Форум » Фронтовые сводки » Избушка в лесу » Ответить

Избушка в лесу

Romero: Небольшой старый домик в таёжной глуши, неизвестно кому принадлежавший. За крепкими бревенчатыми стенами кроется уютная комнатка с русской печью, разгороженная пополам всего лишь длинной занавеской. Убранство внутри хоть и скудное, но вполне достаточное для жизни: ржавая пружинная кровать в углу, керосиновая лампа под потолком, выскобленный стол и несколько табуреток в центре, да полки и лавки с сундуками вдоль стен. В лютые зимние морозы можно отогреться, забравшись на лежанку на печи. Сбоку к дому приставлена поросшая мхом деревянная лестница, ведущая на чердак. Долгое время дом пустовал и потихоньку врастал в землю. Единственное окно даёт мало света: через него можно увидеть только деревья, да услышать стук колёс дальнего поезда. В былые времена строили на совесть, и, несмотря на свой преклонный возраст, изба ещё готова принять жильцов. Было бы только кого... [more][/more]

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

SleepWalker: - Не хочу. Ни капельки не хочу, - стараясь оставаться спокойной, ответила Лунатик. - А... что зачем? Не я в Коалиции телепатка, прости... Зачем она пришла? Зачем так стремилась остаться? Или зачем сейчас касается его руки так, будто хочет согреться, но боится обжечься? Словно снова и снова ищет и не находит то расстояние, на которое можно приблизиться, не боясь вторгнуться и нарушить... Несмотря на то, что в избушке было довольно прохладно, рыжей стало аномально жарко - а потом вдруг снова пробрал озноб. Может, она все-таки простудилась - Лунатику казалось, что ее щеки горят так, что освещают помещение получше любой лампы. Лейтенант старалась не дрожать, чтобы Кандиду не показалось, что она его боится. Ведь... не боится же? Ни его, ни того, что он может сделать или сказать. Или - не сделать и не сказать. Впервые Лунатик не боялась молчания начальника, но ей все-таки не хотелось, чтобы оно затягивалось.

Romero: - Зачем делаешь это... - пояснил Кандид, чуть сжав руку Лунатика. - Правда не боишься?.. Вспоминать сейчас прошлое не было повода, но страх - не менее актуальная для вампира тема, чем ошибки. И страх не за себя. Нет, он уже не боялся случайно навредить лейтенанту физически, но вот ранить душевно... За долгое время сердце стало жёстким и холодным, что та железная перчатка. Холод... Только сейчас Невструев понял, что девушка дрожит, хоть и пытается скрыть это. Искать шубу было долго, поэтому старлей просто встал, мысленно ругая себя, стянул телогрейку и аккуратно надел её на плечи Лунатика. Вернулся на место, почему-то оказавшись совсем рядом с лейтенантом. - Вот... Извини, просто я не успел принести дров с улицы, - тихо произнёс он, зябко поправив рукава байковой рубашки. - Да и всё равно печь бы долго топилась...

SleepWalker: Коротко поблагодарив, Лунатик закуталась в телогрейку, хотя и вздрагивала совсем не от холода. Немного подумав, она сказала: - А чего тут бояться? Что может случиться? По-моему, я и так потратила много времени... на придумывание страхов. У меня вообще почти все, что связано с тобой - было на грани... - лейтенант усмехнулась и покачала головой. - Уважение почти до страха и немоты, боязнь оказаться ближе, чем позволено и... смешно, но какая-то детская обида, когда все мои попытки привлечь внимание были безрезультатны. А мне всего-то хотелось создать достойный тебя Отряд... Чтобы тебе нравилось и ты... гордился... Чтобы ты хоть раз... мимоходом... сказал что-то вроде:"Лунатик, а у тебя хорошо получается", а не больше подходящие для партсобрания фразы, которыми мы обычно обменивались... Сообразив, что последняя фраза похожа на упрек, Лунатик замолчала, опустила голову, но потом все-таки договорила: - Зачем, почему... Потому что я устала бояться. Потому что я хочу, чтобы было по-другому... Чтобы потом не жалеть, что я чего-то не сделала. Что могла прийти - и не пришла, не сказала... Я не боюсь. К тому же... вроде бы я не делаю ничего страшного... - пальцы девушки снова коснулись руки начальника. - Или... делаю?

Romero: - Не делаешь... - поспешил заверить вампир. А что он ещё мог сказать... Признаться в том, что с давних пор не способен ни на что, кроме уважения? И поэтому нарочно не сближается с людьми, потому что растерял где-то все остальные чувства? Или что попросту не заслуживает ничего такого? - А придумывать страхи и не надо, когда один из них стоит перед тобой, - тихо проговорил Кандид. - Лунатик... я ведь не такой хороший, каким ты, наверное, меня считаешь. Я убиваю людей. Присоединившись к капитану и развязав войну, я, в конце концов, развалил Отряд, который у тебя... так хорошо получилось собрать. Я просто не заслуживаю, не могу заслуживать твоего уважения. Невструев замолчал. Со стороны это казалось просто смешным - не пробовать изменить себя, чтобы можно было оправдать ожидания, а бесконечно унижать, выискивая всё новые и новые причины для этого. Как будто это могло помочь, хотя с самого начало являлось обычным мазохизмом. - Ты сильная, Лунатик, - улыбнулся вампир сквозь темноту. - Сильная и решительная - у тебя великолепное будущее.

SleepWalker: - К черту это будущее, - неожиданно зло проговорила, почти прорычала Лунатик, наклонилась вперед и уже с силой сжала руку Невструева. - Если я говорю, что кого-то уважаю, люблю - да что угодно! - значит, я это и правда чувствую. Значит, человек не может не стоить того, что есть! И зачем отрицать и отворачиваться?.. Опомнившись, она ослабила хватку. - Неужели... нельзя просто принять то, что ты нужен кому-то таким, какой ты есть?.. Поверь, я... никогда не считала тебя... - девушка постаралась подобрать нужное слово, но не нашла более подходящего, - Хорошим. Я многое знаю, многое видела своими глазами... И дело даже не в том, что все мы не без греха! Просто ты - это ты... Если бы не ты... Лунатик задумалась, вспоминая свои первые дни в Коалиции, создание НЕРВа и улыбнувшись, сказала: - Ты помог мне понять смысл и цель всей моей работы... Ты помог мне поверить в себя и в НЕРВ... Да, эта была всего пара фраз, но мне хватило, чтобы понять - я расшибусь, но сделаю все правильно. Чтобы понять, что я всегда буду верна... - лейтенант покачала головой. - Порой для меня не существовало КМ и фюрера, а был лишь НЕРВ и старлей... Что бы ни произошло - наверное, ты всегда останешься для меня начальником. Бывших НЕРВовцев не бывает... И это не потому, что я цепляюсь за прошлое, а просто потому что.

Romero: - Не бывает, просто потому, что это действительно так, - протянул Ромеро. - Пусть даже это никому и не нужно, кроме нас с тобой... Да и цепляться за прошлое на всякий случай не советую. Не то в один прекрасный момент проснёшься и поймёшь, что кроме него у тебя ничего не осталось. Уж поверь... Голос стихал, терял интонации, и последние слова были произнесены совсем пресно, на одной ноте, смешавшись с завываниями ветра в печной трубе. Кандид посмотрел сквозь тьму на ладонь лейтенанта. - Хотя, до этого лучше не доводить, - подытожил он. Ветер - единственное, что напоминало о непогоде за дверью. В избе даже ещё сохранялось кое-какое тепло со вчерашнего вечера, но чайник, верно, уже остыл. Вампир усмехнулся про себя. Последний раз вот так посидеть за чашкой чая и поговорить удалось чуть меньше года назад. А за последние месяцы нелюдимый вампир и вовсе отвык от общества. Не умея хорошо разговаривать, разучился полностью - Хорошо, что у тебя есть цель, Лунатик, - в голосе снова читалась улыбка. - Потому что у меня её нет. Потерял, уж что поделать... Не в КМ, нет. Намного раньше. Со временем, когда кончились и фантазия и силы жить дальше. Но ведь меня нет в Её списках, - он прищёлкнул клыками, поясняя, что речь про костлявую. - И после смерти меня ждёт не Рай и не Ад - вечное забвение. Так что, я очень рад, что хоть это дело будет кому продолжать. Он вдруг обнял Лунатика, прижав её к себе и чуть отстранив голову, чтобы не поцарапать лицо девушки своей щетиной. Промолчав где-то с минуту, отпустил. - Можно спокойно помирать, - с новой усмешкой произнёс вампир.

SleepWalker: Лунатик хотела было рассказать, где она видела и что думает о своих целях и делах, которые стоит продолжать. Все, что она любила - ее Отряд, коллеги, работа - все это осталось в прошлом, обратилось в дым и пепел, развеяно по ветру и ушло в землю... Девушка уже открыла рот, но тут Кандид обнял ее, и все тщательно подобранные слова вылетели из головы. "Туда им и дорога," - решила Лунатик и решила впредь быть сдержаннее. В конце концов, зачем вспоминать прошлое или думать о будущем, если и в настоящем очень даже неплохо? Остановись, мгновенье... Когда начальник отпустил ее, Лунатик немного разочарованно вздохнула и вдруг почувствовала, как внутри нее образовалась странная, саднящая душу пустота, как будто рыжая упустила что-то важное, что вот-вот исчезнет навсегда. Словно стараясь не дать пустоте разрастись и поглотить все, лейтенант протянула руки и сама обняла вампира. - Покой нам только снится, - пробормотала она и улыбнулась. - И вообще... Умирать он тут вздумал! Еще чего... - Лунатик покачала головой, уткнулась носом в плечо старлея и вдруг с удивлением поняла, что плачет. Оставалось только надеяться, что в темноте и за воем метели этого не будет заметно. - Не пущу...

Romero: - Не пустишь... - вздохнул бывший старлей, запустив руки под телогрейку и обвив ими Лунатика. - Да уж, я ещё потреплю вам... психику... - казалось, он избегал самого упоминания о приснопамятном Отряде. Если посмотреть на вещи с другой стороны, то Там его действительно никто не ждал. Впрочем, равно как и здесь - так он думал до поры. Точнее, до сегодняшней ночи, до того момента, как подошёл к окнам Дома офицеров, и сквозь пелену отчаянья глянул лучик надежды. Хотя, это мог быть очередной самообман. Метель немного ослабла. Вероятно, чтобы в скорейшем времени разрастись с новой силой. Ещё быстрее гнать снежные волны, заметать следы, дороги... воспоминания. Целые города. Порушенных одиночеством и затушенных потрясениями чувств вампира вдруг коснулись едва заметные колебания. Прислушавшись, он понял, что девушка плачет. Не из-за его ли слов? Так или иначе, выяснять это было бы глупо. Кандид вновь прижал к себе лейтенанта и аккуратно смахнул слезинку с её щеки. Успокаивающе погладил Лунатика по волосам. - Надо бы тебе отдохнуть... - проговорил он тихо. - Ты просто устала. Наверное, не спала всю ночь?..

SleepWalker: - Спала, - ответила Лунатик и покачала головой. - Только не очень хорошо. Сны всякие... Хотя временами даже интересно. Поучительно... Каждую ночь девушке снились события той осени, Гражданская война, гибель Империи... Она даже не старалась как-то отогнать их, наоборот - с какой-то мучительной страстью погружалась в эти кошмары, переживая все снова и снова, просматривая под всеми возможными углами. Искала и не находила ответы на, в общем-то, риторические вопросы - зачем, почему и за что... И каждое утро Лунатик просыпалась будто после лихорадки, и долго еще ее преследовал едкий запах гари, оружейной смазки и раскаленного металла - запахи, которые не мог перебить даже свежий, обжигающе холодный воздух Излучинска и аромат хвои. - Но это пройдет... Уже проходит. Глаза лейтенанта понемногу привыкали к темноте - она уже могла различить очертания предметов и силуэт Кандида. Еще раз вздохнув, она слегка отстранилась от вампира, уперевшись ладонями ему в грудь и пристально вглядываясь в лицо. Девушка хотела было что-то сказать, но передумала, опять склонила голову на плечо начальника и спросила только: - Ты не замерз?

Romero: - Низкие температуры не доставляют вампирам дискомфорта, ты же знаешь... - протянул Кандид, продолжив аккуратно водить ладонью по голове лейтенанта. - Мы чувствуем холод, но замёрзнуть не можем - так уж устроены. Он хотел было пожать плечами, но удержался, боясь потревожить Лунатика. - А ещё мы почти не видим снов, - с едва заметной горечью вздохнул вампир. - Конечно, бывает, что нам что-то снится, но в большинстве своём - это мало понятный или не понятный вовсе бред неживого разума. Так что, береги свои сны!.. - закончил он шуточным наставлением. На самом деле, вампирские сновидения были явлением очень интересным и не менее осмысленным, но расшифровывать их не брались даже знатоки этого дела. Нежить - по крайней мере, насколько Невструев был с ней знаком - всегда балансировала между видимой реальностью и некими тонкими материями, мирами. Некоторые проводили в них почти весь свой срок. Ромеро тоже некогда весьма искусно управлялся с ними, но, со временем, погряз в рутине, в человеческом быте, за что нередко потом себя ругал. - А что, здесь стало совсем зябко? - вдруг спросил он.

SleepWalker: - Нет, здесь тепло, - скорее из вежливости быстро сказала Лунатик, а потом поняла, что ей действительно ни капли не холодно. - Знаешь... Здесь теплее, чем в Штабе. Несмотря на то, что там хорошее отопление... Да, если подумать, то даже в тайге во время метели и то обстановка теплее и дружелюбнее, чем в ДОФе. Лейтенанту совсем не хотелось возвращаться туда, особенно теперь... Рыжая вдруг подумала, что, наверное, никто раньше так не гладил ее по голове - наоборот, это было ее делом - успокаивать, утешать, поддерживать. И, скорее всего, так и будет дальше, но сейчас Лунатик могла позволить себе просто побыть... слабой, сидеть и радоваться этим прикосновениям, этой темноте, говорить что-то спокойное и не очень сложное и благодарить местную погоду за так вовремя начавшуюся метель. Обняв старлея покрепче, она перехватила его ладонь и прижалась к ней еще мокрой от слез щекой. - Вот так, если ты не против... У тебя тут уютно, - пробормотала она и осторожно погладила Кандида по щеке. - Если бы еще... тиканье часов и сверчка за печкой. Или я это уже говорила?

Romero: Прикосновение пальцев Лунатика вызвало будто бы слабый электрический разряд, хоть та сторона лица, на которую легла её ладонь, полностью потеряла чувствительность ещё со времён битвы в отеле, в Лондоне. Вместе с глазом. - Теперь говорила... - чуть улыбнулся вампир. - Сверчка не гарантирую, но старые ходики где-то тут были. Рабочие даже... Ещё один повод гордиться старыми, пожившими вещами. Когда Невструев обнаружил эту избу посреди леса, единственными исправными устройствами в ней оказались керогаз и часы с кукушкой. У первого пришлось заменить один из фитилей, но часы, покрытые толстым слоем пыли и паутины, запустились сразу, словно их забыли завести только вчера. Свободной рукой Кандид ласково провёл по спине лейтенанта. Помолчал немного, обдумывая слова, затем, отбросив нерешительность, проговорил тихо: - Если хочешь... можешь остаться здесь. Дом большой, места хватит... Надо только часы найти и повесить.

SleepWalker: Лунатик захлопала глазами и пару раз открыла и закрыла рот. Чего-чего, а такого поворота она, мягко говоря, не ожидала. Когда девушка заявилась в избушку, она вообще не была уверена, пустят ли ее в дом, а тут вдруг... Или не вдруг? И в первый раз Лунатик пожалела, что нет света - ей очень захотелось увидеть выражение лица Кандида. Не стоит, конечно, говорить ему что-то вроде: "Если ты хочешь," - если бы он не хотел, то не предложил бы такого... Поэтому... что ей-то мешает? Только страх в очередной раз помешать вампиру, который еще совсем недавно не искал ничьего общества. - Хочу, - призналась она и легонько потерлась щекой о его ладонь. - Очень хочу. Мне раньше никто... Девушка замолчала и, приподнявшись, поцеловала Ромеро, угодив в темноте в кончик носа. Смущенно хмыкнув, Лунатик пробормотала: - А еще я умею печь топить... Вареники делать... И варежки вязать.

Romero: Вампир лишь молча улыбнулся и погладил Лунатика по щеке сухой ладонью. На мгновение показалось, словно лейтенант была готова к такому вопросу. Но это были только догадки - бывший старлей ныне и сам почти ничего не видел в темноте. Куда уж приметить в глазах что-то, еле уловимое даже на свету. Но появилась новая мысль: в Доме офицеров явно было что-то нехорошее, а в стремлении оградить девушку от возможной опасности, не слишком ли далеко Кандид на сей раз зашёл? Не подвергнет ли её опасности ещё большей, да и нужна ли ей самой такая защита? Стоит только снова потерять контроль... Вампир отрицательно покачал головой самому себе. Это послужит великолепным стимулом к возвращению душевного покоя. А там - кто знает... - Всё когда-то бывает впервые, - проговорил он тихо. - Одним словом... располагайся. Чувствуй себя как... дома... Последнее слово прозвучало немного странно и отрешённо. Уж слишком плохие воспоминания у вампира связывались со всеми местами, что так или иначе можно было назвать "домом". - Вот метель закончится, надо всё же натащить дров, - Невструев крепче обнял лейтенанта. - Не то замёрзнем тут к ночи...

SleepWalker: - Угу, - согласилась Лунатик сразу со всеми словами Кандида. - Натащим и наколем. Или просто хвороста... Правда, я даже не знаю, как долго тут могут длиться метели. Мысль жить под одной крышей с начальником, сперва почти напугавшая девушку, теперь казалась ей вполне нормальной и естественной. К тому же, это был отличный способ держаться подальше от Штаб-квартиры. В конце-концов, отсюда до ДОФа не так уж и далеко - на случай, если Лунатик вдруг кому-то понадобится. Хотя... все первоочередные дело были давно сделаны, дальше там могли обойтись и без лейтенанта... Вдруг рыжей опять пришло в голову, что она вряд ли там кому-то нужна вообще. Наверное, это чувство было взаимным... Продолжая тихонько гладить Кандида по руке - от плеча к пальцам и обратно - Лунатик вдруг вспомнила старую историю про двух индейцев, которые на замерзли, потому что ночевали под одним одеялом. Покраснев, она опять несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, чтобы успокоить бившееся где-то под горлом сердце, и прошептала: - Я постараюсь... чтобы тебе не пришлось жалеть, что ты впустил меня...

Romero: - Я имею в виду, когда она немного ослабнет... Потому что длиться метели здесь могут сутками, - задумчиво протянул Невструев. - По крайней мере, длились сорок лет назад. Как сейчас - не знаю. Вот, помню, мы БАМ строили... Он осёкся на полуслове, осознав, что его занесло совершенно в другую степь. Хотя, до БАМа-то было всего километров... двести. Ничто, по сравнению с длиной пройденного вампиром пути. Во всех смыслах. Кандид аккуратно поправил телогрейку, съехавшую с плеча Лунатика. Ему снова показалось, будто девушка мёрзнет, несмотря на то, что её щека загорелась огнём. Вампир ласково провёл кончиками пальцев по рыжему виску. - Перестань... - тихо улыбнувшись, проговорил он. - Ведь это не услуга и не одолжение. О таких вещах не жалеют, что бы не произошло. Однако, за внешним спокойствием на этот раз скрывалась непроглядная тьма, которую всколыхнули слова девушки. Вероятно, сама того не желая, она голосом, тончайшими интонациями напомнила вампиру о прошлой зиме. Нет, даже раньше, когда почти эти же слова соскальзывали с уст другой. Другой рыжей. Молчание получилось черезчур звонким - в избе чего-то не хватало. Через мгновение вампир понял, чего: дверь больше не содрагалась от ударов ветра. - Стихло, вроде... - предположил Ромеро. - Попробуем выйти? Тут, за домом... навес...

SleepWalker: Куда-то выйти, значит, надо встать. Значит, надо разомкнуть руки и отодвинуться... - Да, конечно, - почти обреченно ответила Лунатик и привстала. - А у тебя запасная лопата есть? Там наверняка дом по крышу замело... И снова эта незнакомая ранее пустота на месте сердца... Девушка уже который раз старалась понять и не могла разобраться, что с ней происходит. Ведь раньше все было понятно, Невструев был начальником, она - его заместителем... Теперь тоже вроде все ясно. Тогда что это? Почему внутри все переворачивается, почему руки сами тянутся обнять?.. Не отпускать... "Так и влюбиться недолго," - подумала лейтенант и испугалась. Лунатик тихонько застонала и уселась обратно, обхватив руками голову. - Да, надо идти, но... - проборматала она и вдруг вцепилась в плечи Кандида. - Но только не сейчас, пожалуйста... Я не могу, понимаешь?.. Потом, потом...

Romero: Вампир едва заметно пошатнулся от нахлынувшей на него волны ощущений, которая с лёгкостью пробила почти все барьеры, установленные за столь долгий срок. Руки скользнули по телу Лунатика, и он снова обнял девушку, прижав её к себе. Погладил по волосам, по накрытой телогрейкой спине, проговорил тихо и успокаивающе: - Всё в порядке... В порядке... Никуда не идём, если нельзя... Затем чуть отстранился и посмотрел в глаза лейтенанта, то ли стараясь прочитать в них что-то, то ли просто в попытке успокоить. Ведь теперь ко всей ответственности, что он чувствовал к ней, как к младшей по званию, снова добавилось может и изрядно подзабытое, но всё ещё сильное желание - защитить любой ценой. Защитить не просто как коллегу, но как живого человека. Дышащего и чувствующего. Но как бы только не сделать хуже. Даже если казалось, что хуже быть уже не могло... - Всё в порядке... - осторожно повторил Ромеро. - Да, это была плохая идея. В доме тепло, пока мы внутри...

SleepWalker: Лунатик смотрела на вампира, не отрываясь, и хотела что-то сказать, хотя бы даже "Спасибо", но не смогла произнести ни звука. Все те чувства, которые она всегда испытывала не то что в присутствии - при мысли о начальнике - казалось, все это сейчас усилилось в миллионы раз, не давало дышать, говорить, внятно мыслить... Подумать только, а ведь девушка рассчитывала, что ей удастся сохранить спокойствие и не потревожить Ромеро своими эмоциями!.. Она постаралась было взять себя в руки, но быстро поняла, что это бесполезно. Близость Кандида сводила ее с ума, было одновременно и хорошо, и страшно больно, хотелось закричать, взвыть, что-то разбить с грохотом - словом, сделать хоть что-то, чтобы натянутая до предела струна души не лопнула, чтобы сердце не разорвалось... И Лунатик сделала то единственное, что на ее месте, наверное, сделала бы любая женщина - обвила руками шею Кандида и что было сил поцеловала его.

Romero: Вампирье сердце пропустило удар. Ещё не восстановившийся барьер рухнул окончательно, рассыпавшись маленькими искрящимися осколками, один из которых больно кольнул в глазу. Только на этот раз дело было не в лейтенанте. Последний удар произошёл оттуда, откуда Невструев ожидал меньше всего - изнутри. И вместе с этим на поверхность стало пробиваться потревоженное, то, что долгие годы скапливалось в потёмках, на глубине. Однако, вопреки всем предположениям, трагедии не случилось. Вероятно, чувства и переживания Лунатика послужили новой защитой - настолько они были сильны, как показалось Ромеро, и настолько же ослабли его собственные. Едва достигнув переливающейся всеми мыслимыми цветами стены, они тут же опадали, возвращаясь на дно. Совсем скоро осталось всего одно ощущение - теплота. И Невструев никак не мог понять, от кого же она исходила, кому принадлежала... Время словно остановилось. Кандид лишь опустил руку и обхватил Лунатика за талию, не считая нужным прерывать затянувшийся поцелуй.



полная версия страницы