Форум » Фронтовые сводки » Штаб-квартира, кабинет фюрера » Ответить

Штаб-квартира, кабинет фюрера

Nailbuster: В штаб-квартире командования КМ, на втором этаже, располагается кабинет фюрера, он же его спальня, он же его личная мини-библиотека. Это одна из самых маленьких комнат во всём Доме Офицеров, и почти всё пространство в ней занимают стол и кресло, стоящие напротив входа, а также неказистая раскладушка чуть поодаль, в углу. Вдоль стен расставлены шкафы - один книжный и один обычный - из-за которых периодически раздаётся тихая крысиная возня. У окна стоит ржавый сейф с выломанной дверцей, на котором красуется старенький примус и чайник на нём. В кабинете очень тесно, и проход между столом и шкафами - настоящее приключение.

Ответов - 49, стр: 1 2 3 All

Nailbuster: - Эмм... я прямо даже и не знаю, что сказать, - признался фюрер, осторожно подходя к новичку и как можно заботливей усаживая его в своё кресло. Сказать ему и вправду было нечего - большая часть монолога этого бедолаги, судя по всему, вообще не требовала ответа. Убедившись, что гостю удобно и что после смены местоположения бурный поток его речи начал мало-помалу иссякать, Нэйл решил ещё раз попытаться втолковать ему положение дел. На сей раз - медленно и по слогам. - Понимаете, какое дело, - начал он, нависнув над новичком и глядя ему прямо в глаза, от души надеясь при этом, что тот сможет сфокусировать на собеседнике свой помутнённый взор. - Нас, то есть каэмовцев, слишком мало, чтобы затевать такие разговоры. Несколько лет назад у нас были целые подпольные лаборатории, но их разрушили. В наших рядах служили многие талантливые учёные, но они пропали один за другим. Канули в неизвестность... - он вздохнул и, опершись на плечо новобранца, задумчиво взглянул на поломанный стол. - Например, герр Фальтес или фройляйн Мэш... Ах, фройляйн Мэш, что был за боец! Золото, а не биолог! Представляете, она разводила тварей, у которых вместо крови была серная кислота! - он ткнул Джека в бок. - Как вам это нравится, а? Теперь таких днём с огнём не сыщешь, а вы говорите - отдел... Тьфу! Плюнув с остервенением прямо на пол - всё равно по этому свинарнику плачет генеральная уборка! - Нэйл прошёлся по кабинету взад-вперёд, после чего вновь остановился напротив собеседника. - Добро пожаловать в жестокую реальность, мистер... кстати, как вас по имени да по батюшке?

iguana: Тихий и жутковатый скрип перетек в предсмертный треск, а затем и в оглушительный грохот упавшей на пол обстрадавшейся двери. Подняв в воздух слой пыли, она окончила, наконец, свою агонию, которую разделяла, впрочем, со всем кабинетом. Возле проема с неописуемым удивлением на лице стояла Мэш, застывшая с занесенной для стука рукой. Заставив себя наконец оторвать взгляд от двери и перевести его к Нейлу, экс-лаборант поинтересовалась: - Можно войти? – открывшаяся перед ней картина определенно превосходила бы ее самые худшие ожидания, если бы они были, потому что Мэш решительно не знала чего ожидать этого места. – У вас ремонт, герр Нейл? То есть Флуд Хайль! Разрешите доложить! Операция на Аляске провалена! Претореанцев не обнаружено. Оу.. Вижу у вас собеседование..

Nailbuster: - Фройляйн Мэш? Вы!? - Нэйл протёр глаза, опасаясь, как бы маленькая ушастая девочка в дверях не оказалась очередным глюком Доусона, каким-то непостижимым образом передавшимся ему. Слишком уж появление ксенобиолога было внезапным и в то же время своевременным. Слишком уж... - Сегодня поистине сумасшедший день, - он растерянно огляделся, вновь постигая масштабы бедствия, пронесшегося пару часов назад по Штаб-квартире. - Не обращайте внимания - Бесконечная Война и всё такое, знаете, как это бывает... А вы проходите, что ж вы встали-то в дверях, как не своя? - фюрер указал коллеге на кровать, которую, к счастью, судьба уберегла от буйств Рена и Баретта. - Как же вы... Где же вы были всё это время? Тут он вновь вспомнил про Джека. - Собеседование?.. А, это новобранец. Но он подождёт. Расскажите же, как вы сюда добрались?

Z: Вышеупомянутый Доусон тем временем свыкся с новым положением своим в пространстве и весьма экстравагантным способом его приобретения. Z вновь начал вещать, (не)трезво рассудив, что этот мелкий трындец в "дверях", да ещё и с непонятно-чьими ушами - просто-напросто ещё один плод его весьма воспалённого кислотой воображения. Сидя в позе, как бы говорящей, что que cera cera, Джек продолжал вещать. И старался не отставать от линии партии, слушая хотя бы отдельные слова. А если не получится - придётся кормиться предлогами и междометиями. -Зовут меня Джеком, по фамилии - Доусон. И вещал бы он ещё про себя и своей шотландской родословной ещё очень долго, да... Стоп. А теперь точно стоп. Как это так, фюрер с моим глюком разговаривает? Вглядевшись в глюк повнимательнее, Джек обнаружил не только выбивающиеся из-под шапки-ушанки ухи, но и детское лицо. И телосложение, насколько его можно было разглядеть по крайне тёплому стилю всея одеяния, напоминавшем почему-то то-ли об Аляске, то ли о Чукотке, а может быть и вообще о подвиге Амундсена. -Но эта девочка может называть меня Зэд. Зэд из дэд, хха!

iguana: "Ну нифига себе" - подумала Мэш, "кого в КМ стали принимать. Панков укуренных..."- в другой раз она прониклась бы снисхождением к любому, кто попался бы на глаза, но сейчас девочка была слегка не в духе. - Как я добиралась? Хмм, вам какую часть моего путешествия описать, герр фюрер? Про собачью упряжку или про бесчисленные поезда? Если вам интересно, это было ужасно, холодно и вообще обидно. Впрочем это уже не имеет значения, все что требует объяснения - это зачем на самом деле меня закинули на Аляску и при этом даже не потрудились забрать обратно? И почему КМ опять теперь в таком безобразном виде? Ксеновед прошла в кабинет, попутно стягивая с себя дубленку и осыпая пол снегом, инеем и осколками сосулек. Униформа ее как всегда отвечала всем стандартам нейроюгенда, только в утепленном варианте. - И в каком виде на данный момент находится моя предыдущая лаборатория? Между прочим у меня там остался Мордашким в анабиозном состоянии. И что в конце-то концов произошло с Коалицией? Опять. Она бросила обиженный взгляд на Джека, будто бы он мог быть в чем-то виноват, но вспомнив, как быть объективной только шмыгнула носом и ответила: - Приятно познакомиться, Джек. Меня Мэш зовут. Лаборант научного отдела СС, если он все еще существует, конечно.. - покосилась она вопрошающе на Нейла.

Nailbuster: Мордашкина, конечно, Нэйлу было жаль. Равно как и своих собственных питомцев, в разное время затерявшихся на тернистом пути к мировому господству. Вспомнились ему и чупакабра Рэм, и пресловутое жЫвое пЫво, и печально известный Знайка-1... Вздохнув, он развёл руками: - Увы, коллега, ваша лаборатория в ближайшее время будет для нас недосягаема. С ней всё в порядке, но остров покинут нами на неопределённый срок, как и Энск с Чернобылем. Вы пропустили весьма интересные времена, фройляйн Мэш. Оч-чень интер-ресные... Подойдя к девушке, фюрер взял у неё из рук дублёнку и повесил на спинку кресла, занятого Джеком. - Что касается СС, капитан бродит где-то поблизости и должен был уже вернуться в Штаб, - рейхсподонок глянул на часы в углу. Вечерело, а ночью в лесу делать было нечего даже хитроумному рейхсфюреру. - Сходите, поищите его. И, да... Этот товарищ, - он указал на Зеда, - единолично собрал ту адскую машину, что стоит сейчас у крыльца. Мне будет приятно, если вы сработаетесь. Он снова взглянул на часы. Половина одиннадцатого... - Вам бы отдохнуть, - посоветовал он Мэш. - Мистер Доусон подвезёт вас до Казарм. Завтра и поговорим, обдумаем план дальнейших действий. Я смертельно устал сегодня от гостей, даже от таких дорогих, как вы. Это очень хорошо, что вы вернулись, - ласково улыбнулся он. - Мне вас недоставало. Ступайте, - он махнул им рукой. - Утро вечера мудренее. Произнеся эти слова, он словно бы только сейчас заметил, как сильно ему хочется спать.

iguana: - Недосягаема? Но.. эээ.. - запнувшись, Мэш поняла, что не стоит продолжать осаду усталого мозга рейхсподонка и, решив приберечь все вопросы о лаборатории и прочих флешбеков коалиции для более подходящего момента, перекинула свое внимание на Джека: - Ладно. Значит вы у нас механических дел мастер? Интересно. Хороший вы танк сделали. Знатный. - девочка сняла лохматую шапку-ушанку и принялась стряхивать с нее снег и воду, которая уже успела забраться в енотовый мех. - А чайник в нем случайно не имеется? Жуть как хочется горячего. - присущие лаборанту свойства, оптимизм и жизнелюбие, проявлялись на ее лице как-то невнятно и с едва скрываемым напряжением, словно она сама стремилась как можно скорее их вернуть себе, забыть о всех своих тревожных мыслях, что неоднократно посещали ее на протяжении ее аскетичного путешествия из Аляски, мысли о том, что коалиция может представлять из себя совсем не то, что ей казалось, может быть просто большим самообманом или, что еще ужаснее, чьим-то большим обманом. Мэш улыбнулась новому знакомому и потенциальному коллеге, стараясь наполнить голову образом теплого нутра танка. В конце концов, если ей предстоит разочароваться во всем, что она так любила, пусть это произойдет попозже, поскольку прямых оснований для этого нет, а значит нет причин и для волнений. Можно радоваться встрече с Нейлом, хоть и потрепанным немного, но от этого не менее родным и клетчатым. Возможность повидаться с сокаэмовцами радовала ничуть не меньше, и разве что перспектива встретиться с капитаном внушала подсознанию панику и чувство острой необходимости высказать ему все впечатления от достопримечательностей Аляски, и спросить за каким чертом он вообще ее туда послал. Ксеновед тяжело вздохнула, поправила взъерошенную черную челку и натянула шапку. - Буду ждать вас возле танка, коллега. - доложила она Джеку и, салютовав Нейлбастеру, вышла из кабинета.

Z: -Оки-доки! - ответил на последнюю фразу маленького ушастого создания сидящий в кресле и жутко хотевший спать Джек. Да, поспать - это нехилая такая идейка. Уже за неё одну достаточно вознести фюреру молитву на каком-нибудь-там-забытом-языке. Z нехотя встал с кресла. Потянулся. Зевнул. И вспомнил важную вещь. Она касалась именно что слов фюрера. Насчет сна. И, разумеется, насчет бодрствования. -Товарищ фюрер, так нам спать ехать или всё-таки искать вашего капитана? И как он выглядит хоть примерно? Что-то подсказывало ему, что более-менее вольное отношение к Главному вовсе не повредит Джеку, причем ни в какой мере. Скорее всего этим Чем-то был тот факт, что "фройляйн Мэш", будущий коллега и настоящий соратник Джека, едва войдя в кабинет, уже успела вышибить дверь и едва ли не обматерила этого самого фюрера на чем свет стоит. В лучшем случае этот толстый дяденька тянет на начальника отдела кадров, лол! Сделав подобное умозаключение, Джек попёрся в сторону дверного проёма. Впрочем, он не забыл остановиться и даже повернуться к Нейлу лицом, дабы выслушать указания, напутственную речь и соль с перцем по вкусу. На банальне сдвигающиеся стены он внимания не обратил - тоже мне, страшный глюк!

Nailbuster: Проводив бойцов и закрыв за ними дверь - точнее, кое-как приладив её вновь на петли и подперев для верности обломком стола - Нэйл позволил себе облегчённо вздохнуть и, скинув ботинки, завалился на кровать. Благословенная тишина наступила в кабинете, и можно было наконец отдохнуть. Здоровый, крепкий сон был решительно необходим рейхсподонку немедленно, так как завтра начиналась, судя по всему, настоящая работа. Настоящая война... Прошедшие сутки выдались слишком длинными. Слишком длинными и богатыми на события, многие из которых требовали от него, от фюрера, немедленных действий. Во многом предстояло разобраться, и самое главное - в том сложном положении, которое занял Нэйл среди своих собственных товарищей. Закрыв ладонями лицо, будто бы отгораживаясь от этого проклятого насквозь промёрзшего городишки и отрицая самый факт его существования, вспомнил он герра Невструева. Казалось бы, только сейчас, благодаря его поведению с той мерзкой девчонкой, фюрер КМ начал замечать, что у его подопечных может быть и своя собственная воля, не всегда совпадающая с его. Это беспокоило Нэйла, и беспокоило даже больше, нежели появление на шахматной доске непредвиденного множества новых фигур. "Завтра же вызову капитана и поговорю с ним об этом," - решил он. Как бы ему ни была неприятна сама мысль о возобновлении контактов с предателем-рейхсфюрером, он понимал - сейчас, как и всегда, тот был едва ли не единственным связующим звеном между ним и остальной Коалицией. Ничего особо не поменялось ни после Чернобыля, ни после Энска. "Как чертовски был прав тот, кто сказал - одни фанатик лучше двух полуфанатиков и четырёх четвертьфанатиков..." - с такими мыслями Нэйл и нырнул в пульсирующие бездны тревожного излучинского сна, больше похожего на наркотический транс. И в этом трансе он ощущал здесь, в штабе, ещё чьё-то неясное присутствие... НРИ: А теперь - навстречу новому дню.



полная версия страницы