Форум » Фронтовые сводки » Радиовышка » Ответить

Радиовышка

Hatsune Miku: Неподалеку от города находится заброшенная радиовышка, уже давно никем не используемая для городских нужд. Последний диктор таинственно исчез и появились слухи, что по ночам с вышки стали доноситься странные звуки, похожие на плач. Это навсегда отпугнуло местных жителей от заброшенного объекта. С тех пор только иногда можно увидеть на земле тонкие цепочки следов - когда единственная обитательница вышки выходит на разведку. Внизу, под вышкой, находится маленькая радиорубка, исписанная устрашающими надписями. Несмотря на то, что объект уже давно никем не используется, вышка не перестает работать, посылая со своей стопятиметровой высоты таинственный сигнал. Если забраться на самый верх, то можно увидеть весь город как на ладони, но оттуда так же легко и упасть, поэтому смельчаков всегда было мало. До вышки достаточно сложно дойти из-за отсутствия тропинки,а радиорубка и вовсе скрыта в снегу и почти не видна. [more] [/more]

Ответов - 111, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Hatsune Miku: -Из...злу..чинск, - Мику мрачно подняла пустые глаза на подошедшего.Не тихое убежище, а проходной пункт какой-то. Этот новый был либо круглым дураком, либо очередным нелюдем, как рассудила девушка. Но на дураков сегодня уже итак слишком везет,значит...Не бывает таких храбрых туристов. Волна равнодушия захлестнула Мику, лишая ее сил даже подняться на ноги. Возможно, раскрыть все карты перед новым гостем и вообще пустить его в зону вышки было глупо, но сейчас у Хацуне не было особых причин скрываться. Раз нелюдь - пусть либо садится рядом, либо затевает драку за двух каэмовских личинок. Хотя, возможно ему было так же все равно. Девушка оглянулась в сторону висящих. Ни один, ни другой пока не подавали признаков жизни, хотя она была уверена что хотя бы один рано или поздно очнется. Заметив, что руки все еще подрагивают, Мику стала перебирать пряди волос, вытаскивая застрявшие во время ее бегов по лесу мелкие веточки. Сознание все еще пребывало в пустоте, разбавляясь разве что чувством раздражения и скуки. - Шел бы ты..отсюда.. - выдавливая из себя слова проворчала зомби. Лишние глаза сейчас были действительно лишними.

Heckler: Хеклер призадумался. Название города не дало ему никаких ассоциаций, а значит он попал в какие-то очередные малые непонятки, причём в России. В китайских деревушках, островах Тихоокеанского фронта и улицах Лондона он ещё как-то разбирался. Но на месте России расстилалось огромное пятно. Белое, как снег. Второй вопрос касался событий в городе. Однако, оценив озлобленный и затворнический характер девочки, Хеклер пока не решился его задавать. Нужно было правильно его сформулировать. Услышав её совет, он, однако, остался на месте и привычным движением вынул из кармана сигарету. Коробок спичек лежал в соседнем кармане, и уже через секунду вампир затянулся низкокачественным российским табаком. - Давно тебя люди стали беспокоить? - спросил Роберт, кивнув на человеческий маятник. Девочка могла сейчас справедливо заметить, что ей больше мешают вампиры-шатуны с кучей глупых вопросов, но Хеклер надеялся на взаимопонимание. Сделав ещё одну затяжку, он вдруг спохватился, что не поделился с незнакомкой. - Будешь? - спросил он, протянув в своей смуглой ладони открытую пачку сигарет с рисунком овчарки и трогательной надписью: "ДРУГ"

Hatsune Miku: - Не..любл..лю..когда какие-то ублюдки пользуются моим домом как бесплатной гостиницей, - к своему удивлению, Мику удалось сделать свою речь более или менее внятной и ровной. Мрачно покосившись на протянутую пачку, зомби отрицательно покачала головой и ткнула себя пальцем в грудь, будто показывая, что все, что проходит через ее легкие, не оказывает никакого влияния. - Я не кури-ла...в школе. - Внезапно добавила девушка, с некоторым удивлением посмотрев на Хеклера. И, как будто вспомнив что-то важное, поднялась и стала расхаживать туда-сюда, сжав руками плечи. Через десяток секунд зомби прислонилась к двери и огорченно вздохнула. Бесполезно. Похоже, гость либо играл в психоаналитика, либо развеивал скуку. Но тут ловить было нечего - Мику периодически погружалась в свои мысли, забывая обо всем происходящем, а потом вновь злобно поднимала на Роберта белые глаза. Он не вызывал ни особого доверия, ни желания пополнить коллекцию потолочных куколок. К тому же из-за кабеля, закрыть дверь в рубку не представлялось возможным. А если и надо было когда-либо гнать проходимца, то уж точно не сейчас, момент был безвозвратно упущен. - Все..вы..такие доб..добрые поначалу.

Heckler: - Им что, в городе места мало? - поинтересовался Хеклер, убрав пачку обратно и сделав шаг вперёд, глядя своими красные в её белые. "Везёт мне на седых девочек" Иллию при первой же возможности он сплавил обратно в замок - охота на ведьм закончилась, да и помощи от неё больше не требовалось. Отвлёкшись от воспоминаний, он расслышал последнюю её фразу, и, вместо вопроса о том, кто есть мы, он лишь отвёл взгляд, осмотрел это всё и сказал, чуть улыбнувшись: - Никому нельзя доверять. А то моргнуть не успеешь, как нацепят ошейник на горло. Девушка ему нравилась всё больше и больше. Нет, не из-за внешности. Судя по её словам, она просто хотела уединения. Хеклеру такое желание было чуждо, однако сам факт того, что это существо отвечает агрессией только тем, кто пытается её ограничивать своим присутствием, означал, что, в свою сторону, она тоже ищет свободы, которая, как известно, у каждого своя. Правда сейчас Хеклер самолично нарушал эту свободу, но он не собирался делать это вечно.

Hatsune Miku: Мику тихо засмеялась и тряхнула головой, отчего волосы стали казаться еще длиннее. - Они все сбежали на этот сиг..нал, будто ду-мали что им помогут...Легкий путь - легкая ловуш-ка...Тут опас-но...Бывает. Даже сейчас я...не знаю, с кем я говорю. С тобой или...Но не так важ-но. - Зомби понимала, что говорит слишком много того, о чем лучше умолчать, но нехватка собеседника в такой период брала свое. Хотя, со стороны ее слова не несут в себе ничего особенно ценного, все можно списать на полубредовое состояние, а лучше забыть. Оказывается, отметила про себя девушка, отсутствие мыслей в голове - не самое худшее состояние. Когда говорить сложно - лучше просто заткнуться. - Не ходи...В го-род. - Мику чуть ли не осуждающе подняла на гостя глаза, будто он уже сделал какую-то ошибку, о которой он будет потом жалеть, но сейчас еще не осознал всей глупости своего поступка. Хотя, судя по его словам, он попал в город случайно. Жертв в городе пока хватало, и насколько бы ни был готов нелюдь к неожиданностям, сейчас не застрахован никто.

Heckler: Нет, он не стал спрашивать её о том, кто именно эти люди, в чём опасность сигнала и почему нельзя ходить в город. Знания всегда обременяли, они могли висеть камнем на шее, который невозможно было снять. Тем более, лишняя информация для него была сродни старой мебели. Если подвернётся какой-то свободный диван, то можно и присесть, а вот хранить у себя при вольном образе жизни было как минимум глупо. Поэтому все мысли нужно выбрасывать. А лучше вообще не втаскивать. - Мне остаться здесь? - с иронией спросил он. Не самый плохой вариант - рядом в прекрасном состоянии висит пара окороков, есть домик без особых изысков, в котором не смотрят на обувь входящего, в конце-концов есть подходящая компания. Естественно, Хеклер никогда бы не стал привязываться к одному месту. Но, если считать это частью путешествия, побывать ненадолго в гостях ему было бы полезно. По многим причинам, подумал он, ещё раз попытавшись по ауре и запаху определить, кем же была эта девочка. К тому же была ещё одна причина отложить поход - солнце могло внезапно выпрыгнуть из-за облаков, или того хуже, спрятать себя за тоненькой ширмочкой, находясь в зените. И тогда Роберту было бы очень сложно найти в лесу подходящую тень и спрятаться от солнца и искрящегося от отражений снега. "А что, расскажем друг другу парочку историй, не для повышения эрудиции, а только затем, чтобы время скоротать. Похоже, у неё тоже впереди целая вечность..." - Вампиры не могут войти в дом без приглашения, - пояснил он свой вопрос известным суеверием, прекрасно зная о его несостоятельности. Сейчас не имело смысла скрывать свои длинные клыки и красные отблески в глазах.

Hatsune Miku: - Сосе-ди..беспокоят. Так что не считай, что тут безо-пасн..нее чем там, - девушка кивнула в сторону, где за лесом должен был начинаться город. Сейчас не имело особого значения, останется парень или пойдет дальше, но раз пришел, почему бы не зайти. Скучно просто так сидеть и ждать, пока таинственная парочка очнется и ответит на пару интересующих Мику вопросов. - Про-ходи. Правда теперь немно-го тесно...Но я их скоро уберу - ита-ак места мало. - Зомби слепила еще один снежок и прицельно кинула его в лицо Эдварда. Он должен был остаться в живых, хотя на полу образовалась основательная лужа крови. - Поможешь хвосты сде-лать, - куда более уверенным голосом добавила Хацуне, отметив про себя, что речь почти окончательно восстановилась а руки перестали дрожать. Хотя было ясно - малейшее нервное потрясение, и все вернется, состояние все еще было слишком далеко от стабильного. Мику отметила про себя, что чувствует что-то, отдаленно напоминающее головную боль, что не могло ни быть поводом для расстройства - она уже давно считала, что это присуще только людям. - Зна-чит ты вампир. И зачем же понадобилось пересекать среднюю полосу этой страны такому парню? За последние два дня, зомби узрела слишком много всяческих нелюдей, чтобы не думать о том, что все они так или иначе связаны с коалицией. И гость, возможно, тоже не был исключением.

Heckler: Покосившись на лужицу крови, Хеклер метким броском кинул в неё окурок, а затем прошёл внутрь домика. Правда, для этого ему пришлось согнуться чуть ли не пополам. Внутри было тепло, тесно и захламлено. Примерно так выглядели его временные ночлежки, если он оставался там больше, чем на месяц. Правда он их безо всякого сожаления покидал вместе со всяким хламом, а девушка, судя по всему, дорожила тут каждой коробкой из-под конфет, если таковые имелись. О картоне он подумал, когда вошёл в мокрых кедах и чуть не раздавил какую-то коробку. Избежав растаптывания, он подвинул импровизированную мебель и уселся на неё. Не считая того, что его острые коленки в рваных джинсах заняли чуть ли не две трети жилплощади, всё было хорошо. Самым главным было то, что не смотря на исконно русскую сборку этого жилища (когда кончались нормальные доски, брали всё, что лежало в пределах досягаемости, и, словно паззл собирали из них остатки дома), свет сюда не проникал, по крайней мере он не заметил ни одной щёлочки в зоне видимости. К тому же, в полумраке и зрение чётче. - Я жил в Европе и до недавнего времени не имел слишком много свободного времени - всегда находились какие-то дела, которые приходилось выполнять. Но в один момент всё утряслось само собой, и делать стало нечего. Старый Свет мне уже осточертел, поэтому я решил вернуться в то место, где я родился. Не смотря на английское имя, я врядли похож на этих бледнолицых утончённых европейцев, - он провёл ладонью по своему смуглому лицу с чуть раскосыми глазами, а затем привычным движением взъерошил волосы, - Просто так, от скуки. Ну и для интереса, ведь прошло полтора века с моего ухода. А родился я в Манчжурии, в Китае. В наш век попасть в другой конец карты можно за какие-то сутки. Но, я ведь боролся со скукой, и поэтому просто провёл прямую линию от Австрии, где я тогда был, до Китая. И пошёл вперёд. Свобода, путешествие и масса новых впечатлений. Ну вот собственно и вся моя история... - он развёл руками, - Через несколько месяцев пешком идти стало проблематично из-за климата, поэтому я пользовался товарными поездами. И последний из этих подвозивших меня поездов сейчас висит, будто связка сосисок, на остатках железнодорожного моста. Ну, который близко. Высказавшись, а Хеклеру тоже порою не хватало общения, он по привычке достал ещё одну сигарету, но замер с зажжённой спичкой, вопросительно кивнув хозяйке дома насчёт курения в помещениях.

Hatsune Miku: - Кури, кури, тут все равно дверь нараспаш-ку, а мне хуже не будет, - Мику прошла следом и уселась на кровать, подвинув вещи капрала. Единственное, то заставило девушку тихо фыркнуть, был бычок на полу. Несмотря на то, что рубка была буквально забита всяческого рода хламом как внутри, так и снаружи, мусор Мику не любила. Для него не было никакого практического применения, а свободного места было не так много, чтобы позволять себе роскошь ходить потом по всяческим огрызкам. - Потом уберешь, - строго буркнула зомби тоном, не терпящим возражения. - Значит мост разрушен, скорее всего взорван потому что сломать мост не слишком-то простое дело...Лов-ко. А я живу здесь кажется года два или около того. Я знаю, что родом из Японии, но очень смутно помню свое прошлое, если это вообще можно назвать воспоминаниями. Так, одни обрывки. Но из того что я знаю, я делаю вывод, что я - бывшая ученица средней школы и учительница из тех же мест. Мне либо шестнадцать, либо двадцать один. Раньше я была и блондинкой, и брюнеткой. Хотя концы с концами не сходятся, такого же не бывает... - Мику погрузилась в собственные мысли, которые сама того не замечая, озвучивала. Отцепив с ремня на юбке очки, зомби чуть соскребла со стекол застывшую кровь и надела. - В них даже лучше...Кажется, мне стоит носить их постоянно, - заметила она и стала искать что-нибудь зеркальное, чтобы посмотреть на свое отражение. Может за грудами хлама и нашлось бы что-нибудь, отдаленно напоминающее зеркало, но зомби разрывало нетерпение. Поднявшись, она подошла к новому знакомому и стала разглядывать себя в отражении его глаз. - Не так уж и плохо...А эта точка сбоку скорее всего прошла...Не видно...

Heckler: Хеклер застыл на месте и, не отрываясь, смотрел на девочку. Он даже сменил цвет глаз, погасив их сначала до солнечно-жёлтого, а потом, постаравшись моргнуть как можно незаметнее, сменил цвет глаз на привычный голубой - пожалуй, единственный признак, что могло хоть как-то выдать в нём европейца, который в рамках генетики граничил с аномалией. Не сдвинув голову ни на миллиметр, он длинными пальцами затушил спичку и убрал её в свой карман. А губы, которые также старались двигаться максимально осторожно, лишь бы не сбить отражение, сказали: - Такое бывает. Правда у вампиров - каждая душа, которую мы поглощаем при помощи крови, становится частью нашей души. Точнее, она живёт в нас, но отдельно. К этому трудно привыкнуть, но у нас всегда полно времени. Наверное с тобой приключилось что-то похожее, и ты, вероятнее всего, этого не хотела. Роберт задумался, а затем произнёс: - Хотя воспоминания можно легко изменить или написать с нуля. "Интересно, а если я выпью её крови, это поможет мне разобраться?" - раньше вампир охотился за редкой кровью (а он не сомневался, что у девочки редкая кровь... если она вообще у неё есть) для того, чтобы стать сильнее - а для него это долгое время было синонимом свободы. Но, теперь он был и силён, и свободен. А привычка превратилась скорее в спортивный интерес, попытку познать что-то неизведанное. Ну и помочь девочке - Роберт никогда не загонялся по поводу принципа невмешательства, он видел в нём скорее какие-то рамки, которые, естественно, нужно разрушить. И, наконец, просто помочь. За красивые глаза. Правда, вампир был уверен, что девочка сейчас не оценит ни укус, ни, тем более, протянутую ёмкость с предложением сдать анализы. - Чья кровь на очках? - спросил он, продолжая размышлять о проблемах серебра души. - Она уже старая, но, это не совсем человек.

Hatsune Miku: Мику поколебалась, прежде чем ответить. Сейчас было куда труднее сформулировать что-то кроме "убийцы", который приходил на ум скорее по привычке и "хозяина", который вызывал боль и отвращение сразу. - Нарко-ма, - коротко ответила девушка, и хотела было снять очки, будто бывший владелец внезапно материализовался за ее спиной и строго напомнил о том, что чужое надо возвращать. Но за спиной никого не было и Мику убрала потянувшуюся к лицу руку. - Они мои, - уверенно сказала девушка, словно Хеклер сейчас пытался убедить её в обратном. Это было, все же, чуть больше, чем просто находка. Хацуне поймала себя на мысли, что это, наверное, самое ценное, что есть сейчас в рубке. А еще она внезапно подумала о том, что заставило зомби звонко рассмеяться, запрокинув голову назад. - Ему же без них будет плохо, верно? Значит он обязательно вернется за ними, вернется! - Мику воодушевленно крутанулась вокруг своей оси и, подлетев к столу, схватила лежащие на нем две резинки. - А сейчас ты сделаешь мне хвосты. А то ровно не получается, - зомби вздохнула, имитируя печаль, но тут же снова рассмеялась. Затем, вернувшись к гостю, девушка расположилась около его колен, предоставив на обозрение свой затылок. Волосы рассыпались по полу, едва не попав в лужу крови.

MadneSS: Голос не ответил, видимо, он не хотел отвечать или был занят, а может быть и правда пропал? Но как бы то не было, потупив, Эдвард остался на открытой местности и не успел уйти в лес, по совету голоса в его голове. Мощный удар по затылку можно было сравнить только с профессиональным ударом бейсболиста по мячу. Потеряв сознание, капрал аккуратно упал в снег, держась рукой за затылок. Секундой позже, убийца уже весел вверх головой с человеком, который пришел ночью к вышке. - И как я в это только ввязался? - Прошептал Эд и пожалел, что попытался двинуться: острая боль в затылке решила напомнить о себе. Капюшон, упавший вниз, не дал длинным волосам свиснуть вниз. Но кровь, пропитав волосы и капюшон, через какое-то время стала каплями падать на грязный пол. - Сукин ... - Сморщившись от боли, сквозь зубы выругался капрал. Сейчас он ощущал себя как в фильме ужасов. Ночью, спасаясь от холода, он спрятался в единственном убежище, что ему указали голоса. На утро же, не успев спрятаться, кто-то или, что самое страшное, что-то вырубает его и подвешивает вместе с другим гостем, который, по всей видимости, не хозяин этой радиорубки. Сейчас только не хватает, чтобы в радиорубку ворвался человек с бензопилой. На лице всё ещё был снег, странно, что он не оттаял в теплом помещении. Дверь была открыта, на улице слышались два голоса. Мужчина и девушка, хотя насчет второго он был не уверен, что-то в этом голосе было нечеловеческое. Когда рядом с порогом появилось очертание человека, ассасин сделал вид, что всё ещё находится бессознательном состоянии. Пытаться бежать? Как? Подвешенный с другим человеком, Эдвард не мог ничего предпринять. При этом он заметил, что на кровати лежала его сумку. Из сумки выпал один детонатор, кое-что из одежды и еды. Ничего значимого, основное снаряжение было крепко закреплено под одеждой. Вслушиваясь в разговор, недавно успешный подрывник, осознал, в какую ситуацию он попал. - Два нечеловека - это очень плохо, очень плохо... - Детально оценивая ситуацию, подумал Эд и всё ещё не мог понять, куда же делись голоса. Открыв глаза, он всем своим видом дал понять, что очнулся. Его глазам открылась наимилейшая картина: девушка, распустив волосы, сидела спиной к мужчине. Всё это было так близко, что казалось, что он мог зарезать обоих, если бы у него были свободны руки. Но... он был не в той ситуации, чтобы даже думать об этом. - Что, чёрт подери, происходит? - Абсолютно спокойно, словно ничего необычного не происходит, спросил капрал. Ожидая ответа, он скептически смотрел на парня, который, по всей видимости, был виновником этого торжества.

Heckler: Роберт мог быть уверен - он знает, о ком она говорит. Скучать по очкам, знакомиться с немёртвыми и величать себя забытой советской должностью мог только один человек. А точнее, телепат - этим его кровь и отличалась от обычной. Но вампир не посчитал нужным говорить об этом, здраво рассудив о том, что встреча шестидесятилетней давности, которую он уже начал подзабывать, не особо актуальна сейчас. Кстати, знакомство их состоялась в той же Манчжурии, значит он всё-таки возвращался туда, пусть и не по своей воле. Но, тогда он был слишком занят переменами в своей жизни, чтобы предаваться ностальгии. Смех девочки, такой естественный, заставил его вздрогнуть. Подняв взгляд, он увидел её, радостную и крутящуюся на месте с растрёпанными волосами. Белыми, как снег. Сейчас она была похожа на Иллию, как никогда. Сейчас она должна либо убежать куда-нибудь подальше, схватив его за рукав, либо прыгнуть ему на колени с просьбой расчесать ей волосы. - А сейчас ты сделаешь мне хвосты... Фраза была сказана точь-в-точь интонацией Иллии. Не хватало только "Дядюшки" в конце.Вот сейчас она моргнёт и посмотрит на него своими хитрющими красными глазами. А потом удивится, с чего это на ней такая плебейская одежда, и добавит, что у дядюшки наверное странные наклонности, раз он переодевает маленьких девочек по своему образу и подобию, когда те спят сладким сном. Вампир зажмурился, прогоняя лишние ассоциации. Наследница клана Айзенбернов вела себя по-детски только в двух случаях: чтобы поиздеваться над своим образом маленького ангелочка и, заодно, над дядюшкой Хеклером, или наоборот, чтобы спастись от мрачных мыслей, поверив в то, что тебе действительно не больше десяти, и впереди у тебя долгая и красочная жизнь, а не существование сквозь века, оставляя за собой лишь красную полоску выпитой крови. Хеклер, пожалуй, считал Иллию частью своей несуществующей семьи, он уважал её, был рад её компании, даже успел привязаться немного. Чуть-чуть, на тоненький волосок, который всегда можно порвать. А также он ненавидел её за аристократичные манеры, терпеть не мог её скверный характер и постоянные попытки подогнать Роберта под себя, или, если оно не получалось, отравлять ему жизнь всеми доступными способами. Ах да, он забыл самое главное. Он не позволял себе бояться Иллии. Никогда, не смотря на её силу и изменчивость. - Неужели это у меня на лице написано? - поинтересовался Роберт у затылка, осторожным движением запустив свои пальцы в её волосы на затылке. - Я стригусь без зеркала и это вроде бы заметно, - он привычными движениями начал мягко массировать прохладную кожу головы, как его учила Иллия, которой он по неопытности абсолютно случайно вырвал огромный клок волос при первом расчёсывании, за что Иллия попыталась откусить ему руку. На полном серьёзе. Так и породнились. Его длинные узловатые пальцы стали осторожно скользить вниз по волосам, распутывая связанные пряди и бережно укладывая их на свои колени. - Кстати, у тебя удивительно хорошие волосы для такой длины и таких условий, - безо всякой задней мысли произнёс он, опять вспомнив племяшку с её жалобами на омертвение роговых покровов. А тем временем кусок сырой ветчины стал проявлять двигательную активность. И, насколько он мог судить по обращению, пленник решил поговорить с ним, не зная, что вампир тоже всего лишь гость в этом жилище, разве что более желанный, и посему опутан не верёвками а волосами хозяйки. Поэтому, даже не поворачиваясь, Хеклер пожал плечами и продолжил свою работу. Два хвоста очень сложно сделать ровными, девочка действительно была в этом права. К счастью, племяшка не признавала ни кос, ни хвостов, боясь выпадения волос, поэтому проблем было меньше. Смерив в последний раз два пучка волос и решив, что большего ему не достигнуть, он перетянул оба резинками и, повторно добившись симметричности, осторожно убрал её волосы со своих колен. - Готово. И тебя там малый зовёт, - Роберт кивнул за спину с сигаретой в зубах - теперь можно было и покурить. И, как всегда, по законам вежливости, он приподнял руку над плечом и помахал пачкой так, чтобы было видно. - Или ты тоже не куришь? - спросил он, выдохнув струю светлого дыма.

Hatsune Miku: - Наконец-то... - оживилась Мику, реагируя то ли на вновь обретенные хвосты, то ли на очнувшегося наконец пленника. Убедившись, что резинки плотно закреплены на волосах, зомби довольно кивнула Хеклеру и поднялась с колен. - Я тоже стригусь без зеркала... - добавила она, но, переведя взгляд на капрала, тут же стерла с лица улыбку. На какой-то момент Мику даже забыла о том, что впереди ее будет ждать не очень-то приятное занятие. - Ну, рассказывай, - девушка повернулась к Эдварду и чуть толкнула свою конструкцию рукой, заставив кокон всколыхнуться словно маятник. Вспомнив, что не все, кажущиеся ей очевидными вопросы, могут быть доступны для понимания полумертвому парню, она решила уточнить, за что он оказался в столь дурацком положении. - Я - хозяйка этого дома. Ты посчитал, что можешь спокойно пожить здесь, и так же, видимо, посчитал этот толстячок, что висит с тобой рядом. Так вот, вы вдвоем немного просчитались. Думаю, это ты был в ДОФе, когда я наносила некоторым личностям маленький визит, да?Каэмовская личинка. И, как я могу заметить, сейчас ты не в самом лучшем положении - если ты человек, то висение вниз головой на тебе хорошо не скажется. К слову, от этого и умирали порой...Так что - либо найди причину, которая покажется мне достаточной, чтобы тебя отпустить, либо повиси еще пару часов. А мне будет чем угостить этого парня. Белые глаза за стеклами очков равнодушно оглядели свою жертву, челка упала на лоб, а на губах появилась легкая умылка. Девушка отошла ближе к стене и скрестив руки на груди, стала ждать ответа.

MadneSS: Не получив ответа на свой вопрос, капрал попытался расслабиться и не думать о том, что он мог потерять слишком много крови, от простого удара по затылку. На самом же деле, он потерял на какой-то миг сознание. Придя в себя, перед ним уже красовалось бледное лицо девушки, которая оказалось хозяйкой радиорубки. Раскачивание над полом не принесло убийце какого-то облегчения, ему становился всё хуже. Жалко, что он даже не может выкинуть свой скрытый клинок. Клинок лишь войдет в тело товарища по несчастью. - Во-первых, я ничего не считал, я просто решил спрятаться здесь от смерти, чья сущность овеяна холодом, - Спокойно стал пояснять капрал. - Во-вторых, я хочу извиниться перед вами, хозяйка, так как ворвался сюда без приглашения, и хочу поблагодарить вас, что ваше убежище спасло мне жизнь. Решив надавить на благоразумие девушки, он попытался разрешить проблему мирным способом. Что ж, если это конец, то у ассасина всегда был с собой его, прикрепленный на спине, взрывчатое устройство, которое он не хотел использовать при взрыве моста и утаил от голоса. Стараясь не терять сознания и не рычать от ненависти и боли, источник которой стоял в нескольких сантиметров от Эдварда, он продолжил: Я состою в Коалиции Максов, но разве это что-то меняет? Имеет ли вообще значение, на какой мы стороне? Я не знаю, кто ты или что ты, но я не желал тебя зла... - ...Я всё сказал - Теряя сознание, произнес Эд. Голова снова медленно опустилась, окатив пол ещё несколькими каплями крови. Было интересно знать, насколько эта картина забавляла вампира.

Heckler: Роберт следил за допоросом с интересом, но никак не вмешиваясь в процесс. Обычно так туристы ведут себя в сельской местности, в первый раз в жизни наблюдая выпас коров не по телевизору. Судя по всему, девушка хотела узнать лишь о причинах бестактного визита этих ребят. Парень, судя по всему, не врал, слишком уж был взвинчен. Но Хеклер здесь ничего не решал, и даже не хотел искать причины восстанавливать в этой рубке справедливость, хотя бы из уважения к хозяйке. Но тут в разговоре пару раз упомянули Коалицию. Девочка её ненавидела, а парень наоборот, оказался лоялен. Раз уж в разговоре он участия он не принимал, то мог изучить эти факты. Для начала, здесь был КМ. По крайней мере один из его филиалов, но, учитывая все слухи об исчезновении этой организации, скорее всего единственная уцелевшая база. Остальные они сами же порушили во время внутренних распрей, в подробности которых он не особо вдавался. Нарком был здесь, значит, если Нейла никто не успел убить, он тоже был в Излучинске. Хоть какие-то знакомые лица. Далее. Эта девочка - каэмовский эксперимент. Может ранний, может поздний, но в любом случае её создали, а затем оставили жить на самообеспечении, здесь. Парень высказался и потерял сознание. Повернувшись к Мику, вампир решил всё-таки подать голос: - Он не притворяется, действительно без сознания. Кстати, от него пахнет порохом и взрывчаткой. Вероятнее всего, это он подорвал мост ночью - иначе разбился бы вчерашний вечерний состав, я как раз на нём хотел поехать. А потом спрятался в рубке, чтобы не замёрзнуть. Человек слаб, - снисходительно вздохнул Хеклер.

Hatsune Miku: - Я уже поняла, что это был кто-то из этих двух...А второй староват для подобных авантюр, - убедившись в том, что заложник вновь потерял сознание, Мику тихо взвыла и вышла на улицу, чтобы отсоединить от вышки кабель. Пара секунд - и пленники свалились на пол, заняв, впрочем, еще больше места. Вернувшись, девушка наконец-то смогла закрыть дверь и, втащив катушку с кабелем, уселась на нее как на табуретку. - Он не слишком разговорчив, а все еще хочу получить ответы на некоторые вопросы. Но, боюсь, побудь он подольше в подвешенном состоянии, и мы бы больше ничего не узнали...Кабель я лично проверяла - он достаточно крепкий для того, чтобы сдержать кого-нибудь с приличной силой, а раз тут всего лишь человек... - Мику повернулась к своему единственному пока собеседнику и опустила голову, отчего очки тут же съехали на кончик носа. - По возможности надо будет прекратить использовать силу. Это так...отождествляет меня и их.

Heckler: Роберт тоже глубокомысленно склонился над упавшим кулем. Жить будут, оба - от старого пахло не только старостью и сигаретами, но ещё и лекарствами, а значит он находился под их действием. А у юноши явно не было перелома черепа, а рана уже перестала выплёскивать наружу свежую кровь. Конечно, не за час, но всё у них заживёт. Как на собаке. - Так это из-за Коалиции мне не стоит идти в город? - между делом завёл он разговор, - Или там есть ещё какие-то опасности? Думаю, не было каких-то причин скрывать от неё свою осведомлённость о КМ. Или же наоборот, кичиться ею вслух. Он встал и прошёл к лежащему без сознания парню, похлопав того по щеке. Небритая щека почему-то ответила ему ударом статического электричества, что было... необычно. - Ты их не переносишь только потому, что они нарушают твоё уединение? Вампир провёл по затылку парня, а затем облизнул измазанные в крови пальцы. Да, ни одной примеси, чистейший человек. Лет двадцать с хвостом, самый лучший возраст. Хотя нет, есть одно отклонение - у крови всегда есть железный принцип. Но тут он слишком сильный, как будто тело решило производить один лишь гемоглобин. Нет, это что-то иное. Что-то совершенно неопознаваемое. По крайней мере, через кровь.

Hatsune Miku: Девушка задумалась над ответами на оба вопроса, так как понимала, что они ни в коем случае не будут однозначными. Расплыться на тему своей прошлой жизни и еще раз жаловаться на плохих нелюдей с большими амбициями она не хотела. Объяснить в двух словах почему ты ненавидишь всех, когда память связана лишь с одним...Это, пожалуй, был тот вопрос, на который Мику не могла ответить даже для себя. - Месть никогда не была для меня каким-то достойным занятием...Поэтому, я не могу сказать, что намерено охочусь за этими созданиями, а потом провожу вивисекцию, - зомби тихо хмыкнула и коснулась рукой кабеля, - но есть некоторые вещи, с которыми мне надо разобраться. Я, наконец, не очень ценю садизм, а если бы хотела бы убить этих двух - сделала бы это сразу. А так...КМ будет уничтожена. Но не из-за меня, из-за собственной глупости. Очки с тихим щелчком упали на пол и сложились. Девушка пару секунд смотрела в пустые стекла, прежде чем протянуть руку и поднять драгоценную находку. - Не ходи в город, - настойчиво повторила Мику.

Heckler: Спорить с ней сейчас было также неразумно, как спрашивать её об опасностях города ещё раз. Она хотела, чтобы он ей поверил, и, хотя бы по тому, что она была тут местной, не было смысла ей не доверять. Хеклер отстал от бездыханного парня, решив, что пока тому лучше находиться в бессознательном состоянии. Не смущаясь соседствующей лужи крови, он присел на пол, используя кокон как спинку дивана. - Мне в любом случае надо будет выехать отсюда, рано или поздно. Не хочу быть заложником этой глуши, - начал он рассуждать вслух, - Но пока что дороги перекрыты из-за бурана, а железнодорожный мост сломан. В такую погоду пешком лучше не отправляться, к тому же я плохо ориентируюсь в лесах. От города ты меня отсоветовала, в лесу мне лучше не спать. Тогда придётся уговаривать тебя приютить заблудшего вампира на пару ночей, - Хеклер кинул короткий взгляд на ложе, а потом и на незванных гостей, которые уже воспользовались услугами данного хостела, - Или же спать обратно в своём товарном вагоне. Туда, правда, скоро приедут люди, но ничего, как нибудь переживу. Главное, чтобы никто не взорвал мост вторично, - вампир оскалился. Окончив рассуждения, Роберт приступил к уговорам: - Деньги тебе не нужны, у меня их и нет. Могу тебя и твой домик охранять от незванных гостей, гав! Правда, при условии, что ты не будешь меня ни в чём ограничивать. Мы же оба понимаем, что в городе я однажды побываю - хотя бы затем, чтобы толстяку руку пожать и сигарет раздобыть, - тут Роберт сделал последнюю затяжку и погасил окурок в луже, поспешив уточнить, - Да, всё уберу.



полная версия страницы