Форум » Фронтовые сводки » Избушка в лесу » Ответить

Избушка в лесу

Romero: Небольшой старый домик в таёжной глуши, неизвестно кому принадлежавший. За крепкими бревенчатыми стенами кроется уютная комнатка с русской печью, разгороженная пополам всего лишь длинной занавеской. Убранство внутри хоть и скудное, но вполне достаточное для жизни: ржавая пружинная кровать в углу, керосиновая лампа под потолком, выскобленный стол и несколько табуреток в центре, да полки и лавки с сундуками вдоль стен. В лютые зимние морозы можно отогреться, забравшись на лежанку на печи. Сбоку к дому приставлена поросшая мхом деревянная лестница, ведущая на чердак. Долгое время дом пустовал и потихоньку врастал в землю. Единственное окно даёт мало света: через него можно увидеть только деревья, да услышать стук колёс дальнего поезда. В былые времена строили на совесть, и, несмотря на свой преклонный возраст, изба ещё готова принять жильцов. Было бы только кого... [more][/more]

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

SleepWalker: - Кандид, я... - снова заговорила лейтенант, но закончить опять не успела - безумное облегчение и радость, взметнувшиеся откуда-то снизу, с самого дна сердца, где до сих пор они сонно ждали свого часа, и затопившие сознание, сменились неимоверным испугом, когда Лунатик заметила темное пятно на рубахе Кандида. - Дура... - прошипела она и сжала кулаки так, что ногти глубоко впились в кожу. "Это называется - оберегать старлея? Сколько раз тебе было говорено - покой, покой ему нужен, а не дурацкие признания... Что, слишком тяжело было нести это в одиночку, решила и на него взвалить? Эгоистка, эгоистка... Говорили же - слишком тяжелая штука - твоя любовь... И чего ты добилась? Дура, идиотка безмозглая! И что теперь? "Прости, я не подумала"? А о чем ты вообще думала?" Решив больше не тратить время на ругательства, Лунатик перевела дух и произнесла, стараясь говорить как можно спокойнее: - Тихо... Только не двигайся, ладно? Сейчас я все сделаю... И все будет в порядке... Где у тебя аптечка, бинты, или что еще? Должно же оно быть, раз такие дела...

Romero: Понимание пришло к вампиру, только когда он увидел страх в глазах Лунатика и проследил её взгляд. Тут же накатила знакомая волна слабости пополам со жгучей болью под правыми рёбрами. Вокруг потемнело. Кандид снова поглядел на Лунатика потухшим взором. - Нет, нет... Это не из-за тебя... - хрипло запротестовал он. - Это не может быть из-за тебя... Раны периодически кровоточили без всякой на то причины, но предыдущий приступ случился буквально на днях, и Невструев действительно не ожидал чего-то подобного столь скоро. Он отполз назад и тяжело привалился спиной к ножке стола. - Аптечка... Там, - он вяло махнул рукой в дальний угол, здраво рассудив, что от помощи лейтенанта отказываться не стоит. - В ящике, справа от лавки... Там всё нужное. Склонив голову, Кандид расстегнул и стащил с себя рубашку. Бинты покрывали почти всё тело. - Этот бок меня и так беспокоит, - блёкло улыбнулся Ромеро, разматывая липкую от крови повязку. - Так Кармилла ещё всадила в него свои когти... Гвардейцы... исполнители... каратели, будь они неладны...

SleepWalker: - Не болтай, - резко бросила Лунатик через плечо, открывая ящик. - Я все это уже слышала... Слышала, слышала... И рассказы, и догадки, уже ставшие почти мифом. Исследуя содержимое ящика при неверном свете огня в печи, рыжая все больше и больше хмурилась и кусала губы. Да, здесь было все нужное - но этого ей казалось мало, чтобы привести в порядок раны Ромеро. Обработать рану и перевязать - это все, что она могла сейчас сделать. "Прошлое никогда нас не отпустит... Империи и Гвардии больше не существует, Кармилла исчезла... Но все равно. Мы никогда от этого не избавимся." Присев рядом с Кандидом, Лунатик скрипнула зубами и принялась вытирать кровь. - А ведь ходят слухи о том, что у вампиров неимоверная способность к регенерации! Кто зашивал тебе рану? Если вообще кто-то это делал... Кошмар! - лейтенант выругалась и отшвырнула перепачканные бинты. - Тебе лежать надо, ле-жать! А не шляться по лесам! Вот что я теперь сделаю? Сюда бы тысячелистник... Промыть и хотя бы листья приложить... Он бы кровь мигом остановил и... - девушка вглянула на лицо старлея и заговорила совсем другим тоном, стараясь не зарыдать: - Эй, Кандид, только не теряй сознание, ладно? Держись, слышишь? Я быстро, все будет хорошо... Не оставляй меня...

Romero: Невструев лишь слабо улыбнулся, глядя в тёмный потолок пустым взглядом. Как только бинты были сброшены, стало ясно, что раны не открылись - они попросту не закрывались. Выглядел вампир так, будто только что вылез из центрифуги, наполненной топорами и лезвиями ножей. - Подожди-подожди... - дёрнувшись, вдруг сказал Ромеро. - Не спеши... И лучше отвернись. Он достал из кармана штанов перочинный нож, раскрыл его и, протерев лезвие, с силой вонзил в кровоточащую плоть. Из горла непроизвольно вырвался болезненный стон. Несколько движений трясущимися пальцами... - Чщщёртов монстр!.. - уронив нож, прохрипел Кандид, поднимая к глазам небольшой заострённый и изогнутый полумесяцем предмет. Показал его Лунатику. Извлечённый из тела коготь вампирши влажно блестел в мерцающем свете пламени. С кончика на пол капала густая кровь. - Слухи не врут... - отдышавшись, проговорил Невструев. - Раны заживают быстро, если нанесены обычными ударами, а не с использованием... всякой чёрной магии... Я даже представить не могу, что она была за существом, если её куски то появляются... то исчезают, - он прикрыл глаз и откинулся назад. - Перевязывайте... доктор... Я ещё здесь...

SleepWalker: - Была бы у меня лаборатория, я бы разобралась, в чем дело, - задумчиво протянула Лунатик, скосив глаза на извлеченное инородное тело. По-прежнему кусая губы, девушка принялась бережно, но уверенно, привычными, доведенными до автоматизма движениями накладывать повязку. - Магия, магия... Магия тоже подчиняется законам. Другое дело, что мы не всегда их знаем... И каким бы существом Кармилла не была, - сказала лейтенант, умудрившись даже улыбнуться, - Когтей у нее не может быть бесконечное количество... Но теперь я понимаю, что зашивать бесполезно. И, пожалуй, даже опасно... Ничего, ничего... Главное - нет воспаления, что меня радует, особенно учитывая твою привычку копаться в ране нестерильным инструментом, - Лунатик укоризненно покачала головой. - Ничего, ничего... Вот переждем зиму - найду волхвов и попрошу посмотреть, что к чему. Наверняка есть способ... Не может не быть! Закрепив бинт, она прищурилась и некоторое время придирчиво изучала результат своей работы. Удовлетворенно кивнув, Лунатик огляделась и задумалась. С одной стороны, Кандиду лучше было бы прилечь, а с другой - она сомневалась, стоило ли его тащить до кровати. - Не знаю, не знаю... - пробормотала она. - Не стоит тебя сейчас беспокоить, но на полу сидеть - тоже не дело. Тебе бы еще кровопотерю восстановить... Ох, начальник...

Romero: - Обойдётся... - вяло махнул вампир. - Не в снегу же валяюсь. Тут какое-никакое... а тепло... Про кровь он тактично умолчал. У последних пакетиков медицинской уже подходил срок хранения, а до местных ещё надо было добраться, затуманить рассудок, да ещё и вовремя остановиться, чтобы ненароком не убить. Перерасход сил получался едва ли не больше, чем их пополнение. Надев рубашку, испорченную багрово-чёрным пятном, Невструев попытался встать. Тело, однако, всё ещё плохо слушалось. - Другими словами... спасибо тебе, Лунатик... - оставив попытки, уже увереннее улыбнулся Кандид. - Даже если это и вызвано эмоциями... так только лучше. Хотя бы поскорее... избавлюсь от этих штуковин. Осталось две... Так что к весне всё будет... хорошо. Да... И комната с печью, и лейтенант понемногу расплывались, теряли очертания, темнели. Но Ромеро каждый раз старался вернуть их к прежнему состоянию, не заснуть, остаться в сознании. Получалось это с переменным успехом, хотелось спать - а не допускал этого вампир лишь потому, что боялся больше не проснуться. Хоть когтей в организме и преуменьшилось, яд на них слабее не стал, и тело запросто могло решить, что бороться больше нет смысла. И тогда будет стыдно перед Лунатиком... Вот станет лучше - тогда можно будет и поспать.

SleepWalker: Девушка пожала плечами и поднялась. Начальник проигнорировал ее замечание насчет крови - ну что ж, так тому и быть... Не ей решать. Чтобы размять немного затекшие ноги, рыжая несколько раз обошла вокруг стола, подбросила в печь пару поленьев и сходила за ватником. Стянув с Кандида окровавленную рубаху, она одела ему на плечи ватник и аккуратно запахнула. - Так-то лучше. А рубаху я потом постираю... Да. Снега принесу, растоплю и постираю... Придвинувшись поближе, Лунатик запустила руки под ватник, обняла старлея и бережно погладила его по спине. Легонько поцеловав Кандида, она потерлась щекой о его щеку и сказала: - Да, все будет в порядке. Все будет хорошо. А шрамы... Иногда они не затягиваются потому, что мы сами этого не хотим... Чувство вины, знаешь ли, мощный антикоагулянт. Но и это проходит. Ты, главное, держись. Куда ж я без тебя... Вот сейчас посидим немного, надо будет чаем горячим тебя напоить. С медом... Лейтенант вдруг почувствовала, что вампир снова будто куда-то уплывает. Этого нельзя было допустить. Любой ценой. - Нет-нет-нет, - запротестовала она, всхлипнула и осторожно встряхнула его. - Ты опять куда-то уходишь! Не смей засыпать, слышишь?! Нельзя... Не затем я сюда по морозу тащилась, чтобы ты вот тут угасал! Поговори со мной что ли...

Romero: - Я здесь... Я всё ещё здесь... - балансируя на грани забытья, пробормотал Ромеро. - Я не ухожу... Его зябко передёрнуло. Невструев вдруг понял, насколько же холодно пока тут, внизу. С одной стороны, хороший знак - возвращается чувствительность. С другой - так можно и вовсе замёрзнуть. Впору делать ставки на то, что случится раньше: нагреется дом или окоченеет вампир. - Кровь плохо отстирывается... - вымолвил он первое пришедшее на ум. - Но не надо... беспокойства. Просто вынести рубаху под прямые солнечные лучи... и она сама сойдёт, рассыплется... А не сойдёт... так ещё есть... на всякий случай. Боль в боку потихоньку успокаивалась. Почувствовав на себе прикосновения Лунатика, Кандид вдруг и сам обхватил её за талию одной рукой. Сильно, будто цепляясь за последнюю надежду, за жизнь. Наверное, это было как-то оправдано, ведь, не будь повода, давно бы уже не стало и Невструева. С ядом в организме долго не живут. Да и вообще... - Такими темпами... и манией к самохлёсту я ещё сам удивляюсь... как протянул столь долго... - попытался улыбнуться вампир, повернув голову к девушке. - Ладно... прорвёмся... И не такое бывало. Помнится, в девятьсот пятнадцатом... Кандид быстро осёкся и тихо извинился, рассудив, что Лунатику вряд ли будет интересно и приятно слушать про войну. Да ещё и про Первую Мировую.

SleepWalker: Все-таки с посиделками на полу пора было завязывать - Лунатик почувствовала, что скоро опять начнет чихать, да и заметно было, что Кандиду тоже не очень комфортно, что бы он там не говорил про холодостойкость вампиров. - Прекрати извиняться, - она притворно-сурово поморщилась. - И знаешь что... Давай-ка хватайся за меня покрепче - оттащу тебя на кровать. Посидели тут - и будет. Главное - ей надо перестать нервничать и волноваться... Лейтенант понимала, что до нормального состояния старлею еще далеко, но что толку дергаться? Нужно успокоиться и подумать, чем еще можно ему помочь в таких условиях. Улыбнувшись про себя, Лунатик чуть заметно покачала головой. Ну вот, она опять вернулась к своему обычному занятию - помогать. Быть сильной, спокойной, понимающей и рассудительной... Переместив руки так, чтобы удобнее было в случае чего подхватить Невструева, она повторила: - Ну же, Кандид... Держись за меня - и мы аккуратненько поднимемся. А потом аккуратненько дойдем до кровати. А потом я заварю чай... и ты все-таки расскажешь мне, что тогда было, в девятьсот пятнадцатом.

Romero: Вампир молча смотрел на Лунатика, забывая даже моргать. В доме воцарилась тишина, нарушаемая только треском поленьев в печи. Наконец, Невструев судорожно вздохнул и снова прислонился к ножке стола. Сквозь свежую повязку проступила крохотная капля крови. Этим, впрочем, всё и ограничилось. - В девятьсот пятнадцатом... - зачем-то повторил Ромеро. - Не помню я, что тогда случилось... Попали в окружение... Успел только заметить, как снаряд в нашу сторону летит... Прямо на бригадира. Поперёк пояса - и прочь. Потом темнота и боль... - он невольно поёжился, отгоняя ассоциации с сегодняшним днём. - Он-то выжил, только руку сломал. А меня, извини за подробности, в клочья. И ни креста потом себе не нашёл... ни чего ещё. Был солдат Его Величества - и нету... Ужасно всё это... Невструев хрипло вздохнул. Сил немного прибавилось, и, при поддержке лейтенанта, получилось всё же подняться на ноги. - Не надо... не надо на кровать... - проговорил Кандид, ухватившись за столешницу, чтобы снять с Лунатика нагрузку. - Там простыни чистые... А мне уже лучше... кажется... Он осторожно потрогал бинты, проговорил что-то тихое и неразличимое и опустился на табурет возле стола. Было просто по-человечески стыдно от того, что лейтенант увидела его таким.

SleepWalker: Рыжая снова до боли закусила губу и опустила глаза. Да, события почти столетней давности - это явно не то, что стоило обсуждать с Ромеро. Она по-прежнему будто шла в темноте наощупь и слишком легко и часто забывала, что он - не обычный человек... Пожалуй, сейчас разговоры о бытовых мелочах - самые безопасные, поэтому Лунатик сказала с улыбкой: - Ну и что, что чистые. В случае чего я просто потом вынесу их на солнечный свет... Ну, как тебе будет удобнее. Посиди немного, я чайник поставлю... Я быстро. Девушка сполоснула стоявшие на столе кружки и, долив в чайник воды, поставила его на уже ощутимо горячую печь. Тихонько напевая под нос какую-то детскую песенку, она вернулась к Кандиду. - Ты как-то странно на меня смотришь, - пробормотала она смущенно и машинально пригладила волосы и одернула платье. - Что-то не так?

Romero: - Да нет... Всё так... - пожал плечами Кандид. - Всё нормально... даже более чем. Лунатик действительно была на высоте. И дело не в волосах или одежде... Наблюдая за каждым движением лейтенанта, прослеживая её жесты, ловя её улыбку, вампир, невольно углубляясь в воспоминания, понимал, что подобных ей он не встречал никогда. Вернее, встречал раз, но очень, очень и очень давно - когда люди были ещё совсем другими. Когда и сам он был другим. По дому неспешно расплывалось тепло, потрескивающий в печи огонь освещал совсем немного, но и этого, казалось, хватало, чтобы развеять темноту по углам. Вьюга свистела за дверью, не иначе решив засыпать избушку по самую крышу, однако внутри от этого становилось едва ли не уютнее. Опомнившись, Ромеро выдвинул из-под стола вторую табуретку и, вновь смахнув с неё пылинки, вежливо предложил Лунатику присесть. - Он там ещё долго будет греться... - протянул Невструев, поглядывая на чайник.

SleepWalker: Лунатик кивнула и присела на табурет, не переставая нервно теребить подол и время от времени то поглядывая на Кандида, то резко отворачивая голову, словно боялась теперь встретиться с ним глазами. Что-то такое было в его взгляде... Но усидеть на одном месте у лейтенанта все не получалось. Поднявшись, она потянулась, пробормотала:"Погоди-ка, я только гляну..." и, приподняв ватник, еще раз осмотрела повязку. Не обнаружив новых пятен, девушка кивнула и вернулась на свое место, но все равно продолжала сидеть, как на иголках - то оглядывалась на чайник, хотя понимала, что закипит он нескоро; то поворачивалась к Невструеву и будто хотела что-то сказать, но в последний момент останавливалась; то просто вспыхивала до корней рыжих волос и опускала глаза. Глубоко вздохнув, Лунатик подвинула стул так, чтобы сидеть вплотную к Кандиду, и объяснила: - Тянет... Сил нету, как тянет. Еще раз вздохнув, она взяла руку вампира и сжала ее в своих ладонях.

Romero: Невструев, заметив, как нервничает лейтенант, поспешно опустил взгляд в стол. - Заживёт... - протянул он, поправляя ватник. - Теперь... скоро заживёт... Всё же, яду в организме стало меньше, значит восстановление должно пойти быстрее. Ещё один коготь - и можно будет смело собирать себя по частям. Или нельзя... Тут уж как повезёт. Вновь почувствовав близость Лунатика, Кандид покачал головой и поднял к ней красноватый глаз. Коснулся кончиками пальцев её плеча, но осёкся и опустил руку, накрыв своей ладонью ладони девушки. - Это тоже... нормально... - проговорил он негромко. - Чувства - порой, единственное... говорит о том, что ты ещё жива... Что ты дышишь, существуешь. Любые чувства: симпатия, ненависть... даже боль. Но их нужно проверять. Иногда это не сложно... - Ромеро вдруг осознал, что с каждым словом понемногу приближается к Лунатику. - К примеру, согреть руки у огня. Или взглянуть на выпавший снег... или на ночной город. А иногда... Мысль, достигшую кульминации, прервал раскатившийся по избушке звон. Это кукушка впервые за долгую пору выполнила свой долг и сообщила людям верное по её мнению время. Прокуковав, она исчезла за своей дверкой, снова вернув в дом тишину. - Город... - отведя взор, обесцветившимся голосом произнёс вампир. - Надо бы поглядеть на него... наконец.

SleepWalker: - Обязательно посмотришь... - произнесла Лунатик. - Правда, там смотреть-то особо не на что... Говорят, раньше здесь было совсем по-другому, а теперь... Прости, кажется, чайник закипел. Поднявшись, девушка отошла к печи и вернулась уже с полным кипятка чайником. Отыскав заварку, она всыпала в кружки по ложке, залила водой и некоторое время любовалась завитками пара, поднимавшимися над столом. - А теперь тут Штаб-квартира... Она то ли умышленно, то ли просто так, но не сказала "наша Штаб-квартира". - Знаешь, меня все тянет назвать Штаб не то сумасшедшим домом, не то домом, где разбиваются сердца, - невесело усмехнулась лейтенант. - Странные ассоциации, правда? Слишком много эмоций связано, слишком много воспоминаний... Все время службы в Коалиции я только и делала, что загоняла глубоко внутрь разные чувства. Потому, что они не соответствовали высокому рангу твоего заместителя, - в голосе Лунатика явно слышалась горькая ирония. - И потому, что они никому не были нужны... Я думала, что это закончилось - но ошиблась. Проверять чувства вовсе не сложно, ты прав, но только тогда, когда дело касается кого-то одного. А если замешаны двое... - она покачала головй и придвинула одну кружку Кандиду. - То тогда некоторые чувства... Да, чувствую, следовательно, живу, но порой я не знаю, чего мне из-за них хочется больше - жить или умереть, чтобы не мучаться самой и тебя в это не впутывать... Обойдя стол, Лунатик остановилась перед начальником и спросила: - Почему ты все время от меня отворачиваешься? Кандид... Только мне начинает казаться, что я вот-вот пойму что-то важное - как ты опять уходишь неведомо куда, и все сыпется, будто песок, - рыжая протянула руки и растопырила пальцы, словно показывая, как уходит песок. - Только я начинаю согреваться - как на меня будто ведро ледяной крошки...

Romero: Невструев отрешённо смотрел куда-то вглубь кружки, наблюдая, как медленно оседают на её дно раскрывающиеся листики чайной заварки. Затем медленно повернул голову в сторону лейтенанта и, поднявшись, чтобы быть с ней вровень, всё-таки решился заглянуть ей в глаза. - Если в песок добавить воды, он становится податливым, из него можно даже что-то вылепить, - протянул Кандид, мягко сжав пальцы Лунатика в кулачок. - Нужно только знать меру, иначе рискуешь перелить... Утянет, задушит... то, что недавно казалось крепким. Я не заставляю тебя скрывать чувства. И теперь дело даже не в званиях или положении... Мы тут на равных... надеюсь. Так что это совсем не нужное занятие - закапывать вглубь себя. Перед тобой пример, почему этого делать не стоит... - губы чуть исказились, пытаясь изобразить улыбку. - Однажды скрыв, ты можешь больше не найти. А если сверху накроет новая волна, тут уж... Вампир замолчал, то ли подбирая слова, то ли раздумывая, говорить ли их. В отличие от знакомого всем телепата, чужие мысли для него были скрыты снегом, туманом и прочими осадками подсознания. На поверхности иногда проглядывали зыбкие силуэты, за которые и приходилось хвататься, поэтому вместо нужной ниточки вполне можно было вытащить глубинную бомбу. - Я не хочу стать той волной... - признался Ромеро. - Потому и держал барьер до последнего. Глупо звучит, наверное...

SleepWalker: Девушка выдержала взгляд вампира, только слегка наклонила голову к плечу и попыталась улыбнуться. Получилось плохо, и лейтенанту стало поневоле неловко. - Глупо - не глупо, кто знает... Я-то точно не берусь судить. Просто все дело в том, что, как не кажется, от твоего или моего желания уже мало что зависит... Барьеры, волны... Ох, начальник, как мне уже надоедает эта тайна, темнота и иносказание. Ведь все так просто. Все это началось не сегодня, ты же знаешь... Или не знаешь? Лунатик сделала шаг вперед, обняла Кандида и горячо зашептала: - Что с нами случилось, а? Ведь только что все было так тепло и понятно... Я как будто сделала шаг - а под ногой оказалась пустота... И я падаю, падаю... И так хочется схватиться за тебя, чтобы удержаться хотя бы еще чуть-чуть, но так страшно, знаешь, страшно... Страшно, что мы оба куда-то рухнем, потому что не за что уже будет хвататься. А я ведь... Не могу я так больше - и пусть даже это будет последнее, что я тебе скажу. Я ведь люблю тебя... Только если ты собираешься ответить что-то вроде того, что ты этого не стоишь - лучше молчи, потому что стоишь, потому что мне лучше знать... Ох, глупый, глупый вампир...

Romero: - Я знаю... - тихо протянул Невструев, прижав Лунатика к себе. - И, кажется, знал всё это время, только не мог понять. Или поверить, признать, что это на самом деле, а не во сне... В печи с треском и искрами обвалились остатки особо большого полена, заставив свечение от огня поколебаться и отбросить длинную тень на стену избушки. Но всё быстро успокоилось, и в трубе вновь загудел ветер. Дом прогревался. - Даже если рухнем - не беда... - ласково погладив лейтенанта по спине, уже увереннее продолжил вампир. - Ты, главное, держись за меня, Лунатик. Держись... может быть, там вовсе не пустота, а земля... Твёрдая, осязаемая, на которую можно опереться и встать. А может даже снег. Глубокий и мягкий, упав в который нельзя даже ничего себе повредить... Он помолчал, осуждая себя за то, что снова заговорил сравнениями. В самом деле, вредная привычка, поглощавшая нужные слова. - В любом случае, не стоит бояться. Я тебя не отпущу. Потому, что ты дорога мне... И я не хочу тебя... потерять.

SleepWalker: Лейтенант почувствовала, что от его слов у нее снова подкосились ноги. Одно дело - надеяться на что-то подобное, мечтать, и совсем другое - услышать это от старлея здесь и сейчас. Крепче обняв его, чтобы и правда не упасть, девушка закрыла глаза и подождала, пока пол и потолок перестанут вращаться и вернутся на свои места. Отдышавшись и открыв глаза, она опять улыбнулась - на этот раз тепло и уверенно. - Ну вот и хорошо. Вот и не отпускай, в конце-то концов... - сказала Лунатик и немного ослабила хватку, словно убедившись, что Кандид все-таки никуда не исчезнет, и потихоньку успокаиваясь. - Есть некоторые вещи, которые не нуждаются в том, чтобы их признавали или верили в них. Они просто существуют - и ничего с этим не поделать. Да и не нужно... Потому что это никакой не сон. А если и сон, значит, он снится нам обоим... И лично я просыпаться не собираюсь. Продолжая улыбаться, лейтенант погладила начальника по щеке. - Сон, сон... Ты же знаешь, что я никуда не исчезну. Понадоедаю еще... долго и счастливо.

Romero: - Да, это был бы очень хороший сон... - кивнул вампир, поглаживая рыжий затылок лейтенанта. - Но как там поётся... "...чтоб сказку сделать былью"? Кандид чуть улыбнулся, глядя на Лунатика. Кукушка, сама того не подозревая, подарила им всё время этого мира, пускай он и ограничивался пока бревенчатыми стенами, за которыми лежал лишь бескрайний заснеженный лес с вкраплениями домов. - А есть вещи, существование которых и вовсе невозможно с точки зрения логики... - задумчиво проговорил он, стараясь ощутить каждое прикосновение девушки. - Как огонёк, который видишь только краем глаза... А если заостряешь внимание... Невструев дёрнулся и замолчал от нового болевого укола под рёбрами. Снял руки с лейтенанта и устало опустился на табурет, тяжело дыша. - Извини... я ещё не совсем в норме... - проговорил он, после того, как боль немного успокоилась. - Давай-ка пить чай, пока не остыл...



полная версия страницы