Форум » Фронтовые сводки » Штаб NERV: НеЕстественно-научный Отдел » Ответить

Штаб NERV: НеЕстественно-научный Отдел

SleepWalker: Не-Естественно-научный Отдел, сокращенно - НЕО. Здание, в котором располагается Центральная Лаборатория, расположенное недалеко от НТО. Здесь проводятся все мыслимые и немыслимые исследования и опыты над живыми объектами различного происхождения. Днем и ночью в многочисленных лабораториях, заставленных сложным и очень сложным оборудованием, можно наткнуться на подозрительного вида персонал, чья спецодежда зачастую покрыта пятнами не менее подозрительными... Около здания располагаются оранжерея и теплицы, в полуподвале - виварий. Также здесь почти всегда можно застать фройляйн Лунатика - руководителя всего этого безобразия.

Ответов - 82, стр: 1 2 3 4 5 All

SleepWalker: Лунатик повернулась к клеткам и приложила палец к губам. - Ш-ш-ш-ш, - произнесла она нехитрый призыв к тишине - и обитатели вивария тут же успокоились, только поглядывали на принесенную Аннушкой Пятницу и вполне беззлобно скалились. - Видишь, какие молодцы? - гордо сказала замглавНЕРВа. - Так что, думаю, проблем не будет... Тащи-ка ее... о, вот сюда. Лунатик направилась к угловому вольеру для особо опасных и открыла настежь решетчатую дверь. - Человеченки не обещаю, но... А что это за шум? Лунатик обеспокоенно обернулась - не ровен час кто-то выполз из клетки. Нет, конечно, она могла их успокоить, но рисковать не стоило. Быстро оглядев виварий, она поняла, что все на своих местах. - Аннушка, затаскивай зверушку, а я пока погляжу, что там такое... Лунатик прошла ко входу в виварий и... первой, кого она увидела, стала Оксаночка, основательно связанная по всем лапам. - Ого. Старая знакомая... А кто, интересно знать, тебя сюда притащил? - пробормотала рыжая, не рассчитывая, впрочем, на ответ и подсчитывая в уме непредвиднные расходы на кормежку еще и Оксаночки - похоже, прежде чем отпустить ее обратно, животину следовало подлечить. Вопрос о том, как чудище оказалось в Штабе, разрешился тут же - Лунатик заметила привалившегося к стене бессознательного Кандида. - Ого, - повторила лейтенант, покачала головой, присела рядом с начальником и осторожно коснулась его руки. - Эк его. Нехорошо... Ох, Нарком, попадись мне только... Аннушка! - позвала Лунатик. - Захлопни хорошенько вольер и иди сюда... Да, там на стене, слева от входа, висит большая аптечка. Захвати, пожалуйста, бинты... Хотя черт его знает, что в таких случаях делают с бессмертными. Ох, Кандид Полуэктови-и-ич...

Аннушка: Аннушка охнула, неловко сгрузив Пятницу в клетку, все же господин Ромеро вызывал у нее неоднозначные чувства. - Ма... Мастер? - как-то внезапно сжавшись и будто уменьшившись пробормотала Аннушка, защелкивая задвижку на дверце вольера. Впрочем оправилась она от этого ощущения быстро, старательно задавив всё эмоции. Однако подчинение Мастеру было первостепенной ее задачей, но вид и запах крови... Против воли выдвинулись клыки, и девушке пришлось крепко прикусить губу, чтоб не кинуться слизывать алую жидкость с пола. Дверца советского шкафчика-аптечки была безжалостно выломана ибо руки девушки тряслись, бинты, тоже советские, стерильные во вкусно пахнущшей пергаментной упаковке, были уронены на пол и спешно подобраны. "Канти... черт тебя дери... во что вы опять вляпались, Мастер?.." На удивление, особых признаков паники Ангел не проявляла... разве что руки тряслись, да на щеках проявился чахоточный румянец. Девушка бухнулась на колени рядом с Кандидом, и легонько похлопала старлея по щеке - Мастер... очнитесь...

Romero: От каждого прикосновения сквозь кожу вампира с треском прорастали тёмно-синие перья, тут же осыпавшиеся пеплом. В натёкшей под ним луже расплывались мутно-алые пятна. Но, услышав своё имя, Кандид, наконец, устало открыл глаз. Обвёл им сотрудниц, остановившись на бинтах в руках Аннушки. - Какой я теперь "Мастер", - покачал он головой. - Не те времена. Да и ты свободна. Однако, бинты принял и, стянув с головы повязку, принялся наискось перематывать пустую глазницу. - Я даже не думаю, что кровь теперь важна. Лучше, позаботьтесь о новом питомце, - он кивнул на Оксаночку. - Она уже почти очнулась. Происходящее словно никак его не задевало. Переживания, сочувствие - всё это сейчас было слишком сложным для полупотухшего рассудка. По крайней мере, пока вампир находился внутри лабораторий, совсем рядом... Кандид прервал мысль, снова надев повязку, закрывшую уже просочившуюся сквозь бинты кровь. Насилу поднялся, оперевшись железной рукой о стену. Поднял взгляд на лейтенанта. - Да... я, наверное, пойду...

SleepWalker: Вроде бы обычные слова - но Лунатику почему-то казалось, что за всем этим крылось что-то большее. Снова эти перья и пепел... Как Нарком это допустил? Вот и верь после такого мужчинам... Девушка вдруг почувствовала себя лишней и, чтобы не мешать, принялась осматривать Оксаночку. Видимых повреждений лейтенант не заметила, разве что шишка на затылке, что было удивительно, учитывая телосложение мутанта. Интересно, кто это ее так? Очевидно, старлей... Что они могли не поделить? Странно, что Оксаночка вообще к нему полезла. Наверное, проголодалась и всякий страх потеряла. Бестолковая... Лунатик покосилась на Кандида и Аннушку и тихонько вздохнула, услышав последние слова начальника. - Куда вы собрались, Кандид Полуэктович... Там же дождь. Можно подумать, вас кто-то гонит. Что вы, в самом деле?.. Лейтенант поднялась и вытащила из ближайшей подсобки складной стул. - Присядьте... А мы с Аннушкой пока Оксаночку куда-нибудь определим. Потом поговорим, все потом...

Аннушка: - Такой. Мастер - чуть обиженно протянула недовампирша -Я крови вашей не пила, а что пропала так... Дядюшке спасибо, даа... Но после-после. Ты посиди пока. А если я мешаюсь, так пойду. У нас вон клетки не убраны, да и вот это... определить надо - последовал легкий кивок в сторону клетки с Пятницей. Рядовой с жалостью посмотрела на Оксаночку, почудилось демону в этом существе что-то родное, а если и не родное, то довольно близкое. - Скоро все кончится... Кстати... Пятницу мы выпустим потом, а? - Аннушка вернула себе деловой вид, стараясь не смотреть на Кандида - Просто... жалко ее...

Romero: - Кровь не имеет значения, - сипло повторил Невструев. - Этот ритуал... я объяснял... Он покачнулся и припал драной спиной к прохладному кафелю стены. Вокруг сотрудниц заплясали разноцветные искры: зелёные - Лунатика и красно-чёрные - Аннушки. Пока вампир держал себя в руках, но он прекрасно понимал, что произойдёт, если эти красочные чувства, волны - радиоволны? - сомкнутся вокруг, прорастут сотнями игл прямиком в уже потухшее на тот момент сознание. С другой стороны, он всё крепче начинал чувствовать своё тело. Даже мелькнуло очень странное и абсурдное ощущение - уж не помогает ли кто? Свой барьер Кандид усилил до предела, пусть и стал после этого чёрной дырой для мыслей и переживаний. Значит никто снаружи. Получается... изнутри? Но и это было совершенно исключено. Вампир прикрыл глаз, на краю ощущений улавливая просыпающуюся Оксаночку. Да, пожалуй, стоило остаться. - Спасибо, лейтенат... - кивнул он, отлепив со лба мокрую прядь волос и принимая стул. - Да... дождь, кажется, был. Я вот тут... устроюсь... С этими словами вампир расставил ножки стула в самом углу и аккуратно присел на него, подперев железными ладонями подбородок.

NPS-1: Оксаночке снился сон, в котором было много вкусной еды, горячей и вкусной... Наевшись до отвала, она решила утянуть пару кусков прозапас, поэтому потянулась вперед - и сон внезапно оборвался, обернувшись болью в связанных лапах и ушибленном затылке и острой обидой - ведь она-все-таки осталась голодной. Голодная, зато живая. Это хорошо... Тихонько заскулив, Оксаночка открыла глаза и обнаружила, что небо стало светлее, но гораздо ниже. Это еще что? Присмотревшись, через пару секунд она поняла, что это не небо вовсе, а потолок в помещении, где она когда-то уже бывала. Точно! Здесь еще жили странные твари, старые знакомые из Зоны и совсем не похожие на них. А еще здесь кормили... Правда, потом почему-то отпускали и приходилось снова слоняться по отравленной земле, но, говорят, она всех выпускает... Так, иголками потыкает, пару раз небольно пустит кровь - и отпускает. Странная она. Если уж поймала кого - так убивай и обедай! Ну или спаривайся. Принюхавшись, Оксаночка поняла, что хозяйка странного места тут. И с ней еще кто-то, кого она пару раз чуяла в Зоне. Демон... Глупый демон. И... вампир! Опять он! Не помня себя от злости, Оксаночка пару раз дернулась, но освободиться ей не удалось. Тогда чудище ухитрилось перевернуться на бок и принялось колотить хвостом по всему, до чего удавалось достать.

SleepWalker: - Ну вот и хорошо, - сказала Лунатик, любуясь почти идиллической картиной. - Как здорово, что все мы здесь... Вот закончим все дела, пойдем наверх, чайку поставим... С ватрушками. Лейтенант очень хотела забыть все происходившее недавно, как дурной сон, и продолжать жить и работать, как будто и не было этой странной Гражданской войны, и не превращался Кандид непонятно во что на ее глазах, и не приходил капитан... Поэтому сделовало занять себя и окружающих чем-то вполне мирным, домашним, чем-то обычным, чтобы не было повода думать, что что-то почему-то пошло не так. "Я подумаю об этом, когда с ними все будет в порядке. Я придумаю, как это остановить. Обязательно. Но не сейчас..." От размышлений о судьбах Коалиции и Отряда Лунатика вывел грохот, сопровождаемый звоном. Обернувшись и подпрыгнув от неожиданности, рыжая увидела, что разбушевавшаяся Оксаночка умудрилась хвостом перевернуть на себя ближайший стеллаж с инструментами. Непечатно выразившись сквозь зубы замглавНЕРВа устремилась к монстру. - Коллеги, а помогите-ка мне... затолкать эту животину куда подальше! - попросила она, на ходу прикидывая, какой из свободных вольеров подошел хотя бы на первое время - к сожалению, место для "особо отличившихся" было занято Пятницей.

Аннушка: Аннушка, получив по загривку какой-то медицинской тарой,да выдав нецензурщину, спряталась за угол. Зашипела тихо, выпустив когти. Пятница, очухавшаяся уже, и, до того молча наблюдавшая за происходящим, вдруг оживилась , раззявив острозубый рот, завыла как по покойнику, вперив сияющий взгляд в Оксаночку. По видимому порождение Зоны вполне устраивало ее как обед. Демону вспомнился турист, постанывающий от удовольствия, пока его поедали. Жителям вивария, мало нравилось поведение новенькой: густой, переливчатый вой, завораживал, заставляя прильнуть к днищам клеток и замереть в ужасе. - Чшшшшш... - раскинув когтистые руки, как для объятий, рядовой пошла на помощь Лунатику - Тихо... Чшшшш... Однако мысли ее были заняты другим. Кандидом. В нем что-то изменилось, будто от сознания его отсекли часть. Вампир был ранен, и рана его вызывала опасения у Аннушки. Так же ее фантазию будоражил запах крови, витавший в воздухе, это одновременно и раздражало и давало сил, как будто складывались воедино кусочки давно разбитого витража.

Romero: Отдохнуть не удалось. Но Кандид был даже благодарен Оксаночке, что своим пробуждением та не дала ему уснуть. Потому что уснуть он вполне мог навсегда, а это бы плохо кончилось для окружающих. За себя вампир уже мало беспокоился - зачем? - а вот за Лунатика и Аннушку переживал. Не каждый день начальство пребывает в таком скверном состоянии. Он поправил бинты под повязкой и поднёс когти к уцелевшему глазу. На грязной стали снова появились следы крови. Беззвучно усмехнувшись положению, в котором оказался, Кандид встал и, пошатываясь, двинулся помогать коллегам. - Что, всё же, со свободным местом?.. - спросил он у лейтенанта, встав напротив Оксаночки и чудом избегая ударов хвостом. Уже несколько минут вампир явственно слышал, как одна за другой с ужасающим треском натягиваются стальные нити, переплетавшиеся в трос на лапах чудища. Что удивительно - вой, рёв, лепетание других зверей в виварии ему совершенно не мешало слушать этот почти что микромир. И вот, звук прекратился. Словно в замедленном показе Кандид увидал, как Оксаночка сбрасывает с себя ржавые путы и судорожно ворочается, вставая на, наверное, очень саднящие лапы. - Это очень плохо... - успел только бросить вампир, рывком оказавшись впереди девушек и кидаясь на монстра, чтобы придавить того к полу.

NPS-1: Оксаночка даже не сразу поняла, что свободна. Словно не веря, она встала на лапы и чуть покачнулась - от неподвижности лапы затекли. Осторожно приподнимая то одну, то другую, Оксаночка принялась сжимать и разжимать когтистые пальцы и оглядываяться в поисках выхода, когда на нее и напал Кандид. Присоединив свой боевой клич к голосам обитателей вивария, она припала брюхом к полу и устремилась ему навстречу. Ей больше не хотелось размяться, даже голод отошел на второй план. Чудовище решило покончить с соперником быстро и навсегда. А уж потом приняться за остальных... Оксаночке очень и очень не понравилось, что ее стукнули по макушке и приволокли непонятно куда... Трое против одного? Нет, двое... Даже полтора, удовлетворенно отметила она - вампир явно был не в форме - когда он кинулся на Оксаночку, она без труда, кувыркнувшись, ушла прямо у него из-под рук и отбежала в сторону вольеров.

SleepWalker: Лунатик будто оказалась в плохом фильме ужасов - кровь, чудовища, раздающиеся со всех сторон голоса зверей и чудовищ, искры... Кандид с Оксаночкой, воющая Пятница, Аннушка с растопыренными руками... Все это казалось ожившей картиной больного художника. Надо было быстро что-то делать. С чего начать? Так... Лунатик оценила диспозицию - Кандиду она явно не помощница, зверей всех не успокоить, Пятница, похоже на взводе и тоже безнадежна... Лунатик еще раз глянула на начальника и гостью из Зоны и качнула головой. Эдак они все тут покрушат... Лейтенант пробралась к аварийному выходу, который находился недалеко от вольера с Пятницей. Зажимая уши, чтобы не оглохнуть от ее воя, стараясь держаться подальше от решеток - мало ли что взбредет в головы обитателям вольеров в таком состоянии, и желая доброго здоровья тем, кто оборудовал запасной выход в таком месте, лейтенант таки добралась до цели и, повозившись минуту с засовом, распахнула двустворчатую дверь. Этим выходом на памяти Лунатика никогда не пользовались, но она знала, что недлинный коридор ведет наружу. Ну и что теперь? Выводить Аннушку и надеяться, что старлей вытащит Оксаночку из вивария? Или наоборот? Оглянувшись, рыжая обнаружила, что положение немного изменилось. Теперь между ней и Аннушкой находились Кандид и Оксаночка. Этого еще не хватало! Похоже, запахло жареным... Запахло? До Лунатика дошло, что это выражение пришло ей в голову неспроста - в виварии стоял вполне ясный запах гари - похоже, Оксаночка обрушила и шкаф с реактивами и медикаментами. А если она еще и проводку хвостом зацепила... Так вот почему так взбесились животные! - Горим! - завопила Лунатик и, второй раз за день, надавила на кнопку пожарной тревоги.

Аннушка: Опрокинутый шкаф рассыпал стекла, смешавшиеся химикаты вспыхнули мгновенно ярким цветным пламенем, но все это великолепие до поры было скрыто от глаз бойцов КМ. Однако мерзкая вонь... Рядовой потянула носом, почуяв наконец запах гари, он всколыхнул в душе девушки нечто странное. Аннушка будто проснулась, снова прежней. До той зимней ночи, до выпитой крови, до Мастера. Тонкий жалобный полукрик-полувизг демоницы примешался к вою сирены, поддержав отчаянный вопль замглавы НЕРВа. Демон отпрянула от Оксаночки и Кандида и оказалась зажата между стеной и вольером с лупоглазыми и ушастыми зверьками. Те выли и отчаянно пытались выбраться. Пятница внезапно заткнулась, сощурив глаза в узкие щелочки и встопорщив "крылья". Кажется ей было страшно. Не думая, что делает, рядовой начала лихорадочно отпирать клетки; животные, испуганные запахом пожара рванулись на улицу, едва не снеся Лунатика с пути. Хвост гостьи из Зоны таки задел проводку, по-старинке наружную, протянутую через фарфоровые колки. Погас свет и стихла сирена. Кабель,скользнул к шкафу, из под которого уже стали выбираться осторожные язычки пламени. Аннушка, раскинув звякнувшие сталью крылья, рванула туда же, заприметив еще и опрокинутый красный баллон с надписью "Проп..." - Убирайтесь отсюда! - схватив Кандида за шкирку, отшвырнула его как котенка к двери и Лунатику. Прямо вместе с Оксаночкой...

Romero: - Ну уж нет! - прохрипел Кандид. - Я объясню ей, что значит нападать и защищаться! Оправившись от броска Аннушки, Невструев поднялся с пола, быстро, но неуклюже, как марионетка с перепутанными нитками. Единственный глаз вспыхнул золотым, хорошо различимым даже в огне. Огонь. Именно он сейчас перекинулся с горящих стен и стеллажей прямиком на искалеченную душу вампира, будучи последней искрой в гаснущем сознании. Огонь подхлёстывал одно, главное на данный момент желание - уберечь сотрудниц любой ценой. Любой. Кандид согнулся пополам, обхватив руками бока. Из лопаток, сквозь дыры в плаще стремительно проросли к потолку две изломанные ветви. Блеснув сталью, они впились в бетонное перекрытие и раскрылись длинными лезвиями. Взмах - и массивный кусок перекрытия с грохотом обрушился между вампиром и Нервовцами, неведомой силой встав на ребро. - Ангел, Лунатик, уходите сами, - гораздо увереннее и голосом, мало похожим на свой, бросил Кандид. - Живо! Следующим движением вампир уже оказался сбоку от Оксаночки. Схватив чудище за лапы, он отправил его в затяжной полёт вглубь коридора и сам скрылся в дыму. Через мгновение грянул взрыв, обдав жадными языками пламени новую стенку.

NPS-1: Огонь, огонь, повсюду огонь... Стена огня впереди и позади... Оксаночке показалось, что сбылись слова ее мамы - мол, такой дочери место только в аду. В довершении всего одна из упавших балок придавила ей передние лапы. Отчаянно пытаясь выбраться, Оксаночка чувствовала, что становится все горячее. Надо было выбираться - но как? Еще этот вампир... Да к черту его, пусть горит вместе с этим зданием! А она должна выбраться... Куда идти? Назад... Там была какая-то дверь, а за ней - свежий воздух, чудовище ясно его почувствовало. Выход... Рванувшись в последний раз с такой силой, что лопнула кожа на и без того израненных лапах, Оксаночка выдернула конечности из-под балки и отлетела к противоположной стене. На секунду она замерла, пытаясь понять, где в этом дыму спрятался вампир, но ничего не почувствовала. Странно... Неужели он остался там? Разбираться было некогда, и она что было сил поковыляла, как ей казалось, к выходу. Но Оксаночке не суждено было выбраться наружу - чувства обманули ее и вместо двери она наткнулась на очередную стену, которая тут же с грохотом и каким-то воем рухнула вниз, похоронив монстра. Мама...

SleepWalker: - Ох, Кандид, что ж ты вытворяешь! - прошипела скозь зубы Лунатик, нажимая кнопку, открывающую все клетки вивария. Затянув Аннушку в какую-то нишу, она наблюдала, как обезумевшие от пожара обитатели клеток и вольеров ринулись наружу. Здание дрогнуло - огонь добрался до очередного хранилища реагентов. - Аннушка! Аннушка! - лейтенант потрясла демона за плечо. - Что будем делать? Надо уходить! Лунатик перевела взгляд туда, где скрылись старлей с монстром. Если ей не изменяла память, то тот коридор тоже оканчивался аарийным выходом. Если Кандид догадается... Черт! Слишком много "если"! Ну что стоило начальнику оставить монстра в покое и рвануть на выход? А теперь стало еще хуже... Огонь... На глазах Лунатика огонь уничтожал то, что досталось НЕРВу с таким трудом. Было ясно, что противопожарная система не справится и Штаб обречен.

Аннушка: - К чертям! -прорычала Аннушка и, оттолкнув почти что главу НЕРВа, ринулась за Кандидом - выбирайся! - ее голос был едва слышен в шуме пожара. Лестница. Второй этаж, третий. Узкий коридор, объятый пламенем до дрожи напомнил родную преисподнюю. Аннушка шла наугад. Позади рухнула балка, но демон не собиралась назад. Ей все хотелось повыше, казалось что вампир там, и хотелось сказать ему так многое... Подходящее время. Тяжелые стальные крылья цеплялись за стены, оставляя глубокие борозды, нагревались докрасна, обжигая кожу,а жгучий химический дым выбивал слезы. Коридор был заставлен шкафами и шкафчиками, видимо, во время ремонта сюда стащили весь не особо нужный хлам. Техника безопасности, оно и понятно, Лунатик вряд ли могла уследить за всеми.. Что-то обрушилось, перегородив единственный выход...

Romero: - Я же сказал, живо уходить! - прогрохотал голос по коридору, совсем рядом с Аннушкой. Среди огня и дыма, добравшихся, кажется, до самой крыши, мелькала вытянутая фигура, уже мало похожая на человеческую. Кандид искал монстра. Искал, чтобы проучить его, отвадить от нападения на тех, кто был ему не по силам. Это простейшая школа выживания, и очень жаль, что дитя Зоны позабыло её азы. В какой-то момент демон получила ощутимый толчок в грудь. Из бушевавшего пламени вышагнул Кандид, державший в железный руках обмякшее тело Оксаночки. Та была ещё жива - об этом говорили мерно вздымавшиеся чешуйчатые бока. Непонятно, как чудище занесло на такую высоту, но, обнаружив его, вампир утратил всякое желание продолжать битву. Урок был усвоен. Невструев медленно положил монстра перед девушкой и отошёл назад. Пробудившийся Хаос медленно, но верно поглощал сознание старлея, силы которого гасли с каждой секундой. - Забирай её... - прошипел он надрывно. Сталь на правой руке потемнела, словно поглощая отблески огня. Когти сжались, и вампир с размаху ударил кулаком в пол. Вспышка. Здание содрогнулось, и вниз, до самой земли, ушла большая дыра с оплавленными краями, отделившая Аннушку от того, что некогда было Кандидом. Демону недвусмысленно указали на выход. Ей было мало этого намёка? Тогда вампир, распрямившись, устремил железные руки к стене. Вспышки на этот раз не последовало. С кончиков когтей на бетон соскочили непроницаемо чёрные искры, растянувшиеся паутиной и заставившие стену попросту схлопнуться внутрь лаборатории, оказавшейся за ней. Вторую стену постигла судьба первой. Когда чёрные нити дотянулись до неё и обрушили обломки на улицу, в помещение хлынул косой ливень.

SleepWalker: Лунатик выбиралась из пылающего здания где на четвереньках, а когда и вовсе ползком, пытаясь по возможности уворачиваться от падающих горящих обломков, которые уже непонятно чем и были раньше. Это не всегда удавалось - пару раз что-то ощутимо врезало девушке по затылку, а кусок металлической трубы наверняка подарил перелом руки. Сперва рыжая ринулась за Аннушкой, но ту уже было не разглядеть в дыму. Саднило горло, глаза слезились, было такое ощущение, будто под веки насыпался песок. Хотя, не исключено, что так оно и случилось - поди разберись теперь... Здание Штаба было в огне сверху донизу, Лунатик чувствовала это, не могла не чувствовать - ведь она отдала ему столько энергии, вложила столько души... Больно. Повернув за угол, замглав уже почти не существующего НЕРВа постаралась сообразить, куда двигаться дальше, и тут же поняла, что заблудилась, что единственный свободный выход остался далеко позади, а она опять вернулась к эпицентру пожара. В первый раз за всю ее недолгую жизнь инстинкты подвели Лунатика. И, видимо, в последний... Взвыв от боли и отчаяния, лейтенант опустилась на пол, привалилась к ближайшей стене и закрыла глаза. Сил искать другой путь не было... "Вот, значит, как все закончится... Не в бою, не на задании... Хотя тоже символично - сгореть вместе с любимым детищем. Прах к праху... Потому что без НЕРВа смысла нет... Это все, что у меня было... Им-то что, они... демоны, бессмертные... Выберутся. А я всего лишь человек. И я устала. Пепел к пеплу..."

Аннушка: Аннушка подняла на старлея глаза. Лицо перемазанное кровью и копотью, кривая усмешка. Она словно чувствовала пожар, словно сама была им. Раскаленные перья шипели под каплями врывавшегося в коридор дождя, редкими каплями, не успевавшими сгинуть в горячем воздухе. - Я не собираюсь уходить, Мастер - тихо проговорила она, глядя на изменившегося Кандида. Замолчала, прислушиваясь к шуму пожара, словно сама становясь им. - Иди... ты ей нужен. Она заблудилась. Я знаю. Демон с усмешкой выпустила когти и со всей дури всадила их в горло Оксаночки, та дернулась и затихла. Насовсем. - Я монстр - криво ухмыльнулась Аннушка, слизывая кровь с когтей - я монстр. Мне нет места здесь. - ухмылка стала еще шире - Так что вперед. Старлей. Уходи. Ты нужен не мне. - она с трудом подавила желание рвануться, повиснуть у Ромеро на шее и поцеловать его. Что ей какие-то проломы... слезы текли по щекам - всего лишь химический дым обжигал горло, не более, она убеждала себя в этом. В правильности. - Уходи, пока я еще могу без тебя... - закашлялась, проглотив конец фразы. Шагнула вбок, прочь от трупа монстра, монстра и проломов, зацепила крылом, обрушила стальной шкаф позади себя, да так и осталась стоять у окна в конце коридора. Стекло еще не лопнуло от жара... Жаль...



полная версия страницы