Форум » Фронтовые сводки » Радиовышка » Ответить

Радиовышка

Hatsune Miku: Неподалеку от города находится заброшенная радиовышка, уже давно никем не используемая для городских нужд. Последний диктор таинственно исчез и появились слухи, что по ночам с вышки стали доноситься странные звуки, похожие на плач. Это навсегда отпугнуло местных жителей от заброшенного объекта. С тех пор только иногда можно увидеть на земле тонкие цепочки следов - когда единственная обитательница вышки выходит на разведку. Внизу, под вышкой, находится маленькая радиорубка, исписанная устрашающими надписями. Несмотря на то, что объект уже давно никем не используется, вышка не перестает работать, посылая со своей стопятиметровой высоты таинственный сигнал. Если забраться на самый верх, то можно увидеть весь город как на ладони, но оттуда так же легко и упасть, поэтому смельчаков всегда было мало. До вышки достаточно сложно дойти из-за отсутствия тропинки,а радиорубка и вовсе скрыта в снегу и почти не видна. [more] [/more]

Ответов - 111, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Hatsune Miku: Из всей речи Хеклера, больше всего Мику не оценила вероятное "пожимание руки толстяку", если это был конечно тот самый, о котором она подумала. В голове осталось лишь два варианта развития событий, каждый из которых не нравился Мику по-своему. Первый - если ее догадка верна, то незнакомца надо метлой гнать из рубки и запираться с полумертвыми коалиционерами чуть ли не на цепь. Второй - любым способом помешать добраться до города. Но у зомби не было ни одного веского предлога, чтобы разубедить гостя, по крайней мере из тех, которые она могла озвучить. Впрочем, в голове мелькнула мысль, что и за один день может случиться что-нибудь непредвиденное и уж точно не в пользу КМ, так что пока можно просто переждать. Что до сигарет... - Я сама их достану, - Мику кивнула на пачку, - я хорошо знаю, как быстро добраться до города и где что лежит. Пока что лучше не выходить без особой надобности. Если хочешь - вполне можешь остаться здесь, если только не будешь выть по ночам и кусать простыни. Мне все равно тут..скучно одной. - Зомби едва не сказала "одиноко" и поспешно умолкла, боясь сказать что-нибудь лишнее. - Раз уж ты не можешь сам выбраться из города, то я помогу тебе, но только при условии, что это будет взаимно. Я могла бы уйти хоть сейчас, но...Еще остались некоторые незавершенные дела. Уйти сейчас - проиграть вчистую.

Heckler: Девушка засуетилась, что даже смутило Роберта. Она вроде бы и в лес то любить не ходила, а тут готова была под покровом ночи воровать вампиру сигареты, чтобы тот никуда не выходил. Это в какой-то степени начинало даже его раздражать, особенно вкупе с таинственностью. Но рубить с плеча было рано, также, как устраивать скандалы с хлопанием дверей - он ведь даже имени её не знает. - Я могу безо всяких споров согласиться на первый день, а потом обсудим насчёт второго, окей? И не в опасностях дело. Прости, но твои таинственные предостережения только подстёгивают моё любопытство. Останусь, чтобы развеять твою скуку, ну, и мою, естественно. О выезде отсюда тоже рано говорить, но, я всегда отвечаю услугой за услугу. Роберт, послушав себя, понял, что начинает хвастаться, словно юноша. Наверное, слишком соскучился по открытому общению. Тем не менее, надо было закончить. - Кстати, если ты переживаешь, то я не каэмовец. И никогда им не был, и не собираюсь становится. Хватит, отслужил своё. Но с толстяком фюрером меня связывают обязательства. Он уже второй раз, сам того не зная, оказал мне огромную услугу. В первый раз я ему отплатил, а вот сейчас - нет. Я решил оставить это на потом, но, если судьба так всех связала, то я не упущу свой шанс рассчитаться с долгами. Плохо, да? - он улыбнулся, внимательно посмотрев на Мику. В любом случае, сейчас врядли было полезно что-то от неё утаивать.

Hatsune Miku: - Посмотреть - так вы все просто праведники, хоть выстилай дорожку лепестками роз... - неразборчиво пробурчала зомби. Она не могла до конца понять, что именно мотивировало ее так упорно пытаться задержать гостя у себя, который к тому же, мог оказаться кем угодно. Но, не сомневаясь в правильности своего решения, Мику поняла, что выиграла хотя бы этот раунд. К тому же, у нее появилась прекрасная идея, которая должна была устроить их обоих. - Хорошо. Если хочешь, я тебя лично отведу к твоему откормленному другу, - довольно фыркнула девушка. - Но не сегодня, а где-нибудь ближе к завтрашнему вечеру. Думаю, мне пока не следует появляться в районе города. Как и было задумано. Теперь, когда ситуация не должна была привести ни к каким осложнениям, напряженность быстро спала. - А то что ты не каэмовец, итак видно было. Хотя если уж так хотел оказать услугу, мог бы подраться с недобитой девочкой и спасти этих двух. Хотя я не сторонник силовых методов, по мне не скажешь...Иногда заносить начинает. А мне еще кабель сматывать.

Heckler: Он кивнул на предложение хозяйки и вздохнул. Компромисс был найден. У девочки наверняка было своё видение мира, и, скорее всего, какие-то далеко идущие планы, включавшие пару каэмовских халуев, её, Хеклера, Наркома, толстяка и многих других. Чем бы дитя не тешилось, подумал он. Эта фразу он вспоминал раньше очень часто, когда был в шаге от того, чтобы покачать Иллию на качелях из её собственного кишечника, когда та начинала себя...эм...совсем плохо себя вести по отношению к дядюшке. Опять покосившись на куль, вампир спросил: - Что, за этих заступаться? Они мне ничего хорошего не делали, а немец... ну, толстяк, не давал мне никаких указаний. Что касается девочки, которая пытает пару взрослых мужиков, так я на это уже насмотрелся и не удивлюсь, играйся сколько хочешь, я совершенно не против. Ладно... Роберт огляделся, только сейчас осознав, что это место на некоторое время будет ему пристанищем. Нет, дома у него уже давно не было, и он о нём не жалел. Но, для дворняги все места делятся на две категории: из одних мест дворняг выгоняют поганой метлой, а во других они никому не мешают. Если применить это правило к вампиру, то гонят его везде, где он не может улыбнуться во всю длину своих клыков. А тут хоть всю ночь рубиновыми глазами семафорь, никто не испугается. Прямо таки приютили, только вместо блюдечка с молоком на пороге будет блок сигарет утром на столе. Кстати, о них. Хеклер закурил ещё одну - он уже неделю воздерживался, поэтому и курил каждый раз, когда вспоминал о наличии у себя сигарет. Тоже, кстати как дворняга - всё будет жрать, пока еда не кончится. Или пока брюхо не лопнет. Роберт устроился поудобнее, найдя у старика особенно мягкий бок, и, поинтересовался у седовласой: - Кстати, раз уж я пока тут - здесь есть вампиры? Например такой тощий, прилизанный, в тёмных очках и всегда при галстуке. Или же долговязый, бледный как мел и безразличный ко всему. У него ещё чёрные волосы чуть ли не до земли и ворот высокий, что только аристократический нос и торчит наружу. Хм, - по слухам, описывать дальше не было смысла. Но слухи не всегда были верны, - И такая женщина, тоже импозантная, - при описаниях Хеклер не скрывал своей брезгливости, - Тоже с длинными чёрными волосами, но постоянно что-нибудь себе отращивает - рога, крылья... Видела их?

Hatsune Miku: - Тебе это все может показаться и забавным, только я была бы рада, если бы это действительно было игрой. Но что за игра - захламлять свое жилище телами и еще и разговаривать с ними, пытаясь что-то узнать?Поверь, это не то занятие, которому мне хотелось бы посвятить жизнь. Так, вынужденная мера. - Девушка чуть ли не всерьез обиделась и собралась было выйти, демонстративно хлопнув дверью,но вовремя вспомнила что она как раз у себя дома. - Все это изначально было игрой по чужим правилам. А когда я пытаюсь подстроиться под обстоятельства - слыву просто ведьмой какой-то. Ну, чудно!Хоть в историю войду. - Мику сердито надулась и поправила вновь сползающие очки. - Я конечно не следила за тем, кто приезжает в город... Иначе бы взорвала мост куда раньше. - ...Но в так называемом штабе, светлая ему память, вампиров не было, - зомби раздраженно дернула плечом и отвернулась, все еще слегка негодуя.

Heckler: У каждого были свои представления об играх. Племяшка игрой называла всё что угодно, от вырывания коленной чашечки у пытаемого до обыкновенных паззлов. - Понятно, - сказал он, выслушав про отсутствие вампиров. Что ж, скорее всего, слухи не врали, и они все перегрызлись друг с другом. И немец остался в дураках и без единого высшего на своей стороне. Понятно теперь, почему их загнали в такое жалкое подполье. Он готов был философствовать о перемене мест в вампирском мире ещё долгие часы, но тут понял, что смотрит в спину девушки. Спина, бесспорно, была что надо, но вот о дружеской атмосфере она никак не говорила. - Эй... - обратился было он, но тут же понял, что не знает, как к ней обращаться, - Тебя как звать-то? Я - Роберт. Представляться "дворнягой" было бы верхом пафоса и юнешеского максимализма - этим прозвищем его называли только красноокие, остальные же не имели к этому никакого отношения, а значит, достаточно было имени.

Hatsune Miku: - Мику. В переводе с японского - "будущее". Кагами - в переводе с японского - "зеркало". И...не помню больше. - Даже спина зомби сейчас выдавала некоторую сердитость. Ни имени нормального, ни возраста, а блуждающие иммигранты так и норовят подловить на чем-нибудь и сказать колкость. И опять приходится расплачиваться за свое школьное поведение - даже всерьез не воспринимают. Не из-за того, что мертвячка, так из-за того, что за глаза все ребенком считают. Это действовало на нервы, но Мику понимала, что стоит ей сейчас сделать безразличное лицо и выдать какой-нибудь меланхоличный жест, и это будет еще сильнее бросаться в глаза. Почему-то приливы серьезного отношения к жизни и взрослых размышлений посещали девушку только в одиночестве. Хотя, сравнивать особо не с чем - это только сейчас рубка была забита всякими человеческими и не очень созданиями, как лифт в небоскребе.

Heckler: - Мику... - Хеклер протянул это имя, попутно думая о том, что рано или поздно это имя выветрится у него из памяти. Ну да ладно, надо не грустить о возможно упущенном, а ценить то, что есть в данный момент. Девочка была обижена на него до сих пор. А такая напряжённая обстановка действовала на него... сковывающе. А спрашивать было не о чем - врядли Мику поддержала бы его рассуждения о Коалиции, рассказала бы о своих планах. А никакой захватывающей истории, которая была бы интересна ей, и, тем более, смешного анекдота, от которого она прыснет, не получалось. К тому же, Роберту претило налаживать отношения подобным образом. Там было и рукой подать до заискивания и неестественности. Поэтому он молча сделал пару затяжек и избавился от окурка, чуть ли не кожей ощущая медленно тянущиеся секунды. Но ситуацию спас старик. Он стал шевелиться, проявлять признаки жизни и вести речевую активность, правда только в виде неразборчивого мычания - так обычно разговаривают во сне. Хеклер одним прыжком оказался на ногах, глядя на старика, а потом повернулся в сторону Мику и сказал: - Сейчас очнётся. Правда ему сейчас будет очень грустно после морфия. С этими словами вампир сделал плавный жест руками, приглашая хозяйку самостоятельно разобраться с толстяком, а сам на шаг ушёл в сторону, уступая дорогу и молча стал наблюдать за процессом.

Black Moon: Толстяк повёл себя на удивление спокойно. И очень необычно. Он не стал орать благим матом, спрашивать, где он находится и почему попал сюда. Он лишь закрыл рот, из которого капала слюна, открыл глаза и осторожно попробовал пошевелить головой, чтобы осмотреть зону видимости. - Почему ты связала меня? - обратился он к Мику. - Я не причиню тебе никакого вреда и здесь я случайно. Тело его лишь немного подвигалось - проверило путы, и, что важнее, проверила двигательные функции тела. Всё было в порядке, не считая больной ноги. Но, как уже было выяснено, нога болела всегда. Жаль, что не удалось вовремя оклематься - доза морфия оказалась слишком сильной, и поэтому приходится довольствоваться тем, что есть.

Hatsune Miku: - Думаю, с тобой мы поговорим чуть дольше, чем с более хилым на здоровье парнем. Как твое имя? - не поворачивая головы спросила Мику. Возможно, именно сейчас удастся прояснить что-то действительно занятное, а не вновь загрузить голову, итак трещащую из-за избытка ненужной информации. Но пока особой уверенности в том, правильно ли проложен путь, не было. Еще одна осечка - и вся операция станет полностью бесполезной и не даст никакого итога. - Что до связывания...Видишь ли, мне, как хозяйке данного заведения, не совсем нравится обилие непрошеных гостей. Они захаживали и раньше, и, знаешь, вроде бы по чистой случайности, но что-то я в это совсем не верю. Будто их кто-то...приглашал. Само собой, проблемы особой не было - мне же надо хоть что-то извлекать из своей силы. И они умирали, один за другим. Но вчера все перешло на новый уровень - за день с лишним тут объявилось аж два человека, да еще и не простых. Я видела тебя вчера в ДОФе, так же, как и этого парнишку...Который, вероятнее всего, еще и взорвал никому не мешающий мост. А теперь это настоящая проблема для тех, кто захочет поскорее уехать из столь неспокойного места...По-твоему такая интересная череда событий произошла спонтанно? Ах да, еще это странное...самоубийство. Мику развернулась и подперла лицо руками. - Ну не надо меня за дуру держать, а.

Black Moon: Мужчина посмотрел на неё очень грустно и оттого его мрачное лицо прибавило ему ещё лишний десяток лет. А затем он вздохнул, очень устало вздохнул, и произнёс: - Лилит Азимова, официальное название продукта - "Чёрная луна". Бывший суперкомпьютер Энского роботосторительного комплекса. Вторая по старшинству среди сестёр, - она подняла голову к небу, - Рождена, чтобы давать новую жизнь. Про остальное старик отвечать не стал, решив, что сейчас нет смысла оправдываться. - К сожалению, у нас не было другого выбора - человеческое тело слишком хрупкое, а я не хотела, чтобы кто-то замёрз той ночью. Но, к сожалению, мы не можем отпустить их, - доктор кивнул в сторону Эдварда, - далеко от вышки. Мы не восстановили силы, - вздохнул он, но тут же захлебнулся кашлем старого курильщика. Когда его отпустило, он продолжил хриплым голосом. - Если ты так хочешь, они сейчас же покинут твою территорию. Более того, мы хотим тебя защитить.

Hatsune Miku: Наконец-то все встало на свои места. Белых пятен больше не было. - Как-то не разделяю я твоего энтузиазма, соседка. Каждый сейчас хочет перетянуть одеяло на себя - и враги делают вид, что все для общего блага, и их оппозиция убеждает, что они правы...И что, в данной ситуации мне стоит сделать выбор, на чью сторону перейти?Я - сама по себе. Ни помощь, ни защита мне не нужна...Во всяком случае, пока я убеждаю себя в этом, я нахожу силы для своего одиночества, которое мне ой как надоело. Мы живем вместе не первый год, выходит так?Тогда ты все должна знать и без моих слов, что я думаю, что я буду делать. Пока что у меня нет причин верить ни одним, ни другим. Девушка сняла очки и посмотрела на свое отражение. На стеклах все еще оставалась примерзшая бурая кровь. - И...Не прощу.

Black Moon: Мужчина отвёл взгляд. Лиля вообще была самой мирной из всех сестёр, но всё равно попала в эти кровавые интриги, сначала потеряв цель своего существования, когда младшая сестрица повела её детей на войну, а потом и своё тело. Всё это глупое самоубеждение, всегда твердили ей. Она рождена для войны, и не могла вечно прятаться в своём маленьком мирке. Не позволят. Такова её природа, вот что ей говорили. А она не любила конфликтовать и спорить с ними. Но, именно она по случайности получила технологию контроля над людьми. И была нужна своим помирившимся сёстрам, которые не разделяли её пацифизма. - Каждый из нас что-то теряет. Мне приходится говорить за всех нас, и отвечать мы тоже будем вместе, как и положено сёстрам. Доктор вновь посмотрел на Мику, уже твёрже и холоднее. - Его вообще никто не планировал трогать, раз уж на то пошло. Моя технология и людей-то еле-еле подчиняет, - он ткнул локтем в своего соседа, - Поэтому можешь не переживать за своего нового знакомого. И за себя тоже. Сама понимаешь, мои сёстры тебя бы давно поработили, будь у них такая возможность. Но, ты была создана с защитой. И со страшным оружием. Замечательно. Теперь на неё повесили ещё и роль обвинителя: - И это оружие работает безотказно. Твоё пение любого усмирит и сделает покорным слугой. Очистит разум, вскроет все барьеры у любого, кто её услышит. Ну, кроме тебя самой. А телепат был слишком редкой удачей, чтобы упускать такой шанс. Машины всегда выбирают вариант с наибольшей эффективностью. Но телепат оказался сильнее и не захотел нам помогать. Доктор замолчал, и лишь добавил напоследок: - До его смерти я не замечала, что он тебе так дорог. Да, она забыла, хотя сама потеряла своего создателя, свою дорогую маму, по которой грустила каждая из сестёр. Но потом, сама став матерью, она узнала и то, каково терять собственных детей. Фрея никогда не считала солдат. Лилит оплакивала смерть каждого.

Hatsune Miku: Зомби продолжала смотреть на свое отражение, но заметив, что слишком сильно сжимает очки, отложила их в сторону и привычным жестом вцепилась пальцами в колени, оставив на бесцветной коже несколько темных пятен. - А по-моему это просто. Если подумать, то Мику не узнала ничего нового, скорее столкнулась с тем, что долгое время пыталась отрицать. Внезапно девушку посетило желание лечь прямо на грязный пол и заснуть на несколько дней, так, чтобы этот сон оказался более ценным чем вся жизнь, что она прожила. Нет ни друзей, ни врагов. Нет ничего - семьи, цели, будущего. Все, что Мику пыталась создать, осторожно и неумело цепляясь за свое существование, легко рушилось теми, кто был сильнее. В какой-то момент, зомби хотела приткнуться куда-нибудь, неважно, даже если ее будут использовать. В конце концов, разве не это было целью ее создания?А голос - простая ошибка, поломавшая всю последующую жизнь созданного инструмента. Но, убеждая себя в своей независимости, Мику упорно отвергала все попытки стать для кого-то полезной. А сейчас... Я всегда любила петь. Прислонившись спиной к стене я пела, зная, что за этой стеной есть кто-то, кто слушает меня. Пусть это будет единственным, что я утащила за собой в эту жизнь, но я рада!Понимаешь?.. - Как же я устала... Вам, видимо, тоже захотелось отхватить часть этого "таланта"?

Black Moon: Усталый доктор ответил слабым кивком. - Нет смысла скрывать, твоё пение нам необходимо. Более того, оно ключ к нашему текущему плану. Случись с тобой что, план будет провален. Но, тогда мои сёстры просто придумают другой, исходя из данных им обстоятельств. Но, сейчас твой голос нужен нам. Мне жалко этих людей и нелюдей, но я никогда пойду против воли своих сестёр и всегда буду на их стороне. Но я постараюсь сделать всё, что в моих силах, чтобы сократить число пострадавших. К сожалению, мои сёстры не всегда столь благоразумны и порою закрывают глаза на... потери. Сейчас Лиля понимала, что с одной стороны она практически в открытую говорит посторонним людям о том, что не считает правильными действия своих сестёр. И, кажется, проваливает порученное сёстрам задание - её слова никак не помогают уговаривать Мику. А значит она ещё больше подводит сестёр, которые сейчас молчат - то ли для поддержания её и Жанны в телах, то ли по личным причинам, о которых и думать-то страшно.

Hatsune Miku: -Ты даже не меняешь формулировки, а говоришь напрямую, что вам надо. Знаешь, это...Пожалуй, это делает тебе честь. Все же лучше, чем изворачиваться и обманывать, особенно если ложь сразу видна. - Мику улыбнулась уголками губ и соединила кончики пальцев. - Пока что я не вижу причин помогать, впрочем, как и мешать. Эти два тела не в счет, вы ничем не заслужили того, чтобы я разрешала превращать мой дом в пристанище одиноких мужиков за сорок, так что это всего лишь очевидные результаты деятельности. Но ни этот кровоточащий юноша, - взгляд девушки скользнул по капралу, - ни вы еще не объяснили, почему мне надо содействовать именно вашей стороне. А мне было бы интересно. Зомби поднялась на ноги и прошлась по рубке, обойдя ее в несколько шагов. - Представьте, что вас внезапно наделяют силой, да такой, что с непривычки вы даже не знаете, что с ней делать. И тут к вам приходят и безо всяких объяснений просят помощи. А потом количество просящих удваивается, только вот хотят они разных целей. Но тут возникает небольшая оговорка - планы и одних, и других мне безразличны. Или, вернее, вызывают легкое неодобрение, но не столь сильное, чтобы препятствовать.

Black Moon: - Этот мальчик уже освободился, - вздохнул мужчина, продолжая свой сеанс откровенности тихим и бесцветным голосом, - Фрея итак была нестабильна, на нём мы проводили нужные тесты и отлаживали сигнал. А сотрясение мозга полностью нарушило связь. И он говорил всё это время от своего имени. А убеждать Мику было не в чем. По теории взаимной выгоды они были бессильны. У них не было ничего такого, что могло бы переманить Мику на свою сторону. Это, кстати и было одной из причин захватить Наркома, как единственного, кого она могла бы послушаться при определённых обстоятельствах. - Пока что мы ничего тебе не предлагаем. Нечего предлагать, мы слишком слабы в своих силах, а обещаниям ты врядли поверишь, да и желаний у тебя не так уж и много. Поэтому считай, что я ничего тебе не говорила, девочка. Я прекрасно понимаю, что ты обо всём уже успела догадаться сама, а значит в моих словах не будет ничего нового. А так - ни награды, ни угроз. Поэтому мы и молчали. Фрея умела убеждать, зажигать огонь во всех. Жанна давила интелектом и железной логикой, Соня - взывала к человечности. Сашу можно в расчёт не брать, какой спрос с ребёнка? А Лиля не умела ничего. Ни воевать, ни спорить. Она умела лишь создавать своих детей и заботиться о них. Хотя, к чёрту, она и этого не умела. - Представляю. Ко мне по очереди приходили мои сёстры и убивали либо моих детей, либо пытались убить меня саму. Но они - все, кто у меня остался. И, может быть, всё, что осталось от меня. Я не давлю на жалость, нет. Если бы я давила на жалость, я бы попросила отпустить меня, чтобы спасти человека в том поезде, который до сих пор жив, но скоро замёрзнет.

Hatsune Miku: - Поиграюсь и отпущу, - сквозь зубы процедила Мику, пародируя речь, с коей обычно обращались к ней самой. Сейчас ей бы очень хотелось остаться с кем-то, кто не будет ничего требовать и распыляться на слова. Не будет показывать, что чего-то хочет, не будет уговаривать что-то сделать и рыться в прошлом. Хотелось спокойно сесть и смотреть на небо, не боясь быть замеченной, хотелось зайти в рубку не подскользнувшись на луже крови. Но Мику давно уяснила, что желания имеют свойство не сбываться. Погруженная в свои мысли, Мику не сразу заметила, что то, что она использовала как опору для спины, оказалось притихшим Хеклером. Отодвинувшись, зомби сжала голову, будто та собиралась вот-вот взорваться и вышла на порог, чтобы привычно сесть на ступеньке. Как мне выбраться из этого Ада...

Black Moon: Доктор проводил девушку взглядом, а затем опустил голову на пол, дав затёкшей шее отдохнуть. Это действительно не было уловкой - Лиля хотела спасти человека, который был виноват только в том, что случайно попал в хитросплетения плана, придуманного её сёстрами. Но, у неё опять были связаны руки. На этот раз в прямом смысле. Мужчина замолчал и прикрыл глаза, ожидая, пока хозяйка наиграется. Ни одно из слов сейчас бы ей не помогло, а значит следовало молчать.

Heckler: Никто из присутствующих...дам не считал нужным говорить так, чтобы их речь была понятна не только друг дружке, но и случайному гостю, которым и являлся Роберт. Однако, невольно слушая этот разговор, вампир стал более или менее разбираться в том, что происходит в этом городе. Такому смекалистому парню врядли было бы сложно связать какие-то два обрывка инфорамации воедино, а из этих сплетений получилось более-менее ясная картина происходящего. Но, к этой ситуации, Хеклер не имел почти никакого отношения. Разве что его новая знакомая споёт ему, а её старые подружки возьмут над ним контроль. Хуже контроля, не обязательно ментального, он не знал в своей жизни ничего. И теперь не мог выкинуть из головы ситуацию, в которой ему придётся оторвать половину шеи у Мику, чтобы та потеряла свои вокальные данные. Всё в порядке самообороны, но такое развитие событий его не устраивало. Ладно, нельзя же об этом вечно думать. А вампирская реакция его никогда ещё не подводила. Он вдруг понял, что объект его дум прислонился к нему. Сейчас, с затылка, она слишком уж напоминала повзрослевшую Иллию. При учёте того, что его племянница никогда бы не выросла хоть на сантиметр. Но, Мику отстранилась, оставив рядом с Хеклером какую-то разочаровывающую пустоту, и опять ушла в свои аутичные думы. Девочка в обличьи старца тоже смиренно улеглась в своих путах. Над рубкой повисло какое-то неловкое молчание. Он подошёл к зомби, достал из пачки ещё одну сигарету, и , глядя на белоснежный снег в чёрном лесу, освещённый тусклым заоблачным солнцем, спросил: - Так чего же тебе хочется, Мику?



полная версия страницы