Форум » Фронтовые сводки » Штаб-квартира, кабинет фюрера » Ответить

Штаб-квартира, кабинет фюрера

Nailbuster: В штаб-квартире командования КМ, на втором этаже, располагается кабинет фюрера, он же его спальня, он же его личная мини-библиотека. Это одна из самых маленьких комнат во всём Доме Офицеров, и почти всё пространство в ней занимают стол и кресло, стоящие напротив входа, а также неказистая раскладушка чуть поодаль, в углу. Вдоль стен расставлены шкафы - один книжный и один обычный - из-за которых периодически раздаётся тихая крысиная возня. У окна стоит ржавый сейф с выломанной дверцей, на котором красуется старенький примус и чайник на нём. В кабинете очень тесно, и проход между столом и шкафами - настоящее приключение.

Ответов - 49, стр: 1 2 3 All

Romero: Старлей молча наблюдал за демоном и его знакомым, оставив тот факт, что последний невесть как разминулся с Реном в этом не слишком просторном здании. Так или иначе, ситуация находилась под контролем. Ровно до той поры, пока воцарившуюся в кабинете сравнительную тишину не разорвало истошное верещание зуммера. Оно оказалось настолько неожиданным, что Кандид даже вздрогнул, настороженно оглядываясь по сторонам. Но сомнений не было - звук раздавался из-под его собственного пиджака. Сдержанно хмыкнув, он прикрыл глаза и сосредоточился на этом звуке. Тот на мгновение прервался, затем с новой силой залился неприятным звоном. - Прошу... прощения... - тихо проговорил Невструев и вышел из кабинета, миновав Эдварда и Родаши. Лампа над головой снова потухла, а зажглась только когда Кандид уже скрылся на лестнице. Звон был слышен даже оттуда. Он разносился по пустынным коридорам, многократно преломляясь, отражаясь от бетонных стен. Будто в здание насыпали железных монет пополам с бутылочными осколками и принялись хорошенько трясти. Но внизу гулко хлопнула входная дверь, и верещание наконец прекратилось. Ромеро стоял на улице, где от назойливого шума неплохо спасали завывания метели, и напряжённо думал, что же могло послужить причиной сработавшего датчика.

Hell†Fox: Воспользовавшись легким замешательством окружающих, Рен скинул плащ который, даже не коснувшись пола, исчез в каком-то голубоватом свечение, и встал в боевую стойку. В тот же момент вокруг его тела сверкнула черно-оранжевая вспышка. Человеческую кожу сменила демоническая - Рен частично принял свой демонический облик. Что за фарс?! Откуда здесь Баретт? Зачем ему понадобилось приезжать в это Богом забытое захолустье? Какого черта?! Аррр! -Show time! - Крикнул "кулак" и бросился на Баретт, но затем резко изменил направление и устремил свою когтистую руку к не защещенному Нэйлу.

Баретт О'Конел: Все. Он потерял контроль. Теперь его можно спокойно вышвырнуть отсюда. Только как это лучше сделать? Как только глаза наемника оправились от вспышки ауры демона, он увидел, что Рен изменил свой вид и собирается его атаковать. Отбросив раздумья, Баретт выхватил из рукавов пальто несколько прямоугольных бумажек исписанных непонятными каракулями. Он приготовился швырнуть их все в несущегося на него демона, но Рен неожиданно сменил направление и атаковал человека, которого недавно защищал тип с ножом. Этого Баретт не предвидел. Ему пришлось забыть о применение печатей и снова вступить в рукопашный бой. Наемник знал, что удары по коже демона нанесут больше вреда ему самому, чем демону, но сейчас ему было весело, и он мог позволить себе пару-тройку сильных ушибов. Однако Баретту было необходимо выполнить то, зачем он сюда пришел. Хотя одно другому не мешало. Парень успел сбить демона с траектории ударом плеча. Затем он сразу метнул в Рена две новые печати, выхваченные откуда-то из недр его одежды. Как только эти печати коснулись демона, он взревел, схватившись за голову. Его одежду разорвали крылья, хвост и наросты брони. Мечась в агонии, Рен выпрыгнул в окно, разбив вместе с ним раму и небольшую часть стены. Фуух!! Это было забавно, но немного опасно. И... миссия выполнена. Баретт улыбнулся.

Mr. 9/06: Дверь в кабинет плавно открылась, спустя секунду после громкого стука, напоминавшего удары палкой. На пороге стоял Тобиас, одетый в какую-то безродную, но явно военную куртку, аналогичные штаны и большие, тяжёлые на вид ботинки, которые сейчас были облеплены снегом. Из-за спины торчала рукоять какого-то огнестрельного орудия, судя по всему - дробовика, в руке он держал скромного вида пустой целофановый пакет. Он хотел что-то сказать, но замер, глядя на дыру, занявшую место окна. Нахмурившись, Холмс вошёл внутрь и прикрыл дверь, чтобы не создавать сквозняка. - Я не за этим пришёл, конечно, но, по-моему, ремонт делают по-другому. Когда я подходил, всё было в порядке. - матрос понял, что сейчас ничего опасного не предвидится, поэтому передумал доставать оружие, - У меня сначала был один вопрос, но теперь их три. Кто сделал эту дырку? Почему наш железный друг из тайги выглядел таким озабоченным? И где в этом поселении можно раздобыть чай? Он внимательно оглядывал помещение и тех, кто там был, в поисках каких-то следов борьбы, потенциальной опасности и где бы присесть.

Родаши: Холодный ветер с радостью стал изучать новую территорию кабинета, подняв в воздух раскиданные бумаги, а снежинки вольно разлеглись на целой и поломанной мебели. Родаши наконец покинула свое убежище в тени и приблизилась к разрушенной части стены, мимоходом отметив, что майор все еще невредим, разве что слегка поцарапан. В снежном круговороте снаружи признаков взбунтовавшегося демона не было... - Грубо работаете. Урону больше, чем толку... Резко развернувшись, вор вцепилась взглядом в незнакомца и медленно обошла его, загородив тем самым ему доступ в коридор. Хотя благодаря выходкам двух приятелей выходов стало уже два. Родаши тихо бесилась. Сама не понимая почему, но человек, спасший положение, вызывал у нее недоверие. Слишком просто ему это далось, слишком уверено себя вел. А тут еще один нарисовался. Вздохнув, словно смирившись с чем-то, Рода прислонилась к косяку двери, скрестив руки. - Может для начала устроим конкурс "Кто быстрее представится"? - А вы, - взглянув на знакомого Рена, - еще и объясните, какими судьбами здесь? - прошипела вор.

Hatsune Miku: Мику повезло, что она без привлечения к себе особого внимания смогла дойти до ДОФа. Хотя она уже несколько раз пожалела, что не сменила хвосты на косы – периодически с волос падала всяческая труха, осыпавшаяся на нее в лесу во время дороги. Основательно почистившись и придав себе вполне человечный вид, девушка направилась было к входу в здание, но услышала, будто что-то сломалось и обрушилось с другой стороны. «Какие же они…шумные. А как же конспиративная политика?» - хмыкнула Хацуне и поспешила к главному входу, поборов дикое любопытство заглянуть за угол. Еще рано раскрывать себя. Поздоровавшись, и даже поклонившись стоящему около дверей Кандиду, Мику шмыгнула внутрь ДОФа, напоследок показав вампиру язык. Но, кажется, Хацуне ошиблась. На первый взгляд в штабе не было ничего из того, что могло бы заставить девушку бежать сюда аж от самой вышки. Входная дверь скрипнула, возвещая о том, что пришел кто-то еще, и зомби решила не терять зря времени. Поочередно забегая в каждую комнату на первом этаже, Мику тащила в карманы все, что ей могло так или иначе пригодиться, вплоть до скрепок и ниток, даже закрытые двери не могли ее остановить – спеша сделать все и сразу, девушка просто выламывала замки. Наконец, весь первый этаж был осмотрен, и довольная Хацуне с оттопыривающимися от всяческой дребедени карманами стала подниматься наверх, по пути выкручивая лампочки. Наконец, когда последняя, мигающая, была выкручена и хрустнула под ногой Мику, она зашла в кабинет и, мельком осмотрев всех присутствующих, выглянула наружу из проделанной Реном дыры. - Шумите, господа. Непорядок, - насвистывая какую-то задорную мелодию, Хацуне собрала все раскиданные по кабинету конфеты и старательно запихала в битком набитые карманы. - Ах да...Я Мику. Хацуне Мику. - девушка представилась.

Mr. 9/06: Матрос обернулся на голос и быстро окинул взглядом стоявшую у двери девушку. - Меня зовут Тобиас, - сказал он, ковыляя к окну. Добравшись до дыры в стене, доктор высунулся на улицу и посмотрел вниз, где в снегу образовались солидные тёмные провалы от кусков кирпичей и рамы, окружённые мелкими пятнышками, оставленными осколками стекла. - Ну хорошо, что никого не задело. - задумчиво проговорил он и поспешил вернуться вглубь кабинета, сверкая побелевшими от снега бровями и щетиной. - Как зовут всех остальных мне не особо принципиально, я просто хотел взять чаю. Но раз уж вопрос повис в воздухе... Кстати, тут есть раненые или считающие, что они ранены? Но едва он произнёс завершающее "ны", в кабинет вошла ещё одна девушка, немного странной наружности, бесцеремонно собравшая конфеты, которые Тобиас уже приметил для себя. "Надо же какая вежливая" - подумал матрос. - Мику, я очень рад, что ты решила посетить нашу скромную обитель, но верни мне две конфеты, которые ты взяла со стола, и одну, которая с пола возле дыры. Они мои. Я лучше дрался.

Romero: Сквозь шум метели и визг детектора Кандид чётко услышал вопли, раздававшиеся из окна майорского кабинета. Подниматься наверх было нельзя, поэтому старлей зашёл за угол, чтобы быть поближе к источнику. Однако, на своё счастье, он не успел встать под окном, которое через мгновение обрушилось на него вместе с куском стены. - Бляхамуха! - выругался Невструев по-русски, однако вспомнив, что он не в Польше и не в Украине, поутих. - Что творят, демоны... Стряхнув кирпичную крошку с плеч и головы, он поднял глаза к снежному небу, в котором действительно виднелся светящийся силуэт одного из них. Что-то там такое случилось, в этом кабинете, коли Рен выбрался столь простым путём. Ромеро пожал плечами и пошёл обратно к дверям. Поклонившись в ответ незнакомой девочке и проводив её глазами внутрь Дома офицеров, Кандид наконец понял, что зуммер утих. Причину его срабатывания ещё стоит поискать, но сейчас надо бы разузнать кое-что другое. Невструев вошёл вслед за Мику, которую, впрочем, в коридоре не обнаружил. Лампочки на втором этаже, видимо, успели подготовиться и заранее погасли, вдобавок, попрятавшись. Войдя обратно в кабинет, старлей кивком поздоровался с его жителями и гостями, к которым теперь присоединился и Тобиас с седой девочкой. Вошёл, занял привычное место у стены и обратился в слух.

Баретт О'Конел: Баретт аккуратно подобрал брошеные на пол печати, которые не успел применить. Наемник внимательно вгляделся в символы нанесенные на бумагу и грустно вздохнул. По его виду было заметно, что он сильно разочарован. -Какой промах. Три из четырех печатей только придали бы ему сил. Хорошо, что я не применил их. - Баретт как бы случайно произнес свои мысли в слух. Его совершенно не волновало, что сейчас о нем думают окружающие. Сейчас его беспокоили две вещи. Ноющее от боли тело с начинающейся мегренью и, собственно, виновник этих болей - Рен. Наверное не стоило показывать всем как я хорошо его знаю. Но теперь ситуация стала очень щекотливой и интересной. Превосходно! Иного я и не хотел. Холодный ветер забросил на лицо наемника несколько снежинок, которые оставили после себя красные пятна на коже. Поморщившись, Баретт метнул одну из поднятых печатей в сторону дыры и произнес: "Коору". Листок бумаги, проигнорировав встречные потоки ветра, воткнулся в пол. Через мгновение от него стала расползаться ледяная корка, которая закрыла собой пробоину, образовав импровизированное ледяное окно. -Так намного лучше. - Вновь озвучил свои мысли и, наконец, произнес то, чего от него требовала девушка, прислонившаяся к косяку. - Мое имя Баретт. Баретт О'конел. Я педагог из ирландского университета. Я здесь потому что ... здесь весело. Без тени сомнения произнес наемник свои слова. Было видно, что он не врет. -И я бы не отказался от медицинского осмотра. Демоны. Их тела, знаете ли, покрепче армированного железа будут.

Родаши: - Весело ему тут... И что педагогу тут делать? Учить нас хорошим манерам? - буркнула вор. Сама Родаши так и не представилась. - Хотя некоторые и вправду немного не воспитаны... - Улыбнувшись, Родаши приблизилась к Мику, с любопытством разглядывая. Тобиаса она пока предпочла не трогать, так как подозревала в причастности к нелюбимой профессии. - Девушка, вам не тяжело будет столько в карманах таскать? Хозяйство здесь и так бедное и воровать есть кому. Так что хоть святое не троньте, - выглядывающая кончиком фантика конфета благополучно была освобождена из плена кармана Хацуне. Вернувшись на место и поедая трофей, довольная вор на время утратила интерес к окружающим. Но это, конечно, пока конфета не кончится.

Hatsune Miku: -Я не ворую,- Мику пожала плечами и достав еще одну конфету,покрутила ее в руках,-еще хочешь?Мне не жалко. Вас так много..а этот толстяк тут главный? Хацуне изучающе посмотрела на Нэйла и прошлась по кабинету, осматривая следы погрома. Девушке было интересно все,вплоть до сломанного сейфа и недочиненного примуса. Страха не было - Мику слишком вжилась в роль жизнерадостной дурочки,которой все по боку. И она не считала, что делала что-то противозаконное. К тому же, Мику не так уж много взяла. Переживут.

Mr. 9/06: Тобиас с неподдельным любопытством следил за магически зарастающей дырой в стене. Его с детства радовали фокусы, а тут они так и вообще поставлялись с качественными спецэффектами. Услышав жалобу, он похромал по кабинету к возможно травмированному парню, попутно деловито отодвинув в сторону снующую вокруг седовласую, комично уперев ладонь ей в лоб, но едва он до неё дотронулся, на его лице отобразилось недоумение, и матрос быстро убрал руку. Однако он не стал ничего спрашивать, решив, что лучше будет пока просто следить за ней по-внимательнее. Подойдя к потенциальному пациенту, врач внимательно оглядел его с ног до головы, достал фонарик и посветил парню прямо в лицо, отметив про себя, что тот прищурился, хотя фонарик совсем тусклый, и потом неожиданно громко сказал, почти что крикнул: - Подними левую руку и правую ногу! - и довольно кивнул, увидев, как парень сморщился от громкого звука, после чего уже тише сказал. - Ну, мигрень, ладно. Можешь конечностями уже не шевелить. Попей кофе, всё равно тихого места ты тут не найдёшь, горячей ванны - тем более. Если не поможет, то ищи парацетамол или аспирин. Не найдёшь - выпей что сможешь найти алкогольного. Если ничего не найдёшь, то приходи в казарму, там найдёшь 318 комнату, я тебе дам таблеток. Или виски, как захочешь. Ещё что-нибудь болит, кроме твоей колдунской головы?

Nailbuster: Рейхсподонок всё больше и больше терялся в происходящем вокруг. Кто все эти люди? Почему они входят без спросу в его кабинет, в Помещение Номер Один в этом чёртовом штабе? Куда ушёл герр Невструев, откуда вообще взялись парень с пакетом и седовласая девчонка?.. В парне Нэйл быстро признал матроса Тобиаса, но остальные были ему решительно незнакомы. Особенно не в меру шебутная косматая гостья, назвавшая его толстяком! - Вы! - он раздражённо ткнул в Мику пальцем. - Кто вы, чёрт подери, такая? И может быть, вы все очистите наконец кабинет, пока в нём не кончился кислород?! - рявкнул он, теряя последние капли терпения. - Вы хотите устроить из штаба проходной двор? Кандид Полуэктович, ну сделайте наконец что-нибудь! - взмолился он, обратившись к старшему лейтенанту. - Так же невозможно работать! Пусть посидят в приёмной, там и места будет побольше!

Romero: Старлей картинно обвёл взглядом помещение, задержавшись на ледяной стене и решив, что сотворивший её - верно, ледяная фея. Ему-то было комфортно и так, даже если кислород действительно закончится. А в коридоре темно и на полу валяются осколки многострадальных лампочек. Но всё же... Невструев открыл дверь за своей спиной, сложил ладони рупором и произнёс: - Дамы и господа! - голос оказался даже чересчур усиленным. - Пожалуйста, попрошу всех, кто не занят или ждёт аудиенции, выйти в коридор. - Ромеро опустил руки и продолжил уже нормальным тоном. - Господин Холмс и господин ледян... эм, О'Конел, в Доме офицеров есть медпункт, где вы найдёте необходимые инструменты, а может даже и чай. Госпожа... - он повернулся к Родаши, но поскольку та не представилась, то так и осталась "госпожой", - кажется, у вас что-то случилось? Господин Элрик, пожалуйста, помогите девушке. И заберите с собой технику... от греха подальше. Он и сам шагнул в неосвещённый коридор, показывая пример. - Одним словом, фуршет окончен... И тут снова заверещал зуммер, заставивший Кандида потупить взгляд и замолчать.

Родаши: - Проще было с самого начала вывесить часы приема и щеколду повесить... Хотя бронированная дверь подошла бы куда лучше, с таким-то взрывным контингентом... Вновь пробурчала Родаши, медленно поднимаясь, еще и покряхтев для вида. Видимо, конфета кончилась... Одновременно задумчивый взгляд девушки переместился на упомянутую старлеем технику, ранее не замеченную. После секундного замешательства, Рода приблизилась к распахнутой двери кабинета. - Что ж, думаю, помощь уже не так необходима - раз у нас все-таки имеется медункт и, судя по всему, даже врач. Я надеюсь, господину Тобиасу не помешает еще один пациент - ей всего лишь надо где-то отдохнуть. Уж медкабинет должно быть легче будет найти... - Это если маленькая Мику не разворошила там все содержимое. - фыркнула напоследок вор, выходя в коридор. - А вы - господин Элрик, да? - и вправду не забудьте свою аппаратуру. А то мало ли кто захочет в нее заглянуть... - прошептали из тени коридора.

Баретт О'Конел: От света в глаза и громких криков голова у наемника заболела еще сильнее. Он уже не надеялся, что мигрень пройдет стороной, слегка потревожив его мозг. Нет. Теперь она как следует обосновалась в его черепе, обвив своими щупальцами мозг и методично сдавливала его. По крайней мере, Баретт представил себе именно такую картину, когда боль волнами разошлась по лбу и вискам. Хромой доктор не внушал доверия ни как врач ни как человек. Но Баретт был наемником, а значит, не доверял никому. Зато он понимал, что если ему срочно не принять обезболивающее, то грядущий вечер веселья будет безнадежно испорчен. -Мистер доктор, мне нужно больше чем аспирин. Лучше съесть транквилизатор или такое же. Болит не только моя голова. Я думаю, есть ушиб на ноге и плече. Серьезные. - Баретт хотел улыбнуться чаеохотливому доктору, но новый приступ боли превратил улыбку во что-то гротескное. Словно улыбался мертвец с восковым лицом. От громкого голоса мужчины, сказавшего, что нежданным гостям нужно удалиться, наемнику стало только хуже. А уж от криков, как понял Баретт, главного, голова вообще взорвалась россыпью фейерверков, каждый из которых ударил по всем уязвимым местам человека. Наемника затошнило. -Хватит орать, пожалуйста! Или таков обычай в вашем странном заведении? Звать гостей, а потом кричать на них? - Сам Баретт произнес это на столько громко на сколько смог. Получилось чуть громче, чем обычная речь, но эмоции наемника чувствовались. Они буквально виднелись на его лице.

Hatsune Miku: -Кислород?Вот беда..но я же не дышу,-Мику снисходительно посмотрела на Нэйла, которому ей приходилось объяснять столь очевидные вещи, - конечно,я могу вдыхать и выдыхать,но кислород не переработается.. Хацуне радостно потрепала фюрера по голове, взлохматив волосы и, сев на край стола, стала есть конфету. Правда не сняв обертку,но для девушки, смутно различавшей вкус, большой разницы не было. -Зря вы заделали дырку...Альтернативный выход и защита от духоты. А то все кричат...Слюни во все стороны. Мику проигнорировала предложение покинуть кабинет. Тут было куда теплей, чем в её рубке,а присутствующие один другого краше.

Nailbuster: В бойце, вызвавшемся врачевать заднюю конечность незнакомого парня, Нэйл распознал одного из новых рядовых, пока что ему не знакомого. В очередной раз посетовав на то, что Нарком вербует новобранцев, даже толком не представляя их ему, фюрер вежливо, почти ласково обратился к Баретту: - Прошу меня извинить за этот маленький срыв. В моём кабинете нечасто устраивают подобные столпотворения - в нём и одному-то мне не протолкнуться иной раз, как видите, - он с сожалением развёл руками, подумав про себя, что ещё несколько таких жарких дней - и у дверей придётся ставить часового. А найти дурака, что согласится торчать в пустой приёмной целый день, в этом городе будет сложновато... - Меня всё ещё мучает вопрос, кто вы такой, - рейхсподонок опустился в кресло и, положив руки на стол, с любопытством воззрился на парня. - Вы спасли мне жизнь, а это дорогого стоит. Вы... - и тут неизвестная длинноволосая особа совершила самую роковую ошибку, которую совершал здесь кто-либо за этот день - дотронулась до его волос. - Герр Невструев, - тихо прошипел Нэйл, задыхаясь от бешенства. - Пожалуйста, схватите это и свяжите, пока оно не объяснит, откуда взялось, или хотя бы не научится хорошим манерам. Сделайте одолжение.

RK-201: Старлей картинно засучил рукава и шагнул в кабинет, получив несказанное удовольствие от того, что датчик затих и не подавал тревоги вот уже семь минут и двадцать одну секунду. Двадцать две. Двадцать три... - Посторонним покинуть помещение... - уже более тихо и устало произнёс Невструев, огибая стол, людей и подходя к Мику. Долгие мгновения он всматривался в гостью. Потом - в её манеру есть конфеты. Потом, вдоволь насмотревшись на седые волосы и пошарив глазами по комнате, вновь спустил рукава. Повернулся к майору. - Верёвки, я полагаю, нет?.. Чем же её связывать? Не волосами же... В общем-то идея была неплохой. По крайней мере, волосы можно было привязать к куску арматуры, торчащему из-под ледяного окна. Таким образом хотя бы решится вопрос об обездвиженьи допрашиваемой, допрашивающей и обеих сразу. Но, отбросив эти мысли в сторону, Ромеро попросту встал за спиной Мику, нависая над ней и всем своим образом выражая готовность прервать и ограничить действия, заведомо деструктивного характера.

Hatsune Miku: -Эй, только без рук, я же не кричу,не ломаю стены и ни на кого не нападаю..если станет легче,можешь взлохматить мне волосы тоже, - Мику дружелюбно улыбнулась и выпрямила спину. -Только не ломайте ничего. Капитан будет недоволен, если узнает, что я напоролась на такие проблемы. Но мне просто хотелось есть и тут тепло.. Хацуне снова с интересом огляделась. Оставлять надолго вышку не входило в ее планы, но что-то подсказывало ей, что теперь уйти так просто не удастся. Но это не проблема, хотя главный немного занервничал. Они даже не знают кто такая Мику, из чего она смогла заключить, хто эксперимент проводился тайно, либо же о результатах не сообщалось.

Nailbuster: - Капитан? - переспросил Нэйл, насторожившись. - Вы знаете капитана? Час от часу не легче, подумал он устало. В организации определённо кто-то объявил день открытых дверей, конечно же, забыв сказать об этом фюреру. То заявляются друзья-товарищи бывшего теперь уже капрала Рена, а сейчас здрассте, пожалуйста - эта девчонка, оказывается, знает Наркома, да ещё и смеет прикрываться его именем, когда не надо. Это была настолько же идиотская, насколько и занятная ситуация. - Если ко мне ещё хоть кто-нибудь подойдёт на расстояние двух метров... - он оглядел кабинет и, прикинув его отнюдь не обширные размеры, поправился, - ладно, одного метра! В общем, в таком случае вы, герр Невструев, будете лично вести приём подобных субъектов. А вы, - он обратился снова к Мику, - будьте любезны, прежде чем напрашиваться у нас на еду и кров, расскажите, что вы такое и с чем вас едят. И при чём здесь, в конце концов, наш дражайший рейхсфюрер.

Hatsune Miku: -Конечно я знаю это очкастого упыря, - Мику неопределенно дернула плечом и презрительно сверкнула глазом в сторону Нэйла. Собственно, девушка уже сделала все что планировала, заявив о себе и собрав необходимые вещи,но отказываться от столь забавного допроса не хотела. Почему-то Мику не удивилась тому,что даже главный не знает, кто она такая. Но он явно хотел серьезных ответов, значит притворяться больше не было смысла. - А мне так хотелось больше никогда о вас не слышать.

Nailbuster: - Очень жаль, что мы столь бестактным образом помешали вашему желанию сбыться, - едко отозвался фюрер, глядя Мику в глаза. Что-то необъяснимо раздражало его в этом странном создании - не пугало, нет, именно раздражало. Может быть, её излишне вольная манера вести себя, даже находясь под угрозой гибели. Может быть, то, как она отзывалась о его бойцах, пусть даже и о столь одиозных фигурах, как капитан. Впрочем, если уж на то пошло, её прежняя встреча с каэмовцами должна была быть не из самых приятных. Следовательно, в штабе организации находился сейчас не кто иной, как вероятный противник. Логика была проста. - Раз вы не хотите говорить сейчас, - Нэйл решил не повторять в очередной раз один и тот же вопрос, - вы, возможно, захотите говорить потом. Герр Невструев, - он обратился к Кандиду. - Будьте добры, проводите гостью в подвал и устройте её там со всеми удобствами. Проследите, чтобы она не покинула нас слишком быстро - в этой глуши дефицит с собеседниками, а я намерен позже с ней потолковать. Прошу вас, - он небрежно сделал знак вампиру хватать девушку.

Hatsune Miku: -Мало ли что хочется!Пошел ты,-Мику развернулась и еще раз поклонилась Кандиду, как сделала при входе в штаб. -Прости,но тебе не светит сегодня выполнить приказ этого вот. Я не собираюсь с ним общаться, быть заложником и тем более торчать в застенках этой развалины,выслушивая всякий шлак. О... - Хацуне подняла глаза к потолку, - кажется там наверху намечается знатная вечеринка. Такое пропускать не хочется...Но перед этим... Зомби взяла со стола чью-то недопитую чашку чая и торжественно вылила её содержимое на голову Нэйла. - Мы поговорим. Когда угомонишься. - Мику подошла к стене и со всей силы ударила ногой по той части,которая была еще цела. Оглядев получившуюся дыру, зомби по-кошачьи выскользнула наружу, на прощание крикнув что-то про идеального солдата.

RK-201: Невструев лишь стоял и завороженно наблюдал за словами и действиями гостьи. Приказ фюрера отчего-то показался ему чересчур жестоким. Как можно было схватить обыкновенную невиновную девочку, да ещё и посадить в сырой промёрзший насквозь подвал. Факт того, что была она отнюдь не обыкновенной слишком поздно дошёл до сознания старлея. Как раз перед тем, как Мику проделала новую дыру в стене. Бедный Дом офицеров трещал по швам, и оставалось только надеяться, что стена не была несущей. Кандид бросил короткий взгляд на облитого майора и подскочил к проёму, чтобы хоть как-то оправдать свою оплошность. Да и оплошность ли... Где-то глубоко внутри ему было действительно интересно, чем мог закончиться этот разговор. На улице ничего не было видно из-за сплошной снежной пелены. Ветер задувал в лицо и за воротник, развевал полы плаща. В кабинете ощутимо похолодало. - Её нет... - констатировал Ромеро тихо, скорее для себя.

Nailbuster: - Я вижу, - раздражённо ответил Нэйл, поплотнее запахиваясь в шубу. - Почему вы стояли как истукан, чёрт возьми? Что если бы она перегрызла мне горло вместо того, чтобы облить чаем? - выудив из кармана свежий носовой платок, он тщательно обтёр лицо и волосы. "Не хватало ещё простудиться из-за всяких мелких уродцев..." - Я отлично понимаю, что это создание выглядело безобидным, - принялся он терпеливо отчитывать старлея. - Но даже если бы оно и оказалось таковым, что с того? Она с самого начала проявила дерзость по отношению к нам, и у нас нет ни малейших оснований доверять ей наши секреты. В частности, самый элементарный из них - секрет того, что эта, как она выразилась, "развалина" является нашим домом. И если в наш дом будет вламываться любой желающий, дырявить наши стены и обливать командующего чаем... - рейхсподонок негодующе тряхнул головой, и несколько капель упали на пыльный пол, по которому ветер метал какие-то бумажки. - В общем, я надеюсь, что подобного больше не повторится. Постепенно первый порыв злости проходил. И Нэйл наконец обратил внимание на странные звуки, доносящиеся с крыши. Кажется, это был шум борьбы. - Ну что там ещё, о боги?.. Коллега, сходите узнайте, что это творится. А я тем временем побеседую с... - он красноречиво взглянул на молчавшего паренька, - мистером Бареттом, не так ли?

RK-201: - Я вас не понимаю... - вдруг проговорил старлей. - То вы хотите заявить всему миру, то скрываетесь... Что может ребёнок сделать кучке сверхлюдей? Пускай, он и сам сверхчеловек. Поднимет восстание? Бросьте, я видал много городов, подобных этому. Люди поглощены собой, их взор затуманен. И не мне их винить. В конце концов, мы тоже можем выяснить место её проживания, если вопрос в этом. Он пожал плечами и запахнул плащ, застегнувшись на несколько пуговиц. Прислушался к звукам сверху, в которых после некоторых усилий различил вполне человеческий голос и совсем не человеческий рык. Борьбы Невструев не слышал, но проверить действительно стоило. - Она ещё ребёнок... - заключил Невструев. - Им это свойственно. Впрочем, ладно... Судя по всему, действие разворачивалось прямо над кабинетом, и Кандид, немного подумав, решил не идти по лестнице и искать выход наружу. Он попросту выскочил в дыру, вслед за Мику, и исчез в разгулявшейся метели. Спустя мгновение Ромеро снова промелькнул мимо кабинета - на этот раз, в мощном прыжке, доставившем его на крышу.

Баретт О'Конел: -Баретт. С удвоенным "т", а не "р" как в большинстве ирландских имен. Но перед началом разговора... - Наемник снова вынул листочек бумаги из рукава и повторил процедуру с новой дырой в стене. Его совершенно не радовал холодный ветер, гуляющий по кабинету. Так можно было и серьезную простуду подхватить. После того как новый источник холода был замурован толстой коркой льда, Баретт подошел вплотную к столу, за которым сидел главный и сказал: -Вы можете не представляться, мистер Нэйлбастер. Я достаточно хорошо знаю о вас и о вашей организации. - Наемник говорил спокойно и медленно, дабы не тревожить свою больную голову. - В таком случае у вас возникнет вопрос. Что же педагогу из Ирландии потребовалось в сибирской глуши, в штабе "великой" коалиции? Так ведь.

Nailbuster: То, как молодой человек произнёс слово "великая", не понравилось фюреру. Но, оглядев ещё раз тесный кабинет да поёжившись от успевшего просочиться с улицы мороза, он благоразумно рассудил, что спорить тут не о чем. - Это вполне естественный и предсказуемый вопрос, герр Баретт, - вежливо улыбнулся Нэйл, продолжая тщательно вытирать платком вымокшие волосы и при этом изо всех сил стараясь выглядеть достойно. - Но, если позволите, мне также бы хотелось узнать и о том, откуда же вы знаете нашу организацию так хорошо. Неужели общий наш знакомый?.. - он кивнул в сторону того, что осталось от окна, и многозначительно умолк.

Баретт О'Конел: Взгляд наемника моментально изменился. Он стал холодным и колючим, как недавний холодный ветер, гулявший по "обширному" кабинету. Две ледяные иглы впились Нэйлу в глаза, сверля их, пробираясь в само сознание и замораживая его. -Никогда больше не говорите при мне в своей фашистской манере! Меня не волнует, что это лишь вежливость немецкого языка. - Баретт воткнул в стол Нэйла что-то продолговатое, похожее на недавние печати. Но это была всего лишь небольшая металлическая пластинка. - Для меня сделайте исключение и говорите без этого жеманства. Еще несколько секунд парень сверлил взглядом человека перед собой, а потом его лицо вновь приняло спокойное и слегка веселое выражение. Баретт поправил волосы, слегка растрепавшиеся из-за инцидента с Реном, и сев на край стола заговорил: -Я уже говорил ушедшей девушке, что я здесь потому что здесь весело. и это действительно так. Сейчас у меня отпуск и я решил проверить сведения, которые смог собрать за время, скажем так, дополнительной работы. Я был в Польше и в Украин. Но там были лишь обломки. Вы всегда ускользали от меня. Опережали на два шага. Но как-то раз мне улыбнулась удача, и я познакомился с вашим, уже бывшим, бойцом. Но тогда он был куда менее злее и куда более глупее. Однако он лишь подтвердил то, что вы действительно существуете. Иной информации я из него вытянуть не смог. Он был предан коалиции как верная ручная собачонка. - Наемник сделал паузу и очень тихо хихикнул, после чего достал сигарету и закурил. - Но мне было недостаточно только лишь подтверждения информации, которую я, кстати, получил от одного из бывших солдатов так называемого АС. Но ваш верный песик уже был таков, сказав, что я для него стал очень хорошим другом. Чудак. Все это произошло, до того как вы развязали свои крупномасштабные политически игры в Англии. Но после неожиданного разрушения крупнейшего банка в Рио-де-Жанейро ваша коалиция неожиданно погрязла в распрях и куда-то сникла. Я тщетно пытался выйти на вас в течение последних лет. Или сколько там времени прошло? В общем два месяца назад мне позвонил этот безумный пробиватель стен и сделал предложение, от которого я не мог отказаться. Быть его парламентером. - Баретт расплылся в улыбке, выдыхая табачный дым в потолок. - Но он на столько не терпелив, что явился сюда сам и... Вы сами видите результат.

Nailbuster: "Ещё один - не успел переступить порог, а туда же, авторитеты низвергать... - поморщился Нэйл, глядя на воткнутое в стол орудие. - Неужели современное поколение наших бойцов будет таким?" Конечно же, в любых других обстоятельствах фюрер бы просто прострелил дерзкому парнишке плечо и велел ползти из штаба ко всем чертям, роняя кровь на белоснежное зимнее покрывало леса. Но сие, как и многое другое, было неосуществимо здесь без пуль для ультрамаузера. Или для любого другого оружия, вкупе, конечно же, с самим оружием - управлять чем-либо, не имея за пазухой даже самого примитивного пистолета, было жуть как некомфортно. Ну и, конечно же, потенциального бойца, тем более такого отчаянного, рейхсподонок не хотел терять ни в коем случае. В условиях тотального недобора и полнейшей изоляции было большой удачей, что замена полудемону нашлась так скоро. А потому выбор между чувствами парня и "фашистской жеманностью" был сделан без особых мучений. - Большую часть времени здесь отнюдь не так весело, - честно признался он. - Так что если вы решили содействовать захвату мира исключительно ради острых ощущений, могу вас огорчить - Излучинск, кажется, самое скучное место на этой планете. Может быть, охота за вашим приятелем-полукровкой малость расшевелит моих... Да что там, чёрт побери, такое? - с крыши раздался грохот и крики, а старший лейтенант всё не возвращался.

Баретт О'Конел: Баретт много глупых вещей слышал за свою, пока еще, не долгую карьеру учителя. Но такой вопиющей невнимательности он не встречал даже среди своих самых раздолбайских учеников. Но благодаря словам Нэйла наемник смог мысленно построить психологический портрет этого человека. Как этот наивный дурак Рен мог работать на этого человека? Звать его своим лидером? Я бы взял с него плату в тройном размере за любое дело, которое он бы мог мне поручить. Если бы я вообще взялся... -Вы меня плохо расслышали? Я не собираюсь примыкать к вам или оказывать какую либо поддержку. Хотя признаюсь, если я так поступлю, ситуация закрутиться еще сильнее, что меня порадует. Но к несчастью для вас у меня есть кодекс, которому я следую. Теперь Баретт всецело понимал Рена, который несколько минут назад чуть не разорвал полноватого человека на части. И сейчас чувства наемника были схожи с чувствами демона. Сейчас лидер вражеской организации был наедине с ним. Наемник мог закончить все быстро, обрубив историю, которая только начиналась. Простым движением рук он мог нашпиговать тело Нэйла сталью и уйти искать крылатого безумца. Но это убило бы все, чего так жаждал Баретт от этой жизни. -Я здесь, для того чтобы сказать, что горстка людей и нелюдей объявляет вам... Нет. Они становятся вам в оппозицию. Наверное, Рен уже говорил вам это. Но он не сказал, что он не один. - Баретт затушил сигарету в маленькой походной пепельнице, которую достал из кармана. - Можете называть нас "Странный Союз" или СС. Хотя это звучит слишком глупо и по-детски. По этому зовите нас просто мятежниками, мистер Нэйл. Вы ведь не против слова "мистер"?

Nailbuster: - Предпочитаю слово "господин", - улыбнулся фюрер. - С лингвистической точки зрения это одно и то же, хоть последнее и звучит слегка по-барски. А расслышал я вас совершенно ясно. Вы удивлены? Видите ли, Баретт, даже являясь нашими врагами, вы очень органично вписываетесь в мой план развития Коалиции. Нэйл взмахнул рукой. - Наша жизнь - не что иное, как борьба. И сейчас нам как раз нужна борьба, дорогой гость. Неважно с кем, но это заставит нас подняться с места и начать наконец что-то делать. Копить силы, клепать оружие, плести интриги... Можно сказать, что те, кто решил назвать себя врагами КМ, делают для неё едва ли меньше, чем её официальные штатные бойцы. Зачем, как думаете, между мной и Наркомом была затеяна та междоусобица? То-то. Он удовлетворённо улыбнулся и устроился в кресле поудобнее. - Этот город наш. И наши враги - часть этого города. В определённом смысле вы уже вступили в наши ряды, Баретт, а Рен их не покидал. Он просто сменил свою функцию, стал винтиком, которого так недоставало нашей системе. Именно поэтому я не могу воспринимать вас иначе, как содействующих нашему делу. Нравится вам это или нет, но это так. Он как ни в чём не бывало взглянул в сторону примуса: - Может, чаю? Если вы, конечно, не торопитесь.

Баретт О'Конел: Очень глубоко вздохнув, Баретт достал из карманов старые кожаные перчатки и надел их. Действие не было лишено смысла, ведь в кабинете все еще было холодно. Вот только надеты перчатки были не для утепления рук. Наемник ударил по примусу, на который несколько секунд назад посмотрел Нэйл. Несчастный прибор разлетелся на кусочки. -Нет. Спасибо. Ваш чай мне не нужен, мистер Нэйл. Так же как не нужны ваши лишенные смысла речи. - Наемник говорил лишенным эмоций голосом и смотрел в лицо Нэйла пустыми глазами. Это было нормальное состояние Баретта, когда он подавлял свои чувства, чтобы выполнить задание. Ведь не раз ирландцу приходилось убивать людей, что он очень не любил делать. - Наша жизнь не имеет связи с вашей. Мы живем не ради борьбы. По крайней мере, я живу не ради этого. Я просто хочу прожить отведенное мне время весело и для этого не обязательно сражаться. Но, увы. Ирония в том, что битвы несут много веселья. Головная боль снова усилилась, отдаваясь ударами кузнечного молота по всему телу, но наемник не показывал этого. ... Стол, за которым сидел Нэйл повторил судьбу примуса. Баретт сделал это просто так. Он частенько страдал оттого, что разрушал что-то у людей, которые ставили себя выше других. Как тогда, когда он бросил канализационный люк в "ламборджини" одного ирландского олигарха. Нельзя было сказать, что лидер Коалиции в данный момент был богат, но он точно ставил себя выше других и даже выше чего-то еще. -Знаете, я ненавижу таких людей как вы (если вы все еще человек). Вы считает, что все, что не происходит, происходит по вашему плану, вам во благо. Убитый отряд. Собственная оторванная нога. Новые враги. Все это вы уже предвидели, ждали. Хотели этого. Этим-то вы меня и раздражаете. Вас совершенно не интересно убивать. - Развернувшись на каблуках, Баретт прошел к двери, ведущей из кабинета. Уже стоя в дверном проеме, он обернулся и сказал кое-что еще. - Если вы так жаждите битвы, которой сможете насладиться, то я огорчу вас. Странно, но Рен это предвидел. Он говорил, что ели вы так скажите, то борьбы не будет. ... Будет истребление. Наемник вышел из кабинета, спокойно закрыв за собой дверь.

Nailbuster: - Истребление... - скептически фыркнул Нэйл, качая головой. Кабинет пришёл в полнейшую негодность - стол был покорёжен истерическими ударами Баретта, от примуса остались одни воспоминания, а книжный шкаф был утерян вместе с пробитой несколько раз стеной. И книги, и мебель нужно было добывать где-то заново. - Истребление, говорите, - промолвил он, стоя посреди пустого помещения и поёживаясь от сквознячка, что пробивался всё ж таки сквозь трещины в ледяной корке. - Много кто так говорил, пока я был главой организации. Много кто думал, что Коалицию Максов можно истребить. С этим не справилась Армия Света. С этим не справился Монолит. Нет уж, герр Баретт - сейчас, когда нам нечего терять, когда всё, что у нас есть, это Излучинск, мы сильны и опасны, как никогда. Вспомнился Кандид и какие-то его слова. - Моим подчинённым следует более серьёзно относиться к врагу, - продолжая размышлять вслух, Нэйл плюхнулся в кресло и водрузил ноги на останки стола. - Или хотя бы свыкнуться с мыслью, что он у нас теперь есть... - он устало закрыл глаза и принялся вслушиваться в ночную тишину. На крыше, такой бесконечно далёкой отсюда, наконец-то всё поутихло.

Z: В дверь вежливо постучали, но потом открыли. Взору открывшего предстала довольно забавная картина - и примуса со столами раскуроченные и всяческий кавардак вообще. Особое внимание заставила обратить на себя феерическая дырень в стене, сооруженная, кажется, при помощи подручных средств. Толстяк в центре всего этого первозданного хаоса, тем не менее, выглядел как минимум начальственно и внушал уважение хотя бы тем, что он остался жив, судя по всему, после массированного вторжения гремлинов в этот, с позволения сказать, "кабинет". Ох ты ж ётить, йа хийя же чуххада! Тяжело же быть фюрером в наше время, наверное. Каждая сволочь норовит примус поломать! Чёрт, как к нему обращаться-то? Не "здрасьте, дяденька" же? -Ваше превосходительство и сиятельство! Дорогой товарищ и брат майн либе фюрер, сэр! Всё назвал, что сразу вспомнил. - Подумал Джеки, вытянувшись перед ним по струнке. -Разрешите войти!

Nailbuster: Нэйл вовремя подавил свой первый порыв - вылупить на вошедшего удивлённые глаза и спросить ошалевшим голосом "Вы кто вообще такой, милейший?!". Ясно было, что танкист как-то связан с КМ, хотя сам фюрер его видел впервые в жизни. Что-ж, собратья по Командованию ещё получат взбучку за сокрытие от него таких важных вещей. Но это потом, а сейчас нужно было принимать гостя. - Разрешаю, - благосклонно кивнул Нэйл и махнул рукой. - Проходите, присаживайтесь, если найдёте, где. Сам он устроился на том, что осталось от стола, и положил ногу на ногу, всем своим видом показывая, что ничего особенного не происходит и что такой разгром - обычное в штабе дело. - Мы с вами незнакомы, - заметил он, глядя на Джека. - Вы тоже из новобранцев? А там, надо полагать, ваш личный транспорт? - он кивнул в сторону окна и улыбнулся. - Должен признать, весьма впечатляет. Вы, видимо, разбираетесь в технике? Прекрасно - нам как раз не хватает подобных людей.

Z: -Да, сэр, так точно, дяденька! - Харкнула устами Z проклятая марка кислоты, вроде бы уже даже поутихшая. Бедняге Джеку ничего не оставалось, кроме как пояснить, на какой именно вопрос она ответила. Логичный ответ на просьбу присесть - "есть", а не "да", так ведь? Куда вы все подевались, скажите что-нибудь! Мысленные воззвания остались без ответа - и Боб Марли с нимбом и Кислотный Бесё~нок уже испарились из поля зрения и из сознания. Джека этот факт одновременно обрадовал и огорчил. Обрадовал в том смысле, что отпускать начало в кои-то веки. Огорчил, ибо советоваться не с кем. Придётся додумывать всё самому и безо всякой поддержки и помощи со стороны. А стоп! Это же на все сразу вопросы, как 42! Как же с фюрерами просто. С места он так и не сдвинулся, не найдя ни одного целого предмета, на который можно сесть. Колени фюрерствующего комка нервов его не устраивали. Но в кабинет он шаг сделал, дверь за собой закрыл и в строевую стойку, почувствовав лояльность новоиспеченного начальства, больше не встал. Так, отпускает-отпускает-отпускает... Ещё секунд тридцать - и я смогу нормально говорить. Для начала попробуем общие фразы с каменной мордой. -Я - новобранец. Танк вам соорудил. Прошу назначения куда-нибудь в научный отдел.

Nailbuster: "Он что, УПОРОТЫЙ, что-ли, чёрт подери?!" - пронеслась в голове у фюрера страшная догадка. В правильности её сомневаться не приходилось - расширенные зрачки и та пурга, на которую периодически сбивался этот загадочный новобранец, выдавали его с головой. А лицо, которое он скорчил напоследок, в здравом уме никому не удалось бы воспроизвести! - Научного отдела у нас нет, - покачал головой Нэйл в ответ на вопрос гостя, стараясь не подавать виду, что заметил его... состояние. Действительно, то, что осталось от НЕРВа, вряд ли можно было назвать громким словом "отдел". Да и было у вождя такое чувство, что с этим субъектом каэмовские светлые головы вряд ли легко сработаются. Несмотря на все его очевидные таланты. - А танк ваш я видел, - одобрительно кивнул он вслед за тем. - Очень, очень хорошая получилась машина. Нам как раз недостаёт ударной силы для обороны штаба - видите, что произошло с ним во время последнего нападения? Здесь жизнь не сахар! - он погрозил пальцем. - Интересно, зачем вы вообще здесь? Кто надоумил вас вступить в наши ряды? Только не говорите, что вдохновились сигналом с вышки, - он воззрился на новичка в ожидании ответа.

Z: - Да вот, как-то раз собрал AM-приёмник, а он на разных языках всякую фигню вещает. Кручу-кручу и натыкаюсь. И думаю - вот оно! Место, в которое мне хочется меньше всего на свете, Фродо! Туда-то мне и надо! Джек замялся. Фюрер как-то странно и слишком пристально на него посмотрел во время предыдущей попытки конструктивного диалога. Да и попытка та - радость Скотланд-Ярда, отдела по борьбе с наркотиками. Уж они бы его сразу раскусили. Балин, палево! Да-да, именно что палево, жестокое и бескомпромиссное. Кислота вроде отпускала, но Джек чуял оное самое палево всеми фибрами. Неожиданно отделившиеся от головы фюрера и закрутившиеся вокруг неё по часовой стрелке уши только подтвердили этот факт. Надо было ставить Клиффорд, предохраняться, делать ещё тысячи Всего, но не так тупо и жестоко палиться. Теперь перед Z стояла задача - убедить Нэйла в том, что он мирный, играющая карта, доктор, комиссар, Король Хлопьев, Нэйл, маньяк, ночная бабочка, ведущий... Кто угодно, только не ссаный вшивый наркоман! Так, его надо уболтать, да приэтом до смерти. И срочно! - А что, давайте сделаем научный отдел! Наберём таких же мелких умников, как я, чтобы тоже со скейтом управлялись и матан знали, а? Знаете, как я с йо-йо управляюсь? А сейчас покажу! - Прежде, чем ему смог бы помешать самый даже что ни на есть внезапный жест или слово Нэйла, Джек уже отцепил от боковой застёжки рюкзака йо-йо и двумя лёгкими движениями изобразил из нитей йо-йо пентаграмму. Одновременно с этим Остапа несло. Несло дико и не переставая - убалтывать так убалтывать, управимся как-нибудь. - Как Вам, а? Давайте? Соорудим тут рампу, будем с народом гонять на скейтах целыми днями, пока кому-нибудь в голову не придёт идея вечного двигателя! Или не рампу? А давайте Коллайдер или врата в параллельную реальность! Только всё-таки... - К этому моменту разговора по медленно охреневающему фюрерскому лицу Джек начал догадываться, что создание научно-исследовательского института под его руководством - уже свершившийся факт и осталось только обсудить самые мелкие, незначительные детали. - Давайте уточним. Рост сотрудника для Вас имеет значение? Всё-таки маленькие должны работать с маленькими, а большие - с большими. Иначе нечестно получится!

Nailbuster: - Эмм... я прямо даже и не знаю, что сказать, - признался фюрер, осторожно подходя к новичку и как можно заботливей усаживая его в своё кресло. Сказать ему и вправду было нечего - большая часть монолога этого бедолаги, судя по всему, вообще не требовала ответа. Убедившись, что гостю удобно и что после смены местоположения бурный поток его речи начал мало-помалу иссякать, Нэйл решил ещё раз попытаться втолковать ему положение дел. На сей раз - медленно и по слогам. - Понимаете, какое дело, - начал он, нависнув над новичком и глядя ему прямо в глаза, от души надеясь при этом, что тот сможет сфокусировать на собеседнике свой помутнённый взор. - Нас, то есть каэмовцев, слишком мало, чтобы затевать такие разговоры. Несколько лет назад у нас были целые подпольные лаборатории, но их разрушили. В наших рядах служили многие талантливые учёные, но они пропали один за другим. Канули в неизвестность... - он вздохнул и, опершись на плечо новобранца, задумчиво взглянул на поломанный стол. - Например, герр Фальтес или фройляйн Мэш... Ах, фройляйн Мэш, что был за боец! Золото, а не биолог! Представляете, она разводила тварей, у которых вместо крови была серная кислота! - он ткнул Джека в бок. - Как вам это нравится, а? Теперь таких днём с огнём не сыщешь, а вы говорите - отдел... Тьфу! Плюнув с остервенением прямо на пол - всё равно по этому свинарнику плачет генеральная уборка! - Нэйл прошёлся по кабинету взад-вперёд, после чего вновь остановился напротив собеседника. - Добро пожаловать в жестокую реальность, мистер... кстати, как вас по имени да по батюшке?

iguana: Тихий и жутковатый скрип перетек в предсмертный треск, а затем и в оглушительный грохот упавшей на пол обстрадавшейся двери. Подняв в воздух слой пыли, она окончила, наконец, свою агонию, которую разделяла, впрочем, со всем кабинетом. Возле проема с неописуемым удивлением на лице стояла Мэш, застывшая с занесенной для стука рукой. Заставив себя наконец оторвать взгляд от двери и перевести его к Нейлу, экс-лаборант поинтересовалась: - Можно войти? – открывшаяся перед ней картина определенно превосходила бы ее самые худшие ожидания, если бы они были, потому что Мэш решительно не знала чего ожидать этого места. – У вас ремонт, герр Нейл? То есть Флуд Хайль! Разрешите доложить! Операция на Аляске провалена! Претореанцев не обнаружено. Оу.. Вижу у вас собеседование..

Nailbuster: - Фройляйн Мэш? Вы!? - Нэйл протёр глаза, опасаясь, как бы маленькая ушастая девочка в дверях не оказалась очередным глюком Доусона, каким-то непостижимым образом передавшимся ему. Слишком уж появление ксенобиолога было внезапным и в то же время своевременным. Слишком уж... - Сегодня поистине сумасшедший день, - он растерянно огляделся, вновь постигая масштабы бедствия, пронесшегося пару часов назад по Штаб-квартире. - Не обращайте внимания - Бесконечная Война и всё такое, знаете, как это бывает... А вы проходите, что ж вы встали-то в дверях, как не своя? - фюрер указал коллеге на кровать, которую, к счастью, судьба уберегла от буйств Рена и Баретта. - Как же вы... Где же вы были всё это время? Тут он вновь вспомнил про Джека. - Собеседование?.. А, это новобранец. Но он подождёт. Расскажите же, как вы сюда добрались?

Z: Вышеупомянутый Доусон тем временем свыкся с новым положением своим в пространстве и весьма экстравагантным способом его приобретения. Z вновь начал вещать, (не)трезво рассудив, что этот мелкий трындец в "дверях", да ещё и с непонятно-чьими ушами - просто-напросто ещё один плод его весьма воспалённого кислотой воображения. Сидя в позе, как бы говорящей, что que cera cera, Джек продолжал вещать. И старался не отставать от линии партии, слушая хотя бы отдельные слова. А если не получится - придётся кормиться предлогами и междометиями. -Зовут меня Джеком, по фамилии - Доусон. И вещал бы он ещё про себя и своей шотландской родословной ещё очень долго, да... Стоп. А теперь точно стоп. Как это так, фюрер с моим глюком разговаривает? Вглядевшись в глюк повнимательнее, Джек обнаружил не только выбивающиеся из-под шапки-ушанки ухи, но и детское лицо. И телосложение, насколько его можно было разглядеть по крайне тёплому стилю всея одеяния, напоминавшем почему-то то-ли об Аляске, то ли о Чукотке, а может быть и вообще о подвиге Амундсена. -Но эта девочка может называть меня Зэд. Зэд из дэд, хха!

iguana: "Ну нифига себе" - подумала Мэш, "кого в КМ стали принимать. Панков укуренных..."- в другой раз она прониклась бы снисхождением к любому, кто попался бы на глаза, но сейчас девочка была слегка не в духе. - Как я добиралась? Хмм, вам какую часть моего путешествия описать, герр фюрер? Про собачью упряжку или про бесчисленные поезда? Если вам интересно, это было ужасно, холодно и вообще обидно. Впрочем это уже не имеет значения, все что требует объяснения - это зачем на самом деле меня закинули на Аляску и при этом даже не потрудились забрать обратно? И почему КМ опять теперь в таком безобразном виде? Ксеновед прошла в кабинет, попутно стягивая с себя дубленку и осыпая пол снегом, инеем и осколками сосулек. Униформа ее как всегда отвечала всем стандартам нейроюгенда, только в утепленном варианте. - И в каком виде на данный момент находится моя предыдущая лаборатория? Между прочим у меня там остался Мордашким в анабиозном состоянии. И что в конце-то концов произошло с Коалицией? Опять. Она бросила обиженный взгляд на Джека, будто бы он мог быть в чем-то виноват, но вспомнив, как быть объективной только шмыгнула носом и ответила: - Приятно познакомиться, Джек. Меня Мэш зовут. Лаборант научного отдела СС, если он все еще существует, конечно.. - покосилась она вопрошающе на Нейла.

Nailbuster: Мордашкина, конечно, Нэйлу было жаль. Равно как и своих собственных питомцев, в разное время затерявшихся на тернистом пути к мировому господству. Вспомнились ему и чупакабра Рэм, и пресловутое жЫвое пЫво, и печально известный Знайка-1... Вздохнув, он развёл руками: - Увы, коллега, ваша лаборатория в ближайшее время будет для нас недосягаема. С ней всё в порядке, но остров покинут нами на неопределённый срок, как и Энск с Чернобылем. Вы пропустили весьма интересные времена, фройляйн Мэш. Оч-чень интер-ресные... Подойдя к девушке, фюрер взял у неё из рук дублёнку и повесил на спинку кресла, занятого Джеком. - Что касается СС, капитан бродит где-то поблизости и должен был уже вернуться в Штаб, - рейхсподонок глянул на часы в углу. Вечерело, а ночью в лесу делать было нечего даже хитроумному рейхсфюреру. - Сходите, поищите его. И, да... Этот товарищ, - он указал на Зеда, - единолично собрал ту адскую машину, что стоит сейчас у крыльца. Мне будет приятно, если вы сработаетесь. Он снова взглянул на часы. Половина одиннадцатого... - Вам бы отдохнуть, - посоветовал он Мэш. - Мистер Доусон подвезёт вас до Казарм. Завтра и поговорим, обдумаем план дальнейших действий. Я смертельно устал сегодня от гостей, даже от таких дорогих, как вы. Это очень хорошо, что вы вернулись, - ласково улыбнулся он. - Мне вас недоставало. Ступайте, - он махнул им рукой. - Утро вечера мудренее. Произнеся эти слова, он словно бы только сейчас заметил, как сильно ему хочется спать.

iguana: - Недосягаема? Но.. эээ.. - запнувшись, Мэш поняла, что не стоит продолжать осаду усталого мозга рейхсподонка и, решив приберечь все вопросы о лаборатории и прочих флешбеков коалиции для более подходящего момента, перекинула свое внимание на Джека: - Ладно. Значит вы у нас механических дел мастер? Интересно. Хороший вы танк сделали. Знатный. - девочка сняла лохматую шапку-ушанку и принялась стряхивать с нее снег и воду, которая уже успела забраться в енотовый мех. - А чайник в нем случайно не имеется? Жуть как хочется горячего. - присущие лаборанту свойства, оптимизм и жизнелюбие, проявлялись на ее лице как-то невнятно и с едва скрываемым напряжением, словно она сама стремилась как можно скорее их вернуть себе, забыть о всех своих тревожных мыслях, что неоднократно посещали ее на протяжении ее аскетичного путешествия из Аляски, мысли о том, что коалиция может представлять из себя совсем не то, что ей казалось, может быть просто большим самообманом или, что еще ужаснее, чьим-то большим обманом. Мэш улыбнулась новому знакомому и потенциальному коллеге, стараясь наполнить голову образом теплого нутра танка. В конце концов, если ей предстоит разочароваться во всем, что она так любила, пусть это произойдет попозже, поскольку прямых оснований для этого нет, а значит нет причин и для волнений. Можно радоваться встрече с Нейлом, хоть и потрепанным немного, но от этого не менее родным и клетчатым. Возможность повидаться с сокаэмовцами радовала ничуть не меньше, и разве что перспектива встретиться с капитаном внушала подсознанию панику и чувство острой необходимости высказать ему все впечатления от достопримечательностей Аляски, и спросить за каким чертом он вообще ее туда послал. Ксеновед тяжело вздохнула, поправила взъерошенную черную челку и натянула шапку. - Буду ждать вас возле танка, коллега. - доложила она Джеку и, салютовав Нейлбастеру, вышла из кабинета.

Z: -Оки-доки! - ответил на последнюю фразу маленького ушастого создания сидящий в кресле и жутко хотевший спать Джек. Да, поспать - это нехилая такая идейка. Уже за неё одну достаточно вознести фюреру молитву на каком-нибудь-там-забытом-языке. Z нехотя встал с кресла. Потянулся. Зевнул. И вспомнил важную вещь. Она касалась именно что слов фюрера. Насчет сна. И, разумеется, насчет бодрствования. -Товарищ фюрер, так нам спать ехать или всё-таки искать вашего капитана? И как он выглядит хоть примерно? Что-то подсказывало ему, что более-менее вольное отношение к Главному вовсе не повредит Джеку, причем ни в какой мере. Скорее всего этим Чем-то был тот факт, что "фройляйн Мэш", будущий коллега и настоящий соратник Джека, едва войдя в кабинет, уже успела вышибить дверь и едва ли не обматерила этого самого фюрера на чем свет стоит. В лучшем случае этот толстый дяденька тянет на начальника отдела кадров, лол! Сделав подобное умозаключение, Джек попёрся в сторону дверного проёма. Впрочем, он не забыл остановиться и даже повернуться к Нейлу лицом, дабы выслушать указания, напутственную речь и соль с перцем по вкусу. На банальне сдвигающиеся стены он внимания не обратил - тоже мне, страшный глюк!

Nailbuster: Проводив бойцов и закрыв за ними дверь - точнее, кое-как приладив её вновь на петли и подперев для верности обломком стола - Нэйл позволил себе облегчённо вздохнуть и, скинув ботинки, завалился на кровать. Благословенная тишина наступила в кабинете, и можно было наконец отдохнуть. Здоровый, крепкий сон был решительно необходим рейхсподонку немедленно, так как завтра начиналась, судя по всему, настоящая работа. Настоящая война... Прошедшие сутки выдались слишком длинными. Слишком длинными и богатыми на события, многие из которых требовали от него, от фюрера, немедленных действий. Во многом предстояло разобраться, и самое главное - в том сложном положении, которое занял Нэйл среди своих собственных товарищей. Закрыв ладонями лицо, будто бы отгораживаясь от этого проклятого насквозь промёрзшего городишки и отрицая самый факт его существования, вспомнил он герра Невструева. Казалось бы, только сейчас, благодаря его поведению с той мерзкой девчонкой, фюрер КМ начал замечать, что у его подопечных может быть и своя собственная воля, не всегда совпадающая с его. Это беспокоило Нэйла, и беспокоило даже больше, нежели появление на шахматной доске непредвиденного множества новых фигур. "Завтра же вызову капитана и поговорю с ним об этом," - решил он. Как бы ему ни была неприятна сама мысль о возобновлении контактов с предателем-рейхсфюрером, он понимал - сейчас, как и всегда, тот был едва ли не единственным связующим звеном между ним и остальной Коалицией. Ничего особо не поменялось ни после Чернобыля, ни после Энска. "Как чертовски был прав тот, кто сказал - одни фанатик лучше двух полуфанатиков и четырёх четвертьфанатиков..." - с такими мыслями Нэйл и нырнул в пульсирующие бездны тревожного излучинского сна, больше похожего на наркотический транс. И в этом трансе он ощущал здесь, в штабе, ещё чьё-то неясное присутствие... НРИ: А теперь - навстречу новому дню.



полная версия страницы