Форум » Фронтовые сводки » Радиовышка » Ответить

Радиовышка

Hatsune Miku: Неподалеку от города находится заброшенная радиовышка, уже давно никем не используемая для городских нужд. Последний диктор таинственно исчез и появились слухи, что по ночам с вышки стали доноситься странные звуки, похожие на плач. Это навсегда отпугнуло местных жителей от заброшенного объекта. С тех пор только иногда можно увидеть на земле тонкие цепочки следов - когда единственная обитательница вышки выходит на разведку. Внизу, под вышкой, находится маленькая радиорубка, исписанная устрашающими надписями. Несмотря на то, что объект уже давно никем не используется, вышка не перестает работать, посылая со своей стопятиметровой высоты таинственный сигнал. Если забраться на самый верх, то можно увидеть весь город как на ладони, но оттуда так же легко и упасть, поэтому смельчаков всегда было мало. До вышки достаточно сложно дойти из-за отсутствия тропинки,а радиорубка и вовсе скрыта в снегу и почти не видна. [more] [/more]

Ответов - 111, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Hatsune Miku: Вопрос звучал почти как намеренное издевательство, хотя девушка попыталась убедить себя в том, что в подобном состоянии все слова будут казаться ей пулей, летящей в лицо. Медленно, будто у зомби заныли сразу все мышцы, она поднялась со ступеньки и подошла к вышке. Успевший примерзнуть кабель поддавался плохо, но Мику удалось распутать все сделанные ей же узлы. От напряжения ладони начали кровоточить, но стертая кожа не спешила заживать, оставляя на снегу маленькие бурые точки. -Такие "игры" мне не нужны. Зомби сказала это едва слышно, скорее для себя, чем для кого-то еще. Вцепившись руками в стальное переплетение вышки, она начала было лезть наверх, как любила делать это раньше, но остановилась на первом же ярусе. Присев на краю, Мику зачарованно следила за тем, как падают на бетонное основание красные капли с отпечатков, оставленных ею на нижних балках. Она чувствовала себя униженной. Какой-то жалостливой девчонкой без тела, толстым амбициозным ублюдком, мимо проходящим вампиром. Даже смерть Наркома, казалась ей каким-то извращенным оскорблением. Хотелось петь, усыпить к чертям весь город, но было нельзя даже этого. Закусив губу, Мику думала о том, что ей больше нет причин находиться в городе. По сути, даже причина жить была слишком абстрактной, чтобы в нее верить. Бороться бессмысленно, когда позади тебя никого нет. А Нарком...Она все равно не сможет сделать для него ничего лучше, чем то, что ему дали другие. Потому что у самой зомби ничего нет. Ведь мы даже...не знакомы.

MadneSS: Бесшумно упав в свою же лужу крови, капрал какое-то время всё ещё находился в бессознательном состоянии. Где-то далеко он слышал голоса тех, кто находился в рубке, почувствовал, что тот, кто был с ним рядом, очнулся. Медленно, но верно, сознание возвращалось. Эдвард чувствовал себя как дайвер, который не смог правильно оценить возможности своих лёгких и стремительно всплывал на поверхность. Эд резко открыл глаза и снова ощутил острую боль в затылке. Зажмурившись и зарычав, он резко отодвинулся к кровати, рукой нащупывая сумку. Его камуфляж пришел в абсолютную негодность, став бледно-алым. Свалив сумку на пол, капрал достал какие-то таблетки, пластиковую коробку и бинты. Сейчас ему было абсолютно всё равно, что происходило вокруг, он должен был позаботиться о себе. Опустив капюшон и распустив свои светлые волосы, которые были в крови, убийца принял обезболивающее и стал заматывать голову армейским бинтом. Прикусывая губу, он затянул бинт потуже и слегка отодвинул бинт с глаз, чтобы он мог видеть, что происходило в рубке. Вампир и девушка пропали, кажется они покинули помещение. - Вот и славно... - Тихо протянул ассасин, ловким движением открыв пластиковую коробочку, в которой оказались разного рода травы и порошки, аккуратно расфасованные в колбочках. - Я не для того приехал сюда, чтобы умирать. Схватив один листочек и начав его жевать, Эд закрыл коробочку и собрал все медикаменты обратно в сумку. Собрав остальные вещи, что выпали ранее, он перебрался на кровать и не знал, что делать. - Бежать? Нет, это мы уже пробовали...

Heckler: Хеклер очень долго следил за тем, как замерзают капельки крови на каркасе вышки, размышляя о чём-то своём. Однако, когда из рубки послышалось чьё-то шуршание, судя по всему, одного из пленников, вампир кинул ещё один быстрый взгляд на хозяйку вышки, выбросил в ближайший сугроб недокуренную сигарету и, пригнувшись, вошёл внутрь. Пройдя внутрь, он бесцеремонно схватил подрывника за волосы, стянул с него капюшон и понюхал пропитанный кровью бинт на затылке, и, кажется даже попробовал рану на вкус. - Жить будешь, даже для человека это не рана, - безо всякого интереса протянул вампир, - Иди отсюда. Конечно, Роберт врядли имел право хозяйничать в рубке, но от побега парня выиграли бы все. - Давай, пока хозяйка потеряла к тебе интерес. Или ты ждёшь, пока я проголодаюсь? - его глаза сверкнули красным в полумраке комнаты. Вампир понадеялся на то, что бревно не сказалось на умственных способностях парня, и второй раз повторять не придётся. Согнувшись над доктором, он распутал стягивавший его кабель и помог присесть. Судя по всему, мужчина ещё плохо соображал от морфия. - Давай, тебе тоже тут не место. Если пойдёшь спасать того бедолагу - я не стану тебя держать. Роберт почувствовал неприятное жжение на затылке. За секунду сообразив, в чём дело, он сдвинулся с места и огляделся. Солнце выглянуло из-за туч и несколькими тонкими полосками высветило летающую в воздухе пыль. Теперь придётся подождать с выходом наружу, подумал вампир, забравшись в самый тёмный угол радиорубки.

Black Moon: Доктор открыл глаза и безо всяких эмоций оглядел комнату. Лилит дали свободу, и врядли у неё оставалось что-то, кроме веры в слова своего освободителя. Мужчина грузно встал, сморщившись от боли в ноге, которая с каждой минутой становилась всё сильнее. Застегнувшись, он вышел из рубки и огляделся. Светило яркое полуденное солнце, а девушка действительно потеряла всякий интерес к её незванным гостям. Стараясь идти как можно быстрее, но в то же время не перенапрягая свою больную ногу, доктор заковылял в сторону железнодорожного моста. - Ах да, дробовик, - вспомнила Лиля, или, скорее, вспомнили остатки личности Тобиаса. Но возвращаться, тем более по такому поводу, не было смысла. Самое важное, а именно личная аптечка Холмса, находилось при ней. Оглянувшись в последний раз то ли на вышку, то ли на седовласую девушку, мужчина скрылся в лесу. --> Мост

MadneSS: Когда лист совсем изжувался и стал напоминать жувачку, Эдвард уже ощутил его воздействие. Боль мгновенно ушла, пространство стало мягким и спокойным. Ассасин стал ощущать себя как рыба в воде, в своей стихии. Когда вампир изволил желание невежливо осмотреть рану, то убийца помедлил, так как знал, что он ему ничего не сделает. Но когда он упал на кровать, он мгновенно выпустил скрытый кинжал в воздух, описав им легкое и стремительно движение. Поднявшись, он схватил сумку, перебросил её через спину и, словно змея, выскользнул из помещения, словно его там и не было. Сделав несколько шагов вперед, капрал остановился и ошарашенно наклонился назад, словно перед ним было что-то страшное. На самом деле, его сознание просчитало то, как он двигался от штаба, от моста к вышке. - Два вектора, следует найти вектор, что приведет меня к началу первого вектора, - Безумно произнес Эд и задумался на секунду. Мгновение позже он подпрыгнул и развернулся в нужное ему направление, встав в стойку, как будто он готовился к стометровке. Нацепив капюшон и защитный очки, он стал ловкими движениями передвигаться вперед. Перед тем, как уйти, он развернулся и посмотрел на хозяйку радиорубки, что печально сидела наверху. - Прощай, о потерянное дитя механизмов, я ценю твоё милосердие, - Крикнул убийца и побежал прочь. --> Излучинск

Hatsune Miku: - Попридержи язык!Думаешь, я тебя догнать не смогу или найти в этом утлом городишке? - крикнула Мику, провожая взглядом улепетывающего капрала, но дав понять, что сейчас в ее планы не входит охота за сбежавшей дичью. Убедившись, что все посторонние покинули вышку и прилегающую территорию, зомби оттолкнулась от балки и ловко спрыгнула вниз. Отряхнувшись от вороха снега, девушка чуть ли не вприпрыжку побежала вперед, что могло свидетельствовать о том, что у хозяйки рубки снова случился резкий перепад настроения. Мику остановилась на пороге, игриво покачиваясь на скрипящей двери и свистнула, привлекая внимания Хеклера. - Я подумала над твоим вопросом. Знаешь, на все можно смотреть двояко. Например, я хотела бы быть человеком, - девушка кивнула на свою бледную синеватую кожу на руке, - но тогда я проживу жизнь как и миллионы окружающих меня людей, не смогу прыгать со всяких там высоток и буду бояться удара ножом в спину. В том, что я загниваю здесь, виновата, вероятно, только я сама. Когда-то я считала, что мое стремление к свободе дало мне силы вырваться на волю и избежать той участи, что была предписана мне с самого начала. Но я же ничего для этого не сделала - меня просто выкинули сюда и предоставили полную свободу действий. А я лишь покорно приняла и даже не предприняла попыток как-то исправить это все... Мику обвела взглядом захламленную рубку и хищно улыбнулась, как соскучившаяся по своей работе горничная. - Но, я думаю, раз на мое чудесным способом не разлагающееся тело пока что не происходит явных покушений, не все еще потеряно. Зомби прервала свою речь и будто бы забыв о том, что она что-то говорила, прошла внутрь и начала копаться в ящике, вороша кучу одежды. - Знаешь, за что я люблю Наркома? - Мику замерла с носком в руке и впервые посмотрела на Роберта, словно только увидев его, - ...за то что он слушал мои песни, не боясь никакого ментального контроля. Мечтательно улыбнувшись, Хацуне вновь зашуршала в ящике. Прошло несколько минут, прежде чем девушка нашла что искала. - Все эти погони по лесам не слишком благотворно сказываются на одежде, - бросив суровый взгляд на вампира, словно говоря, что ему было бы неплохо отвернуться, зомби стала расстегивать окровавленную юбку.

Heckler: - Всё верно, можно сотню лет ждать своего часа. Главное - не упустить момент. Поймав взгляд Мику, Хеклер послушно отвернулся. Но, сдвинувшись, он оказался в зоне поражения беспощадного солнечного зайчика, отзеркаленного какой-то из поверхностей. Еле слышно прошипев пару ругательств, Хеклер зажмурился и принял прежнее положение. Солнце он хоть и переносил, но терпеть не мог уже которую сотню лет, не смотря на свою пляжную юность. Конечно, волнительно было находиться в одной комнате с седовласым переодевающимся подростком женского пола, да и город можно посетить в рамках ознакомления, но когда на улице так ярко светило солнце, всё, о чём мечтал Роберт, это найти ближайшую тёмную конуру и завалиться дрыхнуть в ней до самого заката. К счастью, конура у него уже была. - Слышь, малая, - вздохнул вампир, не открывая глаз, - Можно тут поспать где-нибудь? В подтверждении своих намерений он демонстративно зевнул, обнажив клыки. Дышать вампирам было не обязательно, как и спать, но никто не отнимал у них эту способность, что иногда очень сильно помогало скоротать отведённую краснооким вечность. Врядли хозяйка откажет ему в этой просьбе - она ведь сама предложила ему остаться, а для Роберта место проживания определялось только лишь уровнем освещения в солнечные дни. Кстати, об освещении. Приоткрыв один глаз и не обращая внимания на переодевание девушки, Хеклер окинул взглядом рубку и понял, что высокий парень может спать либо в углу, как сейчас, либо запакованный в коробку. Кровать и пол так или иначе попадали в зону поражения ультрафиолетом. Оставалась ещё одна надежда - на то, что особый скрип досок под ногами означает не ошибку архитектора, а наличие какого-то подвала, например каменного мешка для генератора питания. Но, сейчас он был не в том положении, чтобы отправляться на исследования подсобок, поэтому он смиренно стал ждать вердикта хозяйки. Где положат - там и ляжет, никаких особых гробов и ящиков с отборной землёй бродяге не требовалось.

Hatsune Miku: Мику, тем временем, уже скинула запачканную одежду и переоделась в более человеческий наряд, чем-то похожий на зимнюю школьную форму, но все так же не подходящий для излучинского колорита. Конечно, все еще бросается в глаза, но бегать в шубе - занятие не из легких. - Если кровать тебя не устраивает, - задумчиво протянула девушка, затягивая на шее галстук, - то, так и быть, обменяем для тебя жилплощадь. Там темно, не сыро, и уж точно никто не потревожит. А я пока наведаюсь в город. Сигарет что ли тебе достану...Заодно надо посмотреть, какова обстановка. Доброжелательный тон внезапно оборвался и Мику сердито нависла над Хеклером, скрестив руки на груди. - И пожалуйста, избавь свою речь от "малых", "старых" и прочих бредовых обращений. Неуважение к девушке, особенно если ты у нее живешь, это совсем дурной тон. Будь хорошим мальчиком. Несильно щелкнув постояльца по носу, зомби плотоядно улыбнулась и топнула ногой так, что внизу, похоже, что-то упало. Послышался шорох, будто под полом закопошились мыши, а затем раздался тихий скрип где-то снаружи. Секунд через десять в дверях показалась девушка в меховой куртке, чей капюшон на опущенной голове почти полностью скрывал лицо, выставляя на обозрение только пару непослушных черных прядей и бледный подбородок. Пройдя в рубку, она остановилась около стены и равнодушно замерла, будто решила притвориться невидимой. - Знакомься, - Мику торжествующе подняла палец вверх и затем указала на гостью, - это Уня. Так как здесь ты спать не можешь, то на время махнешься с ней подвалом. Правда, зайти в него можно только снаружи, но я не думаю, что ты рассыпешься, пройдя несколько метров по солнцу.

Heckler: Хеклер оскалился и пожал плечами. - Не распадусь, -согласился он. Хотя солнце ему помешает - либо придётся терпеть небольшие ожоги, либо тратить жизненную энергию выпитой с утра крови, а это значит остаться без запасов. Он встал и кивком поприветствовал девочку. Наконец-то он понял, чьё присутствие он ощущал неподалёку, но не пытаясь разобраться из-за лужи крови на полу, которая сбивала все его рецепторы. Ну а теперь он смог запомнить её запах. Человек, обычный, очень спокойный, понятно даже по сердечному ритму. Местная она или нет, понять было невозможно. Но, судя по всему, всё, что Хеклеру нужно было знать об этой особе заключалось лишь в её имени и месте её, а теперь и его проживания. Ну а бледная кожа девочки свидетельствовала о том, что в её подвале солнце не заглядывает. К счастью, вампир уже полсотни лет назад избавился от привычки совать свой нос в каждый попавшийся ящик пандоры и ворошить скелеты в шкафах первого встречного. Уня так Уня. Подружиться мы ещё успеем. Пройдя к двери, вампир высунул руку наружу - от неё тут же пошёл белый дымок, однако особой боли он не почувствовал, скорее лёгкий дискомфорт. Втянув руку в дом, Роберт повернулся к Мику и, протянув ей свою покрасневшую руку, сказал самым доброжелательным тоном: - Веди.

Hatsune Miku: Зомби удовлетворенно кивнула вошедшей и с некоторой опаской взяла вампира за руку, будто боялась, что он может рассыпаться от ее прикосновения. И тогда опять начнутся распри и обвинения, коих за последнее время итак было предостаточно. Выскользнув на улицу, Мику решительно прошла за рубку, таща за собой дымящегося манчжурийца и остановилась около открытого входа в подвал. - Обычно его не замечают, потому что тут регулярно падают тонны снега и дверь засыпает, - сказала девушка, на ходу заталкивая Хеклера внутрь, - там темно, прохладно и свет уж точно не проходит. Только не трогай книги. Я не хочу, чтобы Уня была недовольна. Если тебе экстренно понадобится выбежать - пожалуйста, подвал уже давно не запирается снаружи. Вернусь ближе к ночи...Думаю, - Мику чуть свесилась вниз, коснувшись кончиками волос макушки Роберта, - ты без меня прекрасно проживешь. Закрыв дверь и лишив подвал солнечного освещения, зомби развернулась и направилась было в сторону Излучинска, но затормозила, оглянувшись на рубку. В дверном проеме виднелось плечо девушки, которая, видимо, так и не поменяла своей позы. - Сегодня ты за главную, - напутственно выкрикнула Мику и покинула территорию вышки, скользнув куда-то в тень леса.

Heckler: Солнце раскалённым ежом погладило Роберта по смуглой коже, а на морозе пар был особенно виден. Ладно, подумал он, всего лишь кожа покраснеет. Долгие годы тренировок в этой дисциплине позволили ему обходиться без ожогов четвёртой степени после контакта с ультрафиолетом. Как только Мику открыла крышку люка, он юркнул вниз в темноту подвала, выбежав из светового квадрата на полу. Дверь захлопнулась, и единственным источником освещения остались красные глаза вампира. Его зрение, к сожалению, немного попортилось от солнца, но это не помешало ему ориентироваться. Судя по звукам, подвал действительно не заперли, и седовласая хозяйка не передвинула бетонное основание вышки на люк, чтобы его нельзя было открыть. Принюхавшись, он смог распознать лишь запах типографской краски и старой бумаги, немного сырости и присутствие здесь человека, той самой молчаливой девочки. Пройдя по темноте несколько шагов, он умудрился ничего не задеть и не раздавить, не хуже котов с их вибриссами, а затем улёгся на то место, где присутствие человека ощущалось больше всего. Так и есть, это был то ли матрас, то ли ещё-что то, но явно предназначенное для сна. Вынув попавшую под бок книгу, он улёгся в позу спящей дворняги и прикрыл глаза. Ночь сама его разбудит, а пока что можно восстановить силы.

Nailbuster: Лес выплюнул Нэйла и Джека на опушку, и стальной скелет радиовышки навис над их припорошёнными снегом головами. Словно диковинный монумент, воздвигнутый в честь всех излучинских тайн, она тихонько поскрипывала на ветру и, натягивая то один трос, то другой, слегка покачивалась. - Вот, это она, - фюрер стряхнул снежок с непокрытой головы. - Выглядит неказисто, но это - главная причина того, что мы здесь. Подходя к рубке, он понизил голос, инстинктивно чувствуя чьё-то присутствие если не в самом здании, то вокруг - в земле, в воздухе, в деревьях, в металле... Это место для него было сердцем города, а те, что запустил сигнал - его душой. Кем бы они ни были, они должны были оставить здесь следы. Или хоть иногда приходить сюда, проверять и чинить оборудование, банально подметать внутри. Почему-то Нэйл не сомневался, что по ту сторону двери их ждёт идеальный порядок. - В прошлый раз дверь была заперта, и я не стал стучаться, - пробормотал он, подойдя к надписи, гласящей, что этот дом построил некий бизон. Проведя кончиками пальцев по дереву, он толкнул дверь, а затем дёрнул за ручку на себя. Дверь не подалась. Заперто, как и всегда, наверное. - Давайте постучим, - он занёс руку и, помедлив пару мгновений, взглянул на Доусона, будто ища его поддержки. - Если не откроют, выломаем замок. Терять нам уже явно нечего. И звенящую тишину полуденного леса нарушил осторожный быстрый стук.

Hatsune Miku: Стоило хозяйке отлучиться, как сразу объявились непрошеные гости. В том, что это был кто-то со стороны, Уня была абсолютно уверена - Мику не стала бы церемониться, так же как и парень из румынского фольклора, которого она приютила. Из интереса прислушавшись к голосам, девушка сделала вывод, что пришедших где-то двое и, судя по всему, они безоружны или слишком истощены, чтобы с ходу вламываться в рубку. Дверь надсадно скрипнула и приоткрылась. Уня не сочла нужным как-то представиться гостям или хотя бы поднять голову - темные глаза, закрытые челкой, равнодушно наблюдали как легкие порывы ветра, заносят на порог рубки хлопья снега. Если они хотят крова - придется отказать. Если же хотят получить ответы на вопросы - они их получат. У зомби не будет поводов переживать, когда она вернется.

Z: Джек уже задрался идти по тайге туда-сюда. Задрался идти к тому месту, чтобы обломаться там, идти к другому месту, чтобы обломаться тут. Конца, края или хотя бы далёкого горизонта событий не предвиделось - тайга везде и всюду, а где не тайга - там Рены и Невструевы толпами бродят. Петь он перестал уже на трети пути, да не потому что его заткнул рейхсподонок - просто холодно, тяжелые баулы и просто-таки легионы глубоких сугробов на пути вырубят голос и отобьют всякое желание петь даже у Карузо. Джек успел даже почти протрезветь за этот нелёгкий путь. Но вот показалась вышка, при виде которой Джек облегченно вздохнул - наконец-то пришли. Ему не хотелось думать, надолго ли они задержатся здесь и вообще в этом мире после достижения данного чекпоинта. Да он и не думал. Он просто устал идти. Увидев надпись, недвусмысленно гласящую, что главная местная нечисть - Бизон, Джек даже выдавил из себя улыбку. Жалкая имитация изображения положительных эмоций исчезла вместе с появлением нового действующего лица, явно успевшего сняться дублёром в фильме "Звонок". Действующее лицо мало того что не удивилось двум новым и довольно странным для суровой Сибири путникам - оно, а если быть точным, она, даже не посмотрела на них. -Шеф, поговорите с ней, а? Она какая-то... странная, - выдавил из себя Z. На всякий случай на английском. Вследствие усталости и остатков алкоголя в крови - с дичайшим шотландским акцентом.

Nailbuster: - Поговорим-поговорим... - фюрер шагнул в полутёмное помещение и огляделся. Всё было точно так, как он и ожидал - если бы рубка изнутри оказалась сияющей мини-лабораторией или, на худой конец, бездонной шахтой, ведущей в тайный подземный бункер, это превзошло бы все самые смелые ожидания Нэйла, но было бы страшно глупо. А так всё вполне укладывалось в его представления о вместилище городских загадок, даже странная девочка, не подающая почти никаких признаков жизни, была тут как нельзя кстати. Видимо, с ней-то и следовало фюреру разговаривать. "Что-ж, попытаемся. Но она выглядит так, как будто на диалог не настроена..." Нэйл сделал ещё два осторожных шага вперёд, будто тестируя хозяйку домика на агрессивность. Так проходят мимо сторожевой собаки, которая неизвестно ещё, бросится или нет. Внутри у него всё приятно напряглось - несмотря на жалкое положение, в котором оказалась ныне почти не существующая Коалиция, ему нравилось, что что-то наконец происходит. Во всяком случае, что он был прав и на радиостанции водится разумная жизнь. - Здравствуйте, - просто сказал он и медленно протянул к девушке руку, заставляя её обратить на себя внимание. - Мы пришли, чтобы поговорить с вами. Это ведь вы включили... ту передачу? Остановившись на почтительном расстоянии от собеседницы - кто знает, что она вообще такое? - Нэйл принялся ждать ответа на свой вопрос.

Hatsune Miku: Уня медленно, будто специально растягивая шаги, прошла на середину рубки, встав в лужу крови - прощальный подарок от полусумасшедшего капрала. Теперь незнакомец, который довольно-таки нагло проник на чужую территорию, был лишен возможности пройти дальше. По крайней мере, по нему не было видно, что он настолько смел, чтобы приступить к каким-либо решительным действиям, не узнав, с кем имеет дело. Но, даже это волновало девушку сравнительно мало. Скинув с головы капюшон, Уня наконец взглянула на вошедшего. - Я, - послышался короткий ответ на заданный Нэйлом вопрос. От уточнений девушка решила воздержаться.

Nailbuster: - Значит, вы, - почему-то фюрер и не ожидал иного ответа. Во всяком случае, от столь диковинной на вид персоны. Сделав ещё несколько шагов вперёд, он оглянулся на Джека, как бы призывая того держаться ближе. Кто знает, где проходит граница разрешённого для передвижения гостей пространства, и где вообще гарантия, что всё это - не какая-то хитрая ловушка. Рен, во всяком случае, дал вчера понять, что биться с ним намерен не в одиночку. Но во всяком случае, их появление не было сюрпризом для хозяйки. Значит, она не проста. - Вы явно не человек, - заметил Нэйл, пробуя почву. Бес её знает, может быть, она и из простых смертных, но многолетнее чутьё обычно рейхсподонка не обманывало, а демонстрация собственной проницательности - хороший начальный ход. - И вы знаете о том, кто мы такие. Что-ж, раз у нас с вами столь много общего, я спрошу прямо, с вашего позволения. Итак, зачем мы здесь? - он остановился ровно на таком расстоянии от девушки, чтобы дать ей понять - мы пришли с миром и от вас ожидаем того же. Голос его был твёрд, но в меру почтителен - фюрер не был намерен забывать о том, кто является сейчас хозяином положения, по крайней мере пока о нём, этом хозяине, ничегошеньки не было известно. Кроме того, что он, возможно, женского пола.

Hatsune Miku: Положение несколько ухудшилось - вариантов ответов на поставленные вопросы было слишком много, и от каждого из них исход мог резко измениться. Но у Уни не было ни страсти к запугиванию, ни к запутыванию. Разве что совсем немного. За все проведенное в подвале время она так и не соскучилась по общению с людьми. Но зато просто соскучилась - даже если ты живешь с нечистью на вышке, дни могут казаться серыми. - Я понятия не имею зачем вы здесь, - пожала плечами девушка, смерив Нейла равнодушным взглядом, но с малой долей любопытства. Она решила, что врать сейчас будет лишь порчей кармы, а мера целей не оправдает. Что до мирных целей...С миром, так с миром, но рубка от этого чище не станет. Уня огляделась, размышляя, за что приняться в первую очередь. То ли смыть кровь с пола, то ли выбросить наконец печати, валяющиеся на пороге.

Black Moon: Лилит поняла, что тело начинает потихоньку уставать, не смотря на приобретённую Холмсом в течении долгих лет военной службы выносливость. К счастью, она позволила ему выспаться. Тот парень, которого ей пришлось оставить в самом тёплом из вагонов поезда, останется в живых - медицинские навыки доктора и её всеобъемлющие знания, пусть и из немного другой области. Девочка хотела забрать его с собой, увести к людям, но Фрея разубедила наивную сестру: сейчас доктору не было смысла появляться где-то в городе, тем более с полумёртвым мужиком на плече, а события нового утра показали, что госпитализировать раненого просто некуда. Сёстры дали ей новое задание, предупредив, что скоро на мост нагрянет ремонтная команда, а это опять упирается в контакты с людьми, с которыми у Лили всегда были проблемы. Хотя, её текущее задание тоже предполагало много дипломатии, выбора не оставалось - сёстры были бессильны. В таких размышлениях доктор брёл по лесу, и, обойдя вышку широким полукругом, он заметил среди деревьев два силуэта. Парень любезно опускал девушку на снег. "Ногу подвернула, что ли?" - подумала Лилит. - Эй, вы, - хрипло окликнул их доктор, хромой походкой приблизившись к ним, - Куда направляетесь? Она знала ответ на этот вопрос - Лиле повезло, что у неё были такие чудесные суфлёры. Которые ещё и помогли ей вспомнить о бывшем хозяине её тела. Родаши она, то есть он, видел ночью, с Бареттом они встречались в штабе.

Nailbuster: Услышав ответ, ради которого было пропахано пешим ходом пол-тайги, Нэйл чуть не ахнул. Это что, какая-то злая шутка или просто-напросто недоразумение? "Понятия не имеет? Что за вздор!?" Всё было скверно, если обитательница рубки говорила правду. Значит, либо где-то неподалёку были её помощники, которые не очень-то стремились посвящать её в свои планы, либо... каэмовцы вновь оказались во власти сумасшедшего, действовавшего не иначе, как наобум Лазаря. "Проклятье... Это же моя тактика!" - с какой-то ребяческой обидой подумал вождь, но тут же снова взял себя в руки. Девушке вновь надо было задавать вопросы, но теперь Нэйл решил формулировать их точнее - кажется, пускаться в пространные объяснения хозяйка не любила, предпочитая односложные ответы пустой болтовне. - Нам нужно знать, что за сила привела нас в Излучинск и зачем, - сказал он осторожно. - Если вы не знаете, зачем запустили сигнал и почему мы потеряли несколько месяцев, замерзая в этом... замечательном городе, может быть, вы подскажете, кто знает это? "Если мы зря пришли сюда, я точно сверну кому-нибудь шею", раздражённо подумал Нэйл.



полная версия страницы