше подумай о чем-нибудь... хорошем. О том, что скоро весна, например.

Romero: - Уговорила... - протянул, наконец, вампир, окинув лейтенанта долгим и отчасти благодарным взглядом. Невструева на самом деле сильно покачивало, что он даже ударился затылком о стену, когда возвращался на место. - Но зима мне как-то больше по нраву... - признался он, потирая голову. - Почему-то полюбил снег и холод ещё... с детства. Да... - Ромеро вздохнул и отставил кружку, чтобы ненароком не разбить. - Так что не поплохеет. Снаружи холодно, внутри тепло... Что ещё для счастья надо?.. Улыбнувшись Лунатику, Кандид снова откинулся назад и стал вслушиваться в хриплое дыхание метели за дверью. Оно не прекращалось вот уже много часов, и невольно думалось, что по её окончанию над снежным покрывалом останутся только макушки самых высоких сосен. - Тем более, если счастье - тоже последствие выбора, - решил он закончить мысль. - Мы-то можем этого не осознавать, а вот душа стремится... И если её сдерживать, она лишь будет биться птицей в неуютной клетке.

SleepWalker: - Если бы знать, к чему она стремится, - произнесла Лунатик, осматривая смолистые поленья перед тем, как бросить их в огонь. - Если бы точно знать... Или, скорее, если бы иметь смелость честно признаваться себе в собственных стремлениях... Осмотревшись, девушка нашла кочергу и старательно разворошила огонь в печи. - Так-то лучше, - довольно пробормотала она и, отряхнув ладони, вернулась к Кандиду. - Теперь долго гореть будут... Хорошие дрова. Ты сам запасал или... Лунатик спохватилась и замолчала, сообразив, что, должно быть, дрова были приготовлены еще летом, когда у главы НЕРВа и его заместителя были совсем другие заботы. Только сейчас лейтенант вдруг задумалась о том, кому мог принадлежать раньше этот дом и почему его оставили хозяева. Быть может, оставили по той же причине, по какой опустел военный городок? Но, с другой стороны, избушка и так располагалась на отшибе, значит, хозяина, кем бы он ни был, не очень заботило отсутствие соседей... С каким-то новым интересом рыжая оглядела комнату, но ничего умного ей в голову так и не пришло.

Romero: - Сам, сам... - развеял сомнения Невструев. - Как только понял, что останусь здесь жить... Проследив взгляд Лунатика, Ромеро вздохнул, потеплее запахнувшись в телогрейку. В таком свете дом действительно казался загадочным, но ни тел в подполе, ни черепов в печи, ни даже чьих-то тайных дневников вампир не обнаружил, когда приводил его в порядок осенью. Впрочем, как и других деталей, которые могли сказать, почему эту избушку оставили. - Дрова-то здесь были, но от них отсталась одна труха... Что не удивительно. Кандид кивнул в сторону печи, на стене возле которой висел неприметный отрывной календарик. Листик, смотревший на новых жителей, пожелтел и выцвел, но на нём ещё можно было различить дату: тридцатое августа тысяча девятьсот семьдесят девятого года. - Этот дом оставили тридцать лет назад... - вновь вздохнул вампир. - Непохоже, что здесь поработали мародёры, поэтому либо предыдущие жильцы предпочитали аскетизм, либо увезли всё с собой. Но тогда бы забрали и сундуки, и чугунки... Но не забрали.

SleepWalker: - Хорошо, что не забрали, - пробормотала Лунатик, склонив голову на плечо Кандида. - В чугунках можно картошку с мясом тушить... И капусту. Тридцать лет... За такой срок избушка вообще могла прийти в совершенную негодность, а гляди-ка... Продержалась. Знаешь, покинутые дома... Они очень быстро ветшают, даже новые и крепкие. Да и люди... тоже. Девушка закрыла глаза и замолчала. Снаружи по-прежнему бушевала метель, и Лунатик вдруг подумала, что почти привыкла к этим звукам и, когда буран стихнет, ей будет даже их недоставать. Лейтенант зевнула и поняла, что снова начинает дремать. Какое-то время она сопротивлялась сну, но перед ее глазами уже поплыли размытые, полузабытые образы и голос метели стал шумом волн... Но основательно заснуть Лунатику помешала кукушка - очевидно, птичка отрабатывала годы молчания и решила подавать голос как можно чаще. Вздрогнув, девушка открыла глаза, поморгала и смущенно поглядела на вампира. - Прости... Просто тут так тепло... Забравшись на лавку с ногами, Лунатик обняла Кандида и спросила: - Как ты себя чувствуешь?

Romero: - Тепло... - медленно повторил Невструев. - Мне кажется, из-за тепла этот дом ещё и стоит... Из-за тепла, которое в него вложили, когда строили... давным-давно. Очень странное ощущение... тепло-то мы поддерживаем, а вот заслужили ли его? В мыслях тут же проявились сцены забытого времени, когда люди по вечерам собирались в этом доме, топили печь, разговаривали, быть может так же пили чай. А ныне и людей-то этих, верно, нет, а дом стоит, потихоньку врастая в землю и зимой почти полностью укрываясь снегом. Вампир покачал головой, но быстро спохватился, что опять переходит на какие-то печальные и непонятные темы. - Впрочем, может он просто ждал кого-нибудь, чтобы вот так согреть... Закончив мысль, Ромеро мягко прижал к себе лейтенанта, чуть улыбнулся. - Я-то в порядке... кажется, - протянул вампир. - А вот тебе надо бы отдохнуть. Ты же на ходу засыпаешь, Лунатик... Упомянув про сон, вампир и сам с трудом сдержал зевок. К сумбуру в голове прибавилась вполне понятная усталость, и что-то подсказывало, что можно уже было и поспать. Тем более, по скромным подсчётам, день за заставленным окном уже клонился к вечеру.

SleepWalker: - Засыпаю, - покорно согласилась Лунатик, устраиваясь поудобнее и сонно моргая. - Но это так... Вот сейчас с тобой сижу - и отдыхаю. Хотя с чего мне было уставать? - девушка улыбнулась и неожиданно для себя от души зевнула, не успев прикрыть рот ладонью. - Ой. Извини... Просто я боюсь заснуть совсем. Вдруг проснусь - а ничего этого не было, просто привиделось. И опять - Штаб, майор, Нарком, казармы... Я же тогда с ума сойду. Или точно убью кого-нибудь... Штаб... Интересно, сколько уже прошло времени и хватился ли ее кто-нибудь? Лейтенант сказала фюреру, что отлучится ненадолго... Впрочем, она не проверяла, услышал ли он ее слова. - Тебе бы тоже... отдохнуть, - девушка почему-то не очень поверила словам Кандида о том, что он нормально себя чувствует. - Ты же с утра... аж до Штаба ходил. А тут неблизко... А потом еще рана... Так что, начальник? Командуешь отбой? Лунатик снова закрыла глаза и постаралась не шевелиться. Двигаться с места ей совсем не хотелось, казалось, она может провести так целую вечность. Но рыжая понимала, что Невструев прав - им обоим нужно было отдохнуть - слишком нервным выдался день.

Romero: - Нет, своё я уже откомандовал... - покачал головой Невструев. - Просто добрый совет... Заботой это вампир не смог назвать, потому что, если бы он заботился о здоровьи девушки, не предстал бы перед ней в настолько сильно расклеенном состоянии. Впрочем, это, действительно, были мелочи. Вставать, отстраняться от Лунатика очень не хотелось, а после того, как лейтенант снова начала засыпать, и вовсе показалось немыслимым и бесчеловечным. Однако, чтобы предоставить девушке время для полноценного здорового сна, необходимо было обеспечить все условия. - Спать полезно, - проговорил Ромеро, всё же пересилив себя и поднявшись. - И бояться не надо - всё останется таким... да... Всё ещё покачиваясь, вампир прошёл к кровати, перестелил простыни на ней и положил сверху тёплый плед, извлечённый из сундука у изголовья. После чего подбросил в огонь несколько поленьев и прикрыл горячее жерло печи заслонкой. В наступившей темноте Кандид аккуратно взял Лунатика за руку, чтобы провести к приготовленной постели. И только потом вспомнил, что раскладушка, на которой он мог бы устроиться сам, до сих пор мёрзнет на чердаке.

SleepWalker: - Да, полезно, - пробормотала Лунатик, усаживаясь на кровать и поглаживая плед. - Спасибо тебе... Надо же... Он такой мягкий... Даже странно. Наверное, я привыкла к... походным условиям. Смотри, разбалуешь меня. Человек быстро привыкает к хорошему, хотя плохо его потом помнит, - с сонной улыбкой добавила девушка, закрыв глаза и легонько потянув Кандида за руку, чтобы заставить сесть рядом с собой. - Не уходи... Я же чувствую - опять куда-то... Посиди со мной, пожалуйста, хотя бы пока я не усну... Если хочешь, можем еще поговорить про что-нибудь... безопасное. Лунатик смутно понимала, какая из тем может сейчас оказаться безопасной. Ее сознание медленно засыпало, уступая место подсознанию - и оставалось только надеяться на вековую, генетически обусловленную женскую мудрость.

Romero: - А что плохого в том, чтобы поспать в тепле и на мягкой постели... - пожал плечами вампир. - В штабе, верно, и подушек нормальных не было? Поправив пуховую подушку под головой Лунатика и аккуратно накинув плед на её плечи, Кандид всё же присел на краешек кровати. Нащупал в темноте ладонь лейтенанта и осторожно погладил, накрыл своей. - Я не ухожу, Лунатик... - тихо проговорил он. - Я здесь... с тобой. Дверь заперта, окно закрыто, избушка натоплена... Тебя ничто не должно потревожить. А разговоры подождут до утра... Вампир наклонился к девушке, чтоб хотя бы поцеловать её перед сном, но перед глазом вновь всё повело так, что он едва не свалился с кровати. Восстановив равновесие, Ромеро списал всё это усталость. И кровопотерю. В любом случае, не повод для беспокойства. - Спи, Лунатик... - мягко прошептал Ромеро, всё же коснувшись губами её щеки.

SleepWalker: - Попробую, - ответила лейтенант, хорошенько потянулась, обвила вампира руками и поцеловала его в ответ, угодив, кажется, опять в нос. - Просто бывает, что от сильных переживаний... не сразу получается уснуть. Нервы на пределе, все такое... Вот я и болтаю про все подряд. Лунатик подтянула плед так, чтобы укутать им и себя, и Кандида. - Ну вот, так совсем хорошо. Вот и будем тут... А то тебя все еще качает. Думаешь, я не замечаю?.. Эх, начальник... Перестань уже думать про то, какое впечатление производишь... Мы, слава Богу, не в Штабе. Погладив старлея по щеке, она опять поцеловала его и прошептала: - Не думай ни о чем, пожалуйста... Отдыхай. Просто отдыхай. А то... ты меня знаешь - я сейчас проснусь и буду о тебе заботиться...

Romero: - Утро вечера мудренее... - к чему-то проговорил вампир. - Сон сам придёт... Надо только успокоиться немного. В целом же, Невструев не мог сказать, что чувствовал себя уж очень плохо. Рёбра почти не болели, остальные раны тоже не доставляли неудобств - была только какая-то чересчур сильная тяжесть в теле. В сердце, особенно. Тихо вздохнув, он погладил лейтенанта по рыжей голове и понял, что желание ещё раз выходить наружу, в холод и метель окончательно исчезло. - Можно... к тебе? - немного нерешительно спросил Кандид, но, не дождавшись разрешения, лёг рядом с Лунатиком. Место-то было, а голова слишком уж кружилась. И ещё неизвестно, отчего. - Я не помешаю, честное слово... Я даже не храплю... Он ласково обнял лейтенанта за плечи, ловя погружающимся в дрёму сознанием каждое прикосновение. - Не в Штабе... - еле слышно повторил вампир: - Да, в лесу начальников нет ни над кем, впечатление производить не на кого... Сами себе... начальники...

SleepWalker: - Конечно, - ответила Лунатик, соглашаясь, должно быть, со всеми словами старлея сразу. Немного подвинувшись, чтобы ему было удобнее, она вздохнула, прижалась лбом к плечу Невструева и зажмурилась так сильно, что перед глазами поплыли пятна. "Можно, можно... Почему он всегда спрашивает, переспрашивает, постоянно, постоянно... Неужели нельзя просто - быть?.. Эх, Кандид-Кандид..." - Эх, Кандид-Кандид... - повторила девушка тихонько вслух. - Спи уже... Осторожно потянувшись, Лунатик попыталась расслабиться и все-таки заснуть, но ей это никак не удавалось. Снова и снова всплывали какие-то эпизоды из прошлого, далекого и не очень, вспоминались фразы, сказанные Кандидом сегодня и раньше... "Бесполезно. Я слишком устала, чтобы спокойно уснуть... Может, хоть подремаю немного." Немного повернувшись, она обняла начальника и принялась аккуратно поглаживать его по руке. - Все хорошо... Все хорошо... Спим...

Romero: - Спим... - повторил вампир еле слышно. - Завтра новый день... Свободной рукой Кандид медленно и ласково водил по спине и рыжим волосам Лунатика. В этом, наверное, не было никакого смысла, просто Ромеро хотел снять все тревоги девушки, чтобы та смогла спокойно заснуть. Ведь натерпеться за сегодняшний день ей пришлось многого - и всё вновь по вине вампира, поэтому он просто обязан был обеспечить лейтенанту полноценный спокойный отдых. Однако, и от её прикосновений уплывающее сознание Невструева становилось на место. Туда, где оно и должно было быть. А ощущение дыхания лейтенанта, настолько близкого, кружило голову получше всякой кровопотери. В какой-то момент Ромеро даже потерял из виду границу между сном и явью - то ли от усталости, то ли от того, что сама мысль о присутствии здесь Лунатика, мысль об этой близости казалась нереальной. Невструев успел прижаться щекой к щеке девушки, прежде чем колючие завывания метели и тёплое потрескивание поленьев в печи окончательно смешались в мерный шелест, окруживший со всех сторон, уютным серым туманом, накрыв и укутав поверх шерстяного пледа.



полная версия страницы