Форум » Фронтовые сводки » Избушка в лесу » Ответить

Избушка в лесу

Romero: Небольшой старый домик в таёжной глуши, неизвестно кому принадлежавший. За крепкими бревенчатыми стенами кроется уютная комнатка с русской печью, разгороженная пополам всего лишь длинной занавеской. Убранство внутри хоть и скудное, но вполне достаточное для жизни: ржавая пружинная кровать в углу, керосиновая лампа под потолком, выскобленный стол и несколько табуреток в центре, да полки и лавки с сундуками вдоль стен. В лютые зимние морозы можно отогреться, забравшись на лежанку на печи. Сбоку к дому приставлена поросшая мхом деревянная лестница, ведущая на чердак. Долгое время дом пустовал и потихоньку врастал в землю. Единственное окно даёт мало света: через него можно увидеть только деревья, да услышать стук колёс дальнего поезда. В былые времена строили на совесть, и, несмотря на свой преклонный возраст, изба ещё готова принять жильцов. Было бы только кого... [more][/more]

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

SleepWalker: "Уснул... Вот и хорошо. Начальника надо беречь... Интересно, сколько сейчас на самом деле времени? Закончился день или еще нет? Только бы кукушка не вздумала..." Лунатик запоздало сообразила, что часы следовало бы остановить, чтобы ничего не помешало. "Может, обойдется... Тихо-то как... - зевнув, невпопад подумала рыжая и прижалась губами к щеке старлея, обняв его чуть сильнее. - Тихо и тепло... Кто бы мог подумать..." Лунатик то незаметно проваливалась в дрему без снов, то выныривала и каждый раз тихонько улыбалась, осознавая, что изба никуда не делась, что за ее стенами по-прежнему метель, что никуда не исчез и вампир, что он по-прежнему рядом и можно осторожно, чтобы не разбудить, потереться носом о его щеку, погладить его по плечу, поправить сползший плед... Что она наконец-то может - просто быть с ним рядом и что он тоже этого хочет - чтобы она была... Девушка вдруг почувствовала, что вот-вот заплачет, попыталась сдержать слезы и вместо этого чихнула. Испуганно замерев, она прислушалась к дыханию Кандида - но он, кажется, не проснулся.

Romero: Несносная птица понемногу училась вежливости и не показывала носу уже много часов. Или попросту заснула в своём домике, сморённая поднимавшемся кверху теплом. Даже печная труба перестала гудеть от веселившегося в ней ветра. Метель больше не гнала снежные волны на старую избушку, не пыталась выбить дверь, заморозить. Она просто тихонько и уже заметно подустало насвистывала за заставленным окном свою зимнюю песню. Кандид сонно открыл глаз и какое-то время пытался сообразить, где находится. Воображение выдало картину низкого потолка и жёлтых стен с потемневшими поручнями, но наваждение тотчас же рассеялось, едва Невструев ощутил объятия Лунатика. Значит, не приснилось. Значит, действительно был столь неожиданный визит перед бураном. А за то, что сейчас вампир не видит очередной сон отчётливо говорил правый бок, снова разразившийся ноющей болью. Ромеро повернулся к девушке и, увидав, что она не спит, невольно улыбнулся, хотя в темноте этой улыбки видно не было. - Извини... я, кажется, заснул... - тихо проговорил он, аккуратно погладив лейтенанта по щеке. - Как ты?.. Не холодно?

SleepWalker: - Не холодно, не волнуйся... Мне очень-очень тепло и хорошо. Все-таки нормальная кровать - это не топчан в Доме офицеров... - ответила Лунатик и потянулась. - И чего ты все время извиняешься? Уснул - и уснул. И хорошо, что уснул, и правильно. Спать - полезно! - с тихим смехом процитировала девушка старлеевы слова и села, подтянув к груди колени. Протянув руку, она нашла ладонь Кандида и сжала ее. - Ты-то как себя чувствуешь? Отдохнул хотя бы немного? На душе почему-то стало если и не совсем спокойно, то гораздо легче и тише, чем было раньше, хотя что-то продолжало беспокоить. Штаб... Да, рыжая по-прежнему не могла выкинуть из головы мысли о тех, кто остался в ДОФе и о тех, кто мог прибыть за то время, что она провела здесь. "Я не хочу возвращаться... Что бы там не происходило - не хочу. Не сейчас... Не сегодня..."

Romero: - Немного... - повторил Невструев тихо. - На пару дней хватит. В обычной ситуации сон для вампиров не был настолько уж важен, однако любые раны отчего-то лучше затягивались именно в состоянии отключённого сознания. По старой памяти или в этом был какой-то смысл - непонятно. Но способ, не лишённый положительных моментов. Кандид мягко погладил ладонь девушки и на пару мгновений прикрыл веки, прислушиваясь к внешним звукам. - Сон странный привиделся... - вдруг проговорил вампир. - И ты была в нём, Лунатик. Мы ехали на каком-то... метровагоне старого типа, - он прервался, поняв, насколько это было бредово и в то же время - ожидаемо. - Не помню, куда. На бал, кажется... Времени мало. А вокруг туман... ночь. И роса. И равнина. На воздухе ехали. А потом кто-то появился из этого тумана... Ромеро замолчал и приподнялся на локте. - Какая-то тревога была. Как будто что-то случилось...

SleepWalker: Лунатик кивнула. - Я знаю. У меня тоже... ерунда какая-то, но... - девушка пожала плечами. - По-моему, это называется эмпатия. Но я ведь никогда... Перегнувшись через старлея, Лунатик нащупала ботинки и, спустив ноги с кровати, обулась. Опершись подбородком о ладонь, она зажмурилась и постаралась еще раз поймать то ощущение, которое, как казалось лейтенанту, было напрямую связано с Штаб-квартирой. - Тревога, да... - протянула рыжая и встала с кровати. - Мне этого очень не хочется, но... Я должна вернуться. Я хочу знать, что там происходит... Несмотря ни на что. Вздохнув, она сделала в темноте несколько шагов, потом вернулась и снова села рядом с вампиром. Поколебавшись, она попросила: - Зажги свет, пожалуйста... И... Если можно, Кандид... Сходишь со мной? Если тебе не трудно.

Romero: - Никогда не поздно открывать в себе новое, - пожал плечами вампир и щёлкнул пальцами. Но вместо керосиновой лампы под потолком вспыхнула только боль в рёбрах. Оправившись и прошипев что-то невнятное, Невструев поднялся, натянул сапоги, дошёл до стола и уже вручную зажёг фитиль. Спичками. Комната не изменилась. Разве что на одной из лавок валялась окровавленная рубашка, которую, за неимением других, Ромеро и надел. Отпускать лейтенанта в неведомую глушь, которой казался отсюда Штаб, очень не хотелось. В конце концов, там могло быть попросту опасно - за эти несколько часов его могли и взорвать, и разрушить. Было б только, кому. С другой стороны, именно эта неизвестность и подстёгивала к дальнейшим действиям. А держать Лунатика силой не было никакого права. - Всё это понятно... - вздохнул вампир, повернувшись к девушке. - Всё это разумно. Что ж... пойдём тогда... чего время тянуть. Он с опаской подошёл к двери и аккуратно распахнул её. Но, вопреки ожиданиям, не был сбит порывом ветра. На улице просто шёл снег. Густо сыпал с тёмного неба большими пушистыми хлопьями. - Тихо-то как... - подумал вслух Невструев.

SleepWalker: Лейтенант подошла к выходу и некоторое время просто стояла рядом с начальником, глядя на падающий снег. - Тихо... Это потому что снег, - сказала она и качнула головой. - Я никогда не видела столько снега... Затем Лунатик как-то судорожно обняла Кандида и прошептала: - Я не хочу... Но я должна. Это совесть, наверное. Не могу я их просто так оставить... Знаешь, я, наверное, все бы отдала, чтобы никого, кроме нас не существовало... Никого и ничего... Медленно разжав руки, она отошла на шаг и пристально осмотрела Невструева, запоздало сообразив, что вряд ли стоит куда-либо тянуть его в таком состоянии. Но, с другой стороны, мысль о том, что придется оставить его и уйти, пусть и ненадолго, неожиданно причинила рыжей боль. Мсленно резко одернув себя, лейтенант спросила: - Ты как себя чувствуешь-то? Если что, я и сама справлюсь. Сбегаю быстро - и вернусь...

Romero: - Ответственность это... - проговорил Кандид, легонько дотронувшись до плеча лейтенанта. - Но если ты всё отдашь, что потом останется?.. Всё так, как и должно быть. Однако же, как это - "так" - вампир не знал. Глубоко вздохнув, он снял с крючка потёртую ушанку и, нахлобучив её на голову, вышел наружу, тут же провалившись по колено в снег. Морозный воздух забрался под распахнутую телогрейку и больно резанул по перебинтованной ране. Чувствуя, как бок холодит расплывающаяся поверх старого пятна кровь, вампир лишь поморщился и поднял лицо к небу, подставив его сыпавшему сверху снегу. Наверное, это было щекотно, но Ромеро не ощущал ни холода, ни покалывания от крупных снежинок. Они просто ложились на чёрную повязку, украшая её причудливым узором. Нет, такой способ привести себя в порядок явно не подходил. - Я не могу отпустить тебя туда одну, - проговорил вдруг Невструев, повернувшись к Лунатику и стряхнув снег с носа. - Там очень опасно... кажется. Извини... Просто как-то не по себе.

SleepWalker: Девушка внимательно посмотрела на старлея, затем сунула руку под телогрейку и коснулась его рубашки - та, как и подозревала Лунатик, оказалась мокрой от крови. - Опять, - протянула рыжая и отрицательно покачала головой, словно на что-то решившись. - Ну нет, в таком случае никуда мы на ночь глядя не потащимся. А я тебя тут одного не оставлю... Давай-ка, заходи. Сейчас запрем дверь, поставим чайник... Перевяжу тебя, поужинаем и ляжем спать. Утро вечера мудренее... в любом случае. Отступив назад, Лунатик скрестила руки на груди и пробормотала: - Может, хватит с меня... нести ответственность за всех и каждого. У меня есть ты... К черту совесть и ответственность, они там уже не маленькие. Кандид, - позвала она. - Иди сюда...

Romero: Вампир, однако, остался стоять на месте. Внутри медленно разливалось едкое, жгучее и такое знакомое чувство вины. А может, просто недостаток крови наконец дал о себе знать. - Это нормально... - чуть севшим голосом проговорил он. - Пока в ране ещё есть обломки когтей, она будет кровоточить. Не обращай внимания, пожалуйста... Нет, всё-таки это была вина за то, что вампир понемногу превращался в своеобразные кандалы для лейтенанта, приковывающие её к этой избушке. Потому, следовало только быстрее избавиться от старых ранений и восстановить силы. Тем более, чтобы надёжно обеспечить безопасность девушки. Постояв немного в дверях, Невструев сделал шаг к Лунатику. - А вдруг у них там что-то действительно плохое?.. - вкрадчиво спросил он, но тут же покачал головой своим словам. - Хотя, что может быть хорошего при такой концентрации нелюдей на квадратный метр... Дверь со скрипом захлопнулась, прекратив выпускать наружу драгоценное тепло.

Undine: Было холодно. Жанна не относилась к тому типу девочек, которые, получив после долгой жизни призрака материальное тело, бежали нюхать цветочки, прыгать за бабочками, тискать котяток и петь про любовь к этому миру, чтобы все слышали. Нет, она не видела в этом ничего полезного. Но, в любом случае, тело подавало непрерывные сигналы. И сигналы эти были о холоде. Ей так холодно не было даже когда её сильной волной смыло с палубы в Берингово море, что, к слову, тоже было в зимнее время. К счастью, тело девушки пока справлялось с переохлаждением и не стучало зубами. Проклиная почём зря снежные зимы, человечество и лично Нелю, которая не потрудилась как следует одеться заранее, на сестёр, которые выбрали именно её для этой операции и на себя, что поверила полячке, дура и не натянула лишний свитер, рассудив, что живые лучше мёртвых разбираются в сохранении тепла. Ну да ладно, как говорится, не щадя живота своего. Избушку она нашла почти сразу - весь лес был изучен девочками вдоль и поперёк уже очень давно. Осталось напоследок провернуть всё в голове. Об избушке она узнала от Наркома, если спросят. С вампиром девушка вроде была знакома, но не сильно. Подмены никто не должен заметить, им сейчас будет не до этого. Если что, всегда можно уйти в грусть, она ведь безутешная ученица, которая потеряла своего наставника. Нелинелла перехватила поудобнее банку с прахом, придала своему лицу ожесточённое выражение и требовательно постучала в дверь избушки. - Кандид! Кандид, ты меня слышишь, открой! Это я, Неля!

Romero: Вскоре после отгремевшего от недалёкого взрыва эха, в избушке снова установилась уютная тишина, которую нарушало только потрескивание огня в печи. Хорошо натопив дом за эту ночь, он понемногу угасал, но всё ещё зыбко очерчивал светлое пятно на полу, в котором по какой-то привычке и сидел, скрестив ноги, вампир. Пальцы тихо постукивали по небольшому поленцу, в такт пульсирующим где-то глубоко ощущениям. Не самым приятным, стоит признать - Невструев чувствовал, что что-то произошло в городе. Да ещё и взрывы эти совсем-совсем близко... Для дальнейшего выяснения нужно было хотя бы подойти поближе, что в нынешнем состоянии не представлялось возможным. Ромеро вздохнул беззвучно и потянулся к лицу, но пальцы легли на изоленту, державшую сложенный вчетверо обрывок бинта, под которым прощупывалась пустая глазница. От очередного погружения в горестные мысли вампира спасла не невоспитанная птица, а чей-то крик из-за двери. Впрочем, крикун тут же представился. Вампир оглянулся на Лунатика, но та, кажется, не проснулась от стука. Тогда Кандид поднялся и задёрнул висевшую на струне занавеску, отгородив кровать от остального помещения. Пошёл к двери, на ходу надевая повязку. Однако, одна мысль всё же тревожила Кандида: как ученица телепата узнала, что он здесь? Нарком рассказал? Жаль, ведь вампир попросил его... А если с капитаном что-то случилось, и он послал ученицу за помощью? В принципе, это меняло дело... Невструев задумчиво потёр колючий подбородок. Не мешало бы, конечно, привести себя в порядок. Но единственная электробритва осталась в машине. Машина - посреди заброшенной деревни в лесу, а аккумулятор от неё - на чердаке. Поэтому вампир ограничился тем, что застегнул ватник, скрыв от чужих глаз уродовавшее рубашку кровавое пятно. - Слышу, слышу... - раздался хриплый голос из-за приоткрывшейся двери. Кандид обвёл взглядом Нелинеллу, которую никогда прежде не видел, но примерно так себе и представлял по рассказам Наркома. - Заходи, не мёрзни... - протянул вампир, освобождая проход. - С чем пожаловала?.. Только тише говори, пожалуйста, люди спят. После этой фразы он едва не врезал поленом себе по голове за слишком длинный язык. Оставалось только уповать на то, что начинающая телепатка не очень любопытна и ещё не умеет читать ауры.



полная версия страницы